<<
>>

I. ПОНЯТИЕ ЛОГИКИ

Все в природе, как в неживом, так и в живом мире, происходит по правилам, хотя мы не всегда знаем эти правила.— Вода падает по законам тяжести, и у животных движение ири ходьбе также совершается по правилам.

Рыба в воде, птица в воздухе движутся по правилам. Вся природа, собственно, не что иное, как связь явлений по правилам, и нигде нет отсутствия правил. Если нам кажется, что мы нашли таковое, то в этом случае мы могли бы лишь сказать, что правила нам неизвестны.

Применение наших способностей (Krafte) также происходит по известным правилам, которым мы следуем сначала не сознавая их, пока постепенно, благодаря опыту и продолжительному применению своих способностей, не достигаем их познания и в конце концов применяем эти правила столь быстро, что стоит большого труда мыслить их in abstracto. Так, например, общая грамматика есть форма языка вообще. Говорят, однако, и не зная грамматики, но говорящий без ее знания — в действительности обладает грамматикой и говорит по правилам, которые он тем не менее не осознает.

Как и все наши способности в совокупности, так, в особенности, и рассудок связан в своих действиях правилами, которые мы можем исследовать. Более того, рассудок следует рассматривать в качестве источника и способности мыслить правила вообще. Ибо как чувственность есть способность созерцаний (Anschauungen), так рассудок есть способность мыслить, т. е. подводить представления чувств под правила. Поэтому он настойчиво стремится отыскать правила и удовлетворяется, когда их находит. Итак, если рассудок является источником правил, то спрашивается, по каким правилам оп действует сам? Ведь нет никакого сомнения, что мы не могли бы мыс-лить ИЛИ употреблять свой рассудок иначе, как по извест-ным правилам. По эти правила мы опять-таки можем мыслить сами по себе, т. е. можем мыслить их вне их при-менения, или in abstracto. Каковы же эти правила?

Все правила, по которым действует рассудок,— или необходимы, или случайны.

Первые — те, без которых не было бы возможно никакое применение рассудка; послед-ние — те, без которых не было бы лишь некоторого, опре-деленного его применения. Случайные правила зависят и от определенных объектов познания и столь же разно-образны, как и сами эти объекты. Таково, например, при-менение рассудка в математике, метафизике, морали и т. д. Правила этого частного, определенного употребления рассудка в упомянутых науках случайны, ибо является случайным, мыслю ли я тот или другой объект, к которому относятся эти особые правила.

Но если теперь всякое познание, которое мы должны заимствовать только от предметов, мы оставим в стороне и обратим внимание исключительно на применение рассудка вообще, то мы откроем те его правила, которые просто необходимы во всех отношениях и независимы 01 всех особых объектов мышления, так как без них мы вовсе не могли бы мыслить. Такие правила могут поэтому рассматриваться a priori, т. е. независимо от всякого опыта, ибо они содержат лишь условия применения рассудка вообще, будет ли оно чистым или эмпирическим, независимо от различия предметов. И вместе с тем отсюда следует, что всеобщие и необходимые правила мышления вообще могут касаться только его формы, но отнюдь не материи. Поэтому наука, которая содержала бы эти всеобщие и необходимые правила, была бы наукой только о форме нашего рассудочного познания или мышления. И следовательно, мы можем образовать идею возможности такой науки — как и общей грамматик и, которая не содержит ничего, кроме одной лишь формы языка вообще, без слов, составляющих материю языка.

Такую науку о необходимых законах рассудка и разума вообще, или — что одно и то же — об одной лппть форме мышления вообще, мы называем логикой. 1) Как науку, занимающуюся всяким мышлением во-обще, независимо от объектов как материи мышления, логику следует рассматривать:

как основу всех других наук и как пропедевтику всякого употребления рассудка. Но именно потому, что она совершенно отвлекается от всяких объектов;

опа не может быть органоном наук.

Под органоном мы разумеем именно указание, как должно осуществляться определенное познание.

Но это предполагает, что объект познания, которое должно возникнуть по известным правилам, я уже знаю. Поэтому органон наук не есть просто логика, ибо он предполагает точное знание наук, их объектов и источников. Так, например, превосходным оргапопом является математика, как наука, которая содержит в себе основание для расширения пашего познания в отношении определенного применения разума. Напротив, логика, которая, как всеобщая пропедевтика всякого применения рассудка и разума вообще, не может проникать в науки и предвосхищать их материю, есть лишь общее искусство разума (Canonica Epicuri) 1 придавать познанию вообще форму, соответствующую рассудку, и, следовательно, лишь в этом смысле она может быть названа органоном, который служит, конечно, не для расширения, а для оценки и исправления нашего знания.

Но в качестве науки о необходимых законах мышления, без которых нет никакого применения рассудка и разума и которые, следовательно, суть условия, при коих рассудок единственно может и должен быть в согласии с самим собою — необходимые законы и условия его правильного применения,— логика является каноном. И, как канон рассудка и разума, логика поэтому также не может заимствовать принципы ни из какой-либо науки, ни из какого-либо опыта; она должна содержать только законы a priori, которые являются необходимыми и касаются рас-судка вообще. 2) Правда, некоторые логики предполагают в логике психологические принципы. Но вносить в логику такие принципы столь же бессмысленно, как черпать мораль из жизни. Если бы мы заимствовали принципы из психо-логии, т. е. из наблюдений пад нашим рассудком, то мы и видели бы лишь, как совершается мышление и каково оно при разного рода субъективных затруднениях и ус-ловиях; следовательно, это вело бы к познанию лишь случайных законов. Но в логике стоит вопрос не о слу-чайных, а о необходимых правилах — не о том, как мы мыслим, а о том, как мы должны мыслить. Поэтому пра-вила логики следует черпать не из случайного, а из не-обходимого применения рассудка, которое находят у себя помимо всякой психологии.

В логике мы хотим знать не то, как рассудок существует и мыслит и как он до сих пор действовал в мышлении, а то, как он должен действовать в мышлении. Она должна учить нас правильному, т. е. согласному с самим собою, применению рассудка.

Из данного объяснения логики можно теперь вывести и остальные существенные свойства этой науки, именно что она есть:

наука о разуме не только по форме, но и по материи г, так как ее правила почерпнуты не из опыта и так как она вместе с тем имеет своим объектом разум. Поэтому логика есть самопознание рассудка и разума, но не в смысле их способностей в отношении объектов, а в смысле одной лишь формы. Я не буду спрашивать в логике, что познает рассудок и как много он может познать, или как далеко простирается его познание? Ибо это было бы самопознанием [рассудка] в смысле его материального применения и, следовательно, относилось бы к метафи-зике. В логике есть лишь вопрос: как рассудок познает себя самого?

Будучи по материи и по форме наукой рациональной, логика является, наконец,

доктриной, или демонстративной теорией. Так как она занимается не обычным (gemeinen) и, в качестве такового, лишь эмпирическим употреблением рассудка и разума, а исключительно всеобщими и необходимыми законами мышления вообще, то она покоится на принципах a priori, из которых могут быть выведены и доказаны все ее правила как такие, с которыми должно сообразовываться всякое познание разума. Поскольку как наука a priori, или как доктрина, логика является каноном применения рассудка и разума, она существенно отличается от эстетики, которая, будучи только критикой вкуса, не имеет никакого канона (зако-на), но лишь корму (образец или путеводную нить лишь для оценки), заключающуюся в общем согласии. Эстетика содержит правила соответствия познания с законами чувственности; напротив, логика содержит правила со-ответствия познания с законами рассудка и разума. Пер-вая имеет лишь эмпирические принципы и, следовательно, никогда не может быть наукой или доктриной, поскольку под доктриной разумеется догматическое руководство согласно принципам a priori, где все усматривается посредством рассудка, без каких-либо указаний опыта, и она дает нам правила, следование которым доставляет требуемое совершенство 3.

Некоторые, в особенности ораторы и поэты, пытались резонерствовать относительно вкуса, но они никогда не могли вынести относительно него решающего суждепия.

Философ Баумгартен во Франкфурте составил план эстетики как науки; но лишь Хоум правильнее назвал эстетику критикой 4, ибо она не дает правил a priori, которые достаточно определяли бы суждение, как логика, но до-бывает свои правила a posteriori, а эмпирические законы, по которым мы познаем менее совершенное и более со-вершенное (прекрасное), превращает в более общие толь-ко путем сравнения.

Итак, логика есть нечто большее, чем только критика; она есть канон, который затем служит для критики, т. е. принципом оценки всякого применения рассудка вообще, правда лишь его правильности с точки зрения одной только формы, ибо органоном она является столь же мало, как и общая грамматика.

Вместе с тем, как пропедевтика всякого применения рассудка вообще, общая логика отличается также, с другой стороны, и от трансцендентальной логики, в которой сам предмет представляется как предмет одного только рассудка5; общая логика, напротив, относится ко всем предметам вообще.

Соединяя теперь все существенные признаки, принад-лежащие полному определению понятия логики, мы долж-ны будем установить относительно нее следующие по-нятия. Логика есть наука о разуме не только по форме, но и по материив,— априорная наука о необходимых законах мыш- ления, но не в отношении отдельных предметов, а всех предметов вообще; следовательно — наука о правильном применении рассудка и разума вообще, но не о субъективном употреблении, т. е. по эмпирическим (психологическим) принципам, не о том, как рассудок мыслит, а об объективном применении, г. е. по принципам a priori, о том, как он должен мыслить.

<< | >>
Источник: И. КАНТ. Трактаты и письма. Издательство -Наука- Москва 1980. 1980

Еще по теме I. ПОНЯТИЕ ЛОГИКИ:

  1. Глава 2. Понятие
  2. Гегель. Логика
  3. «НАУКА ЛОГИКИ» ГЕГЕЛЯ И МАРКСИСТСКАЯ НАУКА ЛОГИКИ
  4. Общее понятие логики
  5. Общее деление логики
  6. О понятии вообще
  7. Примечание [Обычные виды понятий]
  8. I. ПОНЯТИЕ ЛОГИКИ
  9. II. ГЛАВНЫЕ РАЗДЕЛЕНИЯ ЛОГИКИ.ИЗЛОЖЕНИЕ.— ПОЛЬЗА ЭТОЙ НАУКИ.ОЧЕРК ЕЕ ИСТОРИИ
  10. 1.2. СМЫСЛ ТЕРМИНА «ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ»
  11. 2. 3. МЕСТО ЛОГИКИ СТОИКОВ В ИСТОРИИ ЛОГИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ: ОТНОШЕНИЕ К ЛОГИКЕ МЕГАРЦЕВ, АРИСТОТЕЛЯ И К СОВРЕМЕННОЙ ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКЕ
  12. 2.4. СВЯЗЬ ЛОГИКИ СТОИКОВ С ИХ ДИАЛЕКТИКОЙ И ТЕОРИЕЙ ПОЗНАНИЯ
  13. Очерк 3 ЛОГИКА И ДИАЛЕКТИКА
  14. Очерк 4 ПРИНЦИП ПОСТРОЕНИЯ ЛОГИКИ