<<
>>

ОБРАЗЦЫ СКЛОНЕНИЯ МЕСТОИМЕНИЙ

Личные местоимения 1-го и 2-го лица и возвратное местоимение Единственное число И тй Р мене, ме тебе, те себе д мени, ми теби, ти сёби в мёне, ме тебе, те себе, се т мном мноме тдбом сббом п мёни тёби сёби

Множественное число и. мй ей В. нйс, нас вйс, вас р нйс, нас вас, вас Т. нйма вама д. нйма, нам вйма, вам П. нйма вама

Местоимение 3-го лица ОН Единственное число Падеж Муж р Ср р Жен р И. вн оно дна р нзега, га н>е, /е д. н>ёму, му Н}0\, !°1 В. н>ёга, га, н> н>у.

ju, jе т н>йме, н>йм №ОМЄ, Н>ОМ п. н>ему H>Oj

Множественное число они она дне и. н>их, их р. н>йма, им д. н>их, их В. №'има Т н>йма П.

Притяжательное местоимение МОЙ Единственное число П^деж Муж р Ср р Жен р И. MOj Mdje Mdja р. мдег(-а) мвг(-а) мо/е д. мд]ем(-у) мдм(-у) MOjO В. Как им. или род. пад. Mdje мо/у т. мо]йм MOj им МО/ОМ п. мо)ем(-у) мом (-у) МО/О]

Множественное число и. MOj и j Mdja | Mdje р моі их д. мо/има, мо/им В. Mdje | мо/а | Mdje Т мд/йма, мЬ/йм П. мо/има, мо/м

Указательное местоимение ЭТОТ Единственное число

Падеж Муж. р. Ср. р. Жен. р. и. raj то та р. тога, тог тё д. тдме(-у), том ТО] в. Как им. или род. пад. то ту т. тиме, тим том п. томе (-у), тдм тв]'

Множественное число

И. та | та | тё Р. тих д. тйма, тйм в. те | та | тё т. тйма, тйм п. тйма. тйм Так же склоняются местоимения oeaj, ово, ова, указывающие на близкий предмет, и местоимения onaj, оно, она, указывающие на отдаленный во времени и пространстве предмет.

Вопросительные местоимения КТО и ЧТО

И. ко, ткд штд Р. кдга (кдг) чёга, sta д. кому (коме) чему в. кдга (кдг) UtTO т. кйме, кйм чиме. чим п. коме, ком чёму, чем

§ 158. Система глагола характеризуется сохранением старых форм аориста и имперфекта, утраченных многими славянскими языками; аорист: плетох, плёте, плёте (ед.

ч.) — плётосмо, плё- тосте, плётоше (мн. ч.); имперфект: плётщах— плетщаиге — плётщаше, плётщасмо — плётщасте — плетиjaxy. В современном языке эти формы утрачиваются. Перфект образуется путем сочетания причастия прошедшего времени на -л (-о) и форм вспомогательного глагола jecaM (сокращенные формы сам, си, je, смо, сте, су): ти си плела, мётную сам («я бросил»). Давнопрошедшее время (плюсквамперфект) образуется посредством сочетания причастия на -л и имперфекта 6ejax (бех) или перфекта бйо сам от глагола б йти («быть»): 6ejax (бех) метну о или бйо сам мётнуо. Будущее время передается сочетанием инфинитива и форм настоящего времени глагола xdhy (или энклитической формой hy): ja hy чувати, ти heui плести и т. д. Обычно окончание инфинитива -ти отбрасывается и обе формы сливают- ся в одну, причем энклитическая форма пишется слитно после основы глагола: чуваНу, плешНеш. Условное наклонение складывается из причастия на -л и аориста глагола бйти: чувао бих, чувао би и т. д. Инфинитив оканчивается на -ти и реже на -ки: тонути, но пёНи, мдНи. Деепричастие наст. вр. оканчивается на -yhu, -yh: тднуНи, деепричастие прош. вр.— на -в или -вши: тонув, тонувши. Склоняемые формы утрачены.

В настоящем времени различаются три спряжения в зависимости от тематической гласной: гйнем, видим, глёдам. В качестве флексии 1-го лица единственного числа выступает -м, в 1-м лице множественного числа -мо: гинемо, видимо, глёдамо.

ОБРАЗЦЫ СПРЯЖЕНИЯ ГЛАГОЛОВ Настоящее время Единственное число 1- е лицо 2-

е лицо 3-

е лицо гйн-ём вйд-йм глёд-ам гйн-ёш вйд-йш глёд-аш гйн-ё вйд-й g1ёд-й м ножественное число 1- е лицо 2-

е лицо 3-

е лицо гйн-ёмо вйд-ймо глёд-амо гйн-ёте вйд-йте глёд-ате гйн-у вйд-ё глёд-ajy Имперфект Единственное число 1- е лицо 2-

е лицо Іе лицо гйнз-ах вй^-ах глёд-ах гйн>-аше вй!)-аше глёд-аше гйнз-аше вЩ-аше глёд-аше м ножественное число 1- е лицо 2-

е лицо 3-

е лицо гйн>-асмо вЩ-асмо глёд-асмо гйн>-аете вйі)-асте глёд-асте гйн>-аху вй/j-axy глёд-аху Аорист Единственное число 1- е лицо 2-

е лицо 3-

е лицо гйн-ух вйд-ех глёд-ах гйн-у вйд-е глёд-а гйн-у вйд-е глёд-а Множественное число 1- е лицо 2-

е лицо 3-

е лицо гйн-усмо вйд-есмо глёд-асмо гйн-усте вйд-есте глёд-асте гйн-уше вйд-еше глёд-аше § 159.

Древнейшие памятники сербскохорватского языка сятся к XII в Различные условия политической жизни о< вили возникновение из ряда близкородственных племен народностей — сербов и хорватов. Хорваты с 1102 г воі состав Венгрии и, приняв католичество, вошли в сферу вл римской культуры; сербы приняли христианство от Визаї находились под культурным воздействием последней. Пам$ сербскохорватской письменности разделяются на Кирилле глаголические и латинские. Обе славянские азбуки — кирр и глаголица — представлены в письменности с конца Кириллица издавна употреблялась на востоке сербскохорв территории; в начале XIX в она была реформирована Караджичем (1787—1864), положившим в основу сербскої вописания фонетический принцип Отсюда идет и ее назван ковица». Глаголица употреблялась в западных областях в і альной и деловой переписке Однако уже с XV в. наряду с лицей хорваты начинают употреблять латинскую азбуку рая постепенно вытеснила глаголицу. До последнего време голица употреблялась при печати богослужебных книг у хо живущих на островах Адриатического моря. Желая обьеді с сербами в языковом и литературном отношении, хорват няли реформу Караджича, перешли на штокавский диале ближе чакавское наречие) и используют в настоящее 'латинский алфавит, приспособленный для передачи звуко ратурного языка. По имени одного из деятелей этого об' тельного движения Людевита Гая (1809—1872) этот а называется «гаевицей»

По характеру языка и содержанию памятники серб ватской письменности разделяются на две группы: 1) паї церковного характера, язык которых в основе церковнослаЕ но подвергшийся влиянию сербского языка (так называв мятники сербского извода старославянского языка), мятники светского характера — грамоты, договоры, су/ законодательные акты, в которых особенности живого язі зываются сильнее.

Из памятников первой группы древнейшими являютс славово евангелие (последняя четверть XII в), Вуканої гелие (между 1201 и 1208 гг ) —оба кириллические, глаголические листки (XII в ), глаголические Гршковиче хановичев отрывки «Апостола» (начало XIII в ) и др Из писанных кириллицей, древнейшей является грамота бось бана Кулина 1189 г, затем идут дубровницкие грамоты, ванные сербским правителям.

К законодательным пам принадлежат Законник Стефана Душана (1325—1355), ший в ряде списков, Полицкий статут (список XVI в. дольский закон (глаголический список начала XVI в К группе светских памятников относятся многие литер произведения средневековья, в частности роман об Але

С XV в. начинается развитие далматинской (центр — Дубровник) литературы на народном языке (вначале на базе чакавского диалекта, затем перешедшей на штокавскую основу).

§ 160. Битва на Косовом поле (1389), последующие турецкие завоевания привели к многовековому господству турок на Балканском полуострове. Национальный и церковный гнет со стороны турецких завоевателей привел к полной остановке литературного развития в сербских областях. Однако народ ревниво охранял свою культуру и язык от турецких ассимиляторов, которые никогда не могли сломить сопротивление южнославянских народов. С XVII в. в северной Сербии усиливается влияние русской культуры. Среди многих образованных сербов складывается убеждение, что русский литературный язык может стать тем языком, которым должна пользоваться сербская письменность. В результате всего этого в восточных областях вплоть до начала XIX в. продолжалось литературное развитие на церковном сербославянском языке, находившемся под влиянием русского литературного языка того времени. В западных областях развивалась письменность, продолжавшая дубровницкую традицию, или употреблялось чакавское наречие (у хорватов). Единого литературного языка сербов и хорватов не существовало.

§ 161. В борьбе за создание единого литературного сербскохорватского языка огромные заслуги принадлежат Вуку Стефановичу Караджичу. Единство литературного языка было реализовано в 1836 г., когда Л. Гай и его сторонники в Хорватии отказались от местного чакавского диалекта и перешли на штокавщину. С сербской стороны большое значение имела деятельность языковеда Дж. Даничича и поэта Б. Радичевича, с хорватской — поэта И. Мажуранича и языковеда Т. Маре- тича. Новый литературный язык получил развитие в творчестве П.

П. Негоша, Й. Йовановича-Змая, Л. Лазаревича, Б. Нушича, Ст. Враза, А. Шеноа и других.

В настоящее время различия между вариантами литературного сербскохорватского языка Белграда и Загреба (кроме графики и произношения замен ё) заключаются лишь в словаре, например: серб, здагье — хорват, zgrada, серб, штампа — хорват. ttsak, серб, час — хорват, ига, серб, писмдноша — хорват. listdnoSa, серб, недела — хорват, зёйтсса, серб, пдзориште — хорват. kazaliSte, серб, воз — хорват, vlak, серб, jyn («июнь») — хорват, lipanj, серб, йприл — хорват, travanj, серб, дёцембар — хорват, prdsinac, серб, станица — хорват, kolodvor и т. д.

§ 162. Практические задачи языковой культуры теснейшим образом связаны с конкретными проблемами и непреодоленными затруднениями, возникающими перед тем или иным литературным языком. Этими же условиями в значительной степени определяется общая ориентация языковедческой работы и даже ее методы. В многонациональной Югославии, кроме словенского (центр Любляна) и македонского (центр Скопле) литературных языков, на обширных территориях используется сербскохорватский (или хорватскосербский) литературный язык. Этим языком пользуются представители трех наций — сербов (центр Белград), хорватов (центр Загреб) и черногорцев (центр Титоград); он используется также в Боснии и Герцеговине (центр Сараево), где живут и сербы и хорваты. Территория распространения сербскохорватского языка простирается от Истрии до Карпат и от Паннонской равнины до Адриатики. В кругу славянских литературных языков этот язык занимает особое место, так как он обслуживает несколько наций. Обычно это приводит к появлению и нескольких вариантов литературных языков (ср. английский в Великобритании и США, испанский в Испании и странах Латинской Америки, португальский в Португалии и Бразилии). В силу исторических условий сербскохорватский литературный язык также обладает двумя вариантами: сербским (восточным, белградским) и хорватским (западным, загребским). Достаточно указать, что лишь в 1918 г.

Сербия и Хорватия перестали разделяться государственной границей. § 163. В 1850 г. на встрече сербских и хорватских деятелей культуры в Вене было заключено соглашение о едином литературном языке. Хорваты приняли реформу Караджича и штока вские нормы нового литературного языка, но, в отличие от сербской кириллицы, стали использовать латинскую графику, продолжая в этом традиции далматинской и славонской литератур. Так возникли два графических варианта сербскохорватского языка. В последующие десятилетия наиболее спорным был вопрос о произношении в литературном языке замен старого ё. На востоке в данном случае произносят е (экавское произношение: река, лес, мера, бели). Эта тенденция возобладала в сербских районах. На юге произносят je в кратком и ije в долгом слоге (екавское произношение: rijeka, lijes, mjera, bijeli). Екав- ское произношение, установленное еще Караджичем, одержало верх в хорватском варианте литературного языка. Кроме графики и различий в произношении, в едином языке Сербии и Хорватии имеются различияч в словарном составе. Отчасти они обусловлены давними и отличными культурно-историческими традициями сербов и хорватов. Однако к уже имевшимся лексическим отличиям за минувшее столетие присоединялись новые. Терминологические системы обычно создавались в Белграде и Загребе независимо друг от друга. Пуристические тенденции в Хорватии вели к внедрению многих новообразований. В Сербии эти тенденции не получили заметного развития. В настоящее время можно легко обнаружить лексические единицы, отра- жающие сербскохорватские варианты в словаре. К ним относятся, например, названия месяцев, старые и новые слова из области культуры: серб, станица («вокзал») — хорват, kolodvor, серб, музика («музыка») — хорват, glazba, серб, фабрика («фабрика, завод») — хорват, tvornica, серб, адвокат («адвокат») — хорват, odvjetnik, серб, искуство («опыт, испытание») — хорват. kusnja, серб, азот («азот») — хорват, dusik и т. п.

В распространении норм единого сербскохорватского литературного языка видную роль сыграли грамматические труды серба Дж. Даничича (1825—1882) и особенно хорвата Т. Ма- ретича (1854—1938), автора «Грамматики и стилистики хорватского или сербского литературного языка» (1899, 2-е изд., 1931, 3-е изд., 1963). Из словарных работ наибольшее значение имел «Словарь хорватского языка» И. Броза и Ф. Ивековича (1901). Виднейшие представители культурной жизни всегда выступали за единство литературного языка сербов и хорватов. Языковые различия между сербской и хорватской разновидностями литературного языка изучены до сих пор слабо. Политические обстоятельства, имевшие преходящий характер, препятствовали этому. Однако нередко (об этом свидетельствует и недавнее прошлое) националистически настроенные элементы стремились к тенденциозному преувеличению языковых различий.

§ 164. После окончания мировой войны и социалистического переустройства Югославии вновь возник вопрос о сербскохорватском литературном языке, его культуре и дальнейших путях совершенствования. Общий рост образования, прилив сельского населения в города, .усиливающееся влияние языка печати, радио, телевидения увеличили не только социальную базу литературного языка, но и повысили требования к его общественным функциям и стилистической дифференциации. В литературный язык усиленно проникают областные и диалектные элементы, что ведет к расшатыванию и нарушению сложившихся норм. Словарный состав характеризуется притоком множества слов, как заимствований интернационального характера, так и образованных из своего лексического материала; многие старые слова уходят на периферию словарного запаса и становятся архаизмами. В новых условиях традиционная норма, основывающаяся на языке Вука Караджича и народного эпоса, очевидно, устаревает не только в наиболее подвижном элементе языка — лексике, но и в области синтаксических построений. Появляется острая необходимость в изучении существующих норм употребления литературного языка, как они отражаются в языке современных писателей и повседневной языковой практике активных носителей литературного языка. Положение осложняется наличием двух разновидностей литературного языка, причем существование дублетных форм едва ли способствует прочности и обязательности литературных норм. Сербскохор- 204 ватские лингвисты отмечают в последние годы возникновение региональных типов разговорного литературного языка и в других крупных центрах (Сараево, Новый Сад, Цетинье, Мостар). В связи со сказанным перед сербскохорватскими языковедами возникли две важные проблемы: 1) изучение разговорной формы сербскохорватского литературного языка, 2) проблема нормализации новых явлений в структуре литературного языка и их закрепления. Обе они тесно связаны с вопросами культуры речи.

Необходимость решения назревших проблем как в теоретическом, так и в практическом плане осознается югославскими языковедами. В частности, многие из поднятых вопросов были отмечены в книге виднейшего сербского лингвиста А. Белича (1876—1960) «Вокруг нашего литературного языка» (1951). В сентябре 1953 г. журнал «Летопись Сербской Матицы» организовал анкету по вопросам сербскохорватского языка и правописания. Эта анкета предоставила некоторый материал для съезда лингвистов, писателей и работников культуры, который состоялся в декабре 1954 г. в Новом Саде. Новосадский съезд разработал общие директивы в области языковой культуры сербскохорватского литературного языка.

§ 165. Новосадские соглашения гласят, что национальный язык сербов, хорватов и черногорцев един. Поэтому и литературный язык, развившийся на его основе в двух главных центрах — Белграде и Загребе, также является единым. Официальное название этого языка состоит из двух частей с допущением перестановки составных элементов, т. е. возможно употребление как сербскохорватский, так и хорватскосербский. Оба вида письменности (кирилловская и латинская) признаются равноправными, причем знакомство с ними при школьном обучении обязательно. Оба произношения (экавское и екавское) признаются равноправными, причем специально было отмечено, что следует решительно противиться установлению искусственных преград на пути естественного й нормального развития сербскохорватского (хорватскосербского) литературного языка, а также препятствовать вредной практике «перевода» текстов и уважать оригинальность авторских текстов. В решения был включен пункт о необходимости унификации специальных терминологий. Наконец, были одобрены два мероприятия более конкретного характера: 1) создание словаря современного сербскохорватского языка, 2) унификация правописания наряду с частичной кодификацией литературного ударения.

В 1960 г. появилось в Белграде и Загребе разработанное специальной комиссией «Правописание сербскохорватского (хорватскосербского) литературного языка». Сложнее обстоит дело с подготовкой и изданием словаря. Было решено, что словарь современного литературного языка будет составлен сов- местно Сербской и Хорватской Матицей, причем сербское издание (напечатанное кириллицей) будет аутентично хорватскому (напечатанному латинкой). В настоящее время сербская сторона издала три тома «Словаря сербскохорватского литературного языка» [т. I (1967), т. II (1967), т. III (1969)], хорватская версия содержит пока два тома [т. I (1967), т. II (1967)]. Ознакомление с появившимися томами показывает, что его составители отказались от нормативных задач и сделали своей целью создание информативного словаря, словаря-справочника, в котором можно узнать значение того или иного слова, но отсутствуют указания на сферу его употребления и стилистические свойства.

Естественно, что для такой позиции сербских и хорватских лингвистов имеются достаточные основания. Словарный состав сербскохорватского языка, как уже отмечалось, в настоящее время не является единым, а в значительной степени различается в зависимости от территории (сербской и хорватской). Здесь возможны различные отношения между одними и теми же словами: 1) живое и употребительное слово на востоке может оказаться архаичным на западе, и наоборот; 2) возможно предпочтительное употребление одного варианта слова на востоке и другого на западе; 3) большая употребительность какого-либо слова на востоке или западе при наличии синонимов. Поэтому стилистические характеристики и указания на сферу употребления многих слов не могут быть едиными.

Из других лексикографических работ следует указать на фундаментальный 21-томный исторический толковый «Словарь хорватского или сербского языка», начатый загребской Южнославянской Академией наук и искусств еще в 1881 г. и законченный в 1959 г. Этот словарь содержит лексику сербскохорватского языка с древней эпохи до середины XIX в. и охватывает около 280 ООО слов. Это самый большой труд в югославянской лексикографии. Сербская Академия наук, в свою очередь, в 1959 г. начала издавать давно готовившийся толковый «Словарь сербскохорватского литературного и народного языка». Словарь будет содержать словарный состав литературного языка за последние 150 лет, начиная с В. Караджича. Этот тип словаря близок по замыслу 17-томному «Словарю современного русского литературного языка» или «Настольному словарю чешского языка» (9 томов, 1935—1957). Предполагается, что в него войдет истолкование около 300 тысяч слов.

§ 166. Большое значение для сербских и хорватских лингвистов имел состоявшийся в Белграде в сентябре 1964 г. международный симпозиум о жизни и деятельности В. Караджича в связи со столетней годовщиной его кончины. Он привлек внимание к проблемам специфики сербскохорватского литературного языка, к осмыслению характера кодификации литературного языка, произведенной Караджичем, и выявил противоречия в способе ликвидации разрыва между вуковской нормализацией и современным состоянием литературного языка. Эти противоречия в обнаженном виде обнаружились в сентябре 1965 г. в Сараеве, где состоялся ежегодный съезд югославских славистов. К литературному языку имеют отношение две проблемы, обсуждавшиеся на съезде: 1) о норме современного сербскохорватского литературного языка; 2) о вариантах (сербском и хорватском) литературного языка.

М. Ивич в своем реферате подняла вопрос об источниках нормы литературного языка. По ее мнению, литературному языку подходит эластичная стабильность, причем в связи с ростом общественных функций и изменением условий функционирования языка сами литературные нормы следует пересматривать и приводить в соответствие с существующим положением. В настоящее время, по мнению докладчицы, в крупных центрах страны в языковой практике городских слоев образуется разговорная литературная речь, которая находится под сильным влиянием языка публицистики и литературных передач по радио и телевидению. Именно эти процессы должны явиться базой для новой нормализации, хотя этот разговорный язык является различным по крайней мере в двух крупнейших центрах — Белграде и Загребе. Однако большая часть присутствующих стояла за сохранение кодификации В. Караджича и отвергла необходимость резких изменений в норме и лояльное отношение к областным явлениям.

Загребений языковед Л. Йонке поднял вопрос о том, что сербскохорватский язык не является единым, что в нем имеются западный и восточный варианты. Йонке сетовал, что хорватский вариант литературного языка находится в неравноправном положении по сравнению с сербским, особенно в Боснии и Герцеговине. Следует отметить, что редактируемый Йонке загребский журнал «Язык» на протяжении ряда лет носил характерный подзаголовок «Журнал о культуре хорватского литературного языка», что без упоминания сербского свидетельствует о своеобразном сепаратизме. С сербской стороны М. Стеванович выступил со статьей с симптоматичным заголовком «Некоторые лексико-стилистические различия, а не варианты языка» («Наш язык», т. XIV, 1956, с. 195—226). § 167. В последующие годы вопрос о сербскохорватских языковых отношениях приобретал все большую остроту. В декабре 1967 г. некоторые представители хорватской интеллигенции выступили с «Декларацией о названии и положении хорватского литературного языка». Партийные и общественные органы Хорватии, Сербии, Боснии и Герцеговины выступили с осуждением языковых распрей, указывая, что они не соответствуют интересам страны, интересам сербов, хорватов, боснийцев и черногорцев. Выражалась поддержка новосадских соглашений, предусматривавших равноправие обоих вариантов сербскохорватского литературного языка.

В грамматическом строе сербскохорватский литературный язык не имеет каких-либо существенных различий, хотя в склонении и спряжении имеются колебания, допускаемые орфографическими правилами. Современные фонетика, морфология и словообразование хорошо описаны в грамматике М. Стевано- вича «Современный сербскохорватский язык (Грамматическая система и литературно-языковая норма)», изданной в 1964 г. Синтаксическая система описывается в книге М. Лалевича «Синтаксис сербскохорватского литературного языка» (1962). В Хорватии пользуются успехом «Грамматика хорватскосерб- ского языка» И. Брабца, М. Храсте и С. Живковича (9-е изд., 1970) и «Обзор грамматики хорватскосербского языка» С. Те- жака и С. Бабича (5-е изд., 1972), предназначенные для средней школы.

Вопросы культуры сербскохорватского литературного языка находят освещение в двух журналах. «Наш язык» издается в Белграде (с 1921 г.); с 1950 г. выходит «новая серия» журнала в качестве органа Института сербскохорватского языка Сербской АН. В Загребе с 1952 г. Хорватское филологическое общество издает журнал «Язык».

§ 168. Сербскохорватский язык характеризуется значительным диалектным разнообразием. Принято различать три крупных диалекта (наречия): штокавское, чакавское и кайкавское. Эти названия получены ими по относительно малозначительному признаку — форме вопросительного местоимения что: што (из cbto), са (из ёь) и kaj (из ?ъ-/ь).

Штокавское наречие занимает большую часть территории сербскохорватского языка. В нем находим изменение / в и, I в закрытом слоге в о, систему четырех ударений и т. д. Штокав- щина лежит в основе литературного языка. По характеру произношения замен старого ё это наречие делится на три группы: 1) восточная с произношением е (экавская): reka, les, mera, beli (экавская группа включает более древние косово-ресавские и более новые шумадийско-сремские говоры, включая столицу Югославии Белград); 2) южная с произношением je в кратком и ije в долгом слоге (екавская): rijeka, lijes, mjera, btjeli (эта группа содержит древние черногорские и более молодые бос- нийско-герцеговинские говоры); 3) западная с произношением і (икавская): rlka, lis, mira, bili (к этой группе относятся говоры, пограничные с чакавским наречием).

Чакавское наречие в настоящее время занимает сравнительно незначительную территорию сербскохорватского языка: побережье Далмации, западную часть Хорватии, часть Истрии и прибрежные острова Крк (Велья), Раб, Брач, Корчула и др.

Для чакавщины характерны: изменение группы dj в /: meja (литер. met)a), mlaji (литер, млй}}у); сохранение конечного /; замена р после мягких согласных посредством a: jazik (литер. jesuk), iatva (литер, жётва), potati (литер, ндчети); сохранение старой формы род. пад. мн. ч. Zen, krav (литер, формы на -а); сохранение различных форм для дат., твор. и местн. пад. мн. ч.: zenan, zenami, zenah. По произношению замен старого ё ча- кавское наречие подразделяется на экавские и икавские говоры. Первые расположены на западе (хорватское Приморье, Истрия), вторые — восточнее (побережье Далмации). Большие различия между штокавским и чакавским наречиями обнаруживаются в области ударения. Чакавщина сохраняет старое место ударения с различением' восходящей и нисходящей интонаций только на долгих слогах. Поэтому место чакавского ударения отличается от штокавского (литературного), где ударение вторично передвинулось вперед: ср. чак. brada, glava, mleko, zima, ruka, noga, zena, trna и рус. борода, голова, молоко, зима, рука, нога, жена, черна, а также шток, brada, glava, т1ёко, zima, ruka, noga, гёпа, crna.

Кайкавское наречие расположено в северо-западной части сербскохорватской территории в Хорватии (между прочим, центр Хорватии Загреб находится на территории этого наречия). В ряде особенностей: е в качестве рефлекса редуцированных; замены ё\ утрата звательной формы; сохранение супина и т. п.— кайкавское наречие сближается с словенским языком. Особое место занимают призрено-тимочские говоры. Наряду с сербскими особенностями (tj, dj ) h, t); ъ, ь ) a, Q ) и) в этих говорах находим морфологические и фонетические черты, которые сближают их с болгарским языком: утрата именного склонения; употребление постпозитивного члена; утрата инфинитива; образование форм сравнительной степени посредством присоединения приставки по- к форме положительной степени; экспираторное ударение; утрата гласными количественных различий. Эти говоры образуют переходную полосу от сербскохорватского к болгарскому языку.

Тексты на сербском языке

Бранко Радичев иЬ

ДЕВОіКА НА СТУДЕНЦУ

209

8 3,ікаі 925

Как сам с иной овде била И водице заитила, ДоЬе момче црна ока На конницу лака скока, Поздрави ме, зборит' оде:

«Да]де селе мало воде!» Ове речи — слатке стреле — Минуше ми груди беле, Скочи млада, н>ему стиго, Диго крчаг, руку диго Рука дркта — крчаг доле — Оде на две на три поле. Лош од н>ега леже црепи, Али де je OHaj лепи? Кад би сада опет до'шо, Ма и oeaj други прош'о!

1843 (Бранко РадичевиЬ Песме.

Панчево, 1879, с. 5)

Бранислав Н у ш и h

МАКСИМ

Максм улеже у оближн>и град, Kpnjyhn успут врло брижлзиво да je до jy4e био магарац. Улеже у град и заустави се на J^HOJ раскрсници, те поче размиїшьати куда he и шта he.

Проходе Kpaj н>ега л.уди, жене, деца. Неко се погнуо под силним теретом KOJH носи на лепима, други ходи лако, хитро; jeдaн жури, види му се, мора негде стийи, други ходи лагано, види му се, HHje рад куд je пошао. Ледни iuanhy, други се деру; jeдaн нешто гура пред собом, други нешто вуче за собом, так видиш, свако je за ceojHM послом, а раскрасница je те гмиже.

Како ли he Максим да разбере чега ли би се он прихватио. По1)е да разгледа овамо и онамо не би ли се чега сетио. Иде и звера по дуЬанима. Види у іедном трговац се брижно наднео над кн>игом, рука му игра по хартии, усне му ситно iuanhy неке 6pojeee, а чело му се 03H0jftn0. —

HHje то за мене,— мисли се Максим у себи,— ко би се умео у тим 6pojeeHMa снаЬи, ту треба бистра памет.

Йде дале, па eraje пред другиду ан Тамо MajcTOp неки, гараве му руке од посла, мокра му кошул>а од 3Hoja, а потегаю чекиЬ Kojи je тежи вал>да но самар што га je jy4e Максим носио. —

Не вала ни ово,— мисли се Максим,— ако hy то, бол.е ми je било остати магарац.

(Бранислав Н у ш и h.

Изабране приповетке.

Београд, 1957, с. 14—15)

Тексты на хорватском языке

Jvan Mazuranic

SMRT SMAIL-AGE CENGICA

Aga dobro ne dorece, A na dvoru puska grmnu I Saferu, koji prvi Na glas agin gotov skoci, U noc drugo prosu око; Ter sto danas cinit ljuti Dzilit росе, smrtno zrno doce «Vlasi, Vlasi!» — svudar vika jeknu U to jedan 6ete dio U cadorje naboj sasu, «Vlasi, Vlasi!» — Turci vicu, «Konja, konja!» — grmi aga Dio drugi tada grunu. «Vlasi odasvud! Puske, noze!» «Konja, konja, Haso, konja!» Diljke izprazni dio treci, I vec Hasan vizla brzi Izvede mu dobra konja. Posjest aga gdje ga htjede, Iz oblaka munja kresnu, I vruc purak sa zemljom ga svede Noc je mracna; ne znas, tko ga svali, AF tu blizu Mirko puske pali. . . Proz noc crnu prhnu bez tijela Hrabra du§a, gola, nevesela! . . .

1845 (Ivan Mazuranic.

Pjesme. Zagreb, 1895, s. 193—194)

Vladimir Nazor

VODA

Ima preko tri mjeseca, Sto ne kiSi.

8*

211

Dani su dugi. Sunce je tako toplo і sjajano, da od njegove svjetlosti осі bole, a diSes teSko: neSto і u tebi zeze і pali. Obdan je sve mrtvo, mlitavo, u luci і u selima. Nije dobro ni nocu. U onoj kratkoj tami і zmedu kasnog smiraja і ranog rodenja sunceva, osjecas jos ja?e toplinu, Sto izbija iz uiarenih litica, iz ugrijanih zidova, iz svega onoga, cega su se dotakle suncane zrake preko dugog ljetnog dana.

АГ і ovog puta — jako je suSa dugaii iestoka kao jo§ nikada — ljudi se na ostrvu ne tuie toliko zbog svojih vinograda і maslinika. Cuju se glasovi, e su na mnogim prisojima, ponajviSe na tranama brda, usahli citavi redovi mladih loza і mladih maslina: osugili se і pocrnjeli kao da ih neSto oparilo. Vrtovi su pusti. Nema nigdje ni struka trave. A uz smreke і smr?e kao da se і maslina і loza jos uvijek opiru toj nevolji u svim docima і na osojima. Bit ce to otuda, Sto je proljece bilo dugo, mokro і bez vjetrova. Sve je onda bujno listalo, pupalo і cvalo; napilo se vlage. Jer пі о Velikoj Gospi nije kiSilo, bit ce ove godine manje vina і ulja, ali — padne li doskora kisa — Ірак ce se trgati і brati, a grozde ce biti slatko, vino jako, ulje kao zlato. Znadu nase loze і nase masline, 3to su ljetne su§e. Suhe, cvoraste і zilave troSe polagano ono malo карі vode, Sto ih jos ima pod njihovom korom.

(Vladimir N a z о r. Antologija hrvatske proze.

II. Beograd, 1956, s. 7)

<< | >>
Источник: Кондратов Н. А.. Славянские языки: Учеб. пособие для студентов филол. спец. пед. ин-тов.— 3-е изд., перераб. и доп.—М.: Просвещение.— 239 с.. 1986

Еще по теме ОБРАЗЦЫ СКЛОНЕНИЯ МЕСТОИМЕНИЙ:

  1. глава двенадцатая О ПЕРЕСТАНОВКЕ СЛОВ
  2. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  3. ПРАСЛАВЯНСКОЕ НАСЛЕДИЕ
  4. ОБРАЗЦЫ СКЛОНЕНИЯ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
  5. ОБРАЗЦЫ СКЛОНЕНИЯ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
  6. СКЛОНЕНИЕ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ
  7. ОБРАЗЦЫ СКЛОНЕНИЯ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  8. ОБРАЗЦЫ СКЛОНЕНИЯ МЕСТОИМЕНИЙ
  9. СЛОВЕНСКИЙ язык
  10. ВАРИАЦИЯ ПЯТАЯ («АПОФЕОЗ БЕСПОЧВЕННОСТИ») Беспочвенность н ускользани
  11. Устойчивость концепции философии как образа жизни
  12. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  13. Комментарий
  14. § 98. Загадка золотого гроба из так называемой гробницы Тэйе
  15. Л.Д. Троцкий — прагматик и идеалист
  16. ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
  17. ВООБРАЖАЕМОЕ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ УЛАКАНА
  18. 1.3. Обеспечение взаимосвязи при обучении русскому языку как иностранному
  19. Лекция 4. НОМИНАЦИЯ КАК ПРОЦЕСС. НАЗВАННОЕ И НЕНАЗВАННОЕ ВОКРУГ НАС