<<
>>

ГЛАВНА ГЛАВА (ФОРМАЛИЗАЦИЯ ИНФОРМАЦИИ)

Я назвал так эту часть моего опуса специально, чтобы тот, кто не захочет тратить время на чтение всей книги, прочитал хотя бы только ее, эту главу. Потому что здесь мы с вами попытаемся научиться главному в журналистском ремесле: умению добывать, т.е.
формализовать информацию. Мне не нравятся папарацци и вообще образ журналиста, созданный киношниками, потому что не представляю себе профессионала, который бы вел себя как шпана и добывал информацию физическими действиями. Журналистика – это наука о том, как различать факты и придавать им значение. Сугубо умственная наука. Надо сидеть на телефоне, на компьютере и обрабатывать чужие впечатления с целью получения текста, который способен удерживать внимание читающего человека до самой последней точки. Во всем этом главное – умение добывать сведения в процессе допроса. Не интервью, не беседы, а именно допроса. Журналистский допрос – это технологическая процедура, не связанная с необходимостью публиковать прозвучавшие вопросы и ответы, но подчиненная цели установления таких сведений, которые могут лечь в основу редакционного новостного сообщения. Респондент в журналистском допросе не является героем будущего материала – скорее, источник информации, мысли и впечатления, которого интересны журналисту, потому что это мысли и впечатления принадлежат очевидцу или участнику событий, специалисту в данной сфере деятельности. Отсюда вывод: респондентом в допросе может стать только эксперт, на имя которого журналист должен иметь возможность сослаться. В некоторых случаях это лицо может пожелать остаться анонимным, что не меняет его роли в допросе. Положим, перед вами факт и вам надо написать сообщением. Все новостные тексты делаются по выверенной, по сути, всегда одинаковой рецептуре, поэтому, приступая к допросу, вы должны помнить, что в итоге вы должны получить сведения, которыми необходимо заполнить следующую структуру: 1.
Информация о том, «кто», «что», «где» и «когда» сделал. Причем, «сделал» нечто неожиданное, неправильное, непривычное, чудное и т.д. Например: «Вчера на центральной площади города подвыпивший гражданин Петров укусил милицейскую собаку по кличке Джек». 2. Ретроспектива: взгляд назад, предыстория описываемого действия, которая должна раскрывать истоки необычности произошедшего. Например: «Это уже не первый пес, которого кусает Петров…» и т.д. 3. Комментарий – мнение или свидетельство эксперта (участника, очевидца, специалиста) описываемого действия. Комментарий призван, прежде всего, добавить доверия вашему сообщению (вы как автор всегда играете роль дилетанта). Например: «По словам главного нарколога города Ивана Петрова, агрессивность к животным в состоянии алкогольного опьянения описана еще в трудах древних греков…» и т.д. * * Полная версия новостной структуры включает еще и «столкновение мнений» (вместо «комментария»), и «сенсацию» – деталь в самом конце текста, которая должна вызвать увлажнение глаз читающего, заставить его расчувствоваться. Но это – высший пилотаж. Нам пока хватит и усеченного варианта. Итак, вы знаете, какой материал вам нужен, и первое, с чем вы сталкиваетесь – это незначительность самого опорного факта («информационного повода»). Например, вам дано задание сделать новость о сессии депутатов. С общественно-политической точки зрения – это вроде бы важное событие, но с точки зрения журналистики – рутинная «говорильня», особенно, если тематика депутатский прений затрагивает интересы достаточно узкого круга лиц. Первое, что вы делаете – отсекаете массивы «пустой породы», посредством нескольких мощных вопросов, адресованных вашему респонденту: Чем отличается эта сессия? От тех, что проходили раньше? От тех, что проходят в других городах/регионах? Мы задаем именно это вопрос, потому что нам нужно найти то «не общее», что может обращать на себя внимание в данном действии. От характера найденной «необычности» зависит направление дальнейших поисков.
При этом корреспонденту важно помнить, что одинаковых сессий не бывает, как не бывает ничего одинакового, что регулярно повторяется. Поэтому, когда отвечающий заявит, что все «как обычно», вы должны понимать, что это заблуждение, либо ложь. Журналист должен уметь «потянуть за язык» своего собеседника, «разговорить» его, чтобы найти прячущуюся от глаз исключительность события. Допустим, респондент может случайно обронить, что впервые на депутатское обсуждение поставлен такой-то вопрос. Дилетант накинулся бы за подробностями (что за вопрос, в чем его суть т.д.), а вы даже бровью не поведете. Вы знаете, что отсечение пустопорожнего массива еще не завершено и надо продолжить именно эту работу. Поэтому следующий вопрос будет звучать так: Чем отличается вопрос от прочих? А в других регионах такой же вопрос обсуждают? Есть ли аналогичные вопросы, которые еще никогда не ставились в повестку дня? Много ли их? Как можно заметить, мы повторяем процедуру опознания применительно к новой информации («впервые поставлен вопрос») все тем же методом сравнения. Нам важно установить исключительность обособившегося факта, поэтому мы мысленно ставим его в ряд аналогичных, чтобы сравнить с ними. Помочь в этом может только ваш респондент – он, в отличие о нас с вами, специалист в данной теме. Итак, допустим, ваш вопрос заставляет респондента задуматься (хороший признак), и он вдруг разражается тирадой, например, что существуют «неудобные» вопросы, которые депутаты стараются не затрагивать, потому что от их воли мало что зависит – не тот уровень и т.д. Постепенно всплывает история, которая вынудила председателя совета внести в повестку дня этот «неудобный» вопрос… Вот теперь сюжет будущего опуса начинает приобретать четкие контуры, но вы все равно не торопитесь с получением подробностей. Рано! Вам сейчас надо получить ответ постановочный вопрос. Ведь в вашей голове уже созрел замысел? Это и есть постановочный вопрос, который надо обязательно сформулировать для респондента, чтобы убедиться, что вы его правильно поняли.
Вы так и говорите: Правильно ли я вас понял, что совет депутатов решил вмешаться в проблему, решение которой находится за пределами его компетенции? Ваш респондент, пожевав губами, кивает головой и тут же делает заявление, что тут «не все так просто», тут «надо понимать» и т.д. и т.п. Он уже жалеет о своей откровенности, но это все равно. Главное – вы на верном пути, новость есть, и только уже можно заняться подробностями и деталями. Вам уже известно обобщение – самая широкая часть пирамиды, осталось добрать ее «золотое сечение» и «конус» (см. выше структуру новости). Вы уточняете у вашего визави требуемые детали – вот, собственно, и все. ПРАВДА, ПРИ ОДНОМ УСЛОВИИ: если вы не корреспондент национального издания. Потому что, получив подтвержденный респондентом новый тезис, крутой журналист, не размениваясь, идет дальше, задавая вопросы типа «Кто еще?» и «Когда еще?» уже применительно к нему. Он, например, спрашивает: А раньше совет депутатов вмешивался в проблемы выше его компетенции? Респондент мог бы сказать «в первый раз», но об этом можно только мечтать. Скорее всего, он скажет, что подобный шаг предпринимался в том-то году и напомнит о нашумевшей истории, когда депутаты приняли решение ходатайствовать в вышестоящий орган и т.д. и т.п.У вас появляется возможность оценить уровень проблематики и проверить вновь возникшую в голове идею новости. Новый постановочный вопрос может выглядеть примерно так: Правильно ли я вас понял, что совет депутатов в снова натыкается на проблемы, нерешенные вышестоящим представительским органом? … На что надо обратить внимание и хорошо запомнить? Первый вопрос – это всегда формализация по аналогии (когда еще делали это? кто еще сделал это? где еще делают это?). Эта операция позволяет вам быстро сузить зону поиска сведений, пригодных для новости. Применяя формализацию по аналогии, вы ставите факт в ряд аналогичных, чтобы сравнить. Таким образом, вы получаете возможность установить отличность происходящего. Затем наступает черед следующей операции, которая называется формализация по значению – это когда применительно к найденной отличности вы задаетесь вопросом: «что это означает?» «с чем мы имеем дело?» «как это понять?» Формализация по значению позволяет найти то значение найденного факта, которое максимально обращает на себя внимание.
Чередуя две эти операции (формализация по аналогии и по значению) во время допроса вы гарантированно отсеиваете ненужную информацию и выходите на новость, которая будет если не сенсацией, то уж во всяком случае, не «информацией». В числе приемов формализации информации есть и такие, которые позволяют сделать старое событие сегодняшним. Это важно, потому что журналисты нередко наталкиваются на интересные, но устаревшие события. На самом деле причин для уныния нет. Любой факт, если он сам по себе чего-то значит, обязательно оставляет след во времени. Как камень, брошенный в воду. Надо только обнаружить тот «круг», который достиг сегодняшнего дня. Скажем, ученые что-то изобрели, и вы узнаете об этом первым из журналистов, но через полгода. Ваши действия: 1. Уточнить, что именно (на процедурном уровне) понимает ваш респондент под словом «изобрели». Выяснится, например, что в тот день и месяц ученые получили соответствующий патент. 2. Спросить, какова дальнейшая судьба этого проекта: был ли опытный образец? где он сейчас? была ли сертификация? созданы ли технологии производства? обнаружились ли заказчики? Скорее всего, что-то из перечисленного имело место, и вы сразу спросите: «когда?» Выяснится, что, например, сейчас продолжаются промышленные испытания опытного образца. Может быть, даже респондент хлопнет себя по лбу и скажет: «Так на следующей неделе будет заслушиваться доклад по итогам этих испытаний!» Кроме формализации по времени, образец которой был только что представлен, есть еще один вид формализации информации, который носит сугубо субъективный характер и полностью зависит от вашей эрудиции и предпочтений – это формализация по ассоциации. Осуществляется она следующим образом: вы сидите и размышляете над почти готовым текстом, стараясь уловить: на что похоже описанное действие? Какие народные пословицы-поговорки есть по этому поводу? Что это напоминает в жизни природы, зверей, птиц? Был ли в мировой истории похожий аналог? Есть ли знаменитые высказывания по этому поводу у исторических знаменитостей? Иногда ассоциация сама приходит на ум, и тогда текст сам собой обретает живость и легкость, потому что облаченная в привычные образы даже труднодоступная информация становится понятной и интересной.
Вся штука в том, чтобы сделать процедуру формализации по ассоциации не спонтанной, а обязательной. Иными словами, молодому журналисту надо сразу приучить себя искать к каждому своему материалу расхожий образ – это сообщит повествованию черты притчи. Не случайно, когда Иисус Христос хотел что-то растолковать своим не слишком образованным ученикам, то всегда прибегал к языку притчи. Необходимо заметить, что формализация по ассоциации – наиболее критикуемая технология журналистики. Особенно язык образов и сравнений раздражает людей науки, которые склонны думать, что научная тема может находить выражение исключительно в научных же терминах. Вообще говоря, это чистой воды снобизм, потому что простые люди при этом игнорируются, так как «светил», как правило, интересует только один вопрос: не засмеют ли коллеги? У журналиста нет цели тешить самолюбие респондента, но есть право поведать людям занимательную историю, поэтому не стоит поддаваться давлению авторитета. В конце-концов наши представления о мире уже давным-давно сформированы мифологическим пантеоном языческих божеств, и современная наука только детализирует известные факты и явления – так что нечего задирать нос. Другое дело, что журналист может увлечься красивым образом в ущерб точности – это бывает. Поэтому надо быть осторожным, и лучше вовсе уйти от описания, которое требует кучу специальных терминов, чем искажать факт неточным образом. Формализация по ассоциации – инструмент мощный, но требующий умелых рук.
<< | >>
Источник: Григорьев Ф.Ф. Другая журналистика. 2007

Еще по теме ГЛАВНА ГЛАВА (ФОРМАЛИЗАЦИЯ ИНФОРМАЦИИ):

  1. Особенности научных революций в социально-гуманитарном познании
  2. § 1. Методы построения идеализированного объекта и оправдания теоретического знания
  3. § 2. Системность и синергетика — новые парадигмы методологии науки
  4. Сходство и различие естествознания и обществознания
  5. Теоретические методы.
  6. § 3. Путь мэтра...
  7. 2.5. Понятие эволюционного цикла и его использование в историческом прогнозировании
  8. С. Г.Кирдина ТЕОРИЯ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ МАТРИЦ (ПРИМЕР РОССИЙСКОГО ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА)
  9. Глава 18 СПОСОБЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
  10. Политические партии и партийная система
  11. Case Studies