<<
>>

ПРИЧИНЫ РОЖДЕНИЯ ЖАНРОВ В ЖУРНАЛИСТИКЕ


Развитие жанров журналистики шло в разных странах по-разному — в соответствии с особенностями их социально-экономических и социально-политических условий. Подчас и наименования жанры получали не одинаковые — в зависимости от традиций словоупотребления в той или иной стране.
А вот причины для жанровой дифференциации были в принципе одинаковые — те самые, о которых идет речь в данном выше определении жанра и которые лежат за пределами журналистики. Попробуем уяснить, в чем конкретно они заключаются.
Подсказать кое-что нам могут журналистские тексты — через них можно заглянуть в мир, как через окно. Иногда «окном» оказывается само название материала. Даже если полистать с этой целью страни
цы только одной газеты, например «Комсомольской правды», перед мысленным вашим взором откроется удивительная мозаика. Вот они,
фрагменты газетных новостей:
Текст № 1
«Столбик термометра опускается все ниже и ниже. Колючий арктический ветер обжигает лицо. Устремляющиеся вдаль ледяные торосы сливаются с огромным, бескрайним небом. Звучит виолончель. Чарующие звуки классической музыки заполняют ледяное безмолвие...»
«Призрак бродячего латиноамериканского социализма давно интригует меня своим “человеческим лицом”. Настало время взглянуть ему в глаза.
Эта крупная по территории, но не богатая населением страна, расположенная на севере Южной Америки, — настоящая сокровищница. Венесуэлу не раз называли геологической сенсацией...»
«Все Азово-Черноморское побережье — от Анапы до Керченского пролива — сейчас больше похоже на зону военных действий. Уже вторые сутки здесь летают самолеты, стягивается наземная техника. КамАЗы, тракторы, грейдеры. Мазут с поверхности воды отсасывают с помощью специальных насосов, черпают ковшами на берегу...
Будущее Азова под большим вопросом. Официально заявлено, что даже при хорошем раскладе на очистку моря уйдет как минимум год. А при плохом?..»
«Перелет из Пекина в Париж и так долгий, но для пассажиров воскресного рейса он продлился еще на восемь часов. Правда, эти часы они провели не в воздухе, а в питерском аэропорту. Там совершил аварийную посадку “Боинг-777” компании “Эр Франс”».
«Вчера “КП” дозвонилась до корреспондента телеканала Russia Today Екатерины Азаровой, находящейся в Тбилиси. Сначала вместе с грузинской оппозицией она на собственной шкуре испытала действие слезоточивого газа. Затем в нее полетели резиновые пули...»
«Журналисты “КП” учли ошибки предшественников. У нас с собой — спутниковый навигатор с координатами монастыря. И мы выдвигаемся к “граду Китежу”, проваливаясь в болота так, что вода затекает даже в рыбацкие сапоги-бродни. Долгих пять часов идем в каком-то оцепенении. Купола обители то появляются, то вновь исчезают или, как мираж, двигаются вместе с нами — торф, прогретый жарким летом, еще не остыл и пока отдает тепло, рождая морок. Почти без сил выбираемся на монастырский остров...»7
Это мир, в котором мы живем. Громадный, хотя из кабины космического корабля наша планета кажется маленькой звездочкой.

Сложный, противоречивый, запутанный. А главное — многообразный. Он наполнен бесчисленным множеством реалий, в которых и сходства-то не углядишь.
В том и состоит объектное многообразие мира.
С понятием «объект» мы сталкиваемся нередко. В теории познания этот термин используют для обозначения всего, что противостоит субъекту познания как изучаемый им фрагмент действительности (рассматривая познавательную стадию работы журналиста, мы с вами тоже используем этот подход). В теории деятельности понятие «объект» применяют, чтобы обозначить то, на что направлена активность субъекта, актуализированная его преобразовательными потребностями. (Многие на всю жизнь запомнили текст из «Букваря»: «Мама мыла раму». Вот вам вполне конкретный пример субъектно-объектных отношений с точки зрения теории деятельности.) В лингвистике объект понимают как «имя предмета (или лица), на который направлено действие, выраженное глаголом»8 (вспомним еще раз про маму, которая мыла раму).
Нетрудно заметить, что есть в перечисленных случаях некая общая тенденция: понятие «объект» помогает передать особенности субъектно-объектных отношений как особой формы связи между отдельными компонентами действительности, в частности между человеком (человечеством), выступающим как субъект, и средой его обитания. Но в том-то и дело, что эта среда обитания не есть нечто однородное, неделимое. Она представляет собой множество «физических отдельностей», множество образований, которые существовали до человека и независимо от человека, от его сознания — были объективными реальностями со своими особенностями и свойствами. С появлением человека это множество стало интенсивно увеличиваться за счет продуктов его деятельности, обосабливающихся от него, обретающих самостоятельность и тоже становящихся объективными реальностями — объектами. Получается, что понятием «объект» могут быть обозначены все «физические отдельности», из которых состоит мир, включая и человека.
С этой точки зрения оказывается, что все окружающее нас — объекты. Среди них мы отчетливо различаем объекты материальные, конкретные, которые обладают такими параметрами, как внешний вид, вес, протяженность, цвет, температура и др. Одни из них удается потрогать, измерить, употребить — это, так сказать, штучные объекты. Огурцы, например, можно взвесить, посчитать, порезать, посолить, оценить (назвать цену). Другие — объекты неисчисляемые: листва, снежинки, детвора, аристократия... Можно, конечно, при очень большом желании и их посчитать, только зачем тратить время на пустое? Куда важнее задуматься над тем, что привносит
в мир объектов, существующих вне сознания человека, появление этого самого человека. Иначе говоря — в чем сущность субъектнообъектной связи, привлекающей внимание самых разных ученых?
Блаженный Августин был первым, кто произнес это слово: «во- человечивание». Потом мы услышали от А. Блока: «Все сущее — увековечить, безличное — в очеловечить...». Трудно найти более точное определение тому, что происходит с миром объектов, когда они входят в круг человеческой деятельности. Они превращаются в объекты социальные — очеловечиваются, вочеловечиваются, получают имена и начинают использоваться человеком, причем — в силу их разных свойств — по-разному.
Вот что такое ромашка? Просто цветок, — скажете вы. И будете правы. А ромашка в руках девушки, гадающей на любовь? Помните: «Любит-не-любит»? — и кружатся в воздухе оторванные лепестки... А ромашка рядом с васильком среди хлебного поля?.. А ромашка, лепестки которой мы завариваем и пьем как лекарство?.. Чувствуете разницу? В первом случае фактически речь идет об объекте, существующем вне субъекта (правда, имя ему дано человеком). А во втором, в третьем, в четвертом?.. Вот что такое «вочеловеченный» объект. Общественные отношения, в которые он оказывается включен, придают ему новое качество: социальность. И реализуется оно через субъектно-объектную связь. Нередко это отражается даже в названиях журналистских материалов. Вдумайтесь в приведенные далее заголовки:
«Программу строительства олимпийских объектов примут в течение 7 дней»;
«Объект под заказчика»;
«Азербайджанский промышленный банк ищет объект для поглощения в Украине».
Субъектно-объектная связь существует во всех видах социальной деятельности. Наиболее отчетливо видна эта связь в познании, которое является составляющей любого из них. Человек здесь может выступать не только в качестве субъекта, но и в качестве объекта. Причем, как писал известный философ П. А. Флоренский, познание — не захват мертвого объекта хищным гносеологическим субъектом, а живое нравственное общение личностей, из которых каждая для каждой служит и объектом, и субъектом9.
Для журналиста как субъекта творческой деятельности в качестве объекта познания, объекта отражения выступают не только личности. В силу предназначения журналистики в поле зрения журналиста оказываются отдельные люди и коллективы, предприятия и организации, шахты и аэродромы, села, города, страны. Его профес
сиональная обязанность — быть в контакте со всем социальным миром, чтобы не пропустить социально значимых перемен ни в одной из его «физических отдельностей».
Здесь уместно вспомнить уже знакомую нам мысль М. М. Бахтина — о том, что понять и передать в произведении определенные стороны действительности можно только с помощью соответствующих способов ее выражения, применимых лишь к этим сторонам. Нельзя разрывать процесс видения и понимания действительности и процесс ее воплощения в тексте наиболее адекватными средствами — постепенно они образуют устойчивые сочетания. С такой точки зрения очевидно: не рационально писать в газете о заседании правительства или научном диспуте так же, как о футбольном матче, об испытании нового самолета — как о криминальном происшествии. Вот почему в процессе своего развития журналистика, стремясь к наиболее адекватному отражению разных объектов социального мира, вырабатывает и разные жанровые формы творчества, разные жанровые модели.
Но объектным многообразием мира сложности контактов с ним для журналистов не исчерпываются. Ведь даже один и тот же социальный объект всегда представляет собой многогранное (многостороннее) образование, да еще и постоянно переживает смену разных состояний, разных ситуаций — развивается.
Обратимся еще раз к материалам газет. Находим тексты про путешествие русского мореплавателя-одиночника Федора Конюхова вокруг Антарктиды. Вполне очевидно: путешествие для журналистов — объект, который привлек их внимание. Но так же очевидно другое: ситуации, через которые он отражается в журналистских публикациях, в разное время разные.
Ситуация первая: отплытие. Федор Конюхов отправляется на своей яхте в нелегкий, никем не опробованный маршрут, провожаемый друзьями и болельщиками.
Ситуация вторая: в Атлантическом океане яхта Федора Конюхова попадает в шторм. Для путешественника возникает серьезная опасность. В довершение ко всему с ним обрывается связь.
Ситуация третья: в центре наблюдения за путешествием ликование — чрезвычайные меры по спасению не потребовались, Конюхов в споре со стихией выстоял и вышел на контакт...
Для журналиста каждая из этих ситуаций — повод для сообщения, хотя в них воспроизводится один и тот же объект. Один и тот же, да не совсем: речь идет о его разных состояниях, разных моментах в его развитии. В конкретном материале журналист всегда имеет дело с определенным состоянием объекта в определенный период — конкретной ситуацией. Он может воспроизводить один и тот же объект
в разное время через разные ситуации — и предмет разговора окажется разным.
Понятие «предмет» нам тоже знакомо: выясняя семантическое своеобразие журналистского произведения, мы определяли, что такое тема, прибегая к помощи словарей. А в трактовке любого из них тема — предмет описания, изображения, исследования, то, о чем в произведении идет речь. Теория познания определяет предмет через объект — как ту часть объекта, ту его сторону, которая открывается субъекту познания в свете стоящей перед ним цели. Основываясь на этом, мы и выявили устойчивый признак предмета журналистского произведения, его темы. Она всегда представляет собой конкретную реальную ситуацию текущей действительности, рассмотренную под определенным углом зрения — в контексте более широкой проблемы, задевающей многих.
Как видим, социальный мир характеризуется не только многообразием объектов, но еще большим многообразием предметов, представляющих собой проявление многогранности объектов и неисчерпаемости их развития. И для адекватного отображения этих предметов нужны свои средства. Отсюда вывод: объектно-предметное многообразие действительности выступает как объективная причина модификации порождающей модели журналистского творчества, иначе говоря — как объективный фактор жанровой дифференциации. Диктат жизни!
А теперь подумаем над такими вопросами: почему увидели свет публикации журналистов о путешествии Конюхова? Почему появляются их подробные рассказы о заседаниях правительства и событиях в ближнем и дальнем зарубежье? Почему регулярно печатаются и передаются в эфир материалы о футбольных матчах? Что тут «срабатывает», определяя коммуникативное намерение журналиста, — личная инициатива или объективная необходимость обратиться к аудитории с тем или иным сообщением?
Наверное, без личной инициативы во всех этих случаях не обходится. Но дело в том, что она возникает не самопроизвольно, не вдруг, а как ответ на требования профессии, в рамках которой действует журналист.
Как-то в одном из интервью профессор Я. Н. Засурский, отвечая на вопрос, почему в журналистике так много женщин, связал это с тем, что женщины по природе своей любопытны, а для журналиста это важное свойство. Разумеется, интервьюируемый имел в виду не житейский смысл этого слова — «этакой серьгой повисеть на телефоне» или в замочную скважину подглядеть. Речь шла о стремлении расширять кругозор, о чувстве нового, о способности улавливать это новое — качествах, необходимых для того, чтобы журналисты могли выполнять высокую общественную миссию своей профессии. А со
стоит эта миссия, как нам уже известно, в том, чтобы поставлять обществу продукты, способные удовлетворять его жизненно важные информационные потребности, которых немало. Они-то и сформировали тот блок функций журналистики в обществе, который характеризует ее в настоящий момент.
В современной журналистской среде распространено мнение, что функция у журналистики одна: информировать общество о происходящем. Все остальное — от лукавого. Вроде бы ясно: для выполнения других функций, приписываемых журналистике, сегодня есть специальные виды деятельности: шоу-бизнес (развлекательная функция), идеология, религия (идеологическая)... Вот пусть они этим и занимаются, чужое журналистам брать незачем.
Однако это заблуждение, серьезным образом упрощающее реальное положение дел. Журналистика полифункциональна, она для общества — и зеркало, и рупор, и контроль, и еще многое другое. Полифункциональность эта обусловлена ее положением в социуме, сформировавшимся в ходе общественного развития. Напомним, что особенность данного положения состоит в том, что журналистика включена в перекрестные контуры регулирования социальной действительности, т.е. участвует одновременно и в процессах саморегуляции общественной жизни, и в процессах управления ею.
Процессы саморегуляции протекают как взаимодействие общественного сознания, играющего роль управляющего участка, и общественного поведения, которое представляет собой управляемый участок. Журналистика выступает в качестве средства прямой и обратной связи между общественным сознанием и общественным поведением. Проявляется это через целый комплекс ее обязанностей: она должна непрерывно поставлять общественному сознанию сведения о социально значимых изменениях действительности, о новых — благоприятных или неблагоприятных — тенденциях в общественном поведении, поддерживать нормальное функционирование важнейших структур общественного сознания — массового сознания и общественного мнения и т.д. и т.п.
Процессы управления общественной жизнью осуществляются как взаимодействие власти и масс, в котором управляющим участком (субъект управления) являются структуры власти, а управляемым (объект управления) — массы или, как принято говорить, народ. Журналистика и в этом случае оказывается средством прямой и обратной связи, но теперь уже — между властью и массами, т.е. в другом контуре регулирования. И здесь у нее тоже свои обязанности: она должна сообщать массам о важнейших властных решениях, разъяснять их смысл, выступать в качестве инструмента социального контроля за их качеством и пр.

Между той и другой ролью существует противоречие, которое периодически нарастает — в условиях, когда за счет одного из контуров нарушается баланс в реализации функций журналистики, отвечающих соответствующим потребностям социума как системы. В общественной жизни это обнаруживает себя как обострение борьбы за свободу прессы.
В повседневной действительности реализация таких разных функций журналистики выглядит достаточно обыденно: журналист получает, перерабатывает информацию и передает в аудиторию результаты своего труда — журналистские произведения, отвечающие той или иной задаче. Но смысл этих обыденных действий для жизни общества крайне важен: они служат поддержанию нормального функционирования тех механизмов, от которых зависит устойчивость социума как системы.
Трудно даже представить себе, что могло произойти на Земле, если бы вдруг исчезли газеты, Интернет, телевидение, радио. И дело не только в том, что прервались бы привычные контакты между людьми, позволяющие им чувствовать себя неким единством, общностью — населением планеты Земля. Нарушились бы витально необходимые связи между разными компонентами общества как системы, и оно бы, как говорится, «затрещало по швам».
Что же следует из такой особенности журналистики, как ее полифункциональность, обусловленная жизненно важными системными потребностями общества? Ответ на этот вопрос нам помогут найти другие виды деятельности.
Возьмем, например, строительство. Какие функции выполняют строители в обществе? Сооружают жилье, объекты соцкультбыта, объекты промышленности, транспортные магистрали, создавая тем самым необходимые условия для нормальной жизнедеятельности человека. Иначе говоря, строители возводят объекты разной функциональной предназначенности, потому что в них есть прямая необходимость. А разная предназначенность неизбежно сказывается на конструкции сооружений. Завод и больница, банк и театр построены по-разному, так как именно в этом своем виде могут наиболее эффективно удовлетворять общественные запросы. Естественно, что и средства, которые были использованы при строительстве, во всех случаях существенно отличаются — начиная от стройматериалов и заканчивая технологией обработки стен или потолка.
Аналогичные обстоятельства обнаруживаются и в журналистике. Для того чтобы реализовать свои разные функции, журналистика выработала такие виды деятельности, в ходе которых создаются информационные продукты, способные наиболее адекватно удовлетворять соответствующие общественные потребности. Отсюда разная

функциональная предназначенность журналистских материалов, предполагающая и разные действия при их создании, и разные средства.
Таким образом, полифункциональность журналистики, отражающая поливариантность информационных потребностей общества, выступает как еще одна объективная причина жанровой дифференциации журналистского творчества. Личность субъекта творчества, его инициативу, его склонности со счетов, конечно, не сбросишь. Но проявляются они определенно: через конкретные коммуникативные намерения журналиста в рамках осуществления той или иной объективно существующей функции и через выбор подходящих действий, подходящих средств, образовавших соответствующий вид журналистского творчества.
Выбор же упомянутых действий и средств оказывается возможен благодаря тем высоким (широким?) разрешающим возможностям, которыми характеризуется порождающая модель журналистского творчества.
Понятие «порождающая модель» нам известно из предшествующего курса занятий. И все-таки стоит напомнить: оно обозначает совокупность устойчивых черт продукта того или иного рода творчества, представление о которых направляет творческий процесс, формирует способ данного рода творчества. В сознании профессионала порождающая модель образует своеобразную «взлетную полосу» для творческого процесса и «одновременно представляет собой сигнальные огни, высвечивающие “посадочную полосу чтобы «вписаться» в нее, надо идти определенным курсом. Потому и выходят из-под кисти художника живописные полотна, из-под резца скульптора — изваяния, а инженерные проекты превращаются в машины. Именно потому и у журналиста результат труда — не симфония, опера или поэма, а журналистское произведение»10.
В порождающей модели журналистского творчества изначально присутствует свойство, которое можно определить как лабильность.
Отталкиваясь от латинского «labilis — скользящий, неустойчивый», словари, применительно к разным явлениям действительности, толкуют это понятие как подвижность, неустойчивость. Какое отношение это может иметь к журналистике? Оказывается — может.
Как нам известно, любой текст, будучи информационным продуктом, есть часть действительности и связан с ней отношениями трех типов: семантическими, прагматическими, синтактическими. Но, являясь в то же время продуктом конкретного рода творческой деятельности (поэзия, музыка, публицистика, наука, творчество модельера и т.д.), этот текст характеризуется своей семантикой, прагматикой и синтактикой, т.е. той, которая несет в себе устойчивые признаки данного рода творчества.

Степень устойчивости порождающей модели в разных родах творчества оказывается различной — в зависимости от особенностей действительности, на воспроизведение которой ориентирован род творчества. Одно дело — наука, постигающая законы и закономерности мира, которые вечны, стабильны, открываются человеку не сразу и не до конца. Другое — творчество модельера, трудно отделимое от живого процесса рождения моды. Журналист, как мы уже знаем, имеет дело с постоянно меняющейся действительностью, причем в условиях ее предельного объектно-предметного многообразия. Это и определило своеобразие порождающей модели журналистского творчества. Она изначально проявляет такую высокую меру реактивности, способности реагировать на метаморфозы объективной действительности и запросы общества, что обретает качества трансформера: становится изменчивой в определенных пределах, а именно — в тех, которые задает сущность журналистской деятельности.
Поясним это на примерах. Мы знаем: устойчивый семантический признак порождающей модели журналистского творчества состоит в том, что темой журналистского произведения всегда является конкретная ситуация действительности, значимая в контексте масштабной общественной проблемы. Но знаем и другое: в силу объектно-предметного многообразия действительности реальные ситуации могут быть самые разные. Одно дело, когда мы сталкиваемся с ситуацией в момент ее очевидного изменения (происходит наблюдаемое событие). Другое — когда она длится годами и меняется исподволь, незаметно, создавая трудности, не поддающиеся быстрому решению, т.е. превращается в носителя проблемы, мешающей нормальному течению общественной жизни. Вот варианты подобных ситуаций, привлекших внимание прессы.
Сравнительно недавно в средствах массовой информации освещалось такое событие: отмена Россией временного ограничения на поставки животноводческой продукции из Польши, введенного ею в ноябре 2005 г. Это конкретная ситуация первого типа, ставшая предметом отражения в журналистике, потому что свидетельствует об очевидных сдвигах в разрешении важной проблемы международных отношений. К ситуациям второго типа можно отнести постоянно попадающие в поле зрения журналистов попытки реформирования российского образования. Согласитесь, что проблемный характер сложившейся в этой сфере ситуации, растянувшейся во времени, превратившейся в весьма болезненный процесс, требует от журналиста при ее освоении иных усилий, иных средств, чем те, что нужны в первом случае. Порождающая модель журналистского творчества реагирует на подобные обстоятельства совершенно определенно: она трансформируется, сохраняя устойчивый признак, но конкретизи
руя его. И мы получаем ее варианты, каждый из которых требует своего «плана осуществления», — жанровые модели текстов. В результате трансформируется и способ деятельности журналиста: здесь тоже возникают модификации — конкретные технологии деятельности, характерные для того или иного ее вида. Изменения происходят и в структуре творческого акта, и в комбинаторике методов деятельности, и в организации элементарных выразительных средств, через которые журналистская информация воплощается в текст.
Таким образом, лабильность порождающей модели оказывается третьим обстоятельством в ряду объективных причин, вызывающих жанровую дифференциацию журналистского творчества.
Исследование журналистской практики на сегодняшнем этапе ее развития позволяет обнаружить шесть видов журналистского творчества, каждый из которых предстает как определенная группа жанровых моделей и соответствующий ей набор конкретных технологий деятельности.
Контрольные вопросы и задания Несмотря на то что понятие «жанр» возникло в эстетике французского классицизма, оно «прописалось» во всех культурах мира. О чем это говорит? Ознакомьтесь с работами Б. В.Томашевского и В. Б. Шкловского, посвященными исследованию природы жанра в литературе. Чем их взгляды обогатили общую теорию жанра? В чем новизна подхода к жанру в работах М. М. Бахтина? Прокомментируйте высказывание ученого: «Жанр уясняет действительность, действительность проясняет жанр». Дают ли идеи М. М. Бахтина основание рассматривать жанр как общеэстетическую категорию? Докажите свою мысль. Какими факторами определяется дифференциация жанров в журналистике? Назовите их и объясните, как вы каждый из них понимаете. Как они влияют на журналистское творчество? В чем это влияние проявляется? Приведите примеры объектов действительности, которые попадают в поле зрения журналистики. Можно ли писать о них одинаково? Как их особенности влияют на порождающую модель журналистского творчества? Объясните, что это такое — порождающая модель? Приведите примеры нескольких ситуаций, характеризующих развитие одного и того же события (например, открытие и закрытие Олимпийских игр). Какие из них могут представить интерес для СМИ? Чем это определяется? Как вы понимаете утверждение, что журналистика — это зеркало, рупор, контролер... Какие еще социальные роли вы могли бы включить в этот список? Объясните, почему.
Томашевский Б. В. Теория литературы. Поэтика. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 207. Шкловский В. Б. Тетива. О несходстве сходного // Собр. соч.: В 3 т. М., 1974. Т. 3. С. 755-756, 762. Поспелов Г. Н. К вопросу о поэтических жанрах // Доклады и сообщения филологического факультета МГУ. 1948. № 5. С. 59-60. Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М.: Советская Россия, 1979. С. 178-179, 205; Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Художественная литература, 1975. Бахтин М. М. Проблемы поэтики... С. 122. Там же. С. 139. Цит. по: Полярный музей MVK на Севере (текст № 1) // Комсомольская правда. 2007. 4 дек. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL:http://kp.ru/daily/24012/85841. Российский энциклопедический словарь: В 2 кн. М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. Кн. 2. С. 1080. Флоренский П. А. Столп и утверждение истины: В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 74. Лазутина Г. В. Основы творческой деятельности. С. 18.
<< | >>
Источник: Лазутина Г. В., Распопова С. С.. Жанры журналистского творчества: Учеб. пособие для студентов вузов / Г. В. Лазутина, С. С. Распопова. — М.: Аспект Пресс. —320 с.. 2011

Еще по теме ПРИЧИНЫ РОЖДЕНИЯ ЖАНРОВ В ЖУРНАЛИСТИКЕ:

  1. Глава 4 Жанровая палитра современной журналистики
  2. 4 . 3. Общая характеристика аналитических жанров журналистики
  3. 4.1.1. Основные подходы в классификации жанров журналистики
  4. Ворон Н. И.. Жанры фотожурналистики: Учеб. пособие для вузов по спец. «Журналистика». - М.: Факультет журналистики. - 145 с., 2012
  5. Е. П. Прохоров. Введение в теорию журналистики: Учеб. для студентов вузов, обучающихся по направлению и специальности «Журналистика». — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс., 2003
  6. Пятиричностъ — по причине разрушения группы7 и по причине сомнения.
  7. Что значит «смешение жанров»?
  8. Понятие функции применительно к журналистике. Общая характеристика функций журналистики
  9. Глава 2. ЖАНРОВАЯ СТРУКТУРА ФОТОЖУРНАЛИСТИКИ
  10. ПРИРОДА ЖАНРОВОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ТВОРЧЕСТВА
  11. 4 . 1. Общая характеристика жанров газетной публицистики
  12. 4 . 4 . Общая характеристика художественно-публицистических жанров
  13. Типологические признаки и виды жанров