<<
>>

Политический строй. Структура власти

Анализ рукописных источников привел В.В.Бартольда к выводу, что в отличие от Саманидской державы, во главе которой стоял «самодержавный правитель», у Караханидов «государство считалось собственностью всего ханского рода и разделялось на множество уделов; крупные уделы в свою очередь делились на множество мелких; власть главы империи иногда совсем не признавалась могущественными вассалами» [Бартольд, 1963а, с.

285, 330]. Более развернутую характеристику политической структуры Караханидского каганата предложил О.Прицак, опиравшийся преимущественно на рукописные, отчасти нумизматические источники. Основные его выводы сводятся к следующему.

Если основатель каганата, Билга Кул Кадыр-хан, был единственным его главою, то уже при его сыновьях была введена дуальная система власти с разделением государства на две части. Восточная, со столицей в Баласагуне, управлялась великим (старшим) каганом, считавшимся главою династии и всей державы. [244] Западную ее часть возглавлял «со-каган», каган- соправитель, младший каган, имевший ставку в Кашгаре или Таразе. Великий каган титуловался Арслан-ханом, младший — Бугра-ханом, со смертью первого его пост и титул переходили ко второму. Около 433/1041-42 г. государство, до того единое, разделилось на два совершенно самостоятельных каганата — Западный (со столицей в Узгенде, затем в Самарканде) и Восточный (с центром в Баласа-гуне, затем в Кашгаре). Теперь в каждом из них было по два кагана — старший (Арслан-хан) и младший (Бугра-хан). Имелись еще «низшие» каганы — Арслан-илиг, Бугра-илиг (Йинал-тегин), Арслан-тегин, Бугра-тегин (Йанга-тегин). В наследовании у Караханидов господствовал принцип сеньората, т.е. власть и титул переходили не от отца к сыну, а к следующему по старшинству члену династии. Так, Йанга-тегин, поднимаясь по иерархической лестнице, мог стать Арслан-тегином, затем Йинал-тегином, далее Арслан-илигом и, наконец, ханом [Прицак, 1950, с. 210-219; 1953, с. 23-24].

Помимо перечисленных, у Караханидов было много других княжеских титулов: Алп-тегин, Атим-тегин, Тоган-тегин, Тогрыл-тегин, Улуг-тегин, Хумар-тегин, Чагры-тегин, Ака-ога, Субаши- ога, Тонга-ога, Эл-ога, Тархан/таркан, бег и др. Ни один из таких титулов не ранжируется.

При реконструкции структуры власти в каганате О. Прицак постоянно обращался к древнетюркским материалам, тем более что в караханидских политических институтах обнаруживаются сильные традиции древнетюркского государства. Изучив систему власти у тюрок У1-УШ вв., Л.Н. Гумилев заключил, что у них уже в VI веке сложилась своеобразная система престолонаследия, в соответствии с которой хану наследовал не сын, а младший брат, а младшему дяде — старший племянник. В ожидании престола члены династии получали в управление уделы. Такой порядок преемственности власти через посредство печенегов был усвоен на Руси, где проявился «в наиболее чистом виде» и именовался лествицей. Отсюда термин, предложенный Л.Н. Гумилевым: удельно-лествичная система. Следы ее, по его мнению, обнаруживаются и у Караханидов, но в «выродившихся» под влиянием культуры Мавара'аннахра формах [Гумилев, 1959, с. 11-25]. Последний [245] вывод отнюдь не базируется на материалах О. Прицака, на чьи работы в статье Л.Н.

Гумилева нет ссылок.

Концепцию О. Прицака разделяют многие исследователи, но прежде всего те, кто историей Караханидов специально не занимается; у тех же, кто ее изучает, сомнения возникают. Так, Е. А. Давидович [19686, с. 69 сл.] подробно рассмотрела вопрос о создании двух Караханидских каганатов, Западного и Восточного, и на основании большого нумизматического материала убедительно показала, что Узгенд не был одной из двух столиц Западного каганата, создателем же последнего были не два кагана —

старший и младший, а один государь. Некоторые стороны концепции О.Прицака подверг критике 0.

Караев [1983, с. 20, 92-93, 170-171], который, в частности, не признает обязательность «ступенчатой системы санов», наличие в Караханидском государстве «поста старшего кагана» и т.д. Автор этих строк [Кочнев, 1984д, с. 368] сомневался в самом существовании «единого» каганата до 433 г.х. М.Н. Федоров [1980, с. 44, 46], не обнаружив у главы Западного каганата титула Арслан-хан, вообще заключил, что «караханидская «табель о рангах», которую разработал О. Прицак, исторической действительности не соответствует». По его мнению, к 460/1072 г. Ибрахим б. Наср восстановил Западный каганат в границах 415/1024 г.

О.Прицак сформулировал некие общие принципы организации власти в каганате, очевидно, отдавая себе отчет в том, что в реальной жизни они могли нарушаться. И выявление таких отклонений, само по себе небесполезное и даже необходимое, разумеется, отнюдь не зачеркивает, вопреки убеждению М.Н. Федорова, концепцию в целом. Правильнее проверить ее всей суммой имеющихся на сегодня фактов, прежде всего нумизматических, из коих очень многие О. Прицаку не были известны.

Проверим основные положения концепции О. Прицака по пунктам. 1.

Единый каганат. Дуальная система

Долгое время автор этих строк считал, что никакой дуальной системы не было. И имеются факты, казавшиеся серьезными аргументами в пользу такой позиции. [246]

На дирхамах Куз Орду 454/1062 г. названы два лица: в поле л.ст. — Арслан кара-хакан 'Абд ал- Халик, в поле об.ст. — Табгач-хан Ибрахим, более полный титул которого — Табгач Бугра кара- хакан. И взаиморасположение упоминаний ('Абд ал-Халик фигурирует в позиции менее почетной, чем Ибрахим), и политическая ситуация (Ибрахим, завоевав Чуйскую долину, посадил на баласагунский престол 'Абд ал-Халика) не оставляют сомнений в том, что Ибрахим занимал более высокое положение, нежели Абд ал-Халик. Значит, титул Арслан-хан не был ни выше, ни ниже титула Бугра-хан.

Мухаммад б. Сулайман (1102-1130), который вошел в историю как Арслан-хан, одновременно носил титул Тамгач-хан [Бар-тольд, 1963а, с. 381, прим. 7].

В 405-408/1014-18 гг. ханский титул носили Кадыр-хан Йусуф, Тоган-хан Ахмад, Арслан-хан Мансур, в 408-415/1017-25 гг. — Йусуф и Мансур, в 415-418/1025-28 гг. — Йусуф и Тоган-хан Мухаммад, в 418-423/1028-31 гг. — Йусуф, в 423-426/1031-34 гг. — Арслан-хан Сулайман б. Йусуф, Бугра-хан Мухаммад, Кадыр-хан Сулайман, Табгач Бугра кара-хакан Али, в 426-429/1034-37 гг. — все те же, но без 'Али. Как ясно из этого перечня, по титулу невозможно установить, какое место в «царской» иерархии занимал носитель любого ханского титула.

При таком «обилии» ханов, казалось бы, трудно считать каганат единым. Тем не менее, в этом вопросе О.Прицак был прав, ибо владения любого хана не были стабильными территориальными и политическими образованиями. Итак, единый каганат существовал, сколь бы формальным ни было его единство.

В повествовании о событиях начала XI в. Гардизи упоминает «великого хана», хотя знает и другого кагана, Кадыр-хана, явно не тождественного «великому», Тоган-хану Ахмаду [Бар-тольд, 1963а, с. 332, 335]. Таким образом, когда в каганате было более одного хана, какой-то из них считался главным, «великим». Но как узнать, какой именно?

В этом плане ничего не дает ни известная титулатура, ни наличие монетного чекана: каждый хан выпускал монеты от своего имени, не упоминая других каганов, т.е. был полным монетным сеньором, и все они обладали равным суверенитетом. [247]

Владения, на территории которых выпускались монеты с упоминанием Тоган-хана Ахмада, были намного обширнее, чем те, где признавалась власть Кадыр-хана Йусуфа. Но этого недостаточно, чтобы считать его великим ханом. Более важным фактором могло быть либо физическое старшинство (по возрасту), либо принадлежность к старшей ветви династии. Относительно первого из-за скудости рукописных источников не известно почти ничего. Вероятнее второе: в кочевых обществах обычно важнее было «генеалогическое» старшинство.

Складывается впечатление, что из двух ветвей Карахани-дов, «'Алидов» (потомков 'Али б. Мусы) и «Хасанидов» (потомков Хасана/Харуна б. Сулаймана), «старшей» считалась первая.

Действительно, в среднеазиатской части каганата в 1-й четверти XI в. ханами являлись «Алиды» (сначала Тоган-хан Ахмад, затем Арслан-хан Мансур), да и все высшие княжеские титулы были у представителей той же ветви. При Ахмаде б. 'Али Наср б. 'Али был Арслан-илигом, Мансур б. 'Али —

Йинал-тегином, Ба Салих — Арслан-тегином (?), Мухаммад б. 'Али — Йаган-тегином. По смерти Насра Арслан-илигом стал Мансур, Йинал-тегином — Мухаммад. Как только Мансур стал ханом, среднеазиатские «Хасаниды» сразу же поднялись по иерархической лестнице: Мухаммад б. Ха-сан —

Йинал-тегин, Ахмад б. Хасан — Арслан-тегин (?), Али б. Хасан — Йаган-тегин. Когда же из четырех сыновей Али не осталось в живых никого, главные титулы оказались у сыновей Хаса-на: Мухаммад — Тоган-хан, Али — Арслан-илиг, Хусайн — Йинал-тегин, Сулайман — Арслан-тегин.

Итак, Ахмад б. Али был старшим в «старшей» ветви династии. Но и такое старшинство удается определить далеко не всегда. Весьма существенно, что стольным городом Ахмада был Баласа-гун / Куз Орду: на его монетах Куз Орду никогда не упоминаются вассалы, тогда как на монетах других денежных дворов таких упоминаний сколько угодно. Как доказал О.Прицак, именно Ба-ласагун являлся столицей единого каганата.

Что же касается Кадыр-хана Йусуфа, то Байхаки [1969, с. 158] сохранил рассказ о том, как Кадыр-хан «стал ханом» после того, как в 416/1026 г. он овладел Баласагуном, вытеснив оттуда Тоган-хана. К тому времени он уже более 20 лет носил ханский титул. [248] Стало быть, слова «стал ханом» надо понимать как «стал великим ханом».

Совершенно очевидно, что в едином каганате владеть Баласагуном означало быть великим ханом. Этот вывод дает возможность составить максимально полный и абсолютно достоверный список великих каганов единого каганата: 1.

Тоган-хан Ахмад 6. Али (388-406/998-1016); 2.

Арслан-хан Мансур б. Али (406-415/1016-25); 3.

Тоган-хан Мухаммад б. Хасан/Харун (415-416/1025-26); 4.

Кадыр-хан Йусуф б. Харун/Хасан (416-423/1026-31); 5.

Арслан-хан Сулайман б. Йусуф (423-431/1031-40).

При этом важно учесть, что годы «великого ханствования» не всегда совпадали со временем правления, т.к. тот или иной правитель мог стать ханом до овладения Баласагуном или потерять его, оставаясь ханом. Так, годы царствования Ахмада 6. Али — 388-408 гг.х., Мансура б. Али — 405-415 гг.х., Мухаммада б. Хаса-на — 415-418 гг.х., Йусуфа б. Харуна — 388-423 гг.х., Сулаймана б. Йусуфа — 423-447 гг.х. (он оставался владетелем Баласагуна и после 431 г.х., но уже в рамках Восточного каганата). 2.

Наследование по принципу майората

Наиболее выразительную картину подъема по официальной иерархической лестнице с одновременным увеличением «веса» тюркской титулатуры демонстрирует чекан Мухаммада б. Али. До 388 г.х. он Иаган-тегин, в 388-403 гг.х. — Арслан-тегин, в 403 г.х. — Иинал-тегин, с 403 по 415 гг.х. — Арслан-илиг. Всякий раз он принимал новый, более высокий титул не в качестве государева пожалования, не из-за увеличения удела (по М.Н. Федорову, Наср б. Али принял титул Арслан-илиг в связи с завоеванием Мавара'аннахра), не по собственному произволу, но в соответствии с нормами государственного права. Получить очередной титул князь мог только тогда, когда из иерархической цепи выпадало очередное звено и начинались династийно-титулатурные передвижки. В 388 г.х. умер Арслан- хан Али, и его старший сын Ахмад стал ханом, Наср — Арслан-илигом, Мансур — Йинал-тегином, Мухаммад — Арслан-тегином. В 403 г.х. скончался Наср, в результате чего Мансур принял титул [249] Арслан-илиг, Мухаммад — Йинал-тегин. В том же году Мансур попал в плен, т.е. выпал из иерархической цепи, и Мухаммад тут же стал Арслан-илигом, оставаясь им до самой смерти (415 г.х.).

Итак, до определенного времени все высшие титулы в среднеазиатской части каганата были у «'Алидов», но постепенно подошла очередь «Хасанидов». В 403 г.х. 'Али б. Хасан стал Йаган-теги- ном, Мухаммад б. Хасан — Йинал-тегином; прибегнув к методу вычисления, можно заключить, что Арслан-тегином был Ахмад б. Хасан. Когда же в 415 г.х. из сыновей 'Али 6. Мусы не осталось в живых никого, главные титулы оказались у «Хасанидов»: Сулай-ман б. Харун — Арслан-тегин, Хусайн б. Хасан — Йинал-тегин, 'Али 6. Хасан — Арслан-илиг, Мухаммад 6. Хасан — Тоган-хан.

Из всего сказанного очевидно, что в едином каганате наследование происходило не по прямой от отца к сыну, а от старшего брата к следующему по возрасту. Когда же старшая линия старшей ветви династии («'Алидов») пресеклась, им наследовала младшая («Хасаниды»). 3.

Западный каганат

Как доказала Е.А. Давидович, в Западном каганате с момента его возникновения не было никакой дуальной системы. Создателем его был Табгач-хан Ибрахим, а не его брат Мухаммад б. Наср, который до конца своих дней оставался лишь одним из князей на территории Восточного каганата. Е.А. Давидович [19686] доказала также, что единственной столицей Западного каганата был не Узгенд, а Самарканд. Автору этих строк удалось выяснить по монетам точную дату создания Западного каганата — 431/1040 г.

До поры до времени власть в Западном каганате переходила по прямой, от отца к сыну. Порядок иногда нарушался в результате вмешательства сперва сельджукидских султанов, затем карахытай- ских гурханов. Но и тогда, как установил по монетам пишущий эти строки, с 431/1040 г. и до падения династии (609/1212 г.) самаркандские ханы происходили из потомства Табгач-хана Ибрахима.

Титул илиг исчез из монетного репертуара с момента создания Западного каганата. Термин тегин на монетах Ибрахима 6. Насра еще встречается, преимущественно в неранговых титулах типа [250] Куч-тегин, Тоган-тегин, Тогрыл-тегин, потом навсегда исчезает. В рукописных же источниках он упоминается до падения Караха-нидов (в частности, известно сообщение о том, что в начале XIII в. у последнего самаркандского хана 'Усмана был брат От-тегин).

Все сказанное подводит к трем важным выводам. Во-первых, Табгач-хан Ибрахим навсегда покончил с множественностью ханов, став единственным каганом. Во-вторых, он уничтожил многоступенчатую феодальную иерархию с многочисленными князьями. В-третьих, изменил порядок престолонаследия, сделав его прямым, от отца к сыну, т.е. заменил кочевнический порядок оседлым. В- четвертых, навсегда установил столицу государства в Самарканде. 4.

Восточный каганат

В Восточном каганате до 447 г.х. было два кагана — великий (Арс-лан-хан Сулайман б. Йусуф) и младший (Бугра-хан Мухаммад б. Йусуф). Потом Мухаммад взял брата в плен, захватил его владения, но тем не менее оставил себе и прежнюю столицу — Тараз, и прежний титул — Бугра-хан; так опровергается тезис О.Прицака, будто, заняв территорию носителя титула Арслан-хан, завоеватель автоматически должен был сам стать Арслан-ханом. Когда братья погибли, таразский престол перешел к сыну Бугра-хана, Арслан-хану Ибрахиму (449-454). Затем территория Семиречья была присоединена к Западному каганату (454-460), после чего вновь вернулась в состав Восточного. Всё это время и до конца XI в. в Восточном Туркестане были то один, то два хана. В XII — начале XIII в. верховная власть и в Восточном каганате сосредоточилась в руках единственного хана, резиденцией которого был Кашгар.

Иными словами, в Восточном каганате множественность ханов продержалась примерно на полвека дольше, чем в Западном. Это и понятно: в Мавара'аннахре с его древней оседлой культурой разрушение типично кочевнических принципов организации власти началось существенно раньше, чем на востоке, где еще долго сохранялись кочевые традиции.

Что же касается представителей менее высоких уровней иерархии, то их титулы илиг и тегин еще очень редко встречаются на монетах второй половины XI в., а потом исчезают навсегда. [251] 5.

Западный каганат во 2-й половине XII — начале XIII в.

В это время начался всё ускорявшийся процесс разделения каганата на отдельные ханства, число которых к началу XIII в. достигло 11. В отличие от предшествующего периода, это были государственные образования со стабильной территорией и постоянной столицей [Кочнев, 1993, с.

21]. Как доказала Е.А. Давидович [1957, с. 91 ел.], самым крупным из них было ханство со столицей в Самарканде, оно до самого падения династии считалось главным среди всех ханств, а значит, Самарканд оставался центром Западного каганата.

В отличие от раннекараханидского времени, власть во всех этих ханствах передавалась по прямой: в Самарканде — Ибра-хим б. Хусайн, 'Усман 6. Ибрахим; в Узджанде — Хусайн б. Хасан, Ибрахим 6. Хусайн, Ахмад б. Ибрахим, Махмуд б. Ахмад; в Каса-не — Наср б. Хусайн, Мухаммад б. Наср; в Парабе — 'Абд ал-Ха-лик б. Хусайн, Хасан б. Абд ал-Халик. Правители всех поздне- караханидских ханств были прямыми потомками Табгач-хана Ибрахима, основателя Западного каганата. 6.

Восточный каганат в XII — начале XIII в.

До рубежа XI -XII вв. здесь обычно было одновременно два хана, в виде исключения — три. В XII —

начале XIII в. власть сосредоточилась в руках кашгарского хана, а «малых» ханств на территории Восточного каганата не известно. Верховная власть теперь и здесь, как в Западном каганате, переходила от отца к сыну.

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Политический строй. Структура власти:

  1. 3. Политический строй и социально-экономическая структура Киевской Руси.
  2. Структура политической власти
  3. ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ
  4. Политический строй
  5. Политический строй
  6. Политический строй.
  7. ГЛАВА I. ОБЩЕСТВЕННЫЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ У ТЮРКОВ В ДОГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРИОД
  8. Глава I ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ДРЕВНЕЙ РУСИ 750-882 гг.
  9. 3. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ЭТРУСКОВ
  10. ОБЩЕСТВЕННО- ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ПРАВО КИЕВСКОГО ГОСУДАРСТВА В ФЕОДАЛЬНЫЙ ПЕРИОД
  11. Политический строй Рима в Царский период.
  12. Глава 4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ КАК ОСНОВНОЙ ОБЪЕКТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
  13. ТЕРРИТОРИЯ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
  14. Виды власти. Специфика политической власти
  15. ОБЩЕСТВЕННО- ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ И ПРАВО КИЕВСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  16. 1.4. Социально-экономический и общественно-политический строй Древней Руси
  17. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ КИЕВСКОГО ГОСУДАРСТВА В ПЕРИОД ФОРМИРОВАНИЯ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  18. Тема семинарского занятия №10: Социальный и политический строй в древней Спарте.