<<
>>

Методы хронологического определения монет

При изучении караханидских монет перед исследователем нередко встает одна из важнейших источниковедческих задач в нумизматике — задача определения времени их выпуска — в тех случаях, когда прочтение даты затрудняет палеография, или дата не проставлена, утрачена, либо не завершена; случаи, когда дата, читающаяся без затруднений, оказывается недостоверной, будут рассмотрены в другом разделе.

Палеографические сложности обычно возникают, когда в словах типа *** все четыре зубца перед буквой 'айн одинаковы по высоте и расположены на одинаковом расстоянии друг от друга, т.е. первое слово может быть и *** «семь» и *** «девять», второе — *** «семьдесят» и *** «девяносто». В такой ситуации однозначный выбор иногда невозможен (почему вопрос о точной дате приходится оставить открытым), иногда затруднен, но всё же возможен, если имеются дополнительные, внепалеографические данные. Так, в силу отмеченной палеографической трудности дата на одном из дирхамов Испиджаба неясна — 397/1006-07 или 399/1008-09 г. На нем фигурируют великий каган (Ахмад б. Али) и его вассал Матт, но они же упомянуты на испиджабских дирхамах 396/1005-06 и 400-404/1009-14 гг. Однако на монетах 398-400/1007-10 гг.

каган назван в поле об.ст. по имени и «отчеству» (Ахмад б. 'Али), на дирхамах [102] 395/1005-06 г. помещен только его лакаб Кутб ад-давпа — как на обсуждаемой монете 397/9 г.х. Следовательно, наиболее вероятная дата ее — 397/1006-07 г.

Аналогичная неясность — с датой на дирхамах Барсхана: 447 или 449 г.х. На них названы Бугра-хан и его вассал Арслан-илиг; монеты обоих доходят до 449 г.х. Однако если на барсханских дирхамах 444 г.х. упомянуты оба правителя, то на монетах 448-449 гг.х., а также на дирхамах Уча 448 г.х. — только Арслан-илиг. Следовательно, из двух вариантов более правдоподобным представляется первый — 447/1055-56 г.

Один из узджандских дирхамов Ибрахима б. ал-Хусайна его публикатор В.Г. Тизенгаузен [1880, с. 18] датировал 557 г.х. Е.А. Давидович, проработав огромное количество узджандских монет Ибрахима, дирхамов с такой датой не обнаружила и во всех своих работах в качестве самой ранней его монетной даты называет 559 г.х. [Давидович, 1957, с. 118]. М.Н.Федоров [1984, с. 110111], игнорируя позицию исследовательницы, изучившей массовый материал, принял дату В.Г. Тизенгаузена, но никак свою точку зрения не аргументировал. Такая датировка имела бы право на существование только при одном условии: если М.Н. Федоров, проверив экземпляр, изданный В.Г. Тизенгаузеном, доказал бы, что для слова единиц в дате палеографически возможно одно чтение — «семь». Осуществить такую проверку сейчас невозможно, но и без этого есть все основания отклонить дату 557/1161-62 г. как недостоверную. Во всех, сейчас уже многочисленных, кладах, состоящих из узджандских дирхамов Ибрахима (в том числе в огромном Нарынском, не известном Е.А. Давидович и содержащем более 5000 его монет), представлены все даты в пределах 559574/1163-79 гг., но нет ни одного дирхама 557 и 558 гг.х.

На самаркандских динарах 'Усмана б. Ибрахима в дате с утраченными единицами для слова десятков палеографически более предпочтительно чтение «семьдесят», но оно невозможно, т.к., по данным Ауфи, 'Усман родился не позже 582/1186-87 г.

Поэтому единственно возможная дата для этого динара — 59х г.х. [Кочнев, 1983а, с. 183].

Е.А. Давидович [1954, с. 44-45] опубликовала дирхам Тогрыл-хана Мухаммада б. Насра с датой, которую она прочла как 574 г.х. Поскольку на дирхаме упомянут халиф ан-Насир, правивший [103] с 575 г.х., мы заключили, что датой его выпуска скорее следует считать 594 г.х., когда ан-Насир определенно правил [Кочнев, 1983в, с. 91]. Теперь этот вывод подкрепляется тем, что выявлены дирхамы 591 и 598 гг.х., в типовом отношении практически ничем, кроме даты, не отличающиеся от обсуждаемой монеты

Другие дирхамы того же государя их публикатор А.К. Марков [1896, с. 286-287, № 585-586] датировал 578 г.х. М.Н. Федоров [1984, с. 120-121] без проверки самих монет (невнимательно ознакомившись с публикацией А.К. Маркова, он говорит не о двух, а об одной монете) уверенно перенес их в 598 г.х. на том единственном основании, что надпись «позволяет также чтение 598 г.х.». При таком «методе» работы истинная дата может быть угадана лишь случайно. В данном случае этого не произошло. На обсуждаемых дирхамах не назван халиф ан-Насир, обязательно упомянутый на всех монетах с титулом Тогрыл-хан, выпущенных в Фергане в 587-605/1191-1209 гг.; следовательно, подвергать сомнению дату, предложенную А.К. Марковым, нет оснований.

Еще более сложный случай — дата на дирхамах, чеканенных позднекараханидским правителем Кадыр-ханом в Узджанде. Опубликовавшая их Е.А. Давидович [1961, с. 188-189, рис. 1, №4] датировала их 596 г.х.; по тщательно выполненной ею прорисовке видно, что в равной мере возможно и другое чтение даты — 576 г.х. Один дирхам этого типа с утраченными выпускными сведениями есть в Нарынском кладе, в котором самые поздние точно датированные экземпляры относятся к 576 и 579 гг.х., но вовсе нет монет 580-х и 590-х гг.х. В свою очередь, в кладе Ферганского музея содержатся дирхамы 587-606/1191-1210 гг., в том числе битые в Узджанде в 596 г.х., но обсуждаемые монеты там отсутствуют. Следовательно, датой их выпуска правильнее считать не 596, а 576/1180-81 г.

Трудности возникают и в тех случаях, когда слово «семь» или «девять» передано с ошибкой — ***. Выбор между двумя вариантами даты возможен, если такой экземпляр есть с чем сравнить. Например, дирхам Тараза с именем Ахмада б. 'Али в поле об.ст. и его титулатурой в круговой легенде об.ст. исторически может быть датирован и 397/1006-07, и 399/1008-09 г.х. (верховная власть Ахмада признавалась и до того, и после), но такое двойное упоминание Ахмада зафиксировано на таразских дирхамах [104] 397 г.х. и не засвидетельствовано в 399 г.х.; значит, более предпочтительна первая версия — 397 г.х. На дирхамах Тараза 407 или 409 г.х. нет титула Эл-ога, характерного для таразского чекана 408-412 гг.х., что опять же делает вторую версию менее вероятной. Дирхам Кашгара 407 или 409 г.х. его публикатор А.К. Марков [1896, с.193, № 10] датировал 407 г.х. По условиям каталожной публикации выбор не мог быть обоснован, но он не представляется убедительным. Реверсными легендами монета эта близка (но не идентична) дирхамам и 407, и 409 г.х., но круговая легенда л.ст. с выпускными сведениями обрамляет поле кольцом, т.е. так же, как на монетах 409 г.х., а не 407 г.х., где выпускные сведения расположены квадратом. Всё это делает правдоподобным второй вариант — 409/1018-19 г. В отношении же некоторых дирхамов Испиджаба выбор — 397 или 399 г.х. — невозможен: признаки, позволяющие надежно сблизить их с испиджабскими монетами бесспорно 397 или определенно 399

г.х., отсутствуют.

Как показывают приведенные примеры, для обоснования выбора между «семь» или «девять» и «семьдесят» или «девяносто» в разных ситуациях приходится прибегать к разным приемам. Обращение к рукописным источникам помогает очень редко, чаще остается довольствоваться чисто нумизматическими средствами, анализируя и сопоставляя особенности упоминания правителей, число упомянутых лиц, наличие и отсутствие имени халифа, состав отложившихся на разных этапах, но близких хронологически кладов и т.д.

Гораздо чаще приходится сталкиваться с монетами, на которых дата уцелела частично или ее нет вообще — не проставлялась, не уместилась, стерта, обломана и пр., причем не всегда ясно, утрачена ли она или ее не было изначально. Чтобы установить время выпуска таких монет, следует использовать все возможные данные и все мыслимые приемы в любом нужном сочетании, учитывая имена халифов, правителей, особенности их титулования на разных этапах, характер размещения символа веры, полноту круговой кора-нической легенды, палеографию надписей, оформление монет, их металл и даже метрологические показатели — размер и вес.

Нет надобности разъяснять, сколь важно для хронологической ориентировки наличие имен халифов: годы их правления известны [105] точно. Нужно лишь иметь в виду возможность анахронизмов. Так, упоминания халифа ат-Та'и' (363-381/974-91) на монетах доходят до 389/999 г., ал- Кадира (381-422/991-1031) — до 429/1037-38 г.

Выяснено время правления многих владетелей самых разных рангов, выявлена их монетная титулатура, очень изменчивая во времени, причем датирующим признаком может служить не только тюркская титулатура, но даже арабские лакабы, которые у одного лица могли быть разными на разных этапах. Иногда во времени ориентируют некоторые частные особенности упоминания государя, на первый взгляд малозначительные, не индивидуальные. В таких случаях желательно привлечение каких-либо дополнительных данных. Проиллюстрируем это на одном особо сложном примере.

Пишущим эти строки были опубликованы два однотипных дирхама Илака из собрания МИНУз. В дате уверенно читается только начало слова десятков — ***, т.е. «десять» или «двадцать». Поскольку на монетах помещены титул Арслан-хан (поле об.ст.) и кунья Абу Шуджа' (поле л.ст.), которая определенно была у Арс-лан-хана Сулаймана, правившего с 423/1031-32 г., мы предположили, что второе слово в дате — «двадцать», а сами дирхамы биты не ранее 423/1031-32 г. Наличие на них имени халифа ал-Кадира, умершего в предшествующем, 422 г.х., было сочтено анахронизмом [Кочнев, 1979, с. 155-156]. Совершенно самостоятельно такую же датировку предложил М.Н. Федоров [1983, с. 114].

Последующее накопление нумизматического материала побудило нас пересмотреть эту датировку. С ней не согласуется, в частности, помещенное на рассматриваемых дирхамах сочетание ал-малик Арслан-хан. На монетах 423-429/1031-38 гг. Сулайман б. Йусуф именуется Арслан-ханом, Арслан-хаканом, Арслан кара-хаканом, лишь титулатура, проставленная на дирхамах Куз Орду 424/ 1032-

33 г., близка выбитой на разбираемых илакских монетах, но не идентична ей: ал-малик ал-'адил Арслан-хан. С другой стороны, Мансур б. 'Али упомянут как ал-малик Арслан-хан неоднократно — на дирхамах Ахсиката 405/1014-15 и 410/1009-10 гг., Узгенда 413/ 1022-23 г., Шаша 413-414/1022-24 гг., Тунката 415/1024-25 г., а сочетания ал-малик Арслан-хан ал-'адил и ал-малик Арслан-хан Абу-л- Музаффар встречаются и во многих других случаях. Кроме того, на монетах Шаша и Тунката 421430/1030-39 гг. обязательно упомянут [106] Мухаммад б. Йусуф, и если бы рассматриваемые илакские дирхамы были чеканены действительно не ранее 423/1031-32 г., на них следовало бы ожидать его упоминания, чего на самом деле нет. Дирхамы Шаша и Тунката 420-х гг.х. существенно отличаются от илакских монет обликом, прежде всего почерком: в надписях первых буквы относительно широкие, тогда как легенды вторых исполнены более тонкими линиями, и в этом отношении они гораздо ближе к монетам Арслан-хана Мансура (ум. в 415/1024-25 г.). Наконец, приписав последнему эти дирхамы Илака, мы освобождаемся от необходимости видеть анахронизм в появлении на них имени халифа ал-Кадира. Всё это вместе взятое дало нам основание считать их битыми не после 422/1030-31 г., а до 416/1025-26 г. [Кочнев, 1986, с. 131-132]. Позднее оказалось, что все эти выкладки привели к выводу единственно верному: при ознакомлении с документацией МИНУз выяснилось, что оба дирхама происходят из клада, в котором отсутствуют монеты позже 417/1026-27 г. Наконец, в коллекции А. Гаева (Москва) обнаружен экземпляр с датой — и это 414

г.х.

Датирующими признаками могут быть даже такие, казалось бы, нейтральные детали, как полная форма басмалы «Во имя Аллаха милостивого, милосердного» в легенде с выпускными сведениями, характерная для 391-416/1000-26 гг., размещение первой части символа веры двумя, а не тремя строками (только на монетах 396-408/1005-18 гг.), укороченный вариант реверсной кора-нической легенды, появляющийся не ранее 406/1015-16 г., и т.д.

Надежный хронологический ориентир — состав металла дирхамов, проба которых стала ухудшаться уже во 2-м десятилетии XI в. Даже без всякого анализа тусклые низкопробные дирхамы 2-3- й четвертей XI в. при самой плохой сохранности легко отличить от высокопробных раннекараханидских монет. Медно-свинцовые дирхамы неправильной чеканки отличает не только «медный» вид, но и зачастую неправильная форма «кружка», неровные края, чрезмерная толщина и т.д. Очень часто от даты на них не сохранилось ничего или уцелело лишь слово единиц. В таких случаях принято восстанавливать десятки и сотни как 44х г.х., а когда впоследствии удавалось обнаружить экземпляры с полной датой, эта реконструкция всегда оказывалась правильной. [107]

Очень важный метод — метрологический, в особенности наблюдения за размерами. Е. А. Давидович [1961, с. 190 сл.], всесторонне изучив узджандский чекан конца XII — начала XIII в., выявила в нем несколько весовых стандартов, показав последовательное увеличение веса и размеров медных посеребренных дирхамов, что позволило уточнить время выпуска некоторых недатированных типов. При определении весового стандарта типа, представленного единичным экземпляром, предпочтение было отдано диаметру ввиду возможности случайного отклонения веса. Постепенное укрупнение медных посеребренных дирхамов не было спецификой только Узджанда — оно хорошо прослеживается и в Самарканде. Наблюдениями Е.А. Давидович и ее методом с успехом воспользовался М.Н.Федоров [1984, с. 121, 123-124], когда позднекараханидский дирхам Маргинана с утраченной датой, исходя из его размеров, датировал временем не ранее 596/1199-1200 г.

В другом случае М.Н.Федоров [1974, с. 175] отнес к 416-418/ 1025-28 гг. фалсы Тоган-хана с утраченными выпускными сведениями на том основании, что по размеру (32 мм) и оформлению они «очень похожи на фалсы 'Али-тегина». Неясно, какие особенности оформления имел в виду М.Н.Федоров, изучение же размеров фал-сов Бухары 416-419/1025-28 гг., хорошо представленных в ГЭ, где хранятся и рассматриваемые монеты Тоган-хана (синхронные фалсы Самарканда почти не известны), уберегло бы его от необоснованной датировки: диаметр бухарских фалсов 416-419/102528 гг. не превышает 26 мм. А когда удалось обнаружить фале Тоган-хана с уцелевшими выпускными сведениями, то он оказался выпущенным в Бухаре в 429/1037-38 г.

Когда не учитываются метрические данные, разрыв между истинной и предлагаемой специалистом датой может оказаться еще большим. Так, монеты Кадыр Тафгач-хана Сулаймана О. Прицак поместил в конец XI в., и такая датировка была принята всеми последующими исследователями, не исключая автора этих строк. Изучение их показало, однако, что размер этих дирхамов (26-35 мм) совершенно не характерен для конца XI и даже 1-й половины XII в., но типичен для 2-й половины XII в.

Необходимость хронологического определения монет возникает также в случаях, если дата не завершена — нет сотен или [108]даже сотен и десятков. Множество таких примеров демонстрирует чекан XII в., когда слово «пятьсот» опускалось сплошь и рядом. При определенном навыке работы с караханидскими монетами различить монеты V и VI в.х., в общем, несложно, хотя иной раз ошибиться в выборе может даже опытный специалист. Так, дату 74 г.х., помещенную на банакатском дирхаме Му'изз ад-дунйа ва-д-дина Кылыч-хакана, А.К.Марков [1896, с. 273, №495] восстановил как 474 г.х. Такая реконструкция не может быть принята как минимум по двум причинам: лакабы на ад-дунйа ва-д-дин появляются на караханидских монетах только в VI в.х.; на это же время указывают и крупные размеры дирхамов (д. 32 мм), совершенно не характерные для V в.х. Следовательно, истинная его дата —574/1178-79 г.

Когда в легенде с выпускными сведениями уместилось только слово единиц, восстановить дату бывает возможно, хотя и не всегда. Так, один из фалсов Самарканда с титулом Табгач-хан датирован годом «пять». По почерку и общему облику это типичный фале 1-й половины XI в., когда такой титул носили два Карахани-да — Али б. Хасан и Ибрахим б. Наср, в медном чекане которого принадлежность этого титула всегда уточнена именем или другими элементами титулатуры, чего нет в данном случае. Совершенно не характерно для фалсов Ибрахима включение обеих частей символа веры в круговую легенду, что тоже сближает рассматриваемую монету с чеканом Али б. Хасана, в частности, с самаркандским фалсом другого типа с датой [4] 25 г.х. Тем же годом должен быть датирован и разбираемый фале.

Другой пример. На всех трех выявленных фалсах Узгенда с крупно начертанным именем Наср в поле л.ст. от даты уместилось лишь слово «два» или даже только два начальных его знака. Но такая броская деталь, как наличие в поле л.ст. единственного слова Наср, характерна лишь для ферганского медного чекана начала 390-х гг.х., что позволяет восстановить дату как 392/1001-02 г.

На фалсах Кубы, битых тем же правителем «в году первом», он назван ал-амир Наср б. 'Али мавла амир ал-му'минин, т.е. в обычной для многих монет 390-402 гг.х. форме, а значит, датой выпуска может быть как 391, так и 401 г.х. Однако в поле об.ст. стоит только вторая часть калимы, что не характерно для фалсов Ферганы [109] и ферганских городов 391 г.х. (на них в поле об.ст. также упомянут Наср), но типично для фалсов ферганских монетных дворов 401/1010-11 г. Эта дата наиболее вероятна и для обсуждаемых фалсов Кубы.

Изредка из надписей монет не сразу ясно, имеем ли мы дело со словом единиц или с незавершенным словом десятков. Так, датой одного из «видов» самаркандских фалсов Кылыч Табгач-хана назван «шестой» год. Поскольку такой титул помещал на монетах Мас'уд б. Хасан, правивший в 556-566 гг.х., дату следовало бы восстановить как 566 г.х. Однако по содержанию и размещению надписей, по оформлению эти фалсы совершенно аналогичны самаркандским фалсам 560 г.х., существенно отличаясь от фалсов Самарканда 559 и 562 гг.х. Следовательно, на разбираемых фалсах слово *** «шесть» есть, очевидно, незаконченное слово *** «шестьдесят», т.е. дату их следует реконструировать как 560/1164-65 г.

Иногда однозначный выбор вообще невозможен. Например, из трех однотипных фалсов Насра

б. 'Али, чеканенных в Фергане/ Кубе, на одном проставлена дата «девяносто», на двух — «девять». Для этих двух монет равно вероятны два варианта реконструкции даты — 389 г.х. (если считать, что не уместились десятки и сотни) и 390 г.х. (если допустить, что слово сотен опущено, а слово десятков не закончено).

Изредка словом *** «год» выпускные сведения завершаются. Дата в таких случаях, очевидно, предусматривалась, но на некоторых экземплярах не уместилась. Полная реконструкция даты здесь возможна в виде исключения, чаще приходится ограничиваться хронологическими ориентирами. Скажем, содержанием и расположением надписей (л.ст.: хан; об.ст., поле: Арслан- илиг; круговая легенда: ал-Му'аййид ал-'адл Наср б. 'Али), ферганские фалсы с «выпавшей» датой не отличаются от фалсов Ферганы 389 г.х. и, очевидно, должны датироваться тем же годом. Другой пример — фалсы Ферганы/Кубы с титулом Куч-тегин на л.ст. и сочетанием ал-малик ал- Машрик Кадыр-хан на об.ст. Такое сочетание в той же позиции зафиксировано еще только на ферганском фалсе 416 г.х., к каковой дате максимально близкой должна быть и дата фалса Ферганы/Кубы. Уверенность в этом была бы [110] еще больше, если бы удалось сопоставить их реверсные круговые легенды, но на разных экземплярах сохранились разные их участки. На фалсах Самарканда с «выпавшей» датой в поле об.ст. помещен титул хан, в круговой легенде — сочетание ал-малик ал-му-заффар Кутб ад-давла ва-Наср ал-милла. Такая титулатура была у Ахмада б. 'Али и Али б. Хасана, но первый из них отпадает: во всем обильном самаркандском медном чекане поры правления Ахмада подобных монет нет. Двойной лакаб Кутб ад-давла ва-Наср ал-милла и титул хан 'Али б. Хасан помещал только на монетах 423-26/1031-35 гг., в том числе самаркандских. В тех же хронологических пределах выпущен и рассматриваемый фале.

Другой пример — фале Шаша без обозначения даты и с упоминанием Мухаммада б. Йусуфа: в основной части поля, после символа веры и имени халифа, он фигурирует как Мухаммад б. Кадыр-хакан, выше и ниже — как малик ал-Машрик. Во всем шашском чекане Мухаммада такое взаиморасположение и содержание реверсных надписей известно только для дирхамов 422/ 103031 г., каковым годом скорее всего и следует датировать разбираемый фале.

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Методы хронологического определения монет:

  1. ГЛАВА 2 МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ КАРАХАНИДСКИХ МОНЕТ
  2. Методы определения статуса
  3. Методы определения места выпуска
  4. 8.2.4 Методы определения загрязняющих веществ
  5. § 2.1.1. ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ И ФУНКЦИЯХ МЕТОДОВ ОБУЧЕНИЯ ХИМИИ
  6. ДЕНУДАЦИОННЫЙ СРЕЗ И МЕТОДЫ ЕГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ
  7. Основные характеристики механических свойств и методы их определения
  8. ГЛАВА 14 ВОЗРАСТ РЕЛЬЕФА И МЕТОДЫ ЕГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ
  9. 2.2,2.3 Методы определения качества готовых хлебобулочных изделий
  10. 4.3. Метод проекций при определении количества вспомогательных средств
  11. Римская мера —монета
  12. 6.1. Метод определения надежности расписаний с учетом стохастичности процессов в ГПС
  13. Наименования и металл монет