<<
>>

О СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА СИЛОЮ ТОЛЬКО ТВЕРДОЙ ВОЛИ ПОБЕЖДАТЬ БОЛЕЗНЕННЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

Я не могу заимствовать подтверждающие справедливость этого положения примеры из опыта других людей; мне приходится прежде всего обратиться к собственным наблюдениям, поскольку они проистекают из самосознания, и лишь затем задать другим вопрос: не ощущали ли они то же самое.— Поэтому я вынужден предоставить говорить моему Я, что было бьт иескромпым в догматическом сообщении *, но простительно, если речь идет не об имеющемся у всех опыте, а касается внутреннего эксперимента или наблюдения, которое я вынужден был сначала произвести па себе, и лишь потом предложить суждению других то, что не всегда удается постигнуть без посторонней помощи.— Занимать других историей моих размышлений, содержащих субъективную (для меня), но пе объективную значимость (для всех), было бы претензией, достойной порицания.
Однако если это внимание к самому себе и основанное на нем наблюдение объясняется более глубокими соображениями, а обращение ко всем подумать об этом вызвано необходимостью и заслуживает серьезного к нему отпошепия, тогда претензию на то, чтобы занимать других своими ощущениями, можно было хотя бы простить.

* В догматическо-практической речи, папример в таком наблюдении над собой, которое касается долга каждого, проповедник говорит не «я», а «мы». В повествовании же, рассказывая о своем личном ощущении (в сообщении пациента врачу) или собственном опыте, принято говорить «я».

Прежде чем приступить к выводам, основанным на моих наблюдениях над самим собой с диететических позиций, я считаю необходимым сделать ряд замечаний о том, как господин Хуфелапд определяет задачу диететики, т. е. умения предотвращать болезни, в отличие от терапии, которая стремится их лечить.

Он называет диететику «умением продлить человеческую жизнь».

В своем определении он исходит из того, что составляет самое заветное желание людей, хотя, быть может, его и не стоит.

Люди хотят исполнения двух своих пожеланий, а именно: долго жить и при этом быть здоровыми; однако первое совсем не обязательно обусловлено вторым, оно вообще ничем не обусловлено. Если больной, долгие годы прикованный к постели, испытывающий жесточайшие страдания, постоянно призывает смерть, которая избавит его от мучений,— не верьте ему, это не есть его действительное желание. Разум, правда, подсказывает ему это, но инстинкт против этого восстает. Если он и взывает к смерти — избавительнице от страданий — (Jovi li- beratori [к Юпитеру-освободителю]), то вместе с тем он всегда требует еще некоторой отсрочки и постоянно находит повод для того, чтобы отодвинуть (procrastinatio) окончательный приговор. Принятое в диком смятении чувств решение самоубийцы положить конец своей жизни не противоречит сказанному: это — действие аффекта, граничащего с безумием экзальтации.— Из двух обещаний награды за выполнение долга перед родителями («чтобы продлились дни твои и чтобы хорошо тебе было», Пятая книга Моисеева, V, 16) первое служит более сильным импульсом, даже в суждении разума, а именно как долг, выполнение которого есть вместе с тем некая заслуга. Долг чтить старость основан совсем не на том, что молодые должны, как предполагается, щадить слабость старости; ибо слабость сама по себе не есть основание для уважения. Следовательно, старость, поскольку ее чгяг, рассматривается как заслуга. Таким образом, людей в летах Нестора чтят совсем не потому, что они обрели мудрость на основе большого опыта своей долгой жизни и могут направить молодых на правильный путь, а потому, что человек, проживший долгую жизнь — если только она ничем не запятнана,— сумел в течение длительного времени избежать удела смертных, самого унизительного приговора, какой только может быть вынесен разумному существу («ибо прах ты, и в прах возвратишься», Книга Бытия, III, 19), и тем самым как бы приблизился к бессмертию; потому, повторяю, что такой человек долго сохранял свою жизнь и может служить примером другим.

Однако со вторым естественным желанием человека, со здоровьем, дело обстоит более сложно.

Можно чувствовать себя здоровым (основываясь на своем общем жизнеощу- щепии), но никогда нельзя знать, здоров ли ты действительно.— Причипой естественной смерти всегда является болезнь, ощущаем ли мы ее или нет. Есть много людей, о которых, совсем не желая насмехаться над ними, говорят, что они все время хворают и никогда не болеют\ их диета является постоянным чередованием отклонений и возвращений в их образе жизни, и они достигают многого, если не в смысле сохранения силы, то в смысле длительности своего существования. Сколько я пережил друзей и зпако- мых, которые, ведя раз и навсегда установленный, упоря-доченный образ жизни, похвалялись отменным здоровьем, тогда как в них пезаметно таился близкий к своему раз-витию зародыш смерти (болезнь), и тот, кто чувствовал себя здоровым, не знал, что он болеп; ибо причиной есте-ственной смерти может считаться только болезнь. Между тем причинность мы чувствовать не можем, это дело рас-судка, суждение которого может быть неверным; чувство же пе обманывает, но только тогда, когда человек чувст-вует себя больным, определяет себя таковым; если же он себя больным пе чувствует, болезнь может тем пе менее незаметно присутствовать в нем, ожидая в ближайшее время своего развития; поэтому, если человек не чувству-ет себя больным, он может только сказать, что оп, по-ви-димому,, здоров. Следовательно, долгая жизнь, которую мы обозреваем, может свидетельствовать лишь о здоровье, которым наслаждался человек, и диететика должна доказать свое умение и научную значимость тем, что она может продлить жизнь (а не обеспечить наслаждение ею). Именно это и стремится показать господин Хуфеланд. 1)
<< | >>
Источник: И. КАНТ. Трактаты и письма. Издательство -Наука- Москва 1980. 1980

Еще по теме О СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА СИЛОЮ ТОЛЬКО ТВЕРДОЙ ВОЛИ ПОБЕЖДАТЬ БОЛЕЗНЕННЫЕ ОЩУЩЕНИЯ:

  1. ТЕМА 7. СТРАХ И СТРАДАНИЕ
  2. Г л аВа XIУЧЕНИЕ О СВОБОДЕ ЧЕЛОВЕКА
  3. О СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА СИЛОЮ ТОЛЬКО ТВЕРДОЙ ВОЛИ ПОБЕЖДАТЬ БОЛЕЗНЕННЫЕ ОЩУЩЕНИЯ
  4. ДОПОЛНЕНИЕ К "СУЩНОСТИ ХРИСТИАНСТВА"
  5. Бытие как воля к превосходству
  6. ГЛАВА ДЕВЯТАЯО РЕЛИГИОЗНОМ МЕТОДЕ