<<
>>

Окончательное завоевание Мавара’аннахра

После ухода Бугра-хана из Бухары туда вернулся Саманид Нух б. Мансур. Согласно Ибн ал-Асиру, он обратился за помощью к Сельджуку, который прислал ему отряд во главе со своим сыном Арсланом (Исра'илом), благодаря чему «Саманид усилился, взяв верх над Харуном, и вернул обратно то, что тот было взял от него» [МИТТ, т.

1, с. 365]. Хотя эти слова можно было понять в том смысле, что Нух смог вернуть все земли, отобранные у него Бугра-ханом, В.В. Бартольд [1963а, с. 321] высказался по поводу успехов Нуха достаточно осторожно: «власть Саманидов была восстановлена, по крайней мере, в бассейне Зеравшана». Нам удалось, однако, обнаружить фалсы, битые от имени Нуха и его вассалов в Испиджабе в 385-386/995-96 гг., Шаше 386/996 г. и Худжанде 383-384/993-95 гг. [Кочнев, 1987в, с. 57-58]. Соответствующие саманидские монеты Ферганы не известны, но тот факт, что регулярный (ежегодный) и обильный караханидский чекан Ферганы открывается 384 г.х., представленным несколькими «видами» фалсов, позволяет заключить: на короткий срок Караханиды потеряли и эту область. Значит, после ухода Бугра-хана Нух с помощью Исра'ила б. Сельджука восстановил власть Саманидов не только в долине Зарафшана, но и в бассейне Сырдарьи — в Фергане, Худжанде, Шаше с Илаком и даже Испиджабе, т.е. действительно вернул все владения, захваченные Харуном.

Преемником последнего стал великий каган Тонга/Тоган-хан Ахмад 6. Али. Но новые успехи Караханидов связаны не с ним, а с его братом Насром, который не был тогда ни ханом, ни даже илигом, а только тегином (Тонга-тегином), т.е. одним из князей. Как показывают его самые ранние монеты (фалсы), в 384/994-95 г. он отвоевал у Саманидов Фергану и Худжанд. На худжандских фалсах назван только Наср, на ферганских фалсах 384-385/994-95 гг. в качестве его сюзерена упомянут Ахмад б. 'Али, вассала — некий Хумар-тегин, не известный ближе караханидский князь, очевидно, принимавший непосредственное участие в отвоевании Ферганы. Насром б. Али был захвачен и соседний Илак, где с 385/ 995 года, являющегося наиболее вероятной датой завоевания, начинается регулярный караханидский чекан. Помимо Насра, на [153] илакских фалсах 385387/995-97 г. фигурирует его вассал Йаган-тегин, на фалсах 386-387 гг.х. — Мухаммад б. 'Али, скорее всего, носитель этого титула и активный участник захвата Илака. В качестве непосредственного владетеля области был оставлен, судя по монетам, Мансур б. Ахмад, илакский дихкан, сидевший здесь еще при Харуне.

Если Илаком Караханиды владели еще в 385 г.х., то другая часть Ташкентского оазиса — Шаш —

оставалась под властью Нуха и в 386 г.х. Значит, несмотря на потерю соседних областей, Саманиды продолжали оказывать упорное сопротивление, т.е. их ослабление всё же не было столь катастрофическим, как представлялось прежде.

В 386/996 г. произошло новое караханидское нашествие. На помощь Нуху пришел его могущественный вассал, родоначальник династии Газнавидов Себук-тегин, и заключил с Караханидами договор, согласно которому границей между саманидскими и караханидскими владениями стала Катванская степь к северо-востоку от Самарканда. Из этого В.В. Бартольд [1963а, с. 324-325] заключил, что весь бассейн Сырдарьи остался в руках Караханидов.

Значит, именно в 386 г.х. Саманиды потеряли Шаш. На ранних ка-раханидских дирхамах Шаша 388/998 г. упомянуты хан ал-аджалл (Ахмад б. 'Али) иМу'апйид ал-'адл (Наср 6. 'Али, который, вероятно, сыграл решающую роль в завоевании и этой области). Не вполне ясна роль Ахмада б. Али, который, будучи великим каганом, должен был упоминаться на дирхамах Шаша независимо от того, воевал ли он здесь в 386 г.х., что само по себе не только не исключено, но и вполне вероятно, так как в последующие годы наиболее прочные позиции он имел в Баласагуне, Испиджабе, Шаше и Илаке.

Намного сложнее вопрос о судьбе Испиджаба. Учитывая свидетельства рукописных источников об установлении в 386 г.х. границы между Саманидами и Караханидами в Катванской степи, мы заключили, что и Испиджаб тогда же перешел к последним [Кочнев, 1987г, с. 58]. Однако впоследствии нам встретился испиджабский дирхам 389 г.х. с именем Саманида Абд ал-Малика, а обнаружение этой монеты обязывает учесть две возможности: либо Караханиды так и не овладели Испиджабом в 386 г.х., либо овладели, но позднее вновь утратили. [154]

В 386 г.х. Усрушана должна была оказаться по караханидскую сторону катванской границы. Всё же самые ранние караханид-ские монеты Усрушаны — это фалсы 387 г.х., каковая дата фиксирует, возможно, окончательное утверждение здесь Насра 6. 'Али, связанное с его походом 387 г.х. на Самарканд [Бартольд, 1963а, с. 326]. Захватить долину Зарафшана ему на сей раз, однако, не удалось.

Поход этот был направлен против нового саманидского государя, Мансура б. Нуха (387389/997-99). В одной из своих работ М.Е. Массой [1958, с. 22] упоминает его фале, битый в Ахсикате в 38х г.х., т.е. в пределах 387-389 гг.х. Такую монету следовало бы признать документальным свидетельством пусть кратковременного, но серьезного успеха Саманидов, вернувших Фергану. Однако ознакомление с самим фалсом (ныне хранится в МИНУз), несмотря на его неважную сохранность, позволило установить, что он чеканен в Ахсикате не в 38х, а в 284/897 г.

Наместником Хорасана Мансур назначил хаджиба Бегтузуна, происходившего, как и большинство военачальников и вельмож того времени, из выслужившихся тюркских рабов- гулямов. Преемник и сын Себук-тегина Махмуд Газнави вытеснил Бегтузуна из Нишапура, после чего Бегтузун в союзе с другим сановником, Фа'иком, низложили Мансура и в начале 389/999 г. возвели на престол его брата 'Абд ал-Малика. Свержение вельможами государя лишний раз продемонстрировало полный упадок власти Саманидов. Этим не замедлил воспользоваться Наср б. Али и в зу-л-ка'да 389/октябре 999 г. без сопротивления занял Бухару, схватил 'Абд ал-Малика и вместе с прочими членами династии отправил в Узгенд, свою столицу, а Бегтузуна заключил в оковы. Оставив в Самарканде и Бухаре своих наместников, Наср и сам удалился в Узгенд [Байхаки, 1969, с. 776-779; Бартольд, 1963а, с. 325-329].

В 389 г.х. в Бухаре выпускались фалсы и саманидские, с именем Абд ал-Малика, и караханидские, с упоминанием Ахмада б. 'Али и Насра. В Койчилитепинском кладе оказался очень любопытный бухарский фале 389 г.х., на л.ст. которого фигурируют хан (Ахмад) и илиг (Наср), на об.ст. — 'Абд ал- Малик. Если здесь нет сочетания непарных штемпелей, то данная монета, быть может, иллюстрирует и подтверждает сообщения рукописных источников о том, что [155] в 389 г.х. Наср объявил, будто он идет на Бухару только как друг и защитник Саманидов [Бартольд, 1963а, с. 329].

Как бы то ни было, монеты показывают, что окончательное завоевание Мавара'аннахра осуществил отнюдь не мелкий удельный князь: еще до 389 г.х. Наср владел Ферганой, Худжандом, Шашем, Илаком и Усрушаной, т.е. располагал солидной материальной базой (ср. у О. Караева [1983, с. 124]: «караханидский владетель восточной Ферганы Наср <...> положил конец господству династии Саманидов»). К этому времени он занимал довольно высокое место и в официальной караханидской иерархии, став в 388 г.х. илигом. Судя по некоторым фалсам Ферганы и Узгенда 388-389 гг.х., Наср при этом, быть может, заявил претензии даже на более высокий титул, чем ему полагалось, именуя себя ханом и кара-ханом. Впрочем, эти претензии если и имели место, то были временными, и до конца жизни Наср б. 'Али оставался Арслан-илигом или просто илигом. Иными словами, хотя формально он являлся третьим лицом в каганате после великого кагана Ахмада 6. 'Али и младшего кагана Кадыр-хана Йусуфа б. Харуна кашгар-ского, то фактически был, конечно, наиболее могущественным из Караханидов, а его владения — самыми обширными.

Довольно скоро эти владения пришлось отстаивать в борьбе с Саманидом Исма'илом б. Нухом, который в 390/1000 г. сумел бежать из узгендского заточения и, приняв лакаб ал-Мунтасир «победоносный», попытался отвоевать наследие предков. На первых порах ему сопутствовал успех: в том же году он вступил в Бухару, где выпускал фалсы в 390 и 391 гг.х. [Бартольд, 1963а, с. 330; Цам- баур, 1968, с. 67]. В том же 391/1000-01 г. при приближении главных сил Насра он вынужден был очистить долину Зарафшана и бежать в Хорасан.

В те же годы в Бухаре чеканились и караханидские фалсы с упоминанием Ахмада б. 'Али и Насра, причем на 390 г.х. приходится 10 «видов» их, тогда как фалсы Исма'ила очень редки и немногочисленны. Если же учесть, что уже в раби' I (третьем месяце) 391 г.х. он сражался под Нишапуром, а до того некоторое время провел в Амуле, затем в Абиварде [МИТТ, т. 1, с. 224], то станет ясно: либо для чеканки фалсов с датой 391 г.х. и именем Исма'ила использован старый штемпель об.ст. (а самого его в Бухаре [156] в 391 г.х. уже не было), либо этот фале бит в самом начале 391 г.х. В любом случае ал-Мунтасир, судя по монетам, владел Бухарой очень недолгое время —

в конце 390 — начале 391 г.х. или даже только в конце 390 г.х., т.е. во 2-й половине 1000 г. (может быть, какое-то время осенью, но в основном зимой).

На одном из бухарских фалсов 390 г.х. на л.ст. фигурирует ипиг (Наср б. 'Али), на об.ст. — Исма'ил. Если это не результат совмещения непарных штампов, то здесь, быть может, отразилась попытка ал-Мунтасира достичь некоего компромисса с завоевателями. На другом неизданном фалсе Бухары 390 г.х. вообще никто не упомянут. Подобные анонимные бухарские фалсы известны в саманидском чекане X в. Насколько позволяют судить письменные известия о тех отрезках времени, когда они выбиты, выпуск их был связан не с политическими, а какими-то иными, возможно, случайными причинами. Однако сложная политическая ситуация конца X в. позволяет предположить, что анонимные бухарские фалсы 390 г.х. были чеканены в условиях временного (кратковременного) политического вакуума, когда караханид-ская администрация уже покинула Бухару, а Исма'ил еще не вступил в город.

Чрезвычайно любопытен бухарский фале Ма'мунида 'Али б. Ма'муна с датой 390 г.х. По письменным известиям, ал-Мунтасир собрал войско для похода на Бухару в Хорезме, причем, по предположению В.В. Бартольда [1963а, с. 330], «не без согласия» хорезмшаха 'Али б. Ма'муна. Выходит, имело место не просто «согласие», а активная помощь ал-Мунтасиру со стороны 'Али, недавнего вассала его брата Мансура. Итак, монеты засвидетельствовали факт реального вмешательства хорезмшаха в борьбу между Караханидами и Саманидами на стороне последних.

До 393/1003 г. ал-Мунтасир безуспешно боролся с Газнавидами в Хорасане, а затем несколько раз возвращался в Мавара'аннахр, где иногда добивался успехов, но в начале 395/1005 г. погиб в Хорасане [Бартольд, 1963а, с. 331-332], в Мавара'аннахре же окончательно утвердились Караханиды. Успехи Исма'ила в Мавара'аннахре были кратковременны и не оставили следов в монетной чеканке 393394/1003-04 г. — все известные монеты этих годов принадлежат Караханидам. [157]

Особняком стоит судьба Испиджаба на рубеже Х-Х1 вв. Здесь в 385-386/995-96 гг. чеканились саманидские фалсы, в 389/998-99 г. выпускались дирхамы двух типов — сперва с упоминанием мест- ного правителя из династии Маттидов, затем саманидские, наконец, в 392/1001-02 г. были выбиты маттидские дирхамы, и только с 395/1004-05 г. здесь начинается регулярный выпуск бесспорно караханидских монет. Поскольку в 389 г.х. Саманидское государство находилось в катастрофическом положении и утратило почти все свои владения в Мавара'аннахре, в том числе северо-восточные, совершенно невозможно представить, чтобы Саманиды могли осуществлять реальную власть в самом северо-восточном форпосте — в Испиджабе. Однако несомненно и то, что и власть Караханидов на эту область не распространялась. Выходит, на рубеже Х-Х1 вв. Испиджаб в течение нескольких лет являл собой фактически независимое владение, которое не позже 395/1004-05 г. окончательно вошло в состав Караханидского каганата.

Возникает вопрос: неужели Караханиды, сокрушившие Сама-нидскую державу, в течение нескольких лет не могли справиться с этим сравнительно небольшим владением? Ответ отчасти содержится уже в самом вопросе: основные силы Караханидов, видимо, уходили на борьбу с Саманидами. Кроме того, Наср б. 'Али, наиболее могущественный из тогдашних Караханидов, похоже, не имел личной заинтересованности в завоевании Испиджаба.

Видимо, между Ахмадом б. 'Али и Насром еще до завоевания Мавара'аннахра существовала договоренность о разделе будущих владений — подобно соглашению между Сельджукидами до окончательного захвата основных газнавидских земель или предварительному разделу между Чингизидами территории будущей империи. И хотя, судя по монетам, Наср б. 'Али принимал непосредственное участие в завоевании Илака и Шаша, после 389/ 998-99 г. Ташкентский оазис отошел к Ахмаду, видимо, в силу предварительного соглашения, предусматривавшего его права на северовосточные области Мавара'эннахра, включая Испиджаб, на монетах которого в качестве сюзерена фигурировал Ахмад, но не упоминался Наср.

После гибели ал-Мунтасира и присоединения Испиджаба власть Караханидов окончательно утвердилась во всем Мавара'аннахре. [158] Что же касается областей к югу от Амударьи, то еще в 999 г., когда Наср занял Бухару, Газнавид Махмуд провозгласил себя независимым повелителем Хорасана. Заинтересованный в спокойствии своих северных границ, Махмуд в 1001 г. отправил посольство к Насру б. Али и заключил скрепленный браком с его дочерью договор о границе между двумя государствами по Амударье. Как показывают монеты, Караханидам принадлежал Сага- нийан — область по эту сторону реки. Пока шла борьба с ал-Мун-тасиром, Наср соблюдал условия договора, но затем проявились те же притязания на всё саманидское наследие, которые прежде демонстрировал Бугра-хан. В 396/1006 г. илиг направил в Хорасан два отряда, однако, заняв Балх и Нишапур, они были оттуда вытеснены. В следующем году Наср заключил союз с Караханидом Кадыр-ханом Йусуфом и перешел Амударью с еще большим войском, но 4 января 1008 г. в битве близ Балха потерпел сокрушительное поражение. В надежде на реванш илиг планировал новое вторжение, которое так и не осуществилось. Движение Караханидов на юг надолго приостановилось, а границей между газнавидскими и караханидскими владениями стала Амударья, хотя некоторые территории к северу от реки (Тирмиз, Кубадийан, Хут-тал) принадлежали Газнавидам [Бартольд, 1963а, с. 333-335, 339; Назим, 1971, с. 52].

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Окончательное завоевание Мавара’аннахра:

  1. Первые годы после завоевания Мавара’аннахра
  2. ГЛАВА II. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ СОВЕТСКО-МОНГОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ЗАВОЕВАНИИ И ОКОНЧАТЕЛЬНОМ УТВЕРЖДЕНИИ МЕЖДУНАРОДНОГО СТАТУСА МНР
  3. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. Окончательный слом крестьян.
  4. Окончательное закрепощение крестьян
  5. Глава 1 ВОЗНИКНОВЕНИЕ, РАЗВИТИЕ И ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ФОРМИРОВАНИЕ СОСЛОВИЯ ВОИНОВ
  6. Окончательное оформление германо-советского союза
  7. Вопрос 74. Окончательный разгром Германии. Освобождение Европы
  8. Ж- ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ ОБРАБОТКА И ОТДЕЛКА РАБОЧЕЙ ПОВЕРХНОСТИ ИНСТРУМЕНТА
  9. ПРИКАЗ М. В. ФРУНЗЕ КОМАНДУЮЩИМ I И IV АРМИЯМИ ОБ ОКОНЧАТЕЛЬНОМ РАЗГРОМЕ БЕЛОКАЗАЧЬИХ ВОЙСК В РАЙОНЕ ГУРЬЕВА 30 декабря 1919 г.
  10. §42 Завоевание Римом Итталии
  11. Глава 8 НОРМАНДСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ
  12. Завоевание