<<
>>

14 (221) КАНТ — ШУЛЬЦУ

[17 февраля 1784 г.]
Мне доставило особое удовольствие услышать от господина Денгеля, что Вы, Ваше преподобие, собираетесь сдать в печать Ваше основательное и вместе с тем доступное изложение «Критики» Я предполагал, правда, предложить Вашему благосклонному вниманию ряд соображений, которые Вы могли бы использовать по Вашему усмотрению и которые, как мне казалось, могли бы предотвратить возможные недоразумения, а в ряде случаев и облегчить понимание моей книги.
Однако различные обстоятельства внешнего и внутреннего характера, а подчас и обычное мое недомогание постоянно препятствовало осуществлению моего намерения; теперь же я доволен, что на Вашу работу не было оказано никакого влияния и она сохранила единство в разработке идеи, которая сложилась в результате глубокого проникновения в построение книги в целом, а тем самым и свою ориги-нальность.
Разрешите мне, Ваше преподобие, лишь одно замечание; я намеревался сообщить Вам его в ответ на Ваше письмо от 22 августа прошлого года, по только теперь вспомнил о нем, перебирая различные бумаги. Я просил бы Вас принять во внимание, не предотвратит ли мое предложение серьезное расхождение в нашем понимании одного из основных положений системы. Это замечание касается высказанной в письме Вашего преподобия мысли, что в каждом классе могут быть только 2 категории, так как третья возникает из соединения первой и второй; мысль, целиком являющаяся продуктом Вашей собственной проницательности, но из которой, по моему мнению, не вытекает сделанный Вами вывод; поэтому подобное изменение (нарушающее в остальном столь прочную связь системы), с моей точки зрения, не нужно.
Третья категория действительно возникает из соединения первой и второй, но не из их простого сложения, а из такого соединения, возможность которого уже сама по себе составляет понятие, и это понятие есть особая категория. Поэтому-то третья категория в ряде случаев не может быть применена там, где значимы две первые; так, например,— один год — много лет будущего времени — это реальные понятия, но целокупность грядущих лет, т. е. коллективное единство грядущей вечности, которая мыслится в ее целостности (как бы завершенной), мыслима быть не может. Но и в тех случаях, когда третья категория может быть применена, она всегда содержит нечто большее, чем первая и вторая сами по себе и в их соединении, а именно выведение первой из второй, что не всегда возможно; так, например, необходимость есть пе что иное, как существование, поскольку оно может быть выведено из возможности; а общение — взаимная причинность субстанций, определяющих друг друга. Однако то, что определения одной субстанции могут возникнуть под воздействием другой субстанции, нельзя просто предположить; это принадлежит к таким связям, без которых вообще не были бы возможны отношения вещей в пространстве, следовательно, невозможен был бы внешний опыт вообще. Словом, я полагаю, что подобно тому, как в выводе силлогизма, помимо акта рассудка и акта способности суждения двух первых посылок, содержится особый, специфически свойственный разуму акт (а именно: поскольку большая посылка содер-жит общее правило, а меньшая поднимается от частного к общему условию правттла, вывод же спускается от общего к частному, т. е. то, что при определенном условии утверждалось in шаіогі как общее правило, относится и к тому, что в соответствии с minore может быть подведено под условие этого правила), так и третья категория есть особое, в некоторой степени изначальное понятие. Например, понятия quantum, compositum, totum от-носятся к категориям единства, множества, целокупности, однако quantum, мыслимое как compositum, еще не дает понятия тотальности, разве что понятие quantum мыслится как допускающее определение посредством состав- ления, что применимо отнюдь не ко всем quanti, например не к бесконечному пространству.
Надеюсь, что Ваше преподобие, взвесив все эти обстоятельства, согласится с моим указанием и сочтет вопрос о том, нужны или не нужны изменения в системе категорий, достаточно важным, чтобы еще раз вернуться к нему до сдачи Вашей рукописи в печать, ведь ничто не доставит нашим противникам большего удовольствия, чем несогласованность наших принципов 2.
Впрочем, к чему я столь подробно останавливаюсь на этом? Ведь вполне вероятно, что в ходе дальнейших размышлений Вы уже давно отказались от этой случайно высказанной Вами мысли. Впрочем, в этом, как и во всем остальном, Вам предоставляется полная свобода. Не сомпеваюсь в том, что эта Ваша работа, так же как и Ваша глубокая теория параллельных линий3, будет способствовать распространению и расширению знаний и росту Вашей заслуженной славы.
Покорнейший слуга Вашего преподобия
И. Кант.
17 февраля 1784 г.
P. S. Поскольку я надеюсь вскоре прочесть Вашу работу напечатанной, имею честь с глубокой благодарностью вернуть Вам переданную мне рукопись.
<< | >>
Источник: И. КАНТ. Трактаты и письма. Издательство -Наука- Москва 1980. 1980

Еще по теме 14 (221) КАНТ — ШУЛЬЦУ:

  1. Энезидем-Шульце и вещь в себе
  2. Империя Цинь (221–207 гг. до н.э.)
  3. § 72. Личные сервитуты (servitutes personarum) 221.
  4. X. Ремшмидт, М. Мартин, Э. Шульц МЕРОПРИЯТИЯ, ОРИЕНТИРОВАННЫЕ НА СЕМЬЮ (БОЛЬНОГО ШИЗОФРЕНИЕЙ)
  5. § 221. Фигуры, связанные с изменением объема высказывания
  6. 5.1. И. Кант
  7. КАНТ СЕГОДНЯ
  8. Глава III Ранний Кант.
  9. Кант
  10. 38 (759а) КАНТ—ЭЙЛЕРУ[12 июля 1797 г.]
  11. Кант и Платон (дополнения)
  12. Иммануил Кант.
  13. (867) КАНТ — КИЗЕВЕТТЕРУ
  14. 5 (40) КАНТ — ГЕРДЕРУ
  15. 8 (70) КАНТ —ГЕРЦУ1
  16. Искусство и гений. Кант и Гете
  17. КАНТ —ЛАМБЕРТУ
  18. 9 (79) КАНТ —ГЕРЦУ
  19. 10 (99) КАНТ —ЛАФАТЕРУ
  20. КАНТ — МЕНДЕЛЬСОНУ