<<
>>

Караханиды и карахытаи

Как считается теперь надежно установленным, кидани, иначе хы-таи или карахытаи — в основе своей народность монгольского происхождения [Викторова, с. 139 ел.]. Занимая большую территорию, кидани, подобно другим центрально-азиатским объединениям, включали и иные этнические группы, в частности, значительные массы тюркоязычного населения.

В X в. кидани захватили Северный Китай и создали обширную империю Ляо, простиравшуюся от Тихого океана до Восточного Туркестана. В 1125 г. империя была разгромлена чжурчжэнями, но один из членов правящего рода, Елюй Даши, бежал на запад и положил начало новому ки-даньскому государству — Западному Ляо. К 1133 г. кидани захватили территорию Восточного каганата. Власть Караханидов уцелела в Кашгаре, но не в Баласагуне, который стал столицей карахытайско-го царя (гурхан) [Бартольд, 1963в, с. 48-49; История Казахской ССР, 1979, с. 33-35]. В районе городищ Красная Речка и Бурана (Баласа-гун) найдены клад и отдельные анонимные монеты 538/1143-44 г. Места находок однозначно указывают на место производства — это Куз Орду/Баласагун. Такие монеты явно чеканились для мусульманских подданных гурхана, который в монетных надписях, естественно, не упомянут [Кочнев, 2001, с. 50-52].

Затем хытаи вторглись в Мавара'аннахр и в 1137 г. близ Худ-жанда нанесли поражение Махмуду 6. Мухаммаду. В 536/1141 г. в Катванской битве к северо-востоку от Самарканда соединенное войско Санджара и Махмуда потерпело еще более сокрушительное поражение от киданей. Оба государя бежали за Амуда-рью, а победители заняли всю территорию Западного каганата, сохранив здесь власть Караханидов. На самаркандский престол они возвели брата Махмуда, Ибрахима 6. Мухаммада [Бартольд, 1963а, с. 386-389, 396].

Во внутренние дела среднеазиатских владетелей хытаи вмешивались мало, ограничиваясь в основном сбором дани. Считается едва ли не аксиомой, что Караханиды, став данниками неверных киданей, выпускали монеты только от своего имени и никогда не упоминали в монетных надписях гурханов. На этом основании М.Н. Федоров [1984, с. 106] даже полагал, будто власть хытаев [223] в Мавара'аннахре «несколько преувеличена исследователями». Чтобы убедиться в необоснованности такого вывода, достаточно вспомнить близкую хронологически аналогию — послемонгольский среднеазиатский чекан XIII в., когда монеты выпускались без упоминания монгольских владык, чью власть считать «преувеличенной исследователями» едва ли возможно. Привлечение этой аналогии тем более правомерно, что и гурханы, и монгольские государи XIII в. были немусульманскими правителями в мусульманской стране, чем и определялась схожесть их отношения к мусульманскому чекану. Исключения же, типа самаркандских «двуи-менных» динаров Чингиз-хана, лишь подтверждают правило.

Как выясняется, аналогия с чеканом XIII в. прослеживается и в плане исключений: нам всё же удалось выявить караханидские монеты с упоминанием гурхана. Речь идет о дирхамах из Тахта- базарского клада 1963 г., изученного Т. Ходжаниязовым. На них помещено сочетание, которое публикатор читал как Сарвар-хан, относя этот титул к Караханиду Махмуду [Ходжаниязов, 1979, с. 144-145]. Как показало ознакомление с самими монетами, вместо Сарвар-хан надо читать гурхан.

Такие дирхамы образуют несколько типов и «видов». Некоторые из них определенно биты в Самарканде, другие не сохранили выпускных сведений, но и они имеют самаркандское происхождение, на что указывают особенности оформления и почерка, в частности, широкое использование насха. При чеканке некоторых монет со словом гурхан явно совмещены непарные, разновременные штемпели. Так, слово гурхан, которое не могло появиться на монетах Мавара'аннахра раньше 536 г.х., стоит на л.ст. самаркандских дирхамов с утраченной датой и помещенной на об.ст. титулатурой Нусрат ал-хакк ва-д-дин Пахлаван аш-Шарк, но та же титулатура в той же позиции проставлена на дирхамах Самарканда с датой 530 г.х. Более чем вероятно использование старых штампов и в другом случае, когда на л.ст. фигурирует Санджар, на об.ст. — гурхан; невозможно представить, чтобы один был вассалом другого. А вот упоминание на самаркандских монетах 547-548 гг.х. гурхана (л.ст.) и Ибрахима б. Арслан-хана (об.ст.) анахронизмом не выглядит, т.к. в это время Ибрахим б. Мухаммад действительно был ставленником киданей в Мавара'аннахре. Возможно, парными штампами биты и те дирхамы, [224] на которых гурхан упомянут и на л.ст., и на об.ст. Разумеется, наличие таких монет вовсе не означает, что гурхан на какой-то срок полностью лишал Ибрахима власти, равно как и выпуск самаркандских дирхамов 540-543 гг.х. от имени одного Ибрахима отнюдь не связан с полной его независимостью и разрывом вассальных связей. Очевидно, разные монеты по-разному отразили тогдашнюю ситуацию: одни фиксируют верхний уровень иерархии (назван только гурхан), другие —

нижний (упомянут лишь Ибрахим), третьи — оба уровня (фигурируют и тот и другой).

Есть, наконец, и такие монеты, на которых сюзереном Ибрахима выступает Санджар, но в данном случае не исключено совмещение разновременных штемпелей. Однако на бухарском дирхаме 541 г.х. Санджар (в качестве сюзерена Ибрахима) упомянут на той же стороне, где и дата, что исключает предположение об анахронизме. Налицо парадокс: с одной стороны, Ибрахим б. Мухаммад является вассалом единоверного султана, с другой — неверного гурхана. Впрочем, такая парадоксальная ситуация имела место не только в Мавара'аннахре и не только с Караханидами. Как известно, хорезмшах Атсыз из династии Ануштегинидов до конца жизни оставался вассалом Санджара, будучи одновременно данником карахытаев [Кочнев, 1992, с. 69-70].

Карахытайский сюзерен Ибрахима на монетах не назван по имени, приведен только его титул — гурхан; вероятно, им был Елюй Иле, сын умершего в 1143 г. Елюй Даши [Бартольд, 1963в, с. 51].

Итак, вопреки традиционному мнению, верховное господство киданей над Караханидами всё же отражалось в монетном чекане. Сколь значительной и реальной была власть хытаев в Мавара'аннахре, показывают дирхамы с упоминанием только гурхана. Всё же остается несомненным фактом, что подавляющее большинство монет, битых во владениях Караханидов после ки- даньского завоевания, выпущены от имени самих Караханидов, а монеты с титулом гурхан составляют очень немногочисленную группу и чеканились, по имеющимся данным, лишь в центральном Мавара'аннахре, около середины XII в. Даже если в дальнейшем обнаружатся другие монеты с упоминанием карахытайских государей, они не изменят существенно такого соотношения. Очевидно, кидани, подобно монголам XIII в., придавали мало [225] значения политической, прокламативной стороне традиционного для Средней Азии мусульманского чекана и практически не вмешивались в организацию монетного дела. В этом убеждает также наличие на дирхамах со словом гурхан имени халифа ал-Муктафи, которого карахытайский государь, конечно, не мог считать своим духовным владыкой.

Большинство монет, выпущенных в царствование Ибрахима б. Мухаммада, биты только от его имени. Они чеканены в Бухаре и Самарканде. В Фергане в это время продолжал править Тогрыл-хан Хусайн, который получил эту область от своего отца Хасана б. 'Али и был оставлен на узгендском престоле киданями. Судя по составу Кувинского клада, этому владетелю могут быть приписаны дирхамы Узджанда без даты и с титулом Тогрыгл-хан. Следовательно, если при Хасане власть самаркандского хана официально признавалась в Фергане, что отражалось и в монетном чекане, теперь же Ферганский удел превратился в совершенно самостоятельное ханство. Процесс обособления Ферганы, начавшийся еще при Арслан-хане Мухаммаде, завершился.

Ибрахим и Хусайн умерли в одном и том же году — 551/1156: первый погиб в борьбе с мятежными карлуками под Бухарой, последний — по неизвестной причине [Прицак, 1953, с. 53, 58].

Следующим западным каганом принято считать Чагры-хана 'Али б. Хасана, который фигурирует в рукописных источниках под 553/1158 г. [Бартольд, 1963а, с. 396-398]. Большим числом монет представлен чекан Кадыр Тоган-хана Махмуда б. Хусайна. О. Прицак [1953, с. 53] и Е.А. Давидович [19576, с. 109] предполагали, что он был владетелем Ферганы. На основании новых монетных данных автор этих строк пришел к иному заключению: Махмуд царствовал в Самарканде после Али б. Хасана и до Мас'уда б. Хасана, т.е. где-то между 553 и 556 гг.х. [Кочнев, 1982, с. 165-169]. Однако сравнительно недавно удалось выявить самаркандский дирхам Махмуда, на котором от даты уместилось лишь слово единиц — «два»; восстановить ее можно только как 552 г.х. Таким образом, Махмуд царствовал в 551-52/1156-57 гг., Али б. Хасан — после него до 556/1160 г.

Последняя дата — год битвы у Рабат-и Малика, которая, по заключению А. Атеша и Е.А. Давидович, привела Мас'уда б. Хасана [226] на самаркандский престол. Исследовательница детальнейшим образом рассмотрела сведения рукописных источников о Мас'уде и его монеты и воссоздала убедительную картину его политической карьеры, показав одновременно полную несостоятельность фантастических построений М.Н. Федорова вокруг его биографии, что избавляет нас от полемики с ним [Давидович, 19776, с. 177-187; 1985, с. 96-102]. Е.А. Давидович [19776, с. 181] доводила царствование Мас'уда до 565 или 566 г.х. Как теперь ясно, верна вторая дата: в 566/1170-71 г. в Самарканде были выпущены дирхамы и самого Мас'уда, и его преемника [Кочнев, 1984д, с. 374].

Мас'уд вел борьбу с убившими Ибрахима б. Мухаммада карлуками в Кише, Нахшабе, Чаганийане (Саганийан) и Тирмизе [Бартольд, 1963а, с. 399-400]. Судя по тирмизским дирхамам 558-559 гг.х., Тирмиз был завоеван не позже 558 г.х. Рукописные источники сообщают о захвате с помощью хытаев Балха и Андху-да в 560/1165 г. На сей раз Балхская область была завоевана более прочно, чем это удавалось Караханидам прежде, и вошла в состав Западного каганата (и одновременно киданьской империи) не на один десяток лет. Судя по банакатским дирхамам 558559 гг.х., Мас'уду принадлежал также Ташкентский оазис. На Фергану его власть не распространялась.

Против Мас'уда восстал главный военачальник Мавара'аннахра Айар-бег, но в битве в Голодной степи он был взят в плен и казнен [Бартольд, 1963а, с. 399-400]. По словам Садр ад-дина ал-Хусайни [1980, с. 131], называющего Айар-бега Хусайном, он даже захватил Самарканд, однако потом был убит в сражении с хытаями. На дирхамах Самарканда без даты и с именем халифа ал-Мустан-джида (556-566 гг.х.) упомянут Хусайн б. 'Абд ар-Рахман, несомненно, тождественный Хусайну Айар- бегу. Судя по отсутствию в монетных легендах имени или титулатуры Мас'уда, Хусайн провозгласил себя суверенным государем Мавара'аннахра, столицей которого был Самарканд. И это притом, что карлук Айар-бег не принадлежал к Караханидам и вообще имел незнатное происхождение. После его гибели его сын Шамс ал-мулк, тоже известный как Айар-бег, бежал к хорезмшаху; тот выдал за него свою дочь и назначил командующим войсками, действовавшими в Ираке в 563 г.х. [Буниятов, 1986, с. 36, 38; ал-Хусайни, 1980, с. 131-132]. [227] Значит, восстание Хусайна и выпуск им монет в Самарканде имели место до этой даты. В 558-561 гг.х. Мас'уд выпускал в Самарканде дирхамы одного типа, в 562-566 гг.х. — другого, и смена типов связана, скорее всего, с временным перерывом в его самаркандском чекане, т.е. с захватом власти Айар-бегом. И можно заключить, что Айар-бег Хусайн владел Самаркандом в 561-562/1166-67 гг. [Кочнев, 2000, с. 1275-1278].

В 561-562 гг.х. в Тирмизе выпускал дирхамы Тоган-тегин Ах-мад [б. Абу Бакр б. Кумач] — тот самый владетель Тирмиза, который в 551/1165 г. спас Санджара из огузского плена. Более чем вероятно, что Ахмад воспользовался успехами Айар-бега и провозгласил себя независимым государем. Надо полагать, Мас'уд потерял центральный Мавара'аннахр и Тохаристан. Вернули ему утраченное хытаи.

В диване поэта Рази ад-дина Нишапури Мас'уд назван «ша-хидом» [Байхаки, 1954, с. 1343], а, следовательно, смерть его была насильственной. Согласно реконструированному Е.А. Давидович [19776, с. 181-182] тексту Джамала ал-Карши, она произошла в шаввале 560 г.х., но год указан явно неверно, а поскольку монеты Мас'уда доходят до 566 г.х., речь должна идти, очевидно, о шаввале 566 / июне-июле 1171 г. В том же году в Самарканде успел выпустить дирхамы его сын и преемник Мухаммад Кылыч Тафгач-хан. Если месяц кончины его отца указан верно, то они биты в пределах двух-трех последних месяцев 566 г.х. Его монеты доходят до 574 г.х., когда начинается самаркандский чекан Ибра-хима б. Хусайна, а значит, время правления Мухаммада б. Мас'уда — 566-574/1171-79 гг.

От Мухаммада дошли самаркандские и бухарские монеты (динары и дирхамы). В Банакате в 573574 гг.х. чеканились дирхамы Му'изз ад-дунйа ва-д-дина Кылыч-хана, безусловно, не идентичного Мухаммаду, в Парабе ранее 569 г.х. — дирхамы Кутлуг Билга-хана (Абд ал-Халика б. Хусайна). Следовательно, уже при Мухам-маде б. Мас'уде обособились Банакатское и Парабское ханства. Власть Мухаммада распространялась на Тохаристан, о чем свидетельствуют его динары Таликана, не сохранившие даты.

Между Мухаммадом и Ибрахимом Самарканд короткое время принадлежал еще одному Караханиду. Имеется в виду Гийас ад-[228]дунйа ва-д-дин Кутлуг Билга-хан Абд ал-Халик, чей самаркандский дирхам с несохранившейся датой бит при халифе ал-Муста-ди (566-575 гг.х.).

Поскольку Мухаммад б. Мас'уд правил в 566-574, а Ибрахим б. Хусайн в 574-599 гг.х., для Абд ал- Халика б. Хусайна остается только 574/1178-79 г. В этой связи стоит напомнить, что они были родными братьями, причем Ибрахим правил в Узджанде, а Абд ал-Халик — в Парабе. Оба, очевидно, считали, что каждый из них имеет законное право на освободившийся самаркандский престол. Первым его занял Абд ал-Халик, но затем был побежден Ибрахимом. Не случайно Ауфи сообщает о случаях, предшествовавших воцарению Ибрахима в Самарканде [Байхаки, 1954, с. 1216]. Вероятно, в этой борьбе Абд ал-Халик и погиб. Самаркандский же престол оказался после смерти Мухаммада б. Мас'уда «бесхозным», скорее всего потому, что тот не оставил мужского потомства.

Если дата утверждения в Самарканде Ибрахима благодаря монетам была известна еще В.В. Бартольду [1963а, с. 418], то установить год окончания его царствования долго не удавалось. Лишь сравнительно недавно нами выявлены монеты, показывающие, что власть в Самарканде перешла от Ибрахима к его сыну 'Усма-ну в 599/1202-03 г. [Кочнев, 1987а, с. 167-168]. Обильный чекан Ибрахима представлен динарами, дирхамами и фалсами, битыми в Самарканде и Бухаре. До 584 г.х. включительно он назван на монетах ханом, с того же года стал именоваться султаном, «султаном султанов» и даже «великим султаном султанов», т.е. в 584/ 1189-90 г. его официальный статус повысился. После того как Ибрахим ради Самарканда покинул Узджанд, он оставил последний своему сыну (об этом ниже), так что после 574 г.х. его власть на Фергану не распространялась. По-прежнему были независимы от Самарканда Банакатское и Парабское ханства.

'Усман, сын и преемник Ибрахима, по письменным известиям, правил до 609/1212 г. [Бартольд, 1963а, с. 430]. Ибн ал-Асир называет его «султаном Самарканда и Бухары» [МИКК, с. 73-74], но от 'Усмана дошли только самаркандские монеты, на которых он, подобно отцу, именуется «султаном султанов». 'Усман был последним караханидским владетелем Самарканда и, тем самым, последним главой Западного каганата. [229]

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Караханиды и карахытаи:

  1. Караханиды и Гуриды
  2. СРЕДНЯЯ АЗИЯ ПРИ КАРАХАНИДАХ
  3. Караханиды и бухарские садры
  4. Караханиды и Ануштегиниды
  5. Караханиды и Сельджукиды
  6. ПАДЕНИЕ САМАНИДСКОГО ГОСУДАРСТВА. ВОЗНИКНОВЕНИЕ УЗБЕКСКОЙ НАРОДНОСТИ
  7. Лакабы
  8. ГЛАВА 4 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КАРАХАНИДСКОГО КАГАНАТА
  9. ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА На русском языке
  10. ПРИЛОЖЕНИЕ Генеалогические таблицы династии Караханидов11
  11. Окончательное завоевание Мавара’аннахра
  12. КУЛЬТУРА В XI - НАЧАЛЕ XIII ВВ.
  13. Правители некараханидского происхождения в составе каганата