<<
>>

2. НАСТУПЛЕНИЕ БУРЖУАЗИИ НА РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ЗАВОЕВАНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ

Разгул контрреволюции после июльских дней. После июльских событий контрреволюция при поддержке соглашателей по всей стране перешла в наступление на революционные завоевания трудящихся.

На Украине, особенно в Киеве, положение было осложнено близостью штаба Юго-Западного фронта с его контрреволюционным командованием и тем, что в борьбе против пролетариата здесь выступала единым фронтом великорусская и украинская буржуазия.

В эти дни аресты членов большевистского комитета, помимо Киева, имели место и в Виннице. В Екатери- нославе за распространение «Правды» и «Звезды» были арестованы член комитета РСДРП (б) Н. Копылов и большевик Калачевский, но по требованию революционных рабочих через несколько часов их освободили. При содействии меньшевиков и эсеров реакция активизировалась в ряде районов Донбасса. В Юзовском Совете меныпевистско-эсеровский блок выдвинул требование вывести из состава Совета депутатов-большевиков и объявить всех членов РСДРП (б) вне закона. В городе усилились провокации, преследования большевиков, всех активных участников революционного движения. Члены большевистской партии временно перешли на полулегальное положение. В Енакиево соглашательское большинство провело через Совет решение о запрете распространения большевистских газет. Контрреволюция перешла в наступление и в ряде других городов и поселков Донбасса — Дружковке, Гришино, Бахмуте, Сла- вянске, Лисичанске.

В Харькове под руководством большевиков пролетарские массы оказали упорное сопротивление наступлению контрреволюции. В телеграмме- протесте, направленной харьковским союзом «Металлист» в адрес Всероссийского ЦИК Советов еще 6 июля, отмечалось, что тактика его меныпе- вистско-эсеровских лидеров «...открывает ворота самой крайней монархической контрреволюции... Революция в опасности! — говорилось далее.— Мы обращаемся с горячим призывом к сознательным рабочим России присоединиться к нашему протесту против гонений на пролетарские органи- зации, против восстановления реакционных законов о смертной казни, отмены свободы печати, против военных авантюр контрреволюции» х.

Активизировалась буржуазия Харькова, хотя она и не решалась стать на путь открытых репрессий, как это было в Киеве. Владельцы типографий резко повысили цены за печатание «Пролетария», и из-за отсутствия средств его выпуск пришлось временно прекратить. Только поддержка широких рабочих масс, горячо откликнувшихся на призыв городского комитета большевиков о сборе денег на приобретение собственной типографии, и помощь ЦК РСДРП (б), приславшего 10 тыс. руб,, позволили решить эту проблему и возобновить выход большевистской газеты.

В наступление па революционные завоевания трудящихся включилась и украинская буржуазно-националистическая контрреволюция. Одним из проявлений его явились новые попытки расколоть единство рядов рабочего класса Украины путем создания обособленных, построенных по национальному признаку, «украинских» профсоюзов и фабзавкомов.

Крах претензий националистов на руководство рабочим классом наглядно проявился в ходе подготовки и проведения так называемого «українського робітничого з'їзду», созванного 11 — 14 июля 1917 г. в Киеве Центральной радой. Несмотря на низкую норму представительства (1 делегат от 100 избирателей) и привлечение к участию в нем представителей от различных националистических организаций, которые только очень условно можно было причислить к категории «рабочих», а также от немногочисленных фракций УСДРП — УПСР в Советах, профсоюзах, фаб- завкомах, на съезд прибыло всего 300—400 делегатов. Таким образом,

1 Цит. по: Короливский С. М., Рубач М А., Супруненко Н. И Победа Советской власти на Украине. М, 1967, с. 178.

его участники представляли 30— 40 тыс. человек, что по отношению к миллионному отряду промышленных рабочих и к почти 3,5 млн. пролетариев Украины в целом составляло ничтожно малую величину.

Один из руководителей съезда и лидеров УСДРП В. Винниченко в своем докладе пытался убедить делегатов в том, будто бы с вхождением так называемой «Ради робітничих депутатів», которую съезд призван был избрать, в Центральную раду (наряду с уже вошедшими в нее «радами» «селянських» и «військових» депутатов), последняя превратится во все- украинский законодательный парламент.

Националисты надеялись приобрести популярность в массах, играя иа созвучии слов «рада» — Совет. Они сознательно замалчивали тот факт, что на «українському робітничому з'їзді» был представлен лишь незначительный процент наименее организованных и политически отсталых слоев пролетариев и полупролетариев. Подавляющее же большинство передовых революционных рабочих Украины с первых дней после победы Февральской буржуазно-демократической революции объединилось в общепролетарские организации, решительно выступая против попыток националистов разобщить трудящихся.

Встретив упорное сопротивление масс, контрреволюционная буржуазия попыталась задушить революцию «костлявой рукой голода и нищеты». Она решила примепить экономические меры борьбы, возлагая особые надежды на усиление хозяйственной разрухи. Капиталисты закрывали предприятия, что несло трудящимся безработицу и голод. Если на протяжении мая — июня 1917 г., по неполным данным фабрично-заводских инспекторов, в стране прекратили производство 233 предприятия с 47,1 тыс. рабочих, то в июле — августе — 366 с 90 тыс. рабочих. Причем если до июля закрывались преимущественно текстильные и пищевые предприятия, то в дальнейшем локауты распространились на металлообрабатывающую, металлургическую и угольную промышленность.

Наряду с массовым закрытием заводов и фабрик практиковались скрытые локауты, когда предприниматели частично сокращали производство, оставляя без работы тысячи трудящихся. Значительное распространение получила и такая форма саботажа, как сокрытие буржуазией запасов сырья и топлива.

Ответственность за сокращение производства капиталисты пытались переложить на рабочих, обвиняя их в чрезмерных требованиях повышения заработной платы, уменьшения продолжительности рабочего дня и т. п.

В результате такой политики буржуазии к осени резко сократилось производство па металлургических заводах Юга. Одни из них были накануне полной остановки, па других из-за отсутствия сырья, угля, кокса систематически уменьшалось количество действующих мартеновских и доменных печей.

В августе под угрозой закрытия оказались даже судостроительные заводы «Наваль» и «Руссуд» в Николаеве, работавшие на военные нужды.

В сентябре большинство сталелитейных и прокатных отделений металлургических заводов работало нерегулярно, остановки длились 2—3 недели. К концу октября на 11 металлургических заводах Украины действовало 22 домны, в то время как только в Екатеринославском районе их было 48 и еще к началу 1917 г. 28 из них функционировало.

В Донбассе продолжала падать добыча угля: если в марте было добыто 150 млн. пудов, то в сентябре только 115 млн. пудов. Это количество топлива едва удовлетворяло потребности железных дорог и флота. Промышленность оказалась в очень тяжелом положении.

Большой вред экономике причиняла разруха на транспорте. К 1 октября непригодными для эксплуатации оказались на Северо-Донецкой дороге 31 % паровозов, на Московско-Киево-Воронежской — 28, на Екатерининской — 20,8, на Южной дороге — 20,4. Количество вагонов, нуждавшихся в капитальном ремонте, возросло почти втрое. В то же время паровозо- и вагоноремоптпые мастерские получали металла на 40 % меньше нормы.

Осенью капиталисты предприняли попытку прекратить деятельность заводов «Русский Провиданс», Друж- ковского, Кадиевского, Константи- новского.

В. И. Ленин на основе глубокого анализа положения в стране разоблачил политическую направленность экономического саботажа капиталистов. В работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» он писал: «Капиталисты умышленно и неуклонно саботируют (портят, останавливают, подрывают, тормозят) производство, надеясь, что неслыханная катастрофа будет крахом республики и демократизма, Советов и вообще пролетарских и крестьянских союзов, облегчая возврат к монархии и восстановление всевластия буржуазии и помещиков»

Временпое правительство, напуганное размахом революционной борьбы, полностью поддерживало предпринимателей-саботажников. Экономический совет и его исполнительный орган — Главный экономический комитет, созданные якобы для регулирования хозяйственной жизни страны, в действительности играли роль ширмы для прикрытия фактической поддержки саботажа буржуазии со сто- роны Временного правительства, всячески попустительствовали политике локаутов, проводимой капиталистами.

Главный экономический комитет стал настоящим штабом экономической контрреволюции. Так же рьяно отстаивали интересы капиталистов Министерство торговли и промышленности и Особое совещание по обороне. С целью наступления на рабочий класс последнее разработало 18 октября 1917 г. специальную программу закрытия части заводов в Донбассе.

В лютой ненависти к трудящимся, к социалистической революции капиталисты не останавливались даже перед прямым разрушением предприятий. На Александро-Юрьевском и Ор- лово-Еленовском рудниках были устроены пожары, затоплены выработки. Предприниматели в результате получили страховую компенсацию, рабочие же очутились на улице.

Нередко буржуазия прибегала и к такой форме контрреволюционного саботажа, как отказ от выплаты налогов, за что вина опять-таки возлагалась на рабочих. Капиталисты утверждали, будто «чрезмерная» выплата заработной платы «истощает» возможности производства. Это был прямой политический саботаж. Однако Временное правительство не принимало мер пресечения этих действий. Курс на продолжение войны, содействие обогащению господствующих классов полностью поддерживался буржуазией и помещиками.

Стремясь задушить революционное рабочее движение, предприниматели категорически отвергали даже крайне умеренные законопроекты Временного правительства по рабочему вопросу (об обществах и союзах, страховании, свободе забастовок и т. п.). И хотя последние имели целью только затормозить развитие революции и в конечном итоге защитить интересы капитала, они наталкивались на бешенное сопротивление предпринимателей, не желавших поступиться даже малой толикой своих привилегий.

В июле — августе капиталисты все чаще и чаще выдвигали требовапия восстановления старых условий работы на заводах и фабриках. Под угрозой закрытия предприятий они добивались устранения рабочих от какого-либо вмешательства в дела управления производством, пытались заставить их отказаться от революционной борьбы.

С этой целью правительство прибегло к дальнейшей милитаризации промышленного производства.

На предприятия, признанные Особым совещанием по обороне «исключительно важными для обороны», назначались специальные военные уполномоченные. Им были предоставлены широкие права, вплоть до отдачи революционно настроенных рабочих под суд и применения вооруженной силы.

Капиталисты настойчиво требовав ли законодательного ограничения прав пролетарских организаций — Советов, фабрично-заводских комитетов, профсоюзов. Летом и осенью 1917 г. острая борьба происходила вокруг вопроса о правах и обязанностях фабзавкомов. Она началась сразу же после появления «Положения о рабочих комитетах на промышленных предприятиях», изданного Временным правительством еще 23 апреля 1917 г. Буквально потоком хлынули в адрес правительства, Министерства труда, Всероссийского общества заводчиков и фабрикантов письма предпринимателей с требованием «введения деятельности рабочих комитетов в законное русло».

Предоставление фабзавкомам права участия в решении вопросов о найме и увольнении рабочих, запрещение увольнения с работы владельцами предприятий членов рабочих комитетов вызвали острые протесты, в частности, киевских предпринимателей. Однако если они настаивали лишь на внесении некоторых изменений в «Положение о рабочих комитетах на промышленных предприятиях», то Екатеринославское отделение общества заводчиков и фабрикантов требовало его полного пересмотра.

Особое совещание по топливу потребовало отменить предоставление каких-либо контрольных функций организациям рабочих и служащих, ввести строгую ответственность за участие в революционных выступлениях.

Прямую поддержку буржуазии в ее наступлении на права фабзавкомов оказали представители соглашательских партий, входивших в состав Временного правительства. Так, Министерство труда, возглавляемое меньшевиком Скобелевым, издало 22 и 28 августа антирабочие циркуляры, направленные на ограничепие прав фабзавкомов. В частности, запрещались заседания этих организаций в рабочее время, а администрации предоставлялось право удерживать соответствующую сумму из заработной платы их членов за время выполнения ими обязанностей рабочих представителей. Рабочие комитеты лишались права участвовать в решении вопросов о пайме и увольнении рабочих, за исключением случаев, когда на это давали согласие предприниматели. Категорически запрещалось вмешательство рабочих комитетов в деятельность администрации по руководству производством, а какие-либо «самочинные» действия рабочих подлежали строгому наказанию.

Участники собрания промышленников юга России в Одессе, следуя примеру петроградских предпринимателей, 30 августа 1917 г. категорически отказались оплачивать членам пролетарских организаций время, затраченное на общественную работу, и постановили «ввести моральную и материальную» взаимную ответственность, т. е. круговую поруку капиталистов в борьбе с трудящимися. Общество заводчиков и фабрикантов Николаева в сентябре через Совет съездов представителей металлообрабатывающей промышленности добилось запрета на выплату заработной платы заводским рабочим — депутатам городского Совета. Их полностью поддержал Совет союза собственников антрацитовых предприятий Донбасса. Однако в связи с усилением революционного рабочего движения этот запрет не решились распространить на членов фабзавкомов. Таким образом, рабочие добились оплаты предпринимателями времени, затрачиваемого членами фабрично-заводских комитетов на общественную работу. Это было большим успехом. Попытки правительства ограничить права фабзавкомов, а затем и ликвидировать эти наиболее массовые организации пролетариата, предотвратить распространение рабочего контроля встретили сопротивление пролетарских масс и потерпели крах. В острой классовой борьбе все большее распространение приобретала практика рабочего контроля.

Наряду с экономическими санкциями буржуазия возлагала большие надежды на использование в борьбе с революционными выступлениями масс вооруженных сил. С этой целью делегация Петроградского бюро уполномоченных Совета съезда горнопромышленников Юга России 31 августа 1917 г. посетила министра юстиции. Был разработан план переброски казачьих частей в Донбасс, введения там военного положения и т. п. Временное правительство издало ряд актов, направленных на то, чтобы остановить развитие революционного крестьянского движения, укрепить власть помещиков и буржуазии В середине июля министры внутренних дел, продовольствия и земледелия опубликовали распоряжения и циркуляры, в которых требовали не допускать решения земельных дел местными комитетами и крестьянскими съездами. Всем губернским и областным комиссарам 17 июля был разослан циркуляр с требованием усилить борьбу с выступлениями крестьян.

На Украине в это время многие крестьяне были арестованы и отданы под суд за нарушение постановления «О порядке сбора урожая», изданного командующим Юго-Западным фронтом генералом Корниловым. Этим постановлением, которое вначале касалось только района Юго-Западного фронта, а затем было распространено на всю страну, категорически запрещался захват помещичьих посевов, инвентаря и собранного урожая. В случае невыполнения постановления крестьянам угрожали суровые наказания с применением военной силы.

Украинские буржуазные националисты одобряли и активно поддерживали действия и меры Временного правительства, направленные на удушение революционного крестьянского движения. Генеральный секретариат призывал губернских и уездных комиссаров Центральной рады к «решительной борьбе» с революционным движением трудящихся масс, подчеркивал «недопустимость захватов и насилий» 1.

Опираясь на поддержку Временного правительства и Центральной рады, активную борьбу с нарастающим крестьянским движением развернули помещики и кулаки. Для сплочения своих сил они создавали «союзы землевладельцев» , «союзы хлеборобов- собственников» и т. д. По неполным данным, к осени в стране насчитывалось 337 местпых отделений Всероссийского союза земельных собственников, из них 45 губернских и областных, 167 уездных, остальные волостные. В это объединение входили и созданные на Украине губернские и уездные помещичье-кулацкие организации. Стремясь к сохранению в неприкосновенности частновладельческих земель, они требовали от правительства самых решительных мер по борьбе с крестьянской беднотой, настаивая на привлечении ее к судебной ответственности за аграрные выступления. По требованию землевладельцев начались судебные расправы над участниками революционного крестьянского движения. В июле — августе в стране было зафиксировано 39 случаев вооруженного подавления крестьянских выступлений. С июля усилилось преследование за участие в борьбе за землю. Во многих местах под суд стали отдавать не только отдельных активистов, но и весь состав демократических крестьянских организаций, как того требовал II съезд Всероссийского союза земельных собственников, состоявшийся в начале июля 1917 г.

На Украине также развернулось наступление контрреволюции на крестьянские организации. Так, 31 июля прокурор Харьковской судебной палаты отдал распоряжение прокурору Сумского окружного суда привлечь к судебной ответственности Сумской уездный земельный комитет за содействие крестьянам в захвате помещичьих земель и урожая. В начале августа под суд был отдан актив земельного комитета с. Речка Сумского уезда Харьковской губернии за распределение 180 десятин помещичьей земли среди безземельных и малоземельных крестьяп.

По просьбе помещиков для борьбы с крестьянским движением на места направлялись войска. Так, в заявлении крестьян с. Бобровое Старобель- ского уезда в адрес Харьковского губернского Совета крестьянских депутатов говорилось: «Урегулирование земли под запашку не проходит, ибо помещики не дают земли по ценам, установленным комитетом, а с пас де- рут то, что было еще при Николае И. Для своей защиты они потребовали себе 10 человек драгун и кто что скажет — сразу же арестовывают, угрожают каторгой и пускают в действие нагайки, они не хотят признавать никаких комитетских постановлений..., примите меры...» 24.

В связи с походом контрреволюции против крестьянского движения В. И. Ленин отмечал, что «крестьянство на местах видит и знает, чувствует и осязает, как после 5 июля обнаглели помещики в деревнях и как необходимо обуздать и обезвредить их» 25. Антинародная политика Временного правительства все больше и больше убеждала трудящееся крестьянство в том, что от капиталистов и помещиков и их правительства оно земли не получит, что ее «можно добыть только при беззаветном, братском союзе беднейших крестьян с рабочими» 26.

Активизация контрреволюции в армии. Реакционное военное командование, поддержанное эсеро-меныпе- вистским большинством в армейских организациях, перешло в наступление против революционных солдат и матросов, пытаясь положить копец дальнейшему революционизированию солдатских масс. Оно рассчитывало на то, что удушение революционного движепия в армии, ликвидация солдатских комитетов и Советов солдатских депутатов па фронте и в тылу создадут благоприятную почву для разгрома сил революции и установления военной диктатуры.

После неудачного июньского наступления репрессии прежде всего обрушились на революционных солдат Юго-Западпого фронта. 6 июля Временное правительство приняло постановление, которое приравнивало неповиновение военным властям или призыв к неповиновению им к государственной измене. Мепыпевистско- эсеровский ЦИК Советов поддержал эту акцию, объявив «изменниками» всех, кто отказывался выполнять приказы Временного правительства. 7

июля командующим Юго-Западным фронтом был назначен ярый монархист генерал Корнилов. Уже на следующий день он издал приказ, который квалифицировал оставление позиций частями и отказ от наступления в знак протеста против империалистической политики Временного правительства как измену, и обязал военное командование, не колеблясь, немедленно открывать по таким частям пулеметный и артиллерийский огонь. Корнилов в ультимативной форме потребовал введения на фронте смертной казни. Керенский, с 8

июля став главой правительства, оставаясь также военным и морским министром, узаконил применение оружия против тех, кто отказывался выполнять приказы командования. Митинги и собрания также должны были разгоняться силой оружия. А 12 июля Временное правительство единогласно одобрило предложение Керепского о введении вновь на фронте смертной казни и военно-по- левых судов. 19 июля Верховным главнокомандующим вместо генерала Брусилова стал Корнилов.

Мепыневики и эсеры заняли позицию активной поддержки Временного правительства и в вопросе введения смертной казни. Именно так было на пленуме Румчерода 15 июля. Соглашатели отстаивали в Советах мероприятия, направленные на «оздоровление» армии и поднятие ее боеспособности, т. е. санкционировали поход против революционных солдат. В гарнизонах усилилась контрреволюционная агитация офицеров, создавались реакционно-монархические союзы георгиевских кавалеров.

Группа революционных солдат Юго-Западного фронта в июльские дни 1917 г.

В написанной 10 июля статье «Политическое положение» В. И. Ленин отмечал: «Вожди Советов и партий социалистов-революционеров и меньшевиков... окончательно предали дело революции, отдав его в руки контрреволюционерам и превратив себя и свои партии и Советы в фиговый листок контрреволюции»

Буржуазия пыталась переложить ответственность за провал наступления иа Юго-Западном фронте на большевиков. После июльских событий были запрещены газеты «Правда», «Солдатская правда», «Окопная правда», на протяжении июля закрыто 17 большевистских газет, в том числе восемь военных. Большевиков- агитаторов арестовывали. Против многих частей фронта, особенно тех, где влияние большевиков было довольно значительным, фабриковались необоснованные обвинения в самовольном оставлении позиций. Начались массовые аресты, расстрелы, расформирование революционно настроенных частей.

В первую очередь командование попыталось ослабить позиции большевиков в тех частях, где они пользовались самой большой поддержкой — в 1-м и 2-м гвардейских, в 1-м Туркестанском, 49-м (Финляндском) корпусах и в ряде полков других соединений Юго-Западного фронта.

В частях вводились дисциплинарные суды, широко действовали так называемые военно-револгоциониые суды, которые, как правило, осужда- ли на смертную казнь или каторгу. Все тюрьмы огромного прифронтового района заполнили арестованные солдаты. Суровая кара ожидала и солдат, становившихся на защиту интересов крестьянства в прифронтовой полосе.

Особую ярость командования вызывало братание. Корнилов 1 августа отдал приказ об открытии артиллерийского и пулеметного огня по братающимся. Революционно настроенных солдат отдавали под суд. Расформированию подлежали 59 дивизий, считавшихся «ненадежными», в том числе 17 па Юго-Западном фронте. Однако солдаты многих полков отказывались выполнять приказ командования.

Политику репрессий командование Юго-Западного фронта проводило при поддержке высших армейских комитетов, опираясь на которые оно затем перешло в наступление на солдатские комитеты. На Румынском фронте армейские комитеты 9-, 6- и 4-й армий выступили инициаторами разнузданной антибольшевистской пропаганды, требуя жестоких репрессий по отношению к солдатам. Были распущены некоторые полковые и даже дивизионные комитеты.

В это же время Ставка широко развернула формирование так называемых ударных батальонов, которые должны были стать ее военной опорой. К 20 июля контрреволюция собрала и отправила на фронт до 40 тыс. «ударников». 8 батальонов были сформированы на фронте и около 9 находились в стадии формирования, причем больше половины этих частей сосредоточивались на Юго-Западном фронте.

Наряду с наступлением на солдат- фронтовиков реакционная военщина организовала поход против революционно настроенных солдат тыловых гарнизонов. Началась так называемая разгрузка гарпизонов от запасных полков. Только в Петрограде было расформировано пять полков и назначено для отправки на фронт около 90 тыс. солдат. Всего по стране в июле — августе на фронт было отправлено 119 полков.

Отправлялись на фронт полки из тыловых гарнизонов и Украины. Во второй половине июля приказ выступить на фронт получили 14 маршевых рот 45-го пехотного запасного полка Николаевского гарнизона, который в Одесском военном округе считался «неблагонадежным», 46-й пехотный запасной полк Одесского гарнизона и ряд других. В Ровно был разоружен запасной пулеметный полк, 19 человек арестованы по обвинению в большевистской агитации, а полк отправлен на фронт. Подыскивался удобный повод и для вывода из Харькова 30-го пехотного полка, среди солдат которого сильным влиянием пользовались большевики.

Командование округов стремилось провести в жизнь постановления Временного правительства, направленные на восстановление в армии старых порядков. По Киевскому военному округу 10 июля было объявлено о запрещении солдатским комитетам обсуждать приказы командного состава, а также вмешиваться в их выполнение.

В Харьковском и Киевском гарнизонах были проведены аресты агитаторов-большевиков. Подобные факты имели место в Одесском и в других гарнизонах.

Вывод полков приводил к росту текучести состава Советов солдатских депутатов и военных секций Советов рабочих и солдатских депутатов, к потере опытных организаторов масс. Именно на подрыв деятельности солдатских демократических организаций и был рассчитан приказ Корнилова от 12 июля, согласно которому солдаты, избранные в различные общественные организации, должны были немедленно возвратиться в свои части.

В условиях общего наступления контрреволюции Временное правительство отказалось и от незначительных уступок Центральной раде в отношении формирования украинизированных частей. Великодержавники прибегали и к прямым провокациям. 26 июля в день отбытия из Киева к месту назначения одного из украинизированных полков по приказу командования кирасиры открыли огонь по их эшелону. В результате погибло 16 человек, многие были ранены, полк разоружен, а часть солдат арестована.

Единственной партией, поднявшей голос в знак протеста против этого произвола, была партия большевиков. Об этом говорилось на VI съезде РСДРП (б). Принятый съездом Манифест осудил шовинистическую кампанию контрреволюционных сил против трудящихся Украины.

Наступление контрреволюции велось широким фронтом с применением драконовских мер, направленных на то, чтобы запугать солдат, сделать их послушным орудием буржуазии и военщины.

В этих условиях В. И. Ленин призвал партию перестроить свои ряды и работу так, чтобы, «не бросая легальности, но и ни на минуту не преувеличивая ее, ...с о б д и пит ъ легальную работу с нелегальной» 1 и провести это организованно и выдержанно. В. И. Ленин подчеркнул, что в агитационной работе партии следует бороться с конституционными иллюзиями, разъяснять необходимость объединения масс для подготовки к вооруженному восстанию 2.

<< | >>
Источник: Кондуфор Ю.Ю. (глав. ред.). История Украинской ССР в 10 томах. Том VI. 1984

Еще по теме 2. НАСТУПЛЕНИЕ БУРЖУАЗИИ НА РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ЗАВОЕВАНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ:

  1. ГЛАВА XI РЕВОЛЮЦИОННО- ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ И МАРКСИСТСКАЯ МЫСЛЬ В КАЗАХСТАНЕ В НАЧАЛЕ XX В.
  2. Демонстрация рабочих и солдат в Киеве. Март 1917 г.
  3. 2. МАССОВОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ
  4. 3. КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
  5. 1. КУРС ПАРТИИ БОЛЬШЕВИКОВ НА ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ
  6. 2. НАСТУПЛЕНИЕ БУРЖУАЗИИ НА РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ЗАВОЕВАНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ
  7. 3. БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ УКРАИНЫ С КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ
  8. 2. ПОДЪЕМ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ ТРУДЯЩИХСЯ МАСС
  9. РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА НА ЛЕВОБЕРЕЖЬЕ, В ПРИДНЕПРОВЬЕ И НА ЮГЕ УКРАИНЫ
  10. БОРЬБА ЗА УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА МЕСТАХ. РАЗГРОМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ И КАЛЕДИНЩИНЫ
  11. 2. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ПРИДНЕПРОВЬЕ И НА ЛЕВОБЕРЕЖЬЕ
  12. ПЕРВЫЕ ШАГИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА НА УКРАИНЕ