КАНТ —ЛАМБЕРТУ

[2 сентября 1770 г.]
Высокоблагородный господин!
Многоуважаемый господин профессор!
Пользуюсь случаем переслать Вам мою диссертацию через респондента при ее защите 1 — способного студента, еврея по национальности — и тем самым по возможности устранить неприятное для меня истолкование, которое могло получить мое долгое молчание в ответ на Ваше столь ценное для меня письмо 2.
Причиной этой задержки послужило не что иное, как желание соответствующим образом ответить па предложение, все значение которого я должным образом оценил. Поскольку в области той науки, которой Вы уделили в Вашем письме свое внимание, я длительное время работал, пытаясь открыть ее природу и, если возможно, ее непреложные основные законы, мне ничто не могло быть приятнее, чем предложение объединить наши усилия, сде-^ ланное человеком столь проницательного ума и широты взглядов, чей научный метод к тому же, как я уже пе раз замечал, близок моему, и в ходе совместного исследования и постоянпо совершаемой проверки достигнутого набросать план хорошо обоснованного построения. Я счел невозможным предложить Вашему вниманию меньше чем достаточно четко обрисованный образ, в котором встает перед моим умственным взором эта наука, и определенную идею того особого метода, который должен лежать в ее основе. Выполняя это намерение, я занялся исследованиями, которые оказались новыми для меня самого, ii вместе с утомительными академическими делами послужили причипой того, что я все время откладывал ответ па Ваше письмо. Льщу себя надеждой, что в течение последнего года я разработал понятие, которое, как я по- лагаю, изменять не придется, хотя оно несомненно потре-бует дальнейшего расширения; это понятие позволит с помощью надежных и простых критериев проверить все метафизические вопросы и с уверенностью установить, в какой мере они вообще могут быть разрешены.
Основное содержание всей этой науки, характеристику ее сущности, первоисточники всех высказанных в ней суждений и метод, пользуясь которым, легко самостоятельно продвигаться в дальнейшем исследовании, можно было бы предложить Вашему основательному и ученому суждению в достаточно кратком изложении, а именно в нескольких письмах; надеясь на то, что они окажут свое действие, я прошу Вас дать на них свое особое согласие. Однако, поскольку при осуществлении такого важного намерения некоторую отсрочку во времени не следует считать серьезной потерей, особенно если такой ценой можно создать нечто завершенное и прочное, я обращаюсь к Вам с просьбой по-прежнему считать неизменным мое согласие на Ваше любезное намерение участвовать в моих изысканиях, но несколько подождать с его осуществлением. Стремясь оправиться от недомогания, которое изнуряло меня в течение всего лета, и не желая вместе с тем пребывать в бездеятельности в свободные от повседневных дел часы, я поставил себе целью в течение зимы привести в порядок и закончить мои исследования в области чистой моральной философии, где полностью отсутствуют эмпирические принципы, а также в области метафизики нравственности. Последняя в значительной степени проложит путь для осуществления важнейших задач, возникших в соответствии с изменившейся формой мета-физики, и, помимо этого, будет, как я полагаю, столь же полезной для утверждения еще достаточно шатких в на-стоящий момент принципов практических наук.
После окончания этой работы я воспользуюсь любезно данным Вами разрешением и предложу Вашему вниманию мои опыты в области метафизики на той стадии, которой они к тому времени достигнут. Заверяю Вас, что я устраню» все то, что покажется Вам не вполне убедительным; ведь если хоть одно основоположение в моей работе не встре-тит Вашего полного одобрения, я буду считать, что моя цель — положить в основу этой науки не вызывающие сомнения совершенно неопровержимые правила — не до- стигыута. В настоящий момент мне было бы чрезвычайно приятно и полезно ознакомиться с Вашим компетентным суждением по ряду основных пунктов моей диссертации, так как я предполагаю добавить к ней несколько листов и издать ее к ближайшей ярмарке, устранив недостатки, возникшие в результате спешки, и более точно определив свои мысли3. Первый и четвертый разделы можно ввиду их незначительности оставить без изменения, ио во втором, третьем и пятом, не разработанных должным образом из-за плохого состояния моего здоровья, со-держатся, как мне кажется, идеи, достойные более тща-тельного и подробного изложения. Общие законы чувст-венности неправомерно играют большую роль в метафи-зике, где ведь действуют одни только понятия и принци-пы чистого разума. По-видимому, метафизике должна предшествовать особая, впрочем чисто негативная, наука (phaenomenologia generalis), в которой будут определены значимость и границы принципов чувственности, дабы предотвратить их воздействие на суждения о предметах чистого разума, что почти всегда происходило до сих пор. В самом деле, пространство и время, а также аксиомы, требующие, чтобы все вещи рассматривались в пространстве и во времени, вполне реальны применительно к эмпирическому знанию, ко всем предметам чувственно постигаемого мира и действительно содержат условия всех явлений и эмпирических суждений. Однако, если что-либо мыслится совсем не как предмет чувств, а посредством всеобщего и чистого понятия разума как вещь, как суб-станция вообще и т. п., то, пытаясь подчинить их основ-ным мыслительным понятиям чувственности, можно прийти к совершенно неверным выводам.
Я полагаю, и, быть может, мне посчастливится обрести в этой еще столь несовершенной попытке Ваше одобрение, что подобную пропедевтику, которая освободила бы собственно метафизику от всякой примеси чувствен-ности, можно было бы без чрезмерных усилий довести до необходимой обстоятельности и ясности.
Надеюсь и в будущем сохранить Ваше дружеское расположение и уповаю на то, что и впредь Вы сочтете возможным участвовать в моих, правда еще незначительных по своим результатам, научных исследованиях. Если мне дозволено обратиться к Вам с просьбой, то я просил бы Вас разрешить господину Марку Герцу, подателю дан-ного письма Вашего покорного слуги, иногда обращаться к Вам за содействием в его занятиях. Могу рекомендо-вать его как благонравного, весьма прилежного и способ-ного молодого человека, который сумеет должным обра-зом использовать добрый совет.
Остаюсь с величайшим уважением покорнейшим слугой Вашего благородия.
И. Кант.
Кенигсберг, 2 сентября 1770 г.
<< | >>
Источник: И. КАНТ. Трактаты и письма. Издательство -Наука- Москва 1980. 1980

Еще по теме КАНТ —ЛАМБЕРТУ:

  1. КАНТ —ЛАМБЕРТУ[31 декабря 1765 г.]
  2. Ламберт Герсфельдский о встрече Генриха IV и Григория VII в замке Каносса в 1077 г.
  3. 5.1. И. Кант
  4. КАНТ СЕГОДНЯ
  5. 21 (466) КАНТ —ГЕНЗИХЕНУ1
  6. Глава III Ранний Кант.
  7. Кант
  8. Кант и Платон (дополнения)
  9. Иммануил Кант.
  10. 7 (67) КАНТ —ГЕРЦУ
  11. (867) КАНТ — КИЗЕВЕТТЕРУ
  12. 8 (70) КАНТ —ГЕРЦУ1
  13. 5 (40) КАНТ — ГЕРДЕРУ
  14. Искусство и гений. Кант и Гете
  15. 9 (79) КАНТ —ГЕРЦУ