<<
>>

Язык монетных надписей

Подавляющее большинство надписей на караханидских монетах выполнены арабской графикой и, хотя включают немалое число тюркских и, в меньшей степени, персидско-таджикских титулов, грамматически являются арабскими и по языку.

Только одна надпись — благочестивое изречение на узджандских дирхамах Тогрыл-хана Хусайна б. Хасана (2-я или 3-я четверть XII в.) — безусловно, фарсиязычная. Будучи единичным, этот пример, тем не менее, чрезвычайно показателен, демонстрируя вторжение персидского языка даже в такую официальную сферу, как монетные легенды, где традиционно господствовал арабский язык. Как отмечено выше, отсутствие при большинстве нисб и некоторых тахаллусах артикля, необходимого в арабском, тоже свидетельствует о влиянии персидских языковых норм. В этой связи стоит напомнить, что в надписях на двух караханидских усыпальницах в Фергане, мавзолее Шах-Фазил (3-я четверть XI в.) и мавзолее того же Тогрыл-хана Хусайна (547/1152 г.), персидскому языку отдано безусловное предпочтение перед арабским — в отличие от подавляющего большинства памятников мусульманской архитектуры [55] всех времен, в том числе и на территории Ирана и Средней Азии [Настич, Кочнев, 1988, с. 76]. Наконец, панегиристы ка-раханидских правителей XI — начала XIII в. воспевали своих мамдухов по-персидски, да и некоторые прозаические произведения, подносившиеся ханам, составлены на том же языке. И монетные надписи лишний раз подчеркивают проникновение персид-ско-таджикского языка в самые разные сферы.

Некоторые легенды на караханидских монетах выполнены не арабской графикой, а уйгурским письмом. Легенды эти очень короткие — в одно, два или три слова. Чаще всего уйгурскими буквами передано мусульманское имя — Наср, Йусуф, а в одном случае (дирхам Тунката 405/1014-15 г.) — Хусапн. Это может быть тюркский титул — Арслан-хан (фалсы Согда 411-412/1020-22 гг. и Кушани 413-414/1022-24 гг.), Тогрыл Кара-хакан (дирхамы Та-раза 467-468/1074-76 гг.), хан (на многих монетах), Тонга-тегин (фалсы Ферганы 384-385/994-95 гг.), Ббри-тегин — дирхам Ила-ка 414/1023- 24(?) г.), тегин (на ряде монет). Встречаются «гибридные» сочетания, когда первая часть тюркского титула передана арабским письмом, вторая (хан или тегин) — уйгурским: Бугра-хан (на ряде монет 431-433/1039-42 гг.), Чагры-тегин — дирхам Тунката 407-408/1016-18 гг.). Самые ранние уйгурские надписи на караханидских монетах датируются 384/994-95 г., позднейшие — 472/1079-80 г. «География» таких монет, выпускавшихся на 21 денежном дворе и представленных 108 «видами», широка — от Кашгара и Куз Орду до Бухары и Киша.

Надписи уйгурским шрифтом помещены всегда в поле — реверсном или (реже) аверсном, причем в большинстве случаев они лишь дополняют арабописьменные легенды. Только на фал-сах Согда 411-412/1020-22 г. и Кушани 413-414/1022-24 гг. крупно выписанная уйгурская легенда Арслан-хан, призванная привлечь максимальное внимание, занимает всё поле. Очень существенно, что уйгурским шрифтом воспроизводились имена и титулы правителей, т.е. те элементы монетных легенд, которые несли важнейшую политическую, прокламативную нагрузку. Наконец, уйгурские надписи помещались не только на дирхамах, но и на фалсах — разменной монете, обслуживавшей нужды мелкой торговли, повседневные рыночные сделки. Всё это позволяет предположить, [56]что надписи эти были понятны не только узкому придворному кругу, но и более широким слоям населения Кара-ханидского государства, тем самым отражая в определенной мере степень тюркизации жителей страны. При всем том, относительно широкая распространенность уйгурских надписей отнюдь не позволяет чересчур преувеличивать степень тюркизации населения Мавара'аннахра: видимо, не случайно уйгурская надпись Арслан-хан на фалсах Согда и Кушани дублируется «переводом» в арабской графике.

Как представляется, караханидские монеты, несмотря на абсолютное господство в монетных легендах арабского языка, в определенной мере всё же отразили тюрко-таджикское двуязычие, типичное для Средней Азии вплоть до сего дня. Оно проявлялось на монетах и позднее, в XIII в., когда на дирхамах помещали арабописьменные легенды на таджикском и тюркском языках [Давидович, 1972а, с. 41-46; 132-133].

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Язык монетных надписей:

  1. Репертуар и формуляр монетных надписей
  2. § 15. Кольца у солнечных обозначений в надписях
  3. НАДПИСИ НА ВИЗИТНЫХ КАРТОЧКАХ
  4. § 14. Памятники литературы. Надписи. Папирусы
  5. Публичные надписи: власть и письменный текст
  6. § 1. Язык философии и язык литературы: entrelacements
  7. Методы идентификации монетной титулатуры
  8. Монетные дворы
  9. ГЛАВА 3 АТРИБУЦИЯ МОНЕТНЫХ ИМЕН И ТИТУЛАТУРЫ
  10. § 4. МЫШЛЕНИЕ И ЯЗЫК. "ЯЗЫК" ЛОГИКИ
  11. Критика монетного текста
  12. Формуляр монетных легенд
  13. Глава 7d К.              Краай МОНЕТНОЕ ДЕЛО
  14. ПЛАТЕЖНЫЕ СРЕДСТВА И МОНЕТНЫЕ СИСТЕМЫ В ГРЕЦИИ
  15. Несколько общих замечаний по поводу караханидской монетной титулатуры
  16. О надзоре за подрядчиками и мастеровыми при заготовлении на Монетном дворе кружков для делания медной монеты Сенатский указ 1711 г., августа 30