<<
>>

ГЛАВА 4 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КАРАХАНИДСКОГО КАГАНАТА

Как недавно удалось установить по монетам, Караханиды происходили из эгдишей/эдгишей, составлявших часть чигилей, которые входили в состав карлукской конфедерации [Кочнев, 1996, с. 352-357].

По мнению О.Прицака [1951, с. 270 сл.], поддержанному С.Г. Кляшторным [1970, с.84], «первым Караханидом» был Кул Билга-хан, провозглашенный государем в 840 г. О последующем столетии караханидской истории не известно фактически ничего. И это понятно. В рукописных источниках уцелели жалкие крохи разрозненных сведений, а монет Караханиды тогда определенно не чеканили.

Правда, В.Н. Настич [1987, с. 52-53] назвал «протокараханидскими» весьма редкие литые бронзовые монеты с квадратным отверстием и расположенными по четырем его сторонам напоминающими китайские иероглифы словами, которые выполнены куфическим арабским письмом и из которых внятно читаются только малик и (с некоторым сомнением) пинал. Л.С. Баратова [1995, с. 12-13] включила эти монеты в «древнетюркские» в качестве «класса V», выделив 2 [148] типа: оба она датирует ориентировочно X в., локализуя первый в Таразе, второй в Семиречье. К сожалению, так и не ясно, караханидские ли это монеты. Словом, для истории Караханидов это не источник.

Караханиды, владевшие территорией Тянь-Шаня и Притянь-шанья, т.е. частью Восточного Туркестана и Семиречья, довольно рано столкнулись с Саманидами. В 280/893 г. Саманид Ис- ма'ил б. Ахмад взял Тараз, победив карлукского царя по имени Табгаш/Табгач (типично караханидский титул), захватив его жену, 15 тыс. пленных и убив 10 тыс. воинов [Бартольд, 1963а, с. 282 и прим. 3]. В 349/960 г. Караханиды вместе со своими подданными, число которых достигало двухсот тысяч «шатров», приняли ислам [там же, с. 315-316]. Что же касается Саманидов, то, вероятно, еще в 942 г. они вернули Баласагун, взяв в плен сына хакана. Даже в конце

X в. саманидский полководец выстроил рабат в Мирки, между Таразом и Баласагуном [там же, с. 317].

К этому времени держава Саманидов пришла в полное расстройство, а к югу от Амударьи хозяйничали всевластные наместники и военачальники, соперничавшие друг с другом. Этими неурядицами и воспользовался Караханид Бугра-хан Харун, заняв в 380/990 г. Испиджаб — пограничную область на северо-востоке Саманидской державы, а в 382/992 г. саманидскую столицу Бухару [Бартольд, 1963а, с. 318-320; 19646, с. 507]. Впрочем, здесь он заболел, а через несколько месяцев вынужден был отступить и по дороге в Кашгар скончался.

Караханидское завоевание Ферганской долины ознаменовалось выпуском дирхама Ферганы 381/991-92 г. На нем упомянуты Турк-хакан, т.е. Харун б. Сулайман, и его наместник (ал-халифа) Арслан-тегин б. Улуг-тегин. Поскольку еще в 380 г.х. в ферганском городе Узгенде выпускались саманидские фалсы [Кочнев, 1988а, с. 193], область была потеряна Саманидами не ранее этого года. Вполне возможно, выпуск 381 г.х. был «победной» эмиссией, отметившей переход Ферганы под власть Караханидов. Столь же вероятно, что именно Арслан-тегин непосредственно участвовал в завоевании Ферганы.

На фалсах Илака 382/992 г. фигурирует другой вассал Бугра-хана — илакский дихкан Мансур б. Ахмад. [149]

Наконец, в саманидской столице Бухаре в 382 г.х. были выпущены динары и дирхамы, на которых, кроме халифа, упомянут только Харун. Караханиды регулярно чеканили динары с середины XII в., для раннекараханидского же времени, помимо бухарских, известны лишь динары Нишапура 396 г.х., битые в пору кратковременного захвата этого города войсками Караханида Насра б.

Али. В обоих случаях выпуск динаров отнюдь не был вызван экономическими причинами (и потому не получил продолжения), а преследовал прежде всего прокламативно-политические цели. Иными словами, и в том, и в другом случае это победные эмиссии, К той же категории следует отнести и бухарские дирхамы 382 г.х.: как и динары, они выбиты во время непродолжительного пребывания Харуна в Бухаре между 7 мая и 17 августа 992 г.

Итак, до нас дошли образцы трех победных эмиссий Бугра-хана, долженствовавших оповестить не только население Мавара'аннахра, но, в принципе, и весь мир ислама о том, что на востоке мусульманского мира власть от Саманидов перешла к новой династии — Караханидам. Как же выглядит эта династия в первых образцах своего чекана?

На всех своих монетах Бугра-хан Харун помещал лакаб Шихаб ад-давла, который, по словам Бируни [1957, с. 150], он присвоил себе сам, а не получил от халифа. Поскольку такое «са- мопожалование» шло вразрез с обычной тогдашней практикой, О.Прицак [1953, с. 26] заключил, что при Харуне «караханид-ский ислам» всё еще не был связан с «ортодоксальным исламом». Если это и верно, то лишь отчасти, — в том смысле, что тогда Караханиды, видимо, еще не имели регулярных связей с Багдадом. Вместе с тем на дирхамах Бугра-хана мы видим не просто формальное упоминание имени халифа, а подчеркнутый к нему пиетет, не характерный для саманидских дирхамов: на дирхамах Бухары 382 г.х. он назван «амиром верующих», на ферганском дирхаме 381 г.х. «наместником Аллаха», сам же Харун признает себя «клиентом амира верующих». Возможно, вовсе не случайно на динарах 382 г.х. помещена, помимо обычных двух коранических цитат, еще одна выдержка из Корана, что, видимо, должно было лишний раз продемонстрировать особое благочестие нового государя. Активный характер этого благочестия [150] подчеркивается лакабом Захир ад-да'ва («Опора призыва к вере»), аттестующим Харуна как распространителя ислама. Важно отметить, что этот нетрадиционный лакаб, соединенный союзом ва с лакабом Шихаб ад-давла, очевидно, тоже не был получен от халифа, т.е. выбран сознательно. Итак, надписи монет Бугра-хана неоднократно и в разных формах демонстрируют его рвение к вере, вполне подтверждая свидетельство Ибн ал-Асира о его благочестии [Бартольд, 1963а, с. 318], которое вообще было свойственно первым Караханидам, сравнительно недавно принявшим ислам [Бартольд, 1963а, с. 368].

Еще до занятия Бухары Бугра-хан заключил тайное соглашение с саманидским наместником Хорасана Абу 'Али Мухам-мадом Симджури о разделе государства Саманидов с условием, что области к югу от Амударьи останутся за Мухаммадом [Бартольд, 1963а, с. 318]. Из этого можно было заключить, что Харун первоначально рассчитывал только на завоевание Мава-ра'аннахра. Однако монетные данные свидетельствуют об ином. Уже на дирхамах Ферганы он помещал лакаб малик ал-Машрик, а поскольку «царями Востока» (т.е. Мавара'аннахра и Хорасана) считались Саманиды, Бугра-хан, очевидно, еще в 381 г.х., когда им были захвачены только Испиджаб и

Фергана, претендовал на всё саманидское наследие. После занятия Бухары эти притязания проявились и на «немонетном уровне»: теперь Харун стал обращаться к Абу Али Симджури как к своему сипах-салару и сам назначил наместника Тирмиза и Балха [Бартольд, 1963а, с. 320], т.е. фактически считал себя хозяином всех сама-нидских земель.

Монетные данные вносят еще одну частную поправку в письменные известия. Согласно Бируни [1957, с. 150], Бугра-хан сам себя прозвал Шихаб ад-давла в 382 г.х., однако этот лакаб помещен уже на дирхамах 381 г.х.

Хотя монеты Харуна выявлены пока в небольшом числе, уже они позволяют выделить некоторые особенности караханидского чекана. Вполне естественно, когда династия, только что пришедшая к власти, в монетном деле на первых порах подражает предшественникам. На средневековом мусульманском Востоке так оно обычно и было. У тех же Саманидов в первые десятилетияих правления [151] монеты ни формуляром, ни репертуаром надписей фактически ничем не отличались от халифатских и тахиридских. Предпоследний Ануштегинид Мухаммад 6. Текиш в Мавара'аннахре следовал караханидским образцам, в Тохаристане — гу-ридским и т.д. Подобных примеров не счесть. Не то у Бугра-хана. Если на саманидских динарах и дирхамах упоминания государей исчерпывались, как правило, их личными именами и «отчествами», то на монетах Бугра-хана вообще нет его имени, помещена только титулатура, на ферганском дирхаме 381 г.х. растянутая на пять с лишним строк (из них две строки выделены вассалу). Насколько я могу судить, это беспрецедентное явление в тогдашнем мусульманском чекане. Способ упоминания Харуна на динарах и дирхамах Бухары — только лакаб и кунья — не выглядит столь оригинальным, ибо характерен для монет многих династий X в., в частности, Хамданидов, Зийаридов, Бувайхидов, особенно последних, у которых он, возможно, и был заимствован, а если это и не так, то в любом случае не у Саманидов.

Таким образом, уже самые первые караханидские монеты во многом — в размещении и содержании легенд, особенностях упоминания государя, подчеркнутом благочестии и пиетете к халифу — достаточно своеобразны и не следуют саманидским образцам, — надо полагать, вполне сознательно. Налицо не продолжение саманидской традиции, а отталкивание от нее. Иными словами, едва появившись в Мавара'аннахре, Харун (а в его лице и новая династия) заявил о себе как о новой политической силе, претендующей на всё саманидское наследие, но ничем не связанной с прежней саманидской властью, как о государе не только суверенном, но и более соответствующем идеалу мусульманского правителя.

Называя Бугра-хана суверенным владыкой, мы исходим из того, что на монетах назван либо только он сам, либо также его вассал. Выпуская от своего имени динары и дирхамы, он тем самым выступал полноправным монетным сеньором.

Завершая обзор монет Бугра-хана Харуна, следует подчеркнуть, что уже первые образцы караханидского чекана демонстрируют некоторые особенности, присущие ему и на ряде последующих этапов. [152]

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме ГЛАВА 4 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КАРАХАНИДСКОГО КАГАНАТА:

  1. ГЛАВА 5 ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ КАРАХАНИДСКОГО КАГАНАТА И НУМИЗМАТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
  2. Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с., 2006
  3. Единый Караханидский каганат «'АЛИДЫ»
  4. Разделение Караханидского государства на Западный и Восточный каганаты
  5. Богуш Е.Ю.. Политическая история Чили XX века: Учеб. пособие. — М.: Высш. шк. — 224 с. — (Серия «XX век. Политическая история мира»), 2009
  6. ГЛАВА 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАРАХАНИДСКИХ МОНЕ
  7. ГЛАВА 2 МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ КАРАХАНИДСКИХ МОНЕТ
  8. Глава 2. История становления и современное состояние политической психологии
  9. 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ
  10. Политическая история.