<<
>>

III.I. Литературные радиосериалы. Художественно-музыкальный арсенал «чтений с продолжением»

Художественное чтение возникло давно. Многие театральные актеры, и прежде всего, один из основоположников русской актерской школы Михаил Щепкин, публично читали произведения художественной литературы.
С чтением произведений выступали писатели прошлого века, в том числе Н. Гоголь. «Однажды, будучи у Аксаковых на обеде, в ответ на просьбы прочитать что-нибудь новое, Гоголь долго отнекивался и вдруг произнес слова, которые смущенные хозяева вначале приняли на свой счет. Они решили, что гостю не понравилось угощение. А Гоголь тем временем вытянул из кармана рукопись драматической сцены «Тяжба» и продолжал уже по тексту, восхитив великого русского артиста М.С. Щепкина незаметностью и артистизмом перехода от бытовой ситуации к искусству» . С чтением произведений выступали и многие выдающиеся писатели нашего века: А. Толстой, В. Маяковский и другие. Это был своего рода «авторский театр», и его принципы легли в основу литературной эстрады, где творчество писателя переходит в искусство чтеца. Не всем писателям нравилось исполнение их произведений актерами. Маяковский считал, что понять писателя, донести его мысли, ритм, ощущения до слушателя может только сам автор. «Вот сдохну, и никакой черт не сумеет так прочитать. А чтение актеров мне прямо противно» , - говорил поэт. Он не догадывался, что спустя годы его стихи будут охотно читать актеры, и в каждом из них будут жить заложенные автором интонация, ритм и мелодика. На этапе зарождения литературного театра у микрофона актерам было нелегко преодолевать авторский язык, специфику радио, находить общий 979 Марченко Т.А. Театр в каждом доме. - М., 1986. - С. 116. язык с микрофоном. Тем не менее, на радио появилась плеяда искусных чтецов: О. Абдулов, Д. Орлов, В. Яхонтов, А. Закушняк, В. Качалов, И. Ильинский, Д. Журавлев, М. Бабанова, Э. Гарин и мн. др. Предпочитая классические произведения, они в процессе работы познавали и отрабатывали интонационные интерпретации.
«Нетрудно заметить, что уже в этой первичной форме освоения художественного произведения посредством чтения успешно пробивает себе дорогу публицистическая тенденция: рассказывать так, чтобы слушатели почувствовали себя очевидцами» . В отличие от зримых искусств (театр, кино) исполнение литературных произведений по радио в большей степени было близко к первоисточнику, что по достоинству смогли оценить и сами писатели, и слушатели. В начале вещания редакторы радио старались сократить литературные произведения, оформляя их шумами, музыкой. По мнению Ю. Бараневича, такие сокращения «способствовали выражению полноты идейного содержания произведения» . Впервые форму «чтения с продолжением» использовали в 1935 г. Тогда в течение двух лет Всесоюзное радио передавало цикл художественных, музыкальных, литературных, театральных программ, приуроченных к 100-летию со дня смерти А.С. Пушкина. В студиях работали Вс. Мейерхольд, А. Таиров, актеры МХТ, Вахтанговского театра. «Пушкинский юбилей способствовал развитию жанра «постановочного чтения», сочетающего в себе характерные особенности театра и эстрады. Этот жанр позволил интерпретировать прозу, максимально сохраняя авторские размышления, и в то же время давал возможность актерам глубоко исследовать характеры персонажей, перевоплощаться в соответствии с требованиями психологической драмы»259 260 261. Жанр, рожденный на эстраде, именно на радио стал перспективной формой адаптации произведений литературы. Редакторы понимали, что сокращение может испортить обаяние литературного первоисточника, именно поэтому «литературные чтения» стали многосерийными. Иногда создатели сериалов записывали полный текст произведения, без сокращений, а порой сосредоточивали внимание на главной мысли книги и основных интонациях автора. С циклом из двух-трех передач у микрофона еще в 1930-е гг. выступали разные актеры. Но «многосерийность» в полном значении этого слова утвердил в эфире Д. Орлов, каждая работа которого была событием. Он читал у микрофона «Чапаева» Д.
Фурманова, отрывки из пьесы В. Вишневского «Первая конная». Произведения, отвечающие духу времени и политике партии, занимали в литературно-художественном вещании почетное место. Это и главы из шолоховского «Тихого Дона», и конечно, «Василий Теркин». С самым любимым героем войны - Василием Теркиным, произошел необычный процесс. Своей популярностью он был обязан не книге, а радио, которое первым прославило его. Из воспоминаний А. Твардовского: «Василий Теркин» печатался во фронтовой газете «Красноармейская правда», но опубликованные главы далеко еще не составляли и половины «Книги про бойца», когда голос Д. Орлова по радио в непритязательном музыкальном сопровождении сообщил ей широкую популярность среди миллионов радиослушателей фронта и тыла» . Примечательно, что в 1944 г. сам Твардовский читал отрывки из своей поэмы, но именно актерское исполнение Орлова остается доныне прославленным и признанным. «До сих пор, - пишет в конце 80-х годов А. Музыря - нередки письма радиослушателей, выражающих признательность Д.Н. Орлову за его прекрасное чтение «Теркина», как если бы он был жив...»262 263. За исполнение произведения артист в 1947 г. удостоился Государственной премии, которая впервые была дана театральному актеру за чтецкие работы. Форма «чтения с продолжением» стала наиболее актуальной, получила публицистическое звучание именно в годы Великой Отечественной войны. В мирное время лучшие артисты читали по радио произведения Пушкина, Толстого, Гоголя, но таких продолжающихся передач не было. А. Рубашкин в своей книге «Голос Ленинграда: Ленинградское радио в дни блокады» не просто описывает программы военных лет, он дает нам уникальную информацию о великой силе радио, действующего в самые тяжелые для страны годы. Режиссер Ленинградского радио В.С. Ярмагаев подготовил цикл «чтений с продолжением», рожденный обстоятельствами блокадной зимы. У него до самой его кончины (1973 г.) сохранился томик пушкинской прозы с закладками, которые были вложены в книгу в 1942 году. «По этой книге читал тогда в течение нескольких передач Ярмагаев «Капитанскую дочку», - вспоминает редактор Радиохроники В.
Гурвич. - Он был одновременно артистом-исполнителем и режиссером. О перепечатке большого текста не могло быть и речи (машинистки обессилели), а укладываться приходилось в определенное время. Ярмагаев перечитывал страницу за страницей, поглядывая на часы, тут же на полях отмечал конец передачи... Ярмагаев готовил очередную передачу цикла и в то же время ежедневно по четыре-пять раз подходил к микрофону. Приходилось читать и сводку, и письма бойцов, и стихи. Не услышать Владимира Серафимовича было тогда нельзя. Сегодня он начинал новый цикл, завтра или послезавтра слушатели писали письма-отклики, пусть не сразу, но доходившие все-таки до Радиокомитета. Письма позволяли лучше оценить выбор литературного материала, его восприятие в блокадном городе. Вот В. Ярмагаев начал чтение «Овода». От товарищей по работе, через близких и друзей он знал — его 279 слушают, ждут очередной встречи с артистом» . Также в дни блокады особое развитие получила серийная радиопьеса. Здесь мы хотим разграничить понятия сериала и серии. (подчеркнуто нами - Н.Г.).Серия - состоящее из нескольких частей одно произведение, в котором, каждая часть закончена сюжетно и где реализуется закон единства места, времени и действия. Каждую передачу можно слушать и в обычном порядке, 1-2-3, и выборочно. Сериал принципиально отличается тем, что все передачи в нем объединяются общими героями, сюжетными коллизиями, создающими напряжение драматургии, когда в конце каждой передачи - кульминация, а в начале следующей - развязка. В 1942 г. еженедельно в эфире звучала серийная радиопьеса «Новые похождения бравого солдата Швейка» по сатирической повести М. Слободского, которая печаталась с продолжением в «Огоньке». «Короткая, но регулярная радиопьеса будила угасающую фантазию, чувство юмора - и 280 эта «радиопсихотерапия» была отнюдь не бесплодным делом» . Литературный текст о забавных похождениях Швейка в полноценную передачу оформляли редактор Н. Ходз, актер И. Горин и режиссер К. Миронов. Каждую можно было повторять отдельно, что, вероятно, и делали редакторы радио.
И еще один пример многосерийного спектакля, поставленного в годы войны на ленинградском радио - фантастическая радиопьеса Н. Паперной «Амулет». По сути, она была адресована детям, но сюжет, где трое детей - Дженни, Кирилл и Боб - находят волшебный амулет, который переносит их в разные точки земного шара - Египет, Вавилон, Антарктиду, привлекал своей удивительной фантастичностью и взрослого слушателя. Каждая передача была отдельным независимым путешествием в ту или иную страну. Новую 264 265 передачу всегда предвосхищало напоминание о том, что было в предыдущей. Это делает один из героев пьесы - рассеянный профессор. Он заменяет фигуру ведущего - отвечает на вопросы детей, поясняет перемещения из одного места в другое, связывает эпизоды. «Так увлекательность фабулы, стабильность характеров главных персонажей (к примеру, Боб - самый маленький участник пьесы, всегда пел песню, которая символизировала начало новой передачи - Н.Г.), делали передачу легко узнаваемой, понятной и любимой» . В этой многосерийном спектакле уже наметились принципы сериала - действие каждой передачи имеет начало и конец истории, в каждом эпизоде действует несколько актеров, каждая передача оформляется определенными звуками и музыкой, вначале ведущий или герой- повествователь коротко напоминает сюжет предыдущей. Намеченные принципы нашли развитие в литературном радиосериале, который продолжал традиции «чтения с продолжением». В разные годы к этой форме обращались адресно. А. Шерель отмечает, что в послевоенные годы в литературных сериалах наметилась любопытная тенденция:...в каждой части сериала «выделяется исполнитель-лидер, его интонации подчиняют себе ритмы повествования и общее художественное решение. Иногда это обусловлено логикой сюжета, а иногда происходит спонтанно, как результат творческой конкуренции актеров у микрофона. Режиссеры заметили это и одновременно с выбором литературного произведения стали заранее определять и главного исполнителя. Радиотеатр более других искусств склонен ставить спектакли «на актера» - любимого и 282 популярного» .
Радиоадаптации, особенно многосерийные, ориентировались, прежде всего, на встречу слушателей с известными актерами. Обычно такие программы составляли 6-8 серий. Делить произведение на большее количество серий 266 267 редакторы не решались: трудно было организовать актеров и удержать внимание слушателей. Соответственно и большие романы на радио не звучали. Но эпопея А. Толстого «Хождение по мукам» с Л. Касаткиной и В. Тихоновым была оформлена в 18 серий. Еще более сложную задачу поставили перед собой автор композиции, режиссер Б. Дубинин и актер М. Ульянов, когда решили поставить широкомасштабную постановку по роману М. Шолохова «Тихий Дон». В свое время этот роман на радио ставили в разных формах. В конце 1930-х гг., в эфире прозвучали «многосерийные» чтения «Тихого Дона» в исполнении одного актера - Д. Орлова. Это были больше радиокомпозиции отдельных глав романа, текст которого был перекомпонован так, чтобы слушатель обратил внимание на наиболее эмоциональные и значительные ситуации. В 1950-е гг. в эфире прозвучала радиоверсия театрального спектакля по роману Шолохова, а затем в 1977 г. - 64 серии «постановочного чтения» «Тихого Дона». Этот многосерийный сериал в эфире звучал два с половиной года, а подготовительный период занял около восьми лет. М. Ульянов сыграл 338 персонажей и воссоздал 338 характеров. «Интересно, что сам актер, говоря о своих персонажах, употреблял не слово «сыграть», а совсем другой глагол - «понять» . Помогали актеру фольклорный ансамбль под управлением Д. Покровского, который исполнял казацкие песни «из первоисточника», и музыка Д. Шостаковича. Она своими строгими ритмами сменяла протяжную и раздольную казацкую песню. Эти три компонента: чтение Ульянова, музыка Шостаковича и казацкие песни смогли максимально передать обаяние шолоховской прозы и создать абсолютно самостоятельный радиоспектакль. В свое время исследователь радиотеатра Т. Марченко, проводя различие между радиоспектаклем и постановочным чтением, утверждала, что голоса героев в радиоинсценировке звучат намного свободнее, они не ограничены сюжетом, жестким действием в отличие от «чтений». Позволим не согласиться с исследователем. Обратимся к примерам. В том же «Тихом Доне» один актер М. Ульянов, силой мастерства, смог показать нам и Аксинью, и Г ригория Мелихова, и других героев шолоховского романа. Дело не в использовании «голосового грима», а в силе словесно-звукового образа, в магии текста, который актер смог сохранить, и которое было максимально подчеркнуто спецификой радио - развивать в сознании слушателя свой «театр воображений». Однако не всегда по радио произведения цикла от начала до конца читает один актер. Режиссеры постоянно ищут наиболее выразительные варианты. Например, в 1978 г. режиссер радио Э. Верник и редактор отдела русской классики Н. Большова подготовили к 150-летю со дня рождения Л. Толстого многосерийные «литературные чтения» по двум романам писателя - «Война и мир» и «Анна Каренина». Всего прозвучало четыре серии цикла по 15-18 передач. В них использовались архивные записи в исполнении А. Кторова, Д. Журавлева, А. Г рибова и новые, где главы из романов читали А. Баталов, В. Тихонов, О. Табаков, П. Вишняков, И. Акулова, Ю. Яковлев. Режиссер Э. Верник предложил актерам прочесть те главы, в которых их герои (Наташа Ростова, Пьер Безухов и т.д.) были как бы главными - со своими мыслями, поступками, отношением к другим персонажам. Музыки не было вообще, слушателя решили оставить один на один с прозой Толстого. Литературно-драматическое вещание во все годы пропагандировало наиболее значительные произведения советской и зарубежной литературы, драматургии и русской классики. Одним из первых масштабных литературных радиосериалов Всесоюзного радио стал радиоспектакль «Судьба» по роману П. Проскурина. Популярный в 1970-е гг. роман отразил жизнь и страдания человека на фоне эпохи, при этом оставаясь политкорректным, не касаясь запретных тем. Для радио спектакль подготовили сам писатель, редактор Н. Репухова и режиссер-постановщик Э. Верник. Главный герой - Захар Дерюгин рассказывает нам о своей судьбе, времени, родном селе. Голосами героев авторы ведут нас от начала коллективизации, через войну в послевоенное время. «Первая серия - ряд эпизодов, каждый из которых последовательно знакомит нас с героями, которые будут поочередно появляться на протяжении всех последующих серий. Таким образом, к концу первой серии мы не только введены в курс всех дел села Г устищи, мы уже знакомы со всеми его обитателями» . Форма эпического романа как нельзя лучше подходила к специфике радиосериала и отражала время, тем более что и ТВ приучало зрителей к многосерийности. Неожиданный и стремительный переход к рынку, проникновение в российский эфир дешевых развлекательных программ оказались серьезным испытанием для радиотеатра. Несмотря на то, что главная редакция литературно-драматического вещания пыталась изменить концепцию, найти более современные формы вещания, монополия Гостелерадио была подорвана. Радиофестиваль «Рампа у микрофона», проводившийся осенью 1995 года, попытался привлечь внимание к радиотеатру. Он был отмечен рядом фестивальных спектаклей в эфире «Радио России» и «Эха Москвы». Создание такого дорогостоящего творческого продукта, как радиоспектакль, оказался по силам лишь «Радио России». Позже к нему добавилось вошедшее в государственный телерадиохолдинг радио «Культура-Петербург». Каждый сезон эти станции выпускают новые радиоспектакли, радиосериалы, которые звучат в постоянных рубриках «Театр у микрофона», «Литературные чтения», «Радиосериал». Это профессионально записанные спектакли, с яркими актерскими работами, интересным литературным материалом. Если в 90-е годы форма «литературного сериала» была забыта, то с начала 2000-х гг. они начали появляться в огромном количестве. Однако, причина такой «популярности» - скудное финансирование радиостанций. Если раньше в штате радио были сценаристы, режиссеры, актеры, которые Музыря А. А. Искусство слышать мир. - М., 1989. - С. 194-195. могли выпускать более сложные по структуре радиопостановки, то для «чтений с продолжением» можно было приглашать одного-двух актеров, а сценариста, режиссера мог заменить и сам редактор. Одной из первых серьезных постановок в форме «литературного радиосериала», записанных с применением цифровых технологий, стала в 2001 г. адаптация романа «Из жизни насекомых». Ее автор - В. Пелевин - необычайно популярен у молодого поколения. Возможно, этим и объясняется выбор литературного материала. «Радио России» старалось привлечь более юную аудиторию. Проза Пелевина весьма специфична, наполнена метафорами и образностью. В романе действует огромное количество персонажей, с разными характерами и манерой поведения. Они постоянно превращаются из людей в насекомых и наоборот. Такая фантастическая реальность требовала особенного прочтения. Это удалось сделать благодаря чтецкому таланту актера С. Маковецкого и общей концепции моноспектакля режиссера М. Осипова. Спектакль состоит из тридцати серий, каждая - отдельная, законченная глава, но при этом актер смог сохранить целостность образов и всей идеи романа. Особенность этой постановки заключается в том, что использованные здесь цифровые технологии помогали изменять масштаб звуковых эффектов (например, звук пересыпающегося песка для человеческого уха ничтожен, для личинки - подобен взрыву бомбы). Технические средства нисколько не мешали работе актера, напротив, они помогали создавать дополнительный объем и атмосферу в радиоспектакле. За открытие новых форм в подаче материала в 2001 г. радиосериал «Жизнь насекомых» был награжден профессиональной Всероссийской премией им. А. Попова. С этого времени сценаристы, режиссеры, актеры начали искать оригинальные способы подачи материала. Например, в масштабном проекте «Радио России» - «Антология рассказов А.П. Чехова. XXI век», подготовленном к юбилею писателя, звезды театра и кино читали свои любимые рассказы. Они не следовали за пожеланием режиссера, а предлагали свой материал. Немаловажный факт, что многие из этих произведений никогда не были записаны на радио. И. Чурикова и С. Маковецкий, И. Костолевский и М. Суханов, Н. Караченцов и Ю. Рутберг, В. Кашпур и О. Табаков, К. Пирогов и А. Калягин выбрали и исполнили известные и совсем незнакомые чеховские рассказы. Актуальное звучание произведений русского классика достигнуто не только благодаря их актерско-режиссерской интерпретации, но и за счет использования новейших цифровых аудиотехнологий, которые режиссеры «Радио России» начали активно применять в своем радиотеатре. В 2006 г. «Радио России» подготовило 30-ти серийный проект по прозе С. Довлатова. Рассказы читали популярные актеры А. Лазарев-младший, И. Костолевский, А. Филиппенко и другие. Авторы проекта, напротив, отказались от применения не только новых цифровых аудиотехнологий, но и от «старых», наработанных годами приемов звукового оформления спектакля. В передаче было одно выразительное средство - слово. Богатый и яркий литературный язык Довлатова подчеркивался лишь актерскими интонациями, которые успешно заменяли декорации, свет, грим, костюмы. Сегодня на «Радио России» каждый день в определенное время выходит «Литературный радиосериал». Помимо русской и зарубежной классики стали звучать произведения современных, как отечественных - Пелевин, Улицкая, Толстая, Акунин, так и зарубежных писателей - Коэльо, Нотомб и т.п. Неожиданно на «Радио России» зазвучали радиоспектакли, радиосериалы авторов легкого «детективного» жанра - Поляковой, Устиновой, Литовцевой, современных фантастов - Лукьяненко, Глуховского, одиозного драматурга Вырыпаева и других авторов. Поначалу это смутило многих слушателей. Но как заметил в интервью «Литературной газете» тогда еще главный редактор радиостанции «Культура» А. Голубовский: «Мы ориентируемся частично и на то, кто как продается, ведь покупатели книг - наши слушатели. Мы хотим, чтобы нас слушали не только сегодня, но и чтобы наша аудитория прирастала. Мы стремимся к тому, чтобы нас слушали люди от 25 до 50 лет - самая социально активная часть населения» . Несмотря на такой откровенно коммерческий посыл, творческая группа радиостанции готовит вполне качественный и полноценный контент. В большинстве своем они записаны в форме «чтений с продолжением». Возможно, в этом и заключается магическая сила радио, где даже «бульварное чтиво» в исполнении профессиональных актеров и постановке грамотных режиссеров, приобретает черты полноценного радиоспектакля. Анализируя эти программы, мы пришли к выводу, что на радио уже сложился определенный круг артистов - Юрский, Табаков, Суханов, Каменкова, Кутепова - достаточно успешных, занятых в театре и кино, которые любят работать на радио именно в форме «литературного радиотеатра». Если на государственных станциях («Радио России», «Культура») художественные постановки финансируются стабильно, являясь неотъемлемой, а порой и обязательной частью политики радиостанции, то на коммерческих радиостанциях, где формат вносит строгие ограничения, появление подобных программ - всегда событие. Радиотеатр с его огромным опытом прошлых лет нужен был не только как ностальгическое воспоминание для людей старшего возраста, но и для другого поколения, которое не слушает спектакли «Театра у микрофона» лишь потому, что не знает о его существовании. Это понимали молодые театральные режиссеры, актеры, сценаристы, которые пытались работать в этом жанре. Один из них - актер, режиссер Д. Креминский. В 2001 г. его первый радиоспектакль «Снежная королева» по Е. Шварцу на «Радио 7 На Семи Холмах» произвел фурор. В то время еще ведущий эфира, Дмитрий решил сделать новогодний спектакль в подарок слушателям. Роли исполнялись ди-джеями радио. Из интервью с Д. Креминским: «Я пошел к руководству, предложил эту идею. Посмотрели на меня странно, честно 268 признаюсь. Я говорю: «Давайте я сделаю пилот, покажу вам две сценки, а там уже решим». Я сделал две сцены... и как сейчас помню самую настоящую немую сцену у руководства. Там ведь все было как надо - с очень хорошей музыкой, со стереоэффектами, и если человек идет через зал, то слышно, как он топает из левой колонки в правую, и даже слышно, как он наступает на какую-то бумажку. Я педант в этом смысле, можно сказать, я делаю аудиокино. И вот, мы это сделали: большой такой полуторачасовой спектакль, 31 декабря 2001-го года он был выпущен в эфир, и реакция, конечно, была обалденная - пошли письма, звонки, мол, как здорово, да мы оторваться не могли. Потом пришла идея регулярно это делать, скажем, в субботу-воскресенье. Так появились «Марусины сказки»269. «Марусины сказки» - это уже регулярный литературный радиосериал. Каждую неделю по 15 минут в эфире звучали полноценные детские спектакли. Подобного проекта в начале 2000-х не было ни на одном FM- радио. Д. Креминский постарался создавать свои спектакли с учетом психологии современного слушателя - лаконично, ярко, эффектно и вместе с тем, учитывая традиции и законы классических радиоспектаклей, с использованием всей палитры изобразительно-выразительных средств. Из интервью с режиссером: «Мы ничего не изобретали, мы все брали из детства, то, что мы сами слушали - «Радионяню», к примеру. Там и подводки были определенного свойства - заканчивалась история, и Маруся говорила: «Ну что, понравилось? Тогда завтра в это же время.» - крючок так 287 называемый». Стержень спектакля - рассказчица Маруся, она путешествует по всему миру, собирает истории и дарит их маленьким слушателям. Материалом послужили этнические сказки - японские, китайские, тибетские, армянские, а также произведения мало известных российских авторов. Роли озвучивали незнакомые, но вполне профессиональные актеры московских театров. Оригинальная звукорежиссерская работа - грамотно подобранные музыкальные произведения, шумовые эффекты, неожиданные звуковые декорации - лишний раз привлекали внимание современного слушателя. Почти два года каждый вечер «Марусины сказки» с удовольствием слушали и дети, и взрослые. Позже, на «Радио-7» сменилось руководство, проект сочли «неформатом» и он исчез из эфира. «Марусины сказки» - грамотный пример использования спонсорской поддержки, он был рентабелен для радиостанции, соответствовал современным требованиям эфира, но при этом оставался качественным и оригинальным продуктом. Д. Креминский сделал еще один спектакль «Квадратурин» по С. Кржижановскому (с участием О. Шкловского) для «Радио России» в 2006 г. Сейчас Д. Креминский выпускает свои радиоспектакли на дисках, сотрудничает с несколькими звукозаписывающими студиями и радиостанциями. Необычный литературно-художественный проект «По своим правилам» в 2010 г. представило радио «Финам FM». По формату это информационно-музыкальное радио, адресованное молодым, активным людям. Радио так себя и позиционирует - «деловое радио», но с «разнообразными тематическими программами, отличающимся интерактивностью». Автор и ведущая проекта - журналист Елена Лихачева - попыталась совместить жанр аудиоспектакля и дискуссии. Действуя согласно формату станции, она приглашала для обсуждения спектаклей представителей бизнес-элиты России. Тематическую, то есть литературную основу проекта «По своим правилам» составили аудиопостановки по рассказам ярких представителей современной российской прозы. Здесь звучали рассказы В. Ерофеева, В. Найдина, В. Пелевина, М. Москвиной, Б. Акунина, Д. Быкова и Т. Толстой. Записанные в форме литературного радиосериала, с учетом его законов и специфики, они были логически связаны между собой. Каждый рассказ был оригинален сам по себе, но в подборке они создавали узнаваемые портреты наших современников, срез окружающей нас реальности. Рассказы читали известные актеры театра и кино - И. Оболдина, А. Смоляков, В. Гафт, В. Толстоганова, А. Аверьянов и другие. В работе над циклом аудиопостановок приняли участие режиссеры Ф. Степанов и Д. Креминский, хорошо знакомые современным поклонникам радиоспектаклей. Проект «По своим правилам» выходил в эфир один раз в неделю, в ротации он был два сезона. Несмотря на то, что литературный радиосериал имел успех - именно его в своих комментариях на Интернетстранице станции хвалили слушатели, руководство «Финам FM» закрыло программу. Это связано с изменением политики станции, которая сделала больший акцент на разговорные программы. Записывать дорогостоящие литературные постановки было невыгодно. Тем не менее, цикл записанных радиопостановок был выпущен на CD для продажи. То, что мы сегодня называем привычным словом «радиосериал», раньше было принято обозначать, как «семейные серии». По мнению многих теоретиков, в этой форме находили свое воплощение социологическая драма или драма «под репортаж». Действие таких передач от выпуска к выпуску развивается во времени, синхронно реальному, как бы параллельно ходу жизни самих радиослушателей. Радио возвращается к постоянным героям игровых серий так же, как к рассказу о подлинных людях и ситуациях в случае длительного репортажного наблюдения. «Семейные серии» не имеют прямого аналога среди сценических жанров, зато они очевидно родственны серийному репортажу-исследованию, давно уже утвердившему себя в сфере документалистики. Правда, у них есть важное отличие от него: литературные персонажи и игровая форма устраняют ряд этических ограничений, которые могли бы возникнуть при воссоздании в кадре или перед микрофоном жизни семьи с помощью чисто 289 г-р документальных средств», - пишет исследователь радиотеатра Т. Марченко. Первые «семейные серии» появились в 1920-е гг. в Европе. Так в Дании около 15 лет шла серия «Семейство Хансен», в Англии в военные годы «Фронтовая семья». Обыденность повседневных событий - типичная сюжетная черта «семейных серий». Не случайно даже фамилии героев сценаристы выбирают самые распространенные. Так в Англии фермеров средней руки нередко именуют Арчерами, по фамилии героев радиосериала «Арчеры». Иногда началу серии предшествует социологическое исследование тех, кто станет прототипом действующих лиц. Это свидетельствует о близости радиосериала сфере публицистики. Естественно, что игровая природа таких передач не акцентируется. Дистанция между актером и ролью сокращена до минимума. Ориентация на актера - непрофессионала - одна из граней сближения «семейных серий» с документалистикой. К примеру, во французском телесериале «Марк и Сильвия», исполнитель главной роли, как и изображаемый им персонаж, был официантом. Это помогло сократить дистанцию между прототипом и драматическим персонажем. Однако, кажущаяся спонтанность «потока жизни», как будто подсмотренная сквозь замочную скважину - это видимость. В основе драматургии лежит принцип отбора моментов, которые как бы случайно оказываются «значительными и интересными». «Радиосемья» может быть предметом длительного художественно - публицистического исследования актуальных общественных, социальнопсихологических проблем. Она может стать зеркалом, в котором люди узнают не только себя, но и время»270. Иногда началу серии предшествует социологическое исследование тех, кто станет прототипами ее действующих лиц. Так венгерскую радиосерию «Семья Сабо» предваряло интервьюирование десяти наиболее, с точки зрения социологов, репрезентативных рабочих семей. В ходе интервью были определены самые актуальные проблемы, которые волнуют общественность. Все это свидетельствует о близости «семейного» жанра к сфере публицистики. Пожалуй, наиболее сильно эта связь была отражена в самой известной «семейной серии» за всю историю мирового радиовещания - «Семья Матысиков». Радиосериал Варшавского радио держался в эфире много лет. Его в качестве примера приводят все практики и теоретики радио, ведь именно польским сценаристам удалось сделать своих героев абсолютно документальными, приближенными к аудитории при максимальной степени художественности. Авторы задумали сериал в 1954 г. В эфире он прозвучал спустя два года. За это время авторы обсуждали сюжеты, писали сценарии, искали актеров, а главное, старались сделать своих героев абсолютно документальными, такими же, как тысячи поляков, которые будут слушать о себе. Передача в эфире звучала в «прайм-тайм» - вечер субботы, как известно, в это время у приемника собирались все: и взрослые, и дети. Матысики были представлены разными поколениями. И проблемы они обсуждали разные, но всегда актуальные и волнующие общество на данный момент. Вместе с Матысиками слушатели переживали повышение цен, получение зарплаты, распределяли семейный бюджет, собирали металлолом на памятник писателю Б. Прусу, отмечали день рождения пана Юзефа. С годами у Матысиков появлялись новые темы для обсуждения: менялось время, а соответственно и проблемы героев. В 90-е говорили о депутатах сейма, структуре хозяйства страны, охране природы, проявлениях новой морали, ведь выросшие дети Матысиков не пошли по стопам отца. «Авторы превосходили самих себя, создавая полную иллюзию документальной записи, рассуждая о капризах плохо работающей электростанции, волоките с рассмотрением жалоб о новом жилье, о нагрянувшей на Польшу длительной 291 т- нехватке такого примитивного продукта, как крахмал», - пишет Б. Ляшенко, который приехав в Польшу через несколько лет после знакомства с этой программой, удивился, что «Матысики» все еще звучат, более того, пользуются прежней популярностью. С литературной точки зрения сценарии «Матысиков» нельзя было назвать шедевром, но привлекательность сериала была в другом: в документальности, репортажном принципе, положенном в основу драматургии. Польскому радио вообще свойственны передачи дискуссионного характера. Там всегда обсуждали самые острые, касающиеся населения темы: проекты застройки городов и прокладки автострад через старые районы, работу магазинов и предпочитаемые сорта яблок. Может быть, поэтому большинство поляков долгое время думало, что Матысики - это реально существующая семья, которая живет на улице Добрая, 21. На этот адрес приходили тонны писем, посылок, бандеролей. В знак любви и благодарности поляки собрали свыше шести миллионов злотых, предназначенных для строительства «Дома Матысиков», сейчас там живут старые и одинокие люди. Ни одна «телерадиосемья» не может похвастать таким фактом. «Главная сила серии, - пишет Б. Ляшенко - в ее поразительной актуальности, неназойливом влиянии на умонастроения и удивительном качестве исполнения подчас торопливо написанных текстов. Ни одно сколько-нибудь заметное с литературной точки зрения произведение не способно угнаться за жанром семейной хроники по скорости отклика на злободневное событие»292. Это объясняется и тем, что авторы максимально использовали специфику радио - тепло, достоверность, душевность, документальность, оперативность, художественность. Радио позволило домысливать образ самих героев пьесы, перипетии их жизни, обогащать услышанное воображением. 271 Герои подобных сериалов становятся реальными людьми настолько, что сами начинают оказывать влияние на реальную жизнь. На радио Латвии в свое время шел многосерийный спектакль о М. Силениеце. Это была история молодой девушки, приехавшей в колхоз работать зоотехником. Маре писали письма, спрашивали совета, как изменить рацион птиц на ферме или как управиться с пьянством конюха, как помириться с любимой девушкой. В сериале желательно сочетание разных драматургических форм (детектива, комедии, мелодрамы), важны также образовательнопросветительские идеи, которые заложены в канву сюжета. Одним из первых образовательных сериалов были британские «Арчеры». Продюсеры рассчитывали на то, что фермеры будут не только слушать интересную историю, но и почерпнут советы по ведению сельского хозяйства. Свое образовательное значение сериал потерял в 1972 г. Сегодня этот самый длинный сериал в мире чаще поднимает проблемы семьи жителей городка Эмбридж, где живут Арчеры. Создатели активно привлекают к обсуждению слушателей - спрашивают, как поступить тому или иному герою, дать оценки их поступкам. Всемирная служба Би-би-си считается одним из самых крупных производителей образовательных радиосериалов. Они готовили разные циклы для многих стран. В России по инициативе компании Би-би-си MPM в 1992 г. «запустили» в эфир радиосериал «Дом 7, подъезд 4». Позже производителем его стал Фонд Независимого Радиовещания (ФНР). Это был один из первых крупных иностранных медиа-проектов в России. Его создатели ставили своей целью повторить небывалый успех английской мыльной оперы «Семья Арчеров». В свое время вся Великобритания с интересом следила за событиями, происходящими в семье простых фермеров, которые пытались обустроить свою жизнь после разрушительной второй мировой войны. Видимо, ситуация в России в начале 1990-х гг. очень напоминала послевоенную Британию. Герои спектакля - самые обычные россияне разных слоев населения: сантехник Юра, профессор Михалыч, супруги-студенты Климовы, предприниматель Левин, журналист Евгений и другие. За годы жизни список жильцов менялся, как и авторы сценариев. Радиосериал следовал за жизнью, а не формировал ее. Жильцы «Дома 7» пытались строить малый бизнес, ездили в Чечню, оказывались жертвами домашнего насилия, выращивали овощи на крыше, учились отстаивать свои права в трудовом конфликте, искали работу, сортировали мусор, болели СПИДом и просто жили в непростое перестроечное время. Вместе с актерами в сериале принимали участие реальные политики и эксперты. Надо отметить удачное использование разных драматургических форм: детектив, комедия, мелодрама, а также образовательно-просветительские идеи, которые заложены в канву сюжета, то есть налицо традиции лучших зарубежных сериалов. Каждый эпизод (серия) спектакля звучал в эфире 14 минут. Традиционная заставка предваряла действие. Серия состояла из шести-девяти сцен, как и положено в сериале, в каждой сцене происходили события отдельной сюжетной линии. Эти линии развивались параллельно, но сцены логически связаны между собой. Такое построение делало передачи динамичными, яркими, постоянно держало аудиторию в напряжении. Конечно, большое значение имели голоса актеров. Несмотря на разный тембр голоса, чаще всего, в начале новой сюжетной линии герои обращались друг к другу по имени, чтоб представить себя слушателю. Неоднократно среди слушателей радиосериала проводились конкурсы сценариев и писем с предложениями о темах следующих программ. В них предлагались правдивые и интересные истории из реальной жизни российских регионов. Это очень обогатило сюжетную канву радиосериала. Актуальность тем, интересные сценарии, удачное построение серий, использование традиций и законов формы радиосериала сделали «Дом 7, подъезд 4» очень популярным. Создать самостоятельный, не калькированный, радиосериал ФНР попробовал в 2006 г. Молодежный радиосериал «Переходный возраст» авторы назвали «сериалом нового поколения». Нового в нем действительно было много. Еще задолго до нашумевшего телесериала «Школа» авторы сценария Д. Заболотских, Е. Филимоновых, В. Бегун и Л. Мульменко попытались рассказать о том, что происходит сегодня в средней российской школе. Героями стали ученики десятого класса, их родители и учителя. Каждый переживает свои проблемы: учителя - маленькую зарплату, крушение идеалов, неуважение со стороны государства и общества; родители - непонимание своих детей, изменение в системе образования, страх за будущее ребенка. Школьникам предстоит пройти через множество мелких и крупных испытаний: они столкнутся с грязными выборными технологиями, окажутся в центре экономического детектива, узнают тяготы и радости простого крестьянского труда. Есть в сериале, как в жизни любого подростка, преданная дружба и предательство, первая любовь и измены, ссоры и примирения. Вместе со слушателями создатели сериала пытаются размышлять о таких непростых вещах, как свобода личности и природа иждивенчества, пробуют сломать стереотипы, обсуждают прогрессивные педагогические методики и «проживают» сложные психологические ситуации. Роли всех героев в сериале исполняли студенты выпускного курса школы-студии МХТ и их преподаватели. Это позволило сократить дистанцию между персонажами. Помимо новой темы - жизни современной школы - авторы постарались построить его в необычной форме. Внутри спектакля сконструировано несколько радиопространств: пространство школы - учеников, пространство школы - учителей и главное - пространство радио, не условного, а вполне реального. Герои сериала «Переходный возраст» постоянно слушают радио, а некоторые и работают на нем. Например, передовой учитель литературы Дмитрий Федорович Агарков по совместительству работает диджеем. Подобного персонажа в радиосериале не было. В некотором роде его образ дидактичен. Агарков - новый тип героя. 272 Оставаясь традиционным наставником, он преподает не по учебнику, внедряет в систему обучения новые методы - с помощью радио в своих передачах Агарков рассказывает о литературных героях, например, о Ромео и Джульетте, так, что их чувства становятся понятны современному школьнику. Это создает дополнительный конфликт - учителя не принимают методы Агаркова, а у школьников они вызывают живой интерес. Мы понимаем, что одна из «сценических площадок» сериала - радио, по воле авторов, выполняет одну из своих первостепенных задач - воспитывает и образовывает. В роли инициатора пространства в сериале выступает и музыка. Авторы проявили новаторство и чуткое реагирование на интерес своей потенциальной аудитории. Они оформили серии, специально написанной электронной музыкой, куда вплетаются документальные звуки улицы, школы, голоса ребят. У слушателей возникает ощущение реальности, почти кинематографичности происходящего. Всего было записано 45 серий. Каждая, состояла из 3-4 сцен, соединенных музыкальными перебивками. Хронометраж одной серии - примерно 14 минут. Радиосериал звучал в 2006 г. на «Радио России», так же ФНР разместил его на Интернет-ресурсах. Сегодня сериал «Переходный возраст» можно послушать на специальной интернет-странице (http://vk.com/public45386804). Как ни странно, изменилось время, проблемы, школьники, система образования, а судя по комментариям, оставленным на странице с аудиофайлами сериала, аудитории он по-прежнему интересен. Подобного качественного, оригинального, соответствующего требованиям времени и специфики радио молодежного сериала на отечественном радио нет. Наиболее удачное соединение игровой формы и документального начала мы можем отметить в радиосериале «Унесенные спортом», который вышел в эфире радиостанции «Юмор FM» накануне ХХХ Олимпиады в Лондоне. Каждая серия - это маленькая, но законченная история, рассказанная знаменитыми отечественными спортсменами, тренерами, спортивными журналистами. Звуковым пространством рассказчиков стала студия, а не стадион или комментаторская будка. Но это нисколько не снижало уровень документальности историй. Оставались живые голоса, смех, оговорки, паузы. В сериале была выдержана тональность и стилистика в текстах, в данном случае юмористическая. Оформлены серии были в едином звуковом стиле - музыка и минимальное количество соответствующих сюжету шумов. Искусственное, на первый взгляд, шумовое пространство, было элементом радиотеатра и подчеркивало игровое начало радиосериала. Но таких примеров единицы. В большинстве своем современные радиосериалы мы условно отнесем к жанру ситкома - комедии положений. В них серии объединены героями, характеризующимися определенными чертами характера, номинально связанными принадлежностью к одной группе, коллективу. Сюжеты подобных сериалов просты, в них много шуток, юмора, не всегда качественного, но высмеивающего актуальные и злободневные события из мира политики, шоу-бизнеса и т.п. Например, в 2005 г. на «Нашем радио» почти год шел мини-сериал «Мексиканские негодяи». Его придумали и исполнили актеры театра «Квартет И». Это была пародия на мексиканские сериалы, с соответствующим набором героев - мексиканская семья - Антонио, Хулио, Мария, Фернандо. Герои не занимались определенным делом, они просто болтали глупости, высмеивали друг друга, решали семейные проблемы - «шутка ради шутки». Каждая серия длилась несколько минут, порой они не имели законченного сюжета и обрывались на непонятной для слушателя фразе. Звуковое оформление тоже не отличалось оригинальностью и логичностью - с веселой мексиканской мелодией «встык» звучала русская народная песня «Калинка». Сериал вызвал весьма неоднозначную реакцию у аудитории, ведь «Наше радио» слушают не только подростки, но и люди среднего, а порой и старшего возраста. Современные реалии требуют от радиосериала, впрочем, как и от любой программы, «попадания в формат», который накладывает определенные тематические и стилистические требования к сериалу. Стопроцентное «попадание в формат» было у юмористического радиосериала «Год Дракона», который вышел на радиостанции «Юмор FM». Сериал был приурочен к празднованию Нового Г ода. Его герои - учитель Фу Ши и верный ученик Ши Фу в каждой серии беззлобно высмеивали русские новогодние обычаи - традиционные блюда, застольные игры и песни, напитки, массовые гуляния, новогодние костюмы и т.п. Сериал был сделан очень качественно с технической точки зрения - музыка, шумы создавали атмосферу той или иной темы, но уровень шуток вызывал недоумение. Вот фрагмент одной из серий. Заставка сериала (на задорной китайской музыке звучит женский голос) Ведущая: Первая половина 17 века. Правительство манжурцев оккупировало свободный Китай и жестоко запрещает праздновать новый год. И лишь учитель Фу Ши и его верный ученик Ши Фу продолжают яростно встречать праздник. (На первый план выходят боевые крики, музыка звучит очень тихо, а потом исчезает. Герои говорят на китайском, их микшируют, «сверху» звучит русский перевод, нарочито наигранный) Фу Ши: Мой ученик! Ши Фу! Зачем ты стучишь по телевизору? Ши Фу: Учитель, он ничего не показывает. Фу Ши: Так ты просто включи его, мой мальчик! (Звук - искусственный смех зала) Звукорежиссер после каждой шутки включал в ткань повествования единообразный звук - искусственный смех зала. Этот прием телевизионных ситкомов на радио звучит очень раздражающе. Он мешает восприятию и окончательно сводит сюжет до уровня низкопробных анекдотов. Сериал был частью предновогоднего конкурса, который проводила радиостанция «Юмор FM». В течение дня ведущий мог объявить о том, что начинается конкурс. Те из радиослушателей, кто правильно рассказывал содержание серии дня, получали приз. Слушателям «Юмор FM» сериал пришелся по душе. Короткие, динамичные серии не выбивались из общего потока юмористических рубрик, которые являются частью музыкального потока станции, соответственно, привлекали постоянную аудиторию. Пародию на мексиканские сериалы предприняли воронежские журналисты. Но тут надо оговориться, для регионального радио начала 90-х, остро испытывающего дефицит в живых, игровых программах, шуточный радиосериал «Вечерние страсти» стал настоящим прорывом. Авторы - Л. Щеголькова, Т. Нюхина, А. Карабут взяли типичную историю «комедии положений» - молодая девушка ждет принца, у нее проблемы с родителями, она потеряла работу, от нее отвернулись друзья. Пустая, на первый взгляд, история в эфире обрела неожиданную остроту и сюжетность. Слушатели узнавали себя в типичных ситуациях. Звонили, давали советы, авторы прислушивались к пожеланиям аудитории и меняли характеры своих персонажей, чем только укрупняли их, делали еще более реалистичными. Парадоксально, но авторы, высмеивая «мыльную оперу», сами же действовали по ее законам - каждый эпизод почти не имел начала и конца, чтобы ход рассказа не останавливался, в мыльной опере постоянно происходило несколько параллельных действий. Роли почти всех героев играли непрофессиональные актеры. Как отмечают создатели сериала, они выбирали людей, похожих на своих персонажей по характеру, внешним данным, а не только по голосовым характеристикам. Дистанция между актером и ролью сокращена до минимума. Мы писали выше, что одна из граней сближения «семейных серий» с документалистикой - ориентация на актера-непрофессионала. Отдельно надо выделить звуковое оформление сериала. На тот момент в фонотеке воронежского радио не было полноценной коллекции шумов. Журналисты записывали реальные звуки - машин, крики детей, звук кнопочного телефона, лифта, часто попадая в нелепые ситуации и порой, делая их темой очередной серии. Сериал «Вечерние страсти» выходил один раз в неделю, в эфире воронежского радио он шел около трех месяцев. И, несмотря на популярность у воронежского слушателя, авторы закрыли его самостоятельно. Они допустили классическую ошибку - позволили слушателям диктовать дальнейшее развитие сюжета, а актерам - подстраивать героя под свой характер. То, что в начале выглядело как связь с документальностью, правдой жизни, превратилось в бытовщину. А на радио, в таких художественных формах, необходима некая условность. Попытку сделать полноценный радиосериал с законченным сюжетом, интересными героями, приближенностью к документальности предприняли журналисты радиостанции «Серебряный Дождь - Орёл ГТУ». В 2008 г. они представили слушателям комедию офисных будней «Три с половиной коллеги». Каждая серия - это новая ситуация из жизни вымышленной, но вполне реалистичной компании под названием «Инициативная Инициатива». Герои занимают разные посты от директора до распространителя, естественно, у каждого свой образ жизни, язык, мышление, но все они объединены общей работой, где и происходят курьезные и серьезные ситуации. Изначально идея вызвала у орловцев интерес, но после нескольких серий слушатели начали жаловаться на низкопробный юмор и обилие рекламы. Сериал, продержавшийся в эфире какое-то время, закрыли. Краткие выводы Много копий было сломано на этапе зарождения литературного театра у микрофона. Актерам было нелегко преодолевать авторский язык, специфику радио, находить общий язык с микрофоном. В начале вещания редакторы радио старались сократить литературные произведения, оформляя их шумами, музыкой. Зарождалась форма «чтения с продолжением», которая позволила максимально сохранить авторские размышления, не испортить сокращением обаяние литературного первоисточника. «Литературные чтения» стали многосерийными. Намечаются принципы сериала, более сложного по структуре многосерийного радиоспектакля. Если на государственных станциях («Радио России», «Культура») практически не звучат оригинальные радиосериалы, написанные на злобу дня, поднимающие актуальные проблемы, адресованные той или иной группе слушателей, то на FM-станциях, причем, региональных, они все чаще выходят в эфир. Обилие подобных сериалов объясняется несколькими причинами - его легко создавать, здесь нет сложной драматургической, актерской и звукорежиссерской работы, он связан с жизненными реалиями, а значит, будет находить отклик у аудитории. С помощью таких сериалов удобно привлекать нужную аудиторию (которая положительно воспринимает рекламу), а значит, он коммерчески выгоден и подходит под большинство современных радиоформатов.
<< | >>
Источник: ГААГ Наталья Анатольевна. РАДИОТЕАТР В СИСТЕМЕ ЖАНРОВ РАДИО: ИСТОРИЧЕСКИЙ И КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ. 2014

Еще по теме III.I. Литературные радиосериалы. Художественно-музыкальный арсенал «чтений с продолжением»:

  1. III.I. Литературные радиосериалы. Художественно-музыкальный арсенал «чтений с продолжением»