<<
>>

Восточный каганат после 431/1040 г.

Не известно, как воспринял действия Ибрахима 6. Насра и особенно самовольное провозглашение его ханом Арслан-хан Сулай-ман. На первый взгляд, кое-какую информацию на сей счет можно извлечь из рассказа Ибн ал-Асира о том, как в 435/1043-44 г.

Арслан-хан разделил «страну» между родственниками, отдав одному брату, Бугра-хану, Тараз и Испиджаб, другому брату, Арслан-теги-ну, «многое из Страны тюрков», дяде, Тоган-хану, Фергану, а Ибн 'Али-тегину — Бухару с Самаркандом и другие города, сам же удовлетворился Баласагуном и Кашгаром и повиновением своих родственников [МИКК, с. 60]. Если понимать этот текст буквально, то выходит, что Арслан-хан в 435 г.х. мог распоряжаться судьбой всех караханидских владений, Ибрахима не признавал вовсе, законным же правителем Мавара'аннахра считал не его, а сына Али-тегина. Между тем еще В.В. Бартольд [1964д, с. 291-292, прим. 192] указал, что «это свидетельство Ибн ал-Асира по меньшей мере не совсем точно», Арслан-хан «мог лишь санкционировать фактически [193] происшедший раздел империи». По мнению О. Прицака [1950, с. 221-222], раздел 435 г.х. — своего рода анахронизм: еще в 429 г.х. Ферганой владел Мухаммад б. Наср, к 433 г.х. Мавара'аннахр принадлежал его брату Ибрахиму, а не сыну 'Али б. Хасана; следовательно, «Хасаниды», чувствуя угрозу со стороны «'Алидов» и поэтому желая уладить свои внутренние раздоры, делят «сферы влияния». Соображения эти, конечно, заслуживают внимания. Попытаемся, однако, продолжить мысль О.Прицака. Если «Хасаниды» вполне осознали «'алидскую» опасность и даже съехались на «конгресс» для ее обсуждения, следовало бы ожидать не просто раздела сфер влияния, но прежде всего реальных мер для борьбы с этой угрозой. Однако ни рукописные источники, ни монеты, битые около 435 г.х., не сохранили никаких следов такой борьбы. Поэтому можно предложить следующее истолкование данного отрывка. Арслан-хан действительно узаконил существующее положение вещей, но не в 435 г.х., а несколько раньше, возможно, около 430 г.х., когда Тоган-хан уже владел Ферганой, а Йусуф б. Али еще правил в Мавара'аннахре.

Такое понимание текста предполагает наличие в нем хронологической ошибки. Неверные даты встречаются в хронике Ибн ал-Асира, особенно в караханидских разделах с их многочисленными неточностями. Определенно есть ошибка и в разбираемом пассаже: как показывают монеты, Арслан-тегин был сыном не Ка-дыр-хана Йусуфа, а фигурирующего в том же отрывке Тоган-хана (Мухаммада б. Хасана), т.е. приходился Арслан-хану не родным, а двоюродным братом (см. гл. 3). При таких обстоятельствах данный текст, не лишенный ошибок и допускающий разные истолкования, не может служить надежным источником для характеристики реакции «Хасанидов», родственников сыновей Али б. Хасана, на захват Мавара'аннахра Ибрахимом. Да и не похоже, чтобы последний при этом затронул непосредственные интересы сыновей Кадыр-хана, ибо завоевал только то, что им не принадлежало. Возможно, они даже воспользовались борьбой между Ибрахимом и потомством Али-тегина и увеличили свои владения. Судя по монетам, Али в конце жизни включил в состав своего удела Худжанд и Усрушану. В одном из аукционных каталогов фигурирует худ-жандский дирхам 431 г.х. с упоминанием Бугра-хана.

Если здесь [194] нет ошибки, то можно предположить, что именно во время борьбы Ибрахима за центральный Мавара'аннахр, когда сыновья Али б. Хасана не могли уделить должного внимания защите своих северо-восточных границ, Бугра-хан Мухаммад, владевший Шашем и Илаком, смог присоединить к своему уделу соседний Худжанд. Позднее Худжанд определенно входил в состав Восточного, а не Западного каганата: на худжандских дирхамах 434, 441 и 444 гг.х. фигурирует Арслан-хан и его вассал Мухаммад б. Наср.

Сложнее вопрос с Усрушаной. По данным Ибн ал-Фувати, в 436/1044 г. Мухаммад б. Наср управлял Усрушаной, Худжандом и частью Ферганы «от имени своего брата Тафгач-хана Ибрахима». Переводчик и первый исследователь этого текста З.М. Буниятов [1981, с. 8-10] обратил внимание на противоречие между данным сообщением и показаниями монет, называющих сюзереном Мухаммада Арслан-хана Сулаймана, и подчеркнул, что хотя предпочтение следует отдать монетам, они не зачеркивают «и свидетельство письменного источника, который мог отразить реальные связи братьев». Каковы бы ни были эти связи, в 434, 441 и 444 гг.х. в Худжанде, в 445-447 гг.х. в Кубе и Маргинане (т.е. в южной Фергане) Мухаммад б. Наср официально признавал себя вассалом Арслан-хана; более чем вероятно, что то же самое было и в соседней Усрушане. Считать ошибочным указание на сюзеренитет Ибрахима тем больше оснований, что оба караханидских фрагмента из сочинений Ибн ал-Фувати, автора XIII-XIV вв., полны ошибок и неточностей: утверждается, будто Ибрахим б. Наср «занял место» своего отца после его смерти, Мухаммад 6. Наср назван то Мухаммад б. 'Али, то Мухаммад ан-Наср, а Ибрахим — Тафгач б. Бугра-хан (вместо Тафгач Бугра-хан), и т.д. Таким образом, можно думать, что Усрушана разделила судьбу Худжан-да, т.е. обе области были включены в состав Восточного каганата в начале 430-х гг.х. в связи с войной между Ибрахимом и сыновьями Али-тегина. Разумеется, это не более чем предположение, справедливость которого могут подтвердить только новые монетные находки.

Вероятно, с этой войной связано и изменение официального статуса Мухаммада б. Насра: еще на монетах 425 г.х. он назван Куч-тегином, в Варухской надписи, датированной началом джумада [195] I 433 г.х., он именуется илигом [Кочнев, 1979а, с. 120-121]. Возможно, последний титул перешел к Мухаммаду от Йусуфа б. 'Али, чьи монеты доходят до 433 г.х., когда Йусуф либо погиб, либо сошел с исторической (и нумизматической) арены. Если это так, то Мухаммад б. Наср стал илигом в пределах первых четырех месяцев 433 г.х.; тогда же биты и последние бухарские фалсы Йусуфа. В любом случае Мухаммад не позже 433 г.х. занял четвертое место в официальной иерархии Восточного каганата — после Арслан-хана, Бугра-хана и Тонга/Тоган-хана.

Тоган-хан Мухаммад б. Хасан был последним представителем старшего поколения «Хасанидов». Несмотря на свое старшинство, он был лишь третьим лицом в Восточном каганате, а его владения, согласно Ибн ал-Асиру, ограничивались Ферганой; судя по монетам, на Худжанд его власть уже не распространялась.

В 430 г.х. от его имени дирхамы чеканились в Ахсикате, в 429-433, 436 гг.х. в Узгенде, в 439-40 гг.х. в Маргинане. Надо полагать, в той части Ферганской долины, которая (по данным Ибн ал-Фу- вати) принадлежала Мухаммаду б. Насру, последний признавал сюзеренитет Тоган-хана, но в монетном чекане это не нашло отражения. На дирхамах Ахсиката и Касана 431-434 гг.х. фигурирует только Аббас б. Мухаммад б. Наср, однако его невысокий официальный статус (в Варухской надписи он назван Арслан-те-гином) не позволяет считать его полностью независимым правителем; очевидно, и он был вассалом Тоган-хана. Похоже, Аббас присвоил этот титул самовольно: уже в 433 или 436 г.х. Арслан-тегином титуловался также Ахмад б. Мухаммад, сын Тоган-хана Мухаммада б. Хасана, имея на то больше прав, ибо был одним поколением старше Аббаса. Впрочем, не исключено, что в это время титул Арслан-тегин был уже не столь «ранговым», как прежде.

Как ясно из рассказа Ибн ал-Асира о «разделе» государства Арслан-хана, Арслан-тегин (Ахмад б. Мухаммад), получивший «многое из Страны тюрков», принадлежал к числу крупнейших правителей Восточного каганата. И хотя он носил титул такой же, как у Аббаса, и менее высокий, чем у Мухаммада б. Насра, фактическое его могущество было существенно больше. В 433 или 436, а такж-е в 444 г.х. он выпускал монеты в Тункате, в 443 г.х. — в Кубе и Маргинане, в 444 г.х. — Барсхане, а позднее —

также в Куз Орду и Уче. [196] В 440-х гг.х. (пока неясно, в каком именно году) повысился и официальный статус Ахмада, ставшего Арслан-илигом.

Есть основания связывать с Ахмадом б. Мухаммадом рассказ Махмуда ал-Кашгари об Арслан- тегине, который с 40-тысячным войском перешел реки Или и Ямар (Эмиль? Обь?) и одержал победу над огромной армией неверных (численностью будто бы в 700 тысяч человек) во главе с Бука-Будрачем. Ко времени написания труда Махмуда ал-Кашгари (464-466/1072-74 гг.) вокруг этого события успел сложиться цикл преданий, но оно, по мнению В.В. Бартольда [19686, с. 85-86], произошло сравнительно незадолго до составления труда Махмуда, беседовавшего с одним из участников похода. О.Прицак [1953, с. 41] счел возможным отнести этот поход ко времени правления Тогрыл-хана (451-467 гг.х.), но никак не обосновал такую точку зрения, которая не кажется убедительной: в этом случае к поре создания «Словаря тюркских наречий» цикл легенд о подвигах Арслан-тегина сложиться не мог. Совершенно иначе — 2-й половиной X в. — датирует то же самое событие О. Караев [1983, с. 110-112], однако и он по существу не аргументирует свою позицию. Она получила бы право на существование, если б удалось доказать тождество Арслан- тегина Мухаммада б. Али и Арслан-тегина, победившего Бука-Будра-ча. Казалось бы, непреодолимых хронологических препятствий для такого отождествления нет: судя по монетам, Мухаммад б. Али был Арслан-тегином между 388-403/998-1013 гг., а участник событий конца X — начала XI в. не мог дожить до времени Махмуда ал-Кашгари. Всё же в те годы Мухаммад б. Али был лишь одним из сравнительно мелких удельных князей и едва ли был в состоянии организовать столь крупномасштабное предприятие: кроме того, тогда он не имел владений восточнее Тараза. Еще меньше оснований сопоставлять с победителем Бука-Будра-ча того Арслан-тегина 6. Улуг- тегина, который фигурирует только на дирхамах Ферганы 381 г.х. в качестве «наместника» завоеванной области: в ту пору основные усилия Караханидов были направлены на борьбу с Саманидами в Мавара'аннахре, а не с неверными «за тридевять земель».

Совсем иное дело — Арслан-тегин Ахмад б. Мухаммад. Один из главных правителей Восточного каганата, он получил «многое [197] из Страны тюрков». При всей кажущейся неопределенности этого указания ясно, что, поскольку Таразом, Баласагуном и Кашгаром владел не он, ему должны были принадлежать самые северо-восточные области каганата, включая Барсхан (на последнее монеты указывают однозначно). Иногда он получал владения в Мавара'аннахре — Тункат, Кубу, Маргинан. Итак, Ахмад располагал, во-первых, наиболее удобным плацдармом для похода на восток, во-вторых, очевидно, немалыми материальными и людскими ресурсами, чтобы обеспечить успех такого похода. Что же касается хронологии, то он носил титул Арслан-тегин в 430-х и частично в 440-х гг.х. (до 444 или 447 г.х.), и участник событий тех лет вполне мог дожить до времени Махмуда, а сами эти события — обрасти преданиями.

Таким образом, из трех носителей титула Арслан-тегин, имевших отношение к восточным землям каганата, наиболее вероятным «героем» рассказа Махмуда ал-Кашгари представляется Ахмад б. Мухаммад б. Хасан, а временем похода на Бука-Будрача — середина XI в.

На монетах Ахмад выступает то вассалом Бугра-хана, то самостоятельным эмитентом, то сюзереном других удельных князей — Насра (443 г.х.), Айуба, Бугра-тегина и носителя лакаба Нур ад-давла; на большинстве этих дирхамов выпускные сведения не сохранились.

Вообще число удельных правителей, фигурирующих на монетах 430-440-х гг.х., весьма значительно. На дирхамах Испиджаба 435(?) г.х. в качестве вассала Бугра-хана упомянут Сайф ад- давла Тоган-тегин, т.е., возможно, Исрафил б. Мухаммад б. Хасан (см. гл. 3). На дирхамах Барсхана 425 и Испиджаба 437(?) и 444(?) г.х. назван другой вассал Бугра-хана — Чагры-тегин. Это, очевидно, тот самый Чагры-тегин Хусайн, который, по данным рукописных источников, был старшим сыном и наследником Бугра-хана Мухаммада и получил от отца большую часть области Тараз и Испиджаб [Караев, 1983, с. 161-162]. Правда, сообщается, будто Чагры-тегин получил эти владения незадолго до кончины отца (т.е. в конце 440-х гг.х.), однако монеты показывают, что по крайней мере правителем Испиджаба он стал намного раньше. В качестве вассалов Бугра-хана на монетах фигурируют [198] также Йаган Турк-тегин и Зайн ад-давла Тоган(?)-тегин; принадлежность этой титулатуры не установлена, а при отсутствии на соответствующих дирхамах выпускных сведений невозможно определить и владения ее носителей. Очень выразительна картина, которую рисует ферганский чекан середины XI в. Маргинанские монеты Тонга-хана доходят до 440 г.х., с того же года начинается выпуск дирхамов с упоминанием Арслан-хана в Узгенде, Бугра- хана и Джалал ад-давла Тонга-тегина в Ахсикате. Поскольку М.Н.Федоров [1990, с. 17] счел (вслед за О. Прицаком), будто Тонга-тегин — это прежний Тонга-хан, он заключил, что последний подвергся нападению Арслан-хана и потерял большую часть Ферганы, а чтобы обезопасить себя от Арслан-хана, признал себя вассалом Бугра-хана. На самом деле караханидская история не знает подобных «саморазжалований», и Тонга-тегин — это некий не известный ближе князь, не тождественный Тонга-хану Мухаммаду б. Хасану. К 440 г.х. этот последний «Хасанид» старшего поколения, чеканивший монеты еще в 399 г.х., должен был достигнуть весьма солидного возраста, и очень вероятно, что исчезновение его титулатуры из монетных надписей объясняется его естественной смертью в 440/1048-49 г. После этого его владение, Фергана, было поделено между его племянниками: северная часть долины (с Ахсикатом) отошла к Бугра-хану Мухаммаду, остальное (Узгенд, Куба, Маргинан) — к Арслан-хану Сулайма-ну. В качестве непосредственного владетеля в Ахсикате до самого конца жизни Бугра-хана утвердился Тонга-тегин. У Сулаймана же в Фергане было несколько вассалов. Чаще всего упоминается Фахр ад-давла ('Адуд ад-давла) Бахрам —

на дирхамах Узгенда 440-442, 444-445 гг.х., Кубы и Маргинана 442, 444-445 гг.х.; возможно, он тождествен Бори-тегину, названному на монетах Кубы и Маргинана 442 г.х. На дирхамах Кубы 445 и 446(?) г.х. его непосредственным сюзереном выступает 'Имад ад-давла, т.е. Йу-суф б. Сулайман, сын Арслан-хана. Трехступенчатую иерархию отразили монеты Кубы 445-447 и Маргинана 446- 447 гг.х.: Арс-лан-хан, Мухаммад б. Наср, Шихаб ад-давла. Монетные легенды не позволяют определить принадлежность этого последнего лакаба, но его носителем вполне мог быть сын Мухаммада б. Насра Аббас, который соорудил (или завершил) для своего отца мавзолей [199] Шах-Фазил в северной Фергане и, следовательно, по крайней мере до 447 г.х. сохранял какие-то позиции в Ферганской долине [Настич, Кочнев, с. 73-76]. На дирхамах Кубы и Маргинана 443 г.х. названы только Арслан-тегин (Ахмад б. Мухаммад б. Хасан) и его вассал Харун 6. 'Али (сын 'Али б. Хасана?), тогда как на других хронологически близких монетах явно ферганского происхождения, но с утраченными выпускными сведениями первый выступает вассалом Мухаммада б. Насра и Арслан-хана, второй — Арслан-хана. Налицо пестрая и сложная картина с частой сменой удельных владетелей и многоступенчатой иерархией.

Велико не только число удельных князей в пределах тогдашнего Восточного каганата, весьма значительна и самостоятельность некоторых из них, выражавшаяся в чеканке дирхамов без упоминания сюзерена. Такую чеканку мог себе позволить не только могущественный правитель типа Арслан-тегина Ахмада, но даже такой мелких владетель, как 'Аббас. В целом монеты восточно- караханидских правителей 430-440-х гг.х. демонстрируют явное ослабление вассальных связей, свидетельствуют об очень далеко зашедшей феодальной раздробленности. Особенно это заметно в сравнении со временем правления отца Арслан-хана, Кадыр-хана, и с той ситуацией, которая сложилась тогда в Западном каганате при Ибрахиме б. Насре. Даже скупые сведения рукописных источников позволили В.В. Бартольду [1963в, с. 44] заключить: «очень вероятно, что в эту эпоху, благодаря слабости Арслан-хана, авторитет главы империи пал окончательно». Приведенные нумизматические данные как нельзя лучше убеждают в справедливости этого вывода, наполняя его конкретным содержанием. Блестящую иллюстрацию к нему являет собой также единственный дирхам Куз Орду (Баласагуна) 427 г.х. с упоминанием То-ган-хана Али, совершенно неведомого и явно эфемерного кагана. А ведь и прежде (в 424, 425 гг.х.), и после (в 429, 435, 439, 442 гг.х.) в Куз Орду чеканились монеты только от имени Арслан-хана.

Вероятно, основанием для такого заключения В.В .Бартольда послужили, в частности, сведения о настроениях в каганате при Арс-лан-хане. По Байхаки, отношения между ним и его братом Мухаммадом стали натянутыми едва ли не сразу после смерти отца, если не раньше, и потом еще более ухудшились. В 425/1034 г. Бугра-хан [200] просил Газнавида Мас'уда отправить ему его невесту Зайнаб, дочь Махмуда, однако султан не исполнил просьбу, узнав о намерении Мухаммада заявить от имени Зайнаб претензии на часть наследства Махмуда, и пожаловался на него Арслан-хану. Оскорбленный упреками последнего, Бугра-хан «сделался настоящим врагом» и для брата, и для Газнавидов, и завязал тесные связи с Сельджукида-ми, обещая им любую помощь в борьбе с Мас'удом, что того крайне обеспокоило. В 428/1037 г. Мас'уд отправил к Караханидам посольство, которое заключило мирный договор и примирило братьев [Байхаки, 1969, с. 644-647; Бартольд, 1963а, с. 362]. Впоследствии вражда между ними возобновилась и в конце концов вылилась в открытую войну. В 448 г.х. Бугра-хан разгромил брата, взял его в плен и захватил его владения, но правил только 15 месяцев. Когда он объявил наследником своего старшего сына Хусайна, одна из его жен посчитала обойденным собственного отпрыска, в 449/1057-58 г. отравила мужа, уничтожила нескольких его родственников, включая Арслан-хана и наследника престола, и посадила на трон своего малолетнего сына Ибрахима [Байхаки, 1969, с. 274; МИКК, с. 59; Бартольд, 1963в, с. 44].

Изменения политической карты Восточного каганата хорошо прослеживаются по монетам 440-х гг.х., которые показывают, однако, что междоусобия отнюдь не сводились к борьбе между Арслан- ханом и Бугра-ханом и начались ранее 448 г.х. Впрочем, определенный намек на это имеется у Байхаки: в летописи 430 г.х. рассказывается об одном гератском законоведе, который из-за восстания в Герате перебрался в Туркестан к Арслан-хану, а когда «увидел, что дело того царства близится к распаду из-за нетерпимости и раздвоения между братьями и родичами», возвратился в 438 г.х. на родину [Байхаки, 1969, с. 722]. Очевидно, уже к 438/ 1046-47 г. раздоры между восточными Караханидами были очень серьезны, если вынудили покинуть Туркестан человека, окруженного почетом и уважением. Правда, монеты конца 430-х — начала 440-х гг.х. не сохранили явных признаков междоусобной борьбы.

Носитель лакаба Зайн ад-давла на других хронологически близких монетах без выпускных сведений фигурирует как То-ган(?)-тегин и вассал Бугра-хана. Более заметный нумизматический след оставил Наср, чье происхождение тоже не известно; [201] скорее всего ему принадлежали лакабы Насир ад-давла ва-Му'изз ал-милла и титул Йаган-тегин. От его имени в 445 г.х. выпускались дирхамы в восточнотуркестанском Уче; вероятно, тогда же чеканены утратившие дату барсханские дирхамы Йаган-тегина. Для характеристики этого правителя существенно, что он нередко помещал на монетах титул Гази (букв, «воитель за веру») Не указывает ли это на его деятельное участие в походе Арслан-теги-на Ахмада против неверных? Само по себе это вовсе не исключено, тем более что иногда, например, на дирхамах 443 г.х. неизвестного происхождения, Наср предстает вассалом Арслан-тегина. В некоторых случаях он выступает вассалом Арслан-хана или Бугра-хана, но поскольку большинство монет с его упоминанием не сохранили дат или выпускных сведений вообще, проследить его взаимоотношения с вышестоящими членами официальной иерархии не удается. Ясно лишь, что этот удельный правитель, занимавший сравнительно невысокое иерархическое положение (его титул Йаган-тегин — наименьший из княжеских «ранговых» титулов), около 445 г.х. завладел обширными территориями, включавшими часть Восточного Туркестана, Тянь-Шаня и Семиречья. Очевидно, Наср заполучил свои владения или часть их в ходе борьбы с Сулайманом б. Йусуфом.

В общем, монеты однозначно свидетельствуют, что к 445 г.х. Арслан-хан Сулайман утратил значительную часть своих владений — по крайней мере часть Восточного Туркестана с Учем и Прииссыккулье. В свете этих фактов понятнее становятся последующие успехи Бугра-хана Мухаммада, который вступил в борьбу с братом, во всяком случае в Фергане, в 447 г.х. Действительно, дирхамы с упоминанием Арслан-хана доходят в Узгенде до 445 г.х., в Кубе и Маргинане — до 447 г.х., Бугра-хан же бил монету в Кубе в 447(?)-448 г.х., в Маргинане — в 447-448 гг.х., в Узгенде — в 448-449 гг.х. С появлением на дирхамах Кубы и Маргинана титулатуры Бугра-хана с них исчезли упоминания Мухаммада б. Насра.

После того, как Учем, Барсханом и Куз Орду владел Йаган-тегин Наср, они перешли, по крайней мере к 448-449 гг.х., к Арслан-[202]илигу Ахмаду б. Мухаммаду. Складывается впечатление, что из всех участников многолетних междоусобий — Арслан-хана Сулаймана, Бугра-хана Мухаммада, Йаган-тегина Насра и Арслан-илига Ахмада — в наибольшем выигрыше оказались Му-хаммад и Ахмад: первый стал владетелем всей западной части Восточного каганата (включая целиком Фергану), второй — восточной его части. Впрочем, ненадолго: Бугра-хан был отравлен в 449/105758 г., до того же года доходят монеты Арслан-илига (тоже погиб?). В целом монеты показывают, что междоусобия начались раньше, продолжались дольше и втянули в свою орбиту большее число лиц, чем казалось прежде и чем можно было представить по данным рукописных источников.

О преемниках Бугра-хана Мухаммада рассказывает только Ибн ал-Асир. По его словам, в 449 г.х. после убийства Бугра-хана и его родственников его жена сделала царем малолетнего Ибра-хима, который вскоре погиб в борьбе с владетелем Барсхана Йи-нал-тегином. Далее сообщается, что после Бугра-хана в Баласагу-не 16 лет царствовал Тогрыл-хан, сын Кадыр-хана Йусуфа, а затем сын Тогрыл-хана Тогрыл-тегин. Через 2 месяца Бугра-хан Харун низложил последнего и правил в Кашгаре и Баласагуне 29 лет, до 496/1102-03 г. [МИКК, с. 59-60]. В.В .Бартольд исправил некоторые явные ошибки Ибн ал-Асира (так, по Байхаки Бугра-хан, сын Кадыр-хана, умер не в 439, а в 449 г.х.) и предложил следующую хронологию: Ибрахим — с 449 по 451 г.х., Тогрыл-хан Йусуф — с 451 по 467 г.х. (16 лет), Тогрыл-тегин — 467 г.х. (2 месяца), Бугра-хан Харун (Хасан) — с 467 по 496 г.х. (29 лет) [Бартольд, 1963в, с. 44].

Эти выводы прочно вошли в науку и приняты большинством исследователей. Нумизматические данные и здесь вносят коррективы. Выясняется, что Ибрахим б. Мухаммад принял титул Арслан-хан и правил до 454/1062 г. Как и отец, он резидировал в Таразе. Ранние монеты Тогрыл-хана датируются 461/1068-69 г., поздние — 472/1079-80 г., но, по данным одного китайского источника, уже в 1063 г. правителем Караханидов был «Токэлуэр» (сообщение Н. Рахимбабаевой), т.е. Тогрыл(-хан). По данным Гарс ан-Ни'мы, еще в 473 г.х. был жив Тогрыл-тегин [Буниятов, 1981, с. 7], а стало быть, и Тогрыл-хан. Следовательно, Тогрыл-хан царствовал с 454 по крайней мере до 473 г.х., а значит, указанная Ибн ал-Асиром продолжительность его царствования —

16 лет — недостоверна. Тем более не может быть достоверной вторая цифра — 29 лет правления Бугра-хана Харуна, во всяком случае, если [203] признать точной дату его смерти — 496 г.х. Его чекан представлен таразскими дирхамами 481/1088-89 г., на которых он назван Табгач/Тафгач-хакан Хасан.

Таким образом, объективные монетные данные, разрушив общепринятую хронологию нескольких восточнокараханидских государей, пока не дают возможности определить точное время их правления, хотя некоторые надежные опорные точки указывают уже сейчас.

Противоречивыми выглядят также сведения Ибн ал-Асира об их генеалогии. Тогрыл-хан Йусуф назван у него на одной и той же странице сыном Кадыр-хана Йусуфа, с одной стороны, и сыном

Тафгач Бугра-хана (и братом Бугра-хана Харуна), с другой [МИКК, с. 60]. Между тем, Бугра-хан Харун, как показал В.В. Бартольд [1968а, с. 420-422], приходился Кадыр-хану Йусуфу не сыном, а внуком, поскольку его отцом был Арслан-хан Сулайман; официальный документ 474 (или 494) г.х. именует его Хасаном. А раз так, то у Ибн ал-Асира содержатся, по существу, две версии происхождения Тогрыл-хана: 1. он сын Кадыр-хана Йусуфа; 2. он сын Арс-лан-хана Сулаймана. О. Прицак [1953, с. 41] и М.Н. Федоров [1983, с. 124] приняли первую версию, но она не представляется достоверной. Дело в том, что Байхаки, современник событий, прекрасно осведомленный о караханидских делах, знает и неоднократно упоминает только двух сыновей Кадыр-хана и Бугра-хана. Ибн ал-Асир в рассказе о «разделе 435 г.х.» говорит и о третьем сыне, Арслан-тегине, но, как показано выше, последний не был сыном Кадыр-хана, т.е. и этот автор по существу называет лишь двух сыновей Йусуфа б. Харуна. Итак, правильнее отцом Тогрыл-хана считать не Кадыр-хана, а его сына Арслан-хана Сулаймана. О. Прицак приписал Тогрыл-хану имя Махмуд, но это, очевидно, недоразумение, связанное с неверной атрибуцией монетной титулатуры (см. гл. 3). А коль скоро Ибн ал-Асир называет Тогрыл-хана Йусуфом, в данном случае за неимением других свидетельств остается следовать этому автору. Таким образом, мы полагаем более правильным именовать Тогрыл-хана не Махмудом б. Йусуфом (как О. Прицак), а Йусуфом б. Сулайманом 6.[204]

Как показывают монеты, Ибрахим б. Мухаммад принял титул Арслан-хан, столицей его был стольный город отца Тараз. Первое время после воцарения ему не принадлежали ни Барсхан, ни даже соседний Куз Орду, где в 450-451/1058-60 гг. чеканил дирхамы Зайн ад-давла Тонга-хан, идентичный Зайн ад-давла Йанган-тегину.

Ситуация изменилась в 453/1061 г., когда в Куз Орду были выпущены дирхамы с упоминанием Ибрахима и Мухаммада б. Нас-ра б. 'Али. Каким образом Мухаммад стал владетелем Баласагуна, а стало быть, и всей Чуйской долины, монеты, естественно, не открывают. Но допустимо высказать некоторые соображения.

К этому времени он имел длительный опыт правления, приобрел имя и авторитет, в том числе на международном уровне: после разгрома Газнавидов в битве при Данданакане 431/1040 г. Сельджукиды отправили победные грамоты немногим Караха-нидам, в том числе Мухаммаду б. Насру. Юный хан, после того как были уничтожены родичи и сановники его отца, должен был очень нуждаться в помощи и советах такого умудренного годами и опытом государственного мужа, как Мухаммад б. Наср.

С другой стороны, на первых порах Ибрахим не располагал большим фондом пожалований. А коль скоро Мухаммаду был пожалован столь значительный удел, логично предположить, что получил тот его не за одни советы, а прежде всего за некие более важные и вполне конкретные заслуги. Очевидно, это было непосредственное участие в отвоевании Баласагуна у Тонга-хана. Более того, малолетний хан не мог сам возглавить это предприятие и, вероятно, возложил эту миссию на Мухаммада 6. Насра.

По Ибн ал-Асиру, Арслан-хан отправился в поход против владетеля Барсхана, потерпел поражение и погиб. Это случилось в 454/1062 г.: в этом году биты последние таразские дирхамы Ибрахима и дирхамы Куз Орду с упоминанием Арслан-тегина Айуба б. Сулаймана б. Йусуфа. Скорее всего, Айуб и был победителем Ибрахима, вместе с которым, надо полагать, погиб и Мухаммад б. Наср. Не случайно эпитафия в мавзолее Шах-Фазил в северной Фергане именует его шахидом, т.е. погибшим насильственной смертью.

Монеты дают также возможность понять, каким образом Мухаммад попал в Чуйскую долину, где прежде никогда не имел владений. [205] В 414/1023-24 г. Илак принадлежал его брату Ибрахиму, в 415/1024-25 г. перешел к Мухаммаду, но не ясно, насильственным ли путем. В 429/1037-38 г. Ибрахим встретил у брата в Фергане столь «небратский» прием, что вынужден был удалиться на юг. И вполне понятно, что, когда Ибрахим в 452/1060 г. завоевал Фергану, Мухаммад бежал оттуда в Чуйскую долину, ибо едва ли мог ожидать от брата горячих объятий [Кочнев, 2000, с. 63-75].

Развивая наступление, Ибрахим в 454/1062 г. захватил Куз Орду и, судя по монетам, посадил на баласагунский престол Арслан кара-хакана 'Абд ал-Халика, не известного ближе Восточного Ка- раханида. На дирхамах Куз Орду 460/1067-68 г. вассалом Ибрахи-ма б. Насра выступает Йусуф 6. Бурхан ад-давла, т.е. сын Айуба б. Сулаймана. Когда в 460 г.х. на самаркандский престол взошел Шамс ал-мулк Наср, сын и наследник Ибрахима, «Хасаниды» перешли в наступление и вернули всё, кроме

Худжанда. Действительно, уже в 461 г.х. Тогрыл-хан Йусуф чеканил дирхамы в Маргинане, в 462 г.х. в Шаше, в 46х г.х. в Таразе. На его шашских и таразских монетах фигурирует также его сын Тогрыл- тегин 'Умар, который выпускал дирхамы без упоминания отца в 461 или 462 г.х. в Тункате, в 462 г.х. в Банакате, Ганнадже, Чинанчикате и еще одном шашском городе, чье название прочесть не удалось. В свою очередь, вассалами Тогрыл-тегина выступают: на монетах трех последних пунктов — Низам ад-давла Махмуд, на дирхамах Тунката — Мухаммад Тузун-тегин, на монетах Банаката — Сафи ад- давла. Складывается впечатление, что отвоевание Ферганы осуществил Тогрыл-хан, тогда как Шаш, Илак, Тараз захватил Тогрыл-тегин, возможно, совместно с отцом. В любом случае самое активное участие 'Умара в занятии этих областей несомненно, иначе трудно объяснить, почему он пользовался здесь столь большими правами и привилегиями, позволившими ему в городах Шаша и Илака чеканить монету без упоминания сюзерена. В Ганнадже, Чинанчикате и третьем шашском городе ни до того, ни после монеты не выпускались, а значит, появление в них денежных дворов следует объяснить тем, что эти пункты (как и Банакат с Тункатом) явились объектами временного пожалования с определенными правами и привилегиями, включая монетную регалию. Это было, очевидно, пожалование за службу, выразившуюся, вероятно, в участии всех трех жалованных [206] владетелей — Низам ад-давла Махмуда, Мухаммада Тузун-тегина и Сафи ад-давла — в войне с Шамс ал-мулком в пределах Ташкентского оазиса. Если верить Ибн ал-Асиру, союзником Тогрыл-хана в этой войне был Бугра-хан Харун, но по монетам этого не видно.

Итак, монеты начала 460-х гг.х. документально засвидетельствовали самый факт экспансии «Хасанидов», позволили определить масштабы их завоеваний и состав участников войны, но не очередность событий. Эти монеты очень важны еще в одном отношении. Они показывают, что и в это время для Восточного каганата характерно типично удельное устройство с многоступенчатой феодальной иерархией: на верхней ступени — верховный государь Тогрыл-хан Йусуф, ниже — его сын и непосредственный вассал Тогрыл-тегин 'Умар, еще ниже — прочие князья, владевшие отдельными частями Ташкентского оазиса. 'Умар, сын и наследник великого кагана, обладал очень большой самостоятельностью и очень значительными правами, позволявшими ему в некоторых областях бить монету без упоминания верховного государя. Немалыми правами и привилегиями, в том числе правом монетной чеканки, располагали и мелкие удельные князья, один из которых, Низам ад- давла Махмуд, впервые открыл в Ташкентском оазисе 3 новых денежных двора — в Ганнадже, Чинанчикате и еще одном городе.

Уделы в Восточном каганате сохранились и позднее. Так, на дирхамах Тараза 467, 468, 472 гг.х. по-прежнему фигурируют Тогрыл-хан и 'Умар, на таразских дирхамах 481 г.х. — Тафгач-хакан Хасан, Бугра-илиг и Купгбад-давла Бугра-тегин (?).

Как показывают монеты, часть владений, завоеванных около 461 г.х., «Хасаниды» вскоре утратили. Не позднее 465 г.х. Шамс ал-мулк вернул себе Фергану. Судьба Шаша и Испиджаба при этом не ясна, Тараз же определенно оставался в составе Восточного каганата.

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Восточный каганат после 431/1040 г.:

  1. Разделение Караханидского государства на Западный и Восточный каганаты
  2. Восточный каганат в XII - начале XIII в.
  3. ВОСТОЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ВЫРАЖЕНИ ДУШИ ВОСТОЧНОГО ЧЕЛОВЕКА 
  4. Единый Караханидский каганат «'АЛИДЫ»
  5. Западный каганат при Ибрахиме б. Насре
  6. «Русский каганат»
  7. ГЛАВА 5 ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ КАРАХАНИДСКОГО КАГАНАТА И НУМИЗМАТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
  8. Городища и города уйгурского каганата
  9. Последние годы единого каганата
  10. № 198 ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОГО ОТДЕЛА V АРМИИ НАЧАЛЬНИКУ ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА
  11. Правители некараханидского происхождения в составе каганата
  12. ГЛАВА 4 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ КАРАХАНИДСКОГО КАГАНАТА
  13. № 190 ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ПОЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ V АРМИИ НАЧАЛЬНИКУ ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ ВРАГА ТЕРРИТОРИИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАЗАХСТАНА Челябинск 2 ноября 1919 г.
  14. СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ В VII в. ХАЗАРСКИЙ КАГАНАТ И ГУННЫ ДАГЕСТАНА
  15. Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с., 2006
  16. 3. ВОСТОЧНЫЕ АВТОРЫ О СЛАВЯНАХ X - XI в.