<<
>>

Метафизика.

Дисциплина, оформляющая проблематику наличия и логоцентризма в единое целое. В философский словарь нам лучше не смотреть: метафизика в данном случае не означает ни учения о бытии в противоположность учению о познании, ни метода познания, противоположного диалектическому учению о противоречиях.
Метафизика предстает здесь прежде всего в своем этимологическом смысле — как «после-физика». Нам известно, что рождение метафизики потребовало огромной умственной работы; нужно было отвлечься от чувственно данного, например, в зрительном «виде» увидеть незримый (видимый лишь умственному взору) эйдос, а в руке, держащей палку, угадать возможность «хватания» (понятия, поятия) вещи умом. Потом люди забыли и об исходных чувственных впечатлениях, и о самой работе метафорического переноса ( «метафорай» написано в Греции на машинах, развозящих грузы населению). Им стало казаться, что они всегда находились в послефизике и что ее понятия само собой подразумеваются. В качестве такого само собой подразумевающегося богатства метафизика сохранила многие понятия (тело — душа, вещь — идея, означающее — означаемое, явление — сущность), которые имеют вид оппозиций, но на самом деле всегда предполагают уже достигнутое первенство второго — «послефизического» (духовного, душевного, сублимированного, бестелесного). Общая форма оппозиции, которую утверждает западная метафизика, — это оппозиция чувственного и умопостигаемого. Понятия метафизики — это основной объект расчленения, деконструкции для Деррида.

Нам важно понять, что метафизика — это именно некое дисциплинарное пространство, топос, место. Все, что относится к области наличного и дается нам в логоцентрическом модусе (как логос-голос), может быть увидено, засечено, схвачено, переработано — деконструировано — только в определенном пространстве. Отсюда — множество пространственных метафор, метонимий, других тропов, с помощью которых Деррида косвенно пытается наметить для самого себя и показать нам одновременно и способы движения мысли в метафизике и — самое главное — возможность поставить это движение под вопрос.

Вот лишь некоторые из этих объектов и вместе с тем средств деконструкции: внутри и вовне, наружа и нутрь, по сю сторону и по ту сторону, превзойдение, пропасть, рисковать, действовать как контрабандист (исподтишка), высиживать добычу как охотник (точнее, охотничья собака, которая имеет тонкий нюх на добычу), сокрушить слабейшего, обмануть сильнейшего, составить план местности, топтаться на сю сторону метафизического загона, ограды, предела (cloture), но так близко к забору, что уже, кажется, начинает виднеться что-то и по ту сторону ограды... Постоянно подразумевается и явно требуется «двойное прочтение», «двойная наука», «двойная игра»: читать как бы внутри метафизики и читать, обращая внимание на трещины-расселины или на то, что выпирает на общем фоне.

Пусть каждый сам продолжит эту увлекательную работу — выбрав из общего перечня способов обращения с метафизикой то, что ему больше подходит.

Нам же стоит только помнить самое главное — неуместность «революционных» порывов: никакими наскоками нам не удастся разрушить западноевропейскую метафизику, да собственно и незачем это делать, если у нас ничего, кроме нее, нет, и неясно, может ли еще быть. Позицию эту можно было бы назвать нереволюционно-радикальной (слово «радикальный» Деррида особенно любит за его этимологический смысл: ведущий к корням, глядящий в корень). Вопрос о принадлежности и непринадлежности какой-либо концепции или понятия к метафизике для Деррида — навязчивый вопрос (подчас — в жестких спорах, как, например, в споре с Гадамером по поводу Хайдеггера и Ницше). Деррида часто говорит, что в этих вопросах он не хочет и не может судить, «рубить с плеча», но все равно нередко — судит.

Разумеется, и речи быть не может о том, чтобы все в текстах западной философской традиции покорно укладывалось в наличие, логоцентризм или метафизику. Они полны противоречий, нестыковок, «симптомов» всякого рода — от психоаналитического до поэтического, которые свидетельствуют о том, что что-то тут не так («прогнило» или всегда хромало). Деррида явно сомневается в возможности когда-либо выйти из метафизики и потому даже свое самое знаменитое понятие «различАние» (differAnce) он уверенно назовет «метафизическим» понятием187 (в «РазличАнии», докладе 1968-го г.). И все равно он строит свою программу на том, что нам доступно, — на «борьбе» с метафизикой, на выявлении генеалогии метафизических понятий, и обобщает эту работу-борьбу словом «деконструкция».

<< | >>
Источник: Автономова Н.С.. Познание и перевод. Опыты философии языка - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 704 с.. 2008

Еще по теме Метафизика.:

  1. 6.2 Дескриптивная метафизика П.Ф.Стросона
  2. МЕТАФИЗИКА ВЕРЫ КАК ПРОБЛЕМА ПОЗНАНИЯ (предисловие)
  3. § 1. Метафизика веры как духовное познание
  4. § 4. Метафизика веры и наука
  5. § 1. Генезис метафизики сверхсущего и трансцендентного начала в античности
  6. § 2. Сущность грехопадения метафизики
  7. § 4. Метафизика.
  8. 1.3. Томистская метафизика и вызов модернизма
  9. 3.1. Христианская метафизика Э. Жильсона
  10. 243 СОФИЯ И ЧЁРТ (КАНТ ПЕРЕД ЛИЦОМ РУССКОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ МЕТАФИЗИКИ)
  11. МЕТАФИЗИКА В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ XX ВЕКА
  12. Что такое метафизика?