<<
>>

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ПО ИСТОРИИ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ языков

§ 60. После распадения праславянского языка самая многочисленная группа славянских племен, занявшая обширные территории Восточной Европы, переживает процесс консолидации и кладет начало древнерусской, или восточнославянской, народности, носителю древнерусского (восточнославянского) языка.

Восточные славяне в VI—IX вв. занимали обширные территории великого водного пути «из Варяг в Греки», т. е. земли от озера Ильмень и бассейна Западной Двины до Днепра, а также к востоку — в районах верхнего течения Оки и Волги, на Дону и Северном Кавказе— и к западу (в Волыни, Галиции и Подолии). К восточнославянским племенам относились: около озера Ильмень — с л о- в е н е, южнее и западнее их — кривичи, по Оке и в верховьях Дона — вятичи, на запад от них — радимичи и дреговичи, в области Киева — поляне, севернее полян — древляне, по Десне, Сейму и Суле — северяне, на юго- запад от полян — уличи и тиверцы, к западу от полян — дулебы и хорваты. Все названные племена говорили на близкородственных восточнославянских диалектах. Древнерусский язык характеризовался следующими особенностями: 1.

Произношение cv, zv перед ё (из *оі): цвЪтъ, звЬзда\ такой же результат находим в южнославянских языках: ст.-слав. цвЪть, звЪадд; в западнославянских сохраняются исконные сочетания kv, gv: польск. kwiat, gwiazda, чеш. kvet, hvezda. Однако в некоторых диалектах восточнославянских языков сохраняются отдельные слова с исконными кв, гв: бел. кветка, укр. к віт, рус. диал. огвездить, гвездануть («сильно ударить»), 2.

Изменение сочетаний •//', •dj в аффрикату ч и согласный ж: свЬча, межа, сажати. Аффриката ч представлена и на месте сочетания *kt перед гласными переднего ряда: ночь. 3.

В диалектах, продолжением которых явился древнерусский язык, были утрачены взрывные согласные в группах *tl, *dl: рало, мыло, гърло, ель, молити, плелъ, велъ (ср. польск. radio, mydlo, gardlo, jodia, modlic, pliotl, wiodl). Только в древнем псковском диалекте и в некоторых современных говорах находим сохранение групп тл, дл (плетли, ведли) или видоизме- нение их в кл, гл (сочклись — «сочлись», ср. чеш. Ші — «они читали»; привегли — «привели», ср. чеш. vedli). Аналогичное явление находим в закарпатских говорах украинского языка, в которых формы прошедшего времени глаголов с основой на t, d в мужском роде оканчиваются на г\ плюг (плел, ср. чеш. pletl), буг (бодал, ср. чеш. bodl). Это г восходит к взрывным согласным t, d. 4.

Наличие вторичного л в прежних сочетаниях губных согласных с /': люблю, земля, куплю, ловлю. 5.

Полногласие, т. е. изменение общеславянских сочетаний типа *tort, *tolt, *tert, *telt в полногласные сочетания torot, tolot, teret, telet (группа telet в последующем изменилась в tolot): городъ, горохъ, голова, солома, берегъ, жеребята, молоко, желобъ. В западных и южных славянских языках происходила лишь перестановка элементов указанных сочетаний: ср. чеш. hrad, hrach, hlava, stama, breh; польск. grod, groch, glowa, stoma, brzeg; ст.-слав, грддъ, грдхъ, гддвд, слдмд, врЪгь и т. п. Начальные сочетания *ort-, *olt- под нисходящей интонацией изменялись в rot-, lot- (робить, рост), под восходящей — в rat-, lat- (лакомый, ратай).

§ 61.

В древнерусском языке на протяжении последующих веков происходит ряд процессов, характерных только для восточнославянской области. Еще в дописьменную эпоху (VIII—IX вв.) происходит утрата носовых гласных, которые заменяются неносовыми; носовой заднего ряда д изменяется в у, носовой переднего ряда $ — вас мягкостью предшествующего согласного ('а): зубъ, рука, пять, рядъ. К этому периоду относится, очевидно, замена прежней системы интонаций силовым ударением, которое может падать на различные слоги в слове: голова — голову — головка. Начальное сочетание *je в древнерусском языке заменяется через о. Это о развилось в тех начальных слогах, за которыми следовали слоги с гласными переднего ряда і, е: одинъ, озеро, осень, олень, ср. чеш. jeden, jezero, словацк. jesen, jelen. В других положениях je сохранялось: ель, его и др.

Начальное сочетание jy утрачивало /: уноша, уха, ужинъ, угъ, унъ; ср. ст.-слав. юн«шд, ю\4' южиид, югь, юнъ. На протяжении XII в. в древнерусском языке произошло падение редуцированных гласных. В сильной позиции редуцированный заднего ряда изменился в гласный полного образования о, редуцированный переднего ряда изменился в е; в слабой позиции редуцированные были утрачены: ср. др.-рус. сънъ, съна — рус. сон, сна, укр. сон, сну, бел. сон, сну; съто, сътьня — сто, сотня; дьнь, дьня — рус. день, дня, укр. день, дня, бел. дзень, дня; жьньць, жьньця — рус. жнец, жнеца (под влиянием им. пад.), укр. жнець, женця (закономерная форма), бел. жнец, жняца. Утрата редуцированных охватила всю территорию распространения древнерусского языка и была завершена в XIII в. Этот фонетический процесс повлек за собой целый ряд других изменений в звуковой и морфологической структуре древнерусского языка. Некоторые из этих явлений (история гласных в новых закрытых слогах, судьба звонких согласных в конце слова, развитие редуцированных в сочетании с плавными и перед /), будучи вызваны одними и теми же причинами и имея общий для древнерусского языка характер, давали различные результаты в разных диалектных группах этого языка.

Особого внимания заслуживают сочетания редуцированных ъ, ь с плавными р, л между согласными. В этих сочетаниях редуцированный мог находиться или перед плавным, или после него. Обычно пользуются формулами: 1) tbrt, tbit (из прежних tblt и tblt), tbrt; 2) trbt, tHt, trbt, tlbt.

В первом ряду редуцированные изменились в древнерусском языке в гласные полного образования: горло, волк, червь, зерно; укр. горло, вовк, черв'ак, зерно; бел. горла, воук, чарвяк, зерне. Сюда относятся также русские слова типа кормить, черный, твердый, мертвый, первый, держать, верх, долгий, полный, толстый, столб, молчать, торг. При положении ъ, ь за плавными судьба редуцированных в древнерусском языке была различна в зависимости от того, следовал ли за этими сочетаниями слог с ъ, ь или с гласным полного образования. В первом случае вместо ръ, лъ, рь, ль всегда развивались сочетания ро, ло, ре, ле: крътъ — крот, блъхъ — блох (род. пад. мн. ч.), крьстъ — крест, сльзъ — слез (род. пад. мн. ч.). Во втором случае, т. е. когда за ръ, лъ, рь, ль следовал слог с гласным полного образования, ъ, ь имели неодинаковую судьбу в диалектах древнерусского языка. В говорах, легших позднее в основу русского языка, редуцированные в таких положениях изменялись в о, е\ в говорах, легших в основу украинского и белорусского языка,— в ы, и; рус. дрожать, глотать, греметь, слеза; укр. дрижати, глитати, гриміти, сльоза; бел. дрыжаць, глытаць, грымець, сляза. Такова же была судьба и тех ъ, ь, которые находились перед / в таких формах, как именительный падеж прилагательных мужского рода единственного числа и 1-е лицо ед. ч. настоящего времени глаголов слепой (из *з1ёрь]ь) — укр. сліпий, бел. сляпы; мою (из *тъ]и) — укр. мию, бел. мыю.

§ 62. В грамматическом строе можно отметить такие общевосточнославянские явления, как утрата двойственного числа, падение простых прошедших времен — аориста и имперфекта, общие тенденции в развитии именного и местоименного склонений и спряжения.

В области словарного состава можно выделить такие восточнославянские слова, как сорок, девяносто, семья (укр. сім'а, бел. сям'я), собака, колодец (колодезь), укр. колодязь, бел. колодзеж, птица (укр. птиця, но бел. птушка) и др.

В IX—X вв. на основе местных государственных объединений создается единое древнерусское государство с центром в Киеве, одно из крупнейших государств тогдашней Европы. Старые племенные диалекты заменяются территориальными с иными границами и центрами. В свою очередь последние становятся в подчиненное положение по отношению к общенародному древнерусскому языку. В связи с развитием общественного производства развивается и совершенствуется словарный состав языка. Наконец возникает и развивается литературный язык.

§ 63. Исследования последнего времени показали, что зарождение древнерусского литературного языка нельзя непременно связывать с принятием христианства и знакомством со старославянской книжной культурой и образованностью. Надо полагать, что древнерусский язык получил первоначальную обработку в разнообразных жанрах русского народного творчества и в государственно-правовой практике того времени. О применении его в письменности говорить пока трудно. Во всяком случае, еще нет прямых доказательств распространения у восточных славян оригинального алфавита. Древнейшая надпись на глиняном сосуде, обнаруженная археологами при раскопках вблизи Смоленска, относится примерно к первой половине X в. и написана кириллицей. Однако свидетельства о существовании письменности на Руси до принятия христианства имеются. В житии Константина Философа, который создал старославянскую азбуку, повествуется, что в 860 г. он был в Корсуне (Крым) и видел там евангелие и псалтырь, написанные «русьскыми письмены». Этот факт предшествует изобретению славянского алфавита. В «Повести временных лет» находим передачу содержания договоров русских с греками, заключенных около 907 г. Следует предположить, что эти договоры должны были быть оформлены на письме. Новгородские берестяные грамоты XI—XII вв. также свидетельствуют о широком распространении древнерусского письма даже в бытовых целях.

На древнерусском языке написаны такие памятники, как основная часть древнерусской летописи «Повесть временных лет», древнейший свод законов «Русская правда», сохранившиеся грамоты, «Слово о полку Игореве», большая часть сочинений Владимира Мономаха и др. История других славянских языков показывает, что без длительной традиции и предварительной подготовительной работы, измеряемой столетиями, создание столь совершенных по языковому оформлению произведений на древнерусском языке было бы невозможно. § 64. Наряду с древнерусским языком в Киевской Руси с конца X в. вошел в употребление старославянский язык — первый книжно-литературный язык славян. Появление старославянских рукописей: переводов евангелия, псалтыри, житий святых, молитв и оригинальных поучений — связано с принятием Киевской Русью христианства от Византии. Наряду со служителями куль- га из Болгарии прибыли и книжные люди, достижения которых были быстро усвоены подготовленными предшествующим развитием русскими книжниками. Переписывая и размножая старославянские тексты, они систематически вносили в них фонетические н грамматические особенности, свойственные родному для них древнерусскому языку. Это можно наблюдать уже в Остромировом евангелии (писано в Новгороде в 1056—1057 гг.) — первом датированном памятнике древнерусского языка. Взаимодействие двух литературных языков — древнерусского и старославянского — составляет отличительную черту развития древнерусского литературного языка Старославянские элементы, войдя в состав древнерусского, а позднее и русского литературного языка, значительно обогатили его выразительные возможности. Старославянский язык, подвергшийся воздействию древнерусского языка, длительное время употреблялся у восточных славян (его называют уже церковнославянским языком).

§ 85. Киевский диалект играл, несомненно, большую роль в установлении норм древнерусского языка, объединяя всю восточнославянскую область и способствуя «перемалыванию» диалектов. Однако социально-экономическое развитие феодальной Руси, в особенности после татаро-монгольского нашествия, привело к обособлению отдельных частей древнерусской народности и падению влияния киевского центра. Нарастание диалектных особенностей в области звукового и грамматического строя, а также словарного состава древнерусского языка было обусловлено именно указанным обособлением в XIII—XIV вв., усилившимся после захвата польско-литовскими феодалами южных и западных земель. Конечным результатом этого процесса явилось образование трех восточнославянских народностей — русской, украинской и белорусской и соответственно трех самостоятельных языков. Однако, несмотря на все последующие исторические события, русский, украинский и белорусский народы сохранили сознание единства своего происхождения и языковой близости.

Местные диалекты начинают оживать, усиливаться и находят отражение в письменности. Уже в XIV—XV вв. можно отчетливо установить три группы памятников, в которых церковнославянская основа все более и более насыщается местными, диалектными элементами. Это памятники северо-восточной Руси — русские, южные — украинские и западные — белорусские. Украинская и белорусская письменность в XVI—XVII вв. отражает польское влияние, особенно в области словаря и фразеологии. Литературное развитие на церковнославянском языке в Московском государстве продолжалось вплоть до XVIII в., хотя удельный вес церковнославянских элементов в различных жанрах письменности колебался довольно значительна.

<< | >>
Источник: Кондратов Н. А.. Славянские языки: Учеб. пособие для студентов филол. спец. пед. ин-тов.— 3-е изд., перераб. и доп.—М.: Просвещение.— 239 с.. 1986

Еще по теме КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ПО ИСТОРИИ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ языков:

  1. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ИЗУЧЕНИИ СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ
  2. § 2. Краткая сравнительная характеристика грамматических явлений родного и иностранного языков
  3. Краткие сведения о развитии организационных форм учебной работы в школе
  4. § 2. КРАТКИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О РАЗВИТИИ МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ ХИМИИ КАК НАУКИ
  5. ЯЗЫКОВЫЕ ПРОЦЕССЫ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ ЗАПАДНОСЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ
  6. Краткая история
  7. 1.1 КРАТКАЯ ИСТОРИЯ. ЗНАЧЕНИЕ
  8. 3.4. Краткий экскурс в историю сурдопедагогики
  9. Краткая история отечественной конфликтологии
  10. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ БИЛЬЯРДА I