<<
>>

§ 4. Письма пишут разные, слезные, болезные...

Это известные строки Константина Симонова. Действительно, они бывают разные: болезные, прекрасные, бесполезные. Но письма – это потрясающий информационный Клондайк. На страницах советской печати, в программах радио, телевидения письма занимали ведущее место.
Вплоть до 70-х годов по поводу улучшения работы с письмами принимались партийные постановления. Общая установка была такова: письма надо печатать. Мнения, замечания трудящихся рассматривались как «неиссякаемый источник тем для публицистических выступлений, коллективного обсуждения назревших проблем»[24]. В «Правде» письма выходили с крупным аншлагом «Письма», в «Известиях» – под заголовком «Письма читателей», в «Комсомольской правде» – «Час письма». Письма для любого издания были кислородно-новостной подпиткой, событийным поводом для большей части публикаций. Письмо в газету рассматривалось как социальное явление. Поток писем формировали на «ролевом» перекрестке удовлетворения информационных потребностей интересов людей, и он был рожден сугубо социальными потребностями. Исследователь Г. С. Вычуб давал следующую характеристику этому явлению: «Объективное положение печати, традиции ее деятельности порождают у пишущих людей стремление использовать прессу для воздействия на другие общественные институты. Одни обращаются к прессе, надеясь на гласность ее воздействия, другие – учитывая ее непосредственную связь с директивными организациями, третьи – веря в силу ее авторитета и т.п. При этом для части пишущих публикация писем не является необходимой, им безразличен способ осуществления их цели, другие же рассчитывают лишь на гласность, как на решающее условие, обеспечивающее успех»[25]. Одно из таких писем в «Комсомольскую правду», ставшее основой для очерка И. Руденко «Мать», породило 10-тысячную лавину писем. Вдумайтесь – 10 тысяч писем-откликов! Судьба этой женщины, ее гражданский, женский подвиг до сих пор вызывает только одно чувство – потрясение.
Маргарита Константиновна Копылова, врач, доктор медицинских наук, мать десятерых детей, крупнейший исследователь в области туберкулеза, на себе испытывала вакцину против ТБЦ. Читатели восторгались, не верили, приезжали в Ригу. «Две тысячи женщин – работниц комбината из-под Иркутска очерк читали на общем собрании, переругались, обсуждая статью, и командировали к Копыловой проверенного и надежного мужчину с магнитофоном и фотоаппаратом»[26]. Так и было. Вот уже более 10 лет в редакциях на читательские письма не отвечают. В социальном феномене ушедшей социалистической системы – письме – произошли достаточно серьезные изменения; снизились информационные потребности людей и резко изменились их интересы. Если раньше большинство писем носило непосредственно-практический характер, то современную редакционную почту можно характеризовать как соломинку для утопающего. В редакцию приходят письма-отчаяния, письма-страдания. «Помогите!». Таким образом, можно говорить о резкой смене качественной тональности письма. Это – одно. Другое же – резко сократился объем редакционной почты. Пожалуй, мешками писем по-прежнему ворочает «Комсомольская правда», в других редакциях ситуация совсем другая. Возникает много проблем с информационно-новостной направленностью редакционной почты. Редакционная почта, скажем так, дает организационные новости и сюжеты, темы для будущих материалов. Вот как выглядит полоса «Читатель – газета – читатель» газеты «Комсомольская правда»: «Фото из конверта», «Из почты обозревателя», «Если вы потерялись на этой земле», «От благодарной читательницы», «Ну и ну!» и др. С начала 2001 года «Комсомолка» получила 313 672 письма, 21 103 – за последнюю неделю[27]. Рассмотрим одну из публикаций рубрики «Из почты обозревателя». У Нади было много знаменитых друзей. При жизни... Жила-была на свете девочка Надя. Сорванец, артистка, художница, талант. Сначала дело было в Свердловске, потом в Москве. Известный кинодраматург Надежда Кожушаная промелькнула как метеор. Она была сценаристкой самых прославленных фильмов: «Прорва», «Зеркало для героя», «Нога» (первого художественного фильма об Афгане с Иваном Охлобыстиным в главной роли).
Почти все ленты, снятые по ее сценариям, были отмечены призами на престижных фестивалях всего мира. Она была счастлива в семейной жизни: любимый муж Борис, любимая дочь Катя. Наде было 40 с небольшим, когда она внезапно умерла. И вот пришло письмо от ее матери. Уважаемая Ольга Кучкина! Пишет Вам Ямшанова Глафира Михайловна, мама Нади Кожушаной. У меня есть кассета с записью интервью, которое Вы брали у Нади в 1996 году. Идет пятый год, как ее нет. Мне очень плохо. Я осталась совсем одна. Первые два года я бывала в Москве, а потом не смогла (инвалид II группы). Надина могила в Москве на Троекуровском кладбище расползлась, осела, крест качается, памятника нет. Зять Борис женился, любит и любим. За это никак нельзя осуждать. Каждому дана жизнь. Но как быть с Надей? Здесь, на Урале, можно заказать памятник. Камни красивейшие, форма любая. Я все беру на себя, даже отправку багажом по железной дороге. Очень прошу Вас, помогите мне, несчастной матери, найти Надиных друзей. Хороших людей много. Я верю, что Хотиненко, Охлобыстин, Бортник, Феклистов отзовутся. Может, кто-то из них возьмет на себя труд хотя бы получить памятник, который я оплачу. Будьте милосердны. Глафира Ямшанова Екатеринбург. В таком же направлении работают с письмами и журналисты Дальневосточного приложения «Комсомольской правды». Письма читает, отвечает на них журналист Людмила Чеснокова. Рубрики Дальневосточного приложения таковы: «Вот такая история», «Письмо от пенсионерки», «Ваш адвокат – газета», «От ограбленного» и др. Журналист Л. Чеснокова ситуацию, сложившуюся с письмами, видит так: «Редакционной почты стало значительно меньше. Раньше почта шла буквально мешками, сегодня – единицами. Большую часть писем я бы объединила под рубрикой «Помогите!». То есть газета остается последней инстанцией для отчаявшихся, потерявших веру в справедливость, людей... Как и чем можем, им помогаем». С изменением тональности писем изменилось их информационно-новостное направление. К примеру, письмо рубрики «Жизнь дана на добрые дела».
Когда нашей бабушке Наталье Петровне исполнилось 80, она решила, что уже пора и о душе подумать. У сына с невесткой все хорошо, внуки – 4 мальчика и девочка – растут. Все в жизни ее – ладком, рядком. Но не хочет быть она никому в тягость, сама стала к смерти готовиться – туфли прикупила, платье, белье. Но человек предполагает, а Бог располагает. В одночасье в ее жизни все рухнуло – в автокатастрофе погибли сын и невестка. Господи, сколько же слез она выплакала, сколько корила себя за то, что смерть звала. А она, злодейка, все перепутала, ее кровинушек забрала. Ей твердили: «Отдавай детей в детский дом». Младшему исполнилось тогда 7, старшему – 15. Решение приняла после сороковин. Квартиру в городе сдали, машину перегнали в деревню, благо сын купил там полдома с участком. И началась у Натальи Петровны новая жизнь. Сказать, что было трудно, – ничего не сказать. Но крутились. Первым в военное училище поступил старший внук, а за ним потянулись и другие. Только внучку она определила в педагогический, а мальчишки все пошли по военной части. Когда 10 лет спустя, теплым августовским вечером приехал из города самый младший внук Олег и, обнимая бабушку, сообщил, что он тоже поступил в училище, Наталья Петровна была по-настоящему счастлива. Вся семья была в сборе – старшие внуки со своими женами и детьми и младшие. Это был ее вечер. А утром Наталья Петровна уже не встала – умерла во сне. В сентябре ей должно было исполниться 90 лет. Галина Суркова Октябрьский район[28]. Действительно, информационная насыщенность этой заметки достаточно привлекательна, поучительна, несет большой нравственный потенциал. Это – не сенсационная новость, но она достаточно выгодно выглядит на полосе. Таким образом, возможность и необходимость разных способов включения писем в структуру информации зависит от характера и содержания писем, задач издания, интересов аудитории. Безусловно, факты из писем широко используются в журналистских материалах, в том числе и новостных, на основе писем создаются журналистские произведения.
Завершая разговор о письмах как источнике информации, необходимо отметить, что в последнее десятилетие объем читательской почты резко сократился. Это объясняется переменами в социальной структуре нашего общества. Поэтому сегодня не приходится говорить об эффективности воздействия писем трудящихся на общественную жизнь. В большинстве своем они носят резко критический характер. То есть, если раньше письма образно называли барометром общества, показывающим разнообразную погоду, то сегодня стрелка этого барометра шкалит на отметке «пасмурно». в начало Итоги Новости оттуда, «сверху» были, есть и остаются важнейшими информационными каналами. Избегайте информационных посредников. Ищите, открывайте свои новостные источники. Ваш информатор – ваши уши, глаза и локаторы. Берегите их! Журналистика – это действительно особое призвание. Дано или не дано! Будьте мужественным, но не забывайте о доброте, отзывчивости. Благотворительные редакционные акции – это ваши акции. Холодность и равнодушие с нашей профессией не совместимы. Если письмо в редакцию написали, значит, автора «достали». Сможете ему помочь – помогите.
<< | >>
Источник: Васильева Л. А.. ДЕЛАЕМ НОВОСТИ! Учебное пособие. 2003

Еще по теме § 4. Письма пишут разные, слезные, болезные...:

  1. § 4. Письма пишут разные, слезные, болезные...