<<
>>

Усиление «Хасанидов»

Подтверждают монеты и другое известие В. В. Бартольда — о захвате 'Али-тегином Бухары. По словам Ибн ал-Асира, 'Али-тегин, находившийся в плену у Арслан-хана, бежал в Бухару и вошел в соглашение с Арсланом 6.

Сельджуком, после чего они отложились и разгромили выступившего против них илига, брата Арслан-хана. Впоследствии 'Али-тегин стал совершать вторжения в пограничные области державы Газнавидов, а когда они участились, Махмуд с [174] войском перешел Джайхун (Амударью), что заставило 'Али-тегина бежать из Бухары [МИТТ, т. 1, с. 366]. Из перечисленных событий только для двух последних известна точная дата — 416/1025 г. [Бартольд, 1963, с. 344]. Всё остальное происходило раньше, но сколько-нибудь надежных хронологических ориентиров нет ни у Ибн ал-Асира, ни у других авторов.

Поскольку титулатура 'Али б. Хасана (Баха' аЪ-Ьавла Йанга-твгин) на бухарских монетах впервые появляется в 411 г.х., этим годом и следует датировать побег 'Али-тегина из плена. Судя по дирхамам Шаша 410/1019-20 г., на которых он назван Тонга-ога 'Али, он лишился свободы именно в этом году.

По мнению О.Прицака, захват 'Али-тегином Бухары был осуществлен в союзе с Исра'илом б. Сельджуком, а значит, соглашение между ними должно было быть заключено не позже 411 г.х. Между тем, в рассказе Ибн ал-Асира порядок событий иной: 'Али овладел Бухарой, вступил в соглашение с Исра'илом, после чего они «отложились и дело их укрепилось». Сама логика событий позволяет считать равно вероятными оба варианта их последовательности: 'Али мог захватить Бухару как самостоятельно, до заключения союза, так и с помощью Исра'ила. Но поскольку мы располагаем единственным свидетельством, достоверность которого проверить нечем, в вопросе о порядке событий правильнее следовать Ибн ал-Асиру. В таком случае союз с Сельджукидом мог быть заключен и после 411 г.х. Нумизматические материалы и здесь вносят ясность. Имеется в виду дирхам Бухары 411 г.х. с упоминанием Кадыр-хана и Йаган-тегина. Выпуском таких монет Йаган- тегин, т.е. 'Али б. Хасан, официально отказался признавать себя вассалом Арслан-хана и объявил своим сюзереном Кадыр-хана. Так отразился на монетах тот акт, который Ибн ал-Асир определил словом «отложились», имея в виду, что 'Али-тегин и Исра'ил отложились от Арслан-хана, чей сюзеренитет распространялся тогда на весь Мавара'аннахр, в том числе и на Бухарский оазис. Таким образом, имеются достаточные основания считать, что и захват Бухары, и заключение союза между 'Али и Исра'илом, и разрыв с Арслан-ха-ном приходятся на 411/1020-21 г.

Если на бухарских монетах 410 и отчасти 411 г.х., кроме Арслан-хана (Мансура), фигурирует также илиг (Мухаммад б. 'Али), [175] то с момента появления на монетах Бухары лакаба Баха' ад- дав-па упоминания илига на них исчезают. Это значит, что 'Али лишил Мухаммада прав на Бухару, чем, скорее всего, и был вызван упомянутый у Ибн ал-Асира поход илига, закончившийся его поражением. Видимо, именно этот поход вынудил 'Али б. Ха-сана пойти на компромисс с противной стороной, точнее, с братом Мухаммада, Мансуром. Примирение означало, в частности, признание прав Мансура как сюзерена, что выразилось в чеканке дирхамов с титулом Арслан-хан, выпускавшихся в Бухаре в 411-415 гг.х.

Если наша догадка относительно причин компромисса верна, то и победа союзников над илигом имела место в 411 г.х.

Итак, судя по монетам, 'Али б. Хасан с 411/1020-21 г. прочно утвердился в Бухаре. По мнению М.Н.Федорова [1990, с. 11], в 413 г.х. он владел также Кушанией, в 414 г.х. — Самаркандом. Впрочем, с Кушанией — явное недоразумение: на фалсах Кушани 413 г.х. упоминаются только Арслан-хан и Ахмад б. Хасан. Сложнее второй случай. М.Н.Федоров имеет в виду самаркандский фале, на котором помещены лакаб Баха' ад-давла и титул Арслан-илш и который его публикатор, Ф. Соре [1854, с. 33, № 44], датировал 414 г.х. Как теперь очевидно (а должно бы быть ясно и М.Н. Федорову, знакомому с караханидскими монетами несколько больше, чем Ф. Соре), такая дата принята быть не может (см. выше, в главе 2), а значит, Самаркандом 'Али тогда не владел. Судя по фалсам 412/ 1021-22 г., Самарканд принадлежал его брату Мухаммаду.

Последний владел этим городом еще в 401-404 гг.х., но затем упоминания его исчезают с самаркандских монет вплоть до 412 г.х. Не назван он и на фалсах Согда 411-412 гг.х. Можно думать поэтому, что получить вновь Самарканд Мухаммад б. Хасан смог именно в 412 г.х., причем с помощью его брата 'Али. Вполне вероятно содействие Али-тегина и в приобретении третьим «Хасанидом», Ахмадом, прав на Кушани, один из городов Самаркандского Согда. Свидетельство Ибн ал-Асира о набегах Али-тегина на пограничные земли Газнавидов (т.е., очевидно, на приаму- дарьинские области) до 416 г.х. позволяет заключить, что еще при Арслан-хане его власть распространялась на бассейн Кашкада-рьи. Таким образом, в руках «Хасанидов» после 410 г.х. оказалась территория всего центрального Мавара'аннахра. [176]

«Хасаниды» во главе каганата

По данным Мунаджжим-баши (XVII в.), Арслан-хан, отличавшийся благочестием, в конце жизни отрекся от престола и стал отшельником. О. Прицак [1953, с. 31] воспринял эти сведения как достоверные. Между тем, большего доверия заслуживают показания 'Утби, современника событий, по свидетельству которого Махмуд Газнави, узнав о начавшейся после смерти Арслан-хана борьбе за престол, около середины 415 г.х. явился в Балх [Назим, 1971, с. 53]. Поздние монеты с этим титулом относятся к тому же году, а значит, кончину Мансура б. 'Али следует датировать первыми месяцами 415

г.х., т.е. 2-й половиной 1024 г. н.э.

В соответствии с принципами наследования власти в каганате, престол должен был перейти к брату Мансура, илигу Мухаммаду, чьи монеты тоже доходят до 415 г.х., причем все они биты еще при жизни Арслан-хана. С того же года начинается выпуск монет, в том числе в столичном Куз Орду (Баласагуне), от имени Тонга/ Тоган-хана Мухаммада б. Хасана. Следовательно, борьба за престол, о которой говорит 'Утби, происходила между Мухаммадом б. 'Али, с одной стороны, и Мухаммадом 6. Хасаном и 'Али б. Хаса-ном, с другой. Хотя в среднеазиатской части каганата Мухаммад б. Али был вторым лицом после Арслан-хана и по официальному статусу, и по обширности удела, он проиграл борьбу за престол. Братья выступали единым фронтом, т.е. базой противников Мухаммада б. Али был весь центральный Мавара'аннахр — наиболее развитая в экономическом отношении часть каганата. Это обстоятельство, по-видимому, и объясняет успехи «Хасанидов» в борьбе за престол. Поскольку монеты с упоминанием Мухаммада 6. 'Али доходят до 415 г.х., а монеты Ахмада 6. Хасана — до 414 г.х., можно предположить, что оба погибли в ходе этой борьбы.

В отношении Ахмада это предположение подкрепляется следующими соображениями. До 415 г.х. Мухаммад б. Хасан (Йинал-тегин) и его брат Али (Йанга-тегин) занимали близкие, но не соседние места в официальной иерархии — между ними должен был находиться носитель титула Арслан-тегин. С 415 г.х. Мухаммад (хан) и 'Али (илиг) оказались на соседних ступенях иерархической лестницы, а значит, разделявшее их звено (Арслан-тегин) [177] около 415 г.х. выпало. Коль скоро из трех старших «тегинских» титулов два (Йинал-тегин и Йанга-тегин) принадлежали Хаса-нидам, к их числу должен был относиться и носитель «промежуточного» титула Арслан- тегин. Наиболее вероятным претендентом на этот титул представляется Ахмад б. Хасан, который, следовательно, должен был быть моложе Мухаммада, но старше 'Али. Иерархические передвижки обычно вызывались кончиной кого-либо из членов иерархии, в условиях же междоусобий, начавшихся в 415 г.х., наиболее правдоподобна именно насильственная смерть Арслан-тегина (Ахмада 6. Хасана).

Как бы там ни было, власть нового кагана, Тонга-хана Мухаммада б. Хасана, была признана, судя по монетам 415-416/1024-26 гг., во всех среднеазиатских владениях Караханидов — от столичного Куз Орду до Бухары и Саганийана, где в 415-418 гг.х. выпускались дирхамы с упоминанием Насир ал-хакк-хана, т.е. Мухаммада б. Хасана. Вторым лицом в среднеазиатской части каганата стал его брат 'Али. Он принял следующий после ханского титул илиг (Арслан-илиг) и намного увеличил свои владения, в состав которых вошли, по монетным данным, Бухара, Самарканд, Худжанд, Шаш и по меньшей мере часть Илака с Тункатом. Повысился официальный статус еще одного «Хасанида», Хусайна, ставшего Йинал-тегином, но фактически его положение не изменилось — он остался непосредственным владетелем Тунката.

Сохранили часть своих позиций некоторые «Алиды» второго поколения: Ахмад б. Мухаммад в Испиджабе и Таразе, Мухаммад 6. Наср в Ахсикате и Узгенде. На какое-то время, очевидно, недолгое, последний даже увеличил свой удел, включив в него Илак (дирхамы 415 г.х.). Часть прав на Ахсикат получил его сын 'Аббас, первым из «'Алидов» третьего поколения начавший чеканить там монету (дирхамы 415 г.х.).

Как свидетельствуют рукописные и нумизматические источники, через какое-то время после интронизации Мухаммада 6. Хасана в среднеазиатские дела вмешался владетель Восточного Туркестана Йусуф б. Харун. По словам Байхаки [1969, с. 158], именно тогда последний завоевал Баласагун и «сделался ханом» с помощью Махмуда Газнави, поддержавшего его в борьбе с Тоган-ханом. На самом деле Йусуф «сделался ханом» задолго до того, так что выражение [178] Байхаки следует, очевидно, понимать в смысле «сделался великим ханом». Пока великим каганом был Мансур б. Али, представитель «старшей» ветви династии, ничьи интересы не были затронуты.

Провозглашение же Мухаммада б. Хасана явилось вопиющим нарушением майоратных прав Кадыр-хана Йусуфа: как старший из «Хасанидов» (и вообще в правящем роде), он имел безусловно больше прав на верховный престол.

Хотя в свое время Кадыр-хан участвовал в войне против Махмуда Газнави, теперь они заключили союз. Поводом для вторжения Махмуда рукописные источники называют жалобы жителей Мавара'аннахра на действия Али-тегина, не пропускавшего к тому же газнавидских послов, но более существенной причиной были, очевидно, его участившиеся набеги на пограничные области Махмуда [МИТТ, т. 1, с. 366; Бартольд, 1963а, с. 344]. Когда в 416/1025 г. Махмуд с большим войском перешел Амударью, к нему присоединились амир Саганийана и хорезмшах Алтунташ, газнавидский вассал. Одновременно из Кашгара вторгся Йусуф. Во время встречи между государями, состоявшейся к югу от Самарканда, было решено отобрать у 'Али- тегина Мавара'аннахр и вручить его второму сыну Кадыр-хана, Йаган-тегину Мухаммаду, а союз Махмуда и Йусуфа укрепить браком между их детьми. Ни одно из решений выполнено не было. Махмуд разгромил союзных 'Али-тегину туркмен во главе с Исра'илом б. Сельджуком и взял его в плен, а газнавидский полководец Билга-тегин вынудил Али-тегина покинуть Бухару и Самарканд. Затем Махмуд вернулся в Балх, куда явился Йаган-тегин, рассчитывавший на исполнение договора, но Махмуд отложил его реализацию, и гость возвратился ни с чем. Союз с Кадыр-ханом для Газнавидов был, конечно, важен, но и в его чрезмерном усилении они не были заинтересованы [Бартольд, 1963а, с. 344-347].

Своеобразное отражение нашли события 416 г.х. в составе Мунчактепинского клада из долины Кашкадарьи: наряду с мавара'аннахрскими «черными дирхамами», здесь есть восточнотур кестанские дирхамы Кадыр-хана и газнавидские дирхамы Махмуда, битые, в частности, в Балхе.

После ухода Махмуда за Амударью смуты в каганате продолжались. Как показывают дирхамы Куз Орду 416 г.х., из коих одни [179] биты Тонга-хаканом, другие — Кадыр-ханом, последний овладел Баласагуном именно в 416/1025-26 г. Соседний Тараз перешел к нему не раньше 417 г.х. В 416 или 417 г.х. в его руках оказался и Ташкентский оазис: на шашских монетах 415-416 гг.х. сюзереном назван Тоган-хан, на дирхамах илакского города Дахката 417 г.х. — Кадыр-хан. Дольше всего борьба продолжалась в Фергане, где она шла с переменным успехом. Так, на монетах Ахси-ката 415 г.х. фигурирует Тонга-хан, 417 г.х. — Кадыр-хан, 417-418 гг.х. — вновь Тонга-хан, 419-420 гг.х. — опять Кадыр-хан, тогда как на монетах Узгенда 416, 418-420 гг.х. упомянут лишь последний. Упоминания Тонга-хана после 418 г.х. исчезают из монетных надписей, но не навсегда, а лишь на 10 лет. Следовательно, в ходе междоусобной войны, он, вопреки мнению М.Н.Федорова [1974, с. 174-175], не погиб, а только лишился к 419/1028 г. всех своих владений и, быть может, оказался в плену. Младшим каганом стал Арслан-хан Сулайман, сын Кадыр-хана Йусуфа.

Именно в это время на среднеазиатских монетах (Узгенд, 416 г.х., Ахсикат, 417 г.х.) впервые появляются упоминания брата и вассала Кадыр-хана — Сулаймана б. Харуна. Вполне вероятно, что он принимал активное участие в военных действиях против Тоган-хана и 'Али-тегина и был пожалован за службу Ферганой (или некоторыми ее городами и округами) и Самаркандом (фал-сы 419 г.х.). Возможно, именно Сулайман боролся с Мухаммадом б. Хасаном за Фергану и захватил его в плен: монеты Тоган-хана вновь чеканятся сразу же после того, как из монетных надписей исчезают упоминания Сулаймана б. Харуна.

Политическую ориентацию других членов династии определить по монетам труднее. Например, «'Алиды» Мухаммад б. Наср и его сын Аббас во время междоусобий признавали себя вассалами то Тонга-хана, то Кадыр-хана. Другой «Алид», Ахмад 6. Мухаммад, на дирхамах Испиджаба 416 г.х. и Тараза 417 г.х. выступает вассалом Тонга-хана, более же поздние его монеты не известны (погиб?). Натункатских дирхамах «Хасанида» ал-Хусайна б. Хасана в 415 г.х. и 416(?) сюзереном назван Тонга-хан, в 418 г.х. — Кадыр-хан.

Как можно понять из рассказа Байхаки, главный союзник Тоган-хана, Али-тегин, после ухода Махмуда Газнави вновь утвердился в центральном Мавара'аннахре, где чувствовал себя полным [180] хозяином. Из этого В.В.Бартольд [1963а, с. 347] заключил, что «Али-тегин остался правителем Бухары и Самарканда». В обще-й форме это, конечно, верно, хотя монетные данные вносят существенные дополнения. Так, при ежегодном в 415-420/1024-29 гг. чекане 'Али б. Хасана в Бухаре, бухарские монеты Кадыр-хана вообще не известны. Следовательно, Бухару 'Али потерял на очень непродолжительный срок. Иной была судьба Самаркандского Согда. Еще в 419 г.х. в Самарканде и Иштихане выпускались фалсы с упоминанием Кадыр-хана, с того же года в обоих городах начинается чекан с титулатурой 'Али. Стало быть, именно в 419/ 1028 г. последний вернул самаркандскую часть бассейна Зараф-шана. Более чем вероятно, что в связи с этим военным успехом на фалсах Самарканда 419-420 гг.х. появилось слово тС1а «победа». Еще в 418/1027 г. был захвачен Киш, а значит, и весь бассейн Кашкадарьи.

На фалсах Усрушаны 419 г.х. фигурирует некий Му'ин ад-Ьав-па (но его сюзерен не назван), на фалсах 423 г.х. — 'Али б. Хасан и Самсам ад-ЬавлаЙаган-тегин (т.е. Йусуф б. Мансур 6. Али).

После 418 г.х. Саганийан принадлежал не Караханидам, а Газна-видам. Согласно Байхаки [1969, с. 317], Саганийан входил в сферу влияния Газнавидов, а соседние области Хуттал, Кубадийан и Тир-миз принадлежали последним [Давидович, 1970, с. 87]. Тем не менее, из рассказа Байхаки явствует, что в 422/1031 г. владения Али-тегина начинались уже близ Тирмиза. Вероятно, это были приамуда- рьинские территории к западу и северо-западу от Тирмиза.

Насколько позволяют судить монеты, после 418/1029 г. ситуация в каганате на несколько лет стабилизировалась — в том смысле, что борьба между Кадыр-ханом и Али б. Хасаном прекратилась и были установлены границы между их владениями. Али и теперь, как при Тоган-хане, оставался илигом, т.е. не претендовал на ханское достоинство и признавал старшинство Йусуфа. Вместе с тем от него не дошло монет с упоминанием Кадыр-хана (если не считать дирхамов Бухары 411

г.х.). Пока не сошел со сцены Тоган-хан Мухаммад б. Хасан, Али выпускал и дирхамы, и фалсы, причем в надписях дирхамов он признавал себя вассалом Мухаммада. Когда же из монетных легенд исчезли упоминания последнего, прекратился и серебряный чекан Али б. [181] Хасана, возобновившись лишь к 423 г.х., т.е. после смерти Кадыр-хана, скончавшегося именно в 423 г.х. Иными словами, 'Али на несколько лет отказался от выпуска дирхамов, но, конечно, не из-за отсутствия металла: ведь хватало же его и прежде, и после. Складывается впечатление, что он просто не желал открыто, официально признавать себя вассалом Кадыр-хана, а потому и не чеканил дирхамы, в надписях которых должен был бы упомянуть в качестве сюзерена своего врага, тогда как фалсы, обладавшие менее высоким статусом, он мог выпускать (и выпускал) совершенно самостоятельно, без всякого упоминания верховного государя.

Итак, три верхние ступени официальной иерархической лестницы занимали «Хасаниды»: Кадыр- хан Йусуф — великий каган, Арслан-хан Сулайман 6. Йусуф — младший, 'Али б. Хасан — Арс-лан- илиг. Следующие две ступени тоже были у старших «Ха-санидов» — Хусайна (Йинал-тегин) и Сулаймана б. Харуна (Арслан-тегин). Возрастает роль второго поколения той же семьи — в лице детей Кадыр-хана, Сулаймана и Мухаммада, а также сына 'Али-тегина, Йусуфа. В 415-417/1024-27 гг. часть прав на Кашгар и Йарканд по-прежнему оставалась в руках Сулаймана б. Йусуфа. Скорее всего, он сохранил свои позиции в Восточном Туркестане и в ближайшие последующие годы, но соответствующие монеты до нас не дошли. Возможно, власть Сулаймана распространялась в это время и на Барсхан (дирхамы 41х г.х.). Брат его Мухаммад получил Ташкентский оазис, где чеканил дирхамы (Тункат 421 г.х.; Шаш 421-422 гг.х.) без упоминания сюзерена, демонстрируя тем самым значительную самостоятельность. Старший сын 'Али б. Хасана, Йусуф, в 417-423/1026-32 гг. выступает непосредственным владетелем Бухары.

«Алиды» представлены тремя лицами. Потомки Насра б. 'Али оставались в Фергане: Мухаммад б. Наср упомянут на монетах Ахсиката (415, 417, 419, 423 гг.х.), Кубы (ок. 416 г.х.), Маргинана (418, 423 гг.х.), Риштана (423 г.х.), Узгенда (416, 418, 420-423 гг.х.), Худжанда (423 г.х.); Аббас б. Мухаммад — на монетах Ахсиката (415, 417, 418 гг.х.) и Касана (421, 423 гг.х.). Как видно из этого перечня, по крайней мере к концу правления Кадыр-хана в состав удела Мухаммада 6. Насра входила практически вся Фергана [182] плюс соседний Худжанд, Аббасу же принадлежала только северная часть области. При этом надо иметь в виду, что на более высокой иерархической ступени находился брат Кадыр-хана Сулайман б. Харун, который имел свою долю прав на Фергану и Худжанд. Согласно М.Н. Федорову [1990, с. 17], в 422 г.х. Уч (т.е., по его мнению, Ош) принадлежал другому «Алиду» — Атим-тегину Ахмаду 6. Мухаммаду, но здесь двойная ошибка: место чекана соответствующего дирхама — не ферганский Уш, а восточнотурке-станский Уч, и время его выпуска —

не 422, а 412 г.х. Таким образом, продлевать Ахмаду жизнь, по крайней мере политическую, нет никаких оснований: позже 417 г.х. его монеты неизвестны. Наконец, Йусуф б. Мансур б. Али владел соседней Усрушаной.

Не принадлежали к правящей династии владетели Кармины. На фалсах 415 и 419 гг.х. фигурирует Му'изз ад-давла Йабгу, т.е. Муса б. Сельджук, на фалсах 417 г.х. — Инанч Кокуз(?), т.е., возможно, он же, на фалсах 419 г.х. упомянут также Сайф ад-давла, т.е., видимо, его племянник Ибрахим Йинал. Названный на фалсах 420 г.х. Джабра'ил б. Мухаммад, быть может, происходил из той же семьи: если допустить, что Мухаммад — мусульманское имя Сельджука, все известные сыновья которого носили библейские имена, то Джабра'ил мог быть еще одним его сыном, не упомянутым в рукописных источниках. Если даже это не так, династийная принадлежность фалсов 415 и 419 гг.х., несущих сельджукскую тамгу, несомненна. Вместе с тем монеты Кармины 415-420 гг.х. должны рассматриваться и в рамках караханидского чекана, т.к. они биты на территории государства Ка-раханидов. Никто из последних на этих фалсах не обозначен, но это, разумеется, отнюдь не свидетельствует о полной независимости владетелей Кармины, а лишь о значительной самостоятельности и, вероятно, большом объеме прав и привилегий. Надписи монет не открывают, кого они признавали своим сюзереном — Али б. Хасана, Кадыр-хана или кого-то еще. Однако из рукописных источников точно известно, что и до 415 г.х., и позднее Али-тегин опирался на Сельджукидов, всячески привлекая их на свою сторону. Поэтому более чем вероятно, что именно Али пожаловал Сельджукидам район Кармины. Пожалование было временным: уже в 420 г.х. в Кармине были выпущены фалсы от имени одного только илига, т.е. Али б. Хасана [Кочнев, 1998, с. 5-15]. [183]

Как видно из обзора монет 415-423/1024-32 гг., ведущая роль в каганате перешла тогда к «Хасанидам», сыновьям и внукам Бугра-хана Харуна/Хасана. Они стояли во главе каганата, были держателями всех высших титулов, распространяли свою власть на всю территорию государства. «'Алиды», представленные меньшим числом лиц, выступают непосредственными владетелями лишь немногих городов и областей, невысок и их официальный статус. Заметно сократилось число удельных правителей некараханидского происхождения, из коих по монетам известны лишь сельджукидские владетели Кармины.

При Тоган-хане Мухаммаде б. Хасане столицей каганата был, как и прежде, Баласагун (Куз

Орду). Стольным городом Кадыр-хана оставался Кашгар. Судя по дирхамам 425 г.х., Мухаммад владел также Барсханом, а значит, и Баласагуном. Иначе говоря, ему принадлежала вся северовосточная часть среднеазиатских владений Караханидов. Однако вскоре начались очередные междоусобицы, о которых однозначно свидетельствует дирхам Куз Орду (Баласагуна) 427 г.х. с упоминанием совершенно неведомого То-ган-хана 'Али, который захватом Баласагуна по существу объявил себя великим каганом.

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Усиление «Хасанидов»:

  1. Усиление крепостничества
  2. Усиление контроля за СМИ
  3. Для усиления лактации ?
  4. Усиление социальной напряженности
  5. УСИЛЕНИЕ ВЛАСТИ КОРОЛЯ
  6. 5. Усиление эксплуатации крестьянства и классовая борьба
  7. УСИЛЕНИЕ ФЕОДАЛЬНОГО РАЗДРОБЛЕНИЯ. КНЯЖЕСКИЕ СЪЕЗДЫ
  8. УСИЛЕНИЕ РОЛИ ГОСУДАРСТВА В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ
  9. Усиление звуковой выразительности речи в прозаическом тексте
  10. Глава 19. ФОРМИРОВАНИЕ ВОСПИТАТЕЛЬНОГО КОЛЛЕКТИВА И УСИЛЕНИЕ ЕГО ВЛИЯНИЯ НА РАЗВИТИЕ УЧАЩИХСЯ
  11. Усиление тиранических режимов Сицилии (на примере Селинунта)
  12. ВОЙНА В АЛЖИРЕ И УСИЛЕНИЕ РЕАКЦИОННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ В БУРЖУАЗНОМ ЛАГЕРЕ
  13. УСИЛЕНИЕ ДВОРЯНСКОЙ И КЛЕРИКАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ В 1825 -1829 ГОДАХ
  14. УСИЛЕНИЕ ВЗАИМОВЛИЯНИЯ ИДЕОЛОГИИ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ТЕНДЕНЦИЯ
  15. Усиление борьбы за «собирание земель Руси» между Вильно и Москвой
  16. 31.3. ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАГРАЖДЕНИЯ И ТЕХНИЧЕСКОГО ПРИКРЫТИЯ НА ТРАНСПОРТЕ. СТРОИТЕЛЬСТВО И УСИЛЕНИЕ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ
  17. Глава 2 КИТАЙ В СИСТЕМЕ МИРОВОГО РЫНКА. УСИЛЕНИЕ ИНОСТРАННОГО СЕКТОРА (1901-1914)
  18. §2. Усиление межобщинного напряжения на острове после второй мировой войны (1945-1958 гг.)