<<
>>

РУССКИЙ язык

§ 66. Русские пользуются графикой, восходящей к кириллическому алфавиту. По указанию Петра I (1672—1725) славянская азбука была заменена так называемой «гражданской». Буквам была придана более округленная и простая форма, удобная как для письма, так и для печати; ряд ненужных букв был исключен.
Гражданский алфавит с некоторыми изменениями употребляется у всех славянских народов, не пользующихся латинской графикой. Советское правительство в 1917—1918 гг. особыми декретами узаконило реформу графики (исключение ненужных букв Ь, і и др.) и орфографии. Ведущим принципом русского правописания является морфологический, хотя нередко находим элементы фонетического и традиционного написания.

§ 67. В русском литературном языке представлено шесть гласных звуков: и, э, ы, а, у, о. Гласные в слоге под ударением отличаются от гласных, произносимых в безударных слогах, большей длительностью, силой и более энергичными артикуляциями органов речи. Характерной особенностью русского (и белорусского) языка является так называемое аканье. Оно заключается в совпадении произношения гласных а и о в безударных слогах. В первом предударном слоге вместо а и о произносится несколько ослабленное а. В заударном и других предударных (кроме первого) слогах вместо а и о произносится редуцированный гласный, обозначаемый в транскрипции как ъ. Например, голова — голову — головка произносится как [гълава — голъ- ву — галовкъ]. В некоторых случаях редуцированный ъ в беглом произношении может совершенно утрачиваться: жаворонок — произносится [жаврънък], приделала— [пр'ид'ёллъ]. На письме аканье не отражается. Лишь в немногих случаях укоренилось акающее написание: калач (ср. чеш. kolat), заря (ср. зори), казак (ср. укр. козак), работа (ср. чеш. robota). После мягких согласных и шипящих в безударных слогах три гласные а, о, е редуцируются в особый звук, близкий к краткому и или узкому е (в транскрипции обозначается как ь).

Это явление называется иканьем или еканьем. Например: тяжелый — произносится [т'ьжолъЛ, выглянул— [выгл'ьнул], желтоватый (ср. под ударением жёлтый)— [жълтаватт^], шептать (ср. шёпот) — [шьптат'], светло (ср. [св'етлый]) — [с'в'ьтло], веду (ср. [в'ол]) — [в'ьду]. Аканье отсутствует в украинском языке и се- верновеликорусском наречии. Происхождение его связывают с влиянием силового ударения, приведшего к ослаблению (редукции) гласных в безударных слогах. § 68. Система согласных литературного русского языка характеризуется наличием взрывного г: город, нагреть. В украинском и белорусском языках находим гортанное г, в южновелико- русском наречии — г фрикативное. Большая часть согласных звуков выступает в составе двух соотносительных рядов: первый ряд образуется согласными звонкими и глухими, второй — согласными твердыми и мягкими. Согласные, соотносительные по звонкости и глухости, выступают в своем основном виде перед всеми гласными и перед согласными м, н, л, р, в, /. В указанных положениях глухость и звонкость согласных не обусловлены; в других позициях глухие и звонкие не различаются, совпадая в одном каком-либо звуке — глухом или звонком, например: молод ([молът]) и жолот (конец слова), книжка ([кн'йшка]) и кошка (оглушение звонкого перед глухим), просьба ([проз'ба]) и резьба (озвончение глухого перед звонкими). Согласные м, н, л, р, в, j (только звонкие) и ц, ч, х (только глухие) не образуют соотносительных пар. Мягкие согласные характеризуются наличием дополнительной артикуляции, близкой к образованию звука /, ср.: мал и мял, брат и брать. Эта йотовая артикуляция не приводит к переходу мягких согласных в иные звуки (как, например, в польском языке). Согласные, соотносительные по твердости и мягкости, выступают в своем основном виде на конце слова, перед гласными а, о, у, а также перед задненёбными и губными согласными: кон — конь, саду — сяду, нос — нёс, тук — тюк, горка — горька, изба — резьба. После твердых согласных в русском языке произносится гласный ы, после мягких— гласный и: пыл — пил.
Перед гласным э твердые согласные совпадают с мягкими: окно — на о к [н'э]. Согласные ш, ж, ц не имеют соотносительных мягких и всегда звучат как твердые согласные; согласный ч всегда мягок, как и /, мягкий по своей природе.

На стыке морфем и в некоторых иностранных словах двойные согласные произносятся как долгие согласные: ср. водит и вводит, касса, ванна. Особое явление представляет долгота мягких шипящих согласных [ш'], [ж'], передаваемых на письме посредством щ, сч, зч, жч, жж, жд, зж: щука, счастье [iii'acTb'je], извозчик, дрожжи, дождя и др.

§ 69. Имена существительные принадлежат к мужскому, женскому или среднему роду, имеют формы единственного и множественного числа, насчитывают шесть падежей. Звательная форма в русском языке утрачена, и вместо нее употребляется форма именительного падежа. В склонении существительных различают три основных типа: 1)

Склонение имен женского рода с окончанием -а в именительном падеже единственного числа после твердого или мягкого согласного: вода, земля. К этому (первому) склонению относятся также имена мужского рода типа мужчина, староста, дядя, судья и суффиксальные образования: братишка, мальчонка и др. 2)

Склонение имен мужского и среднего рода. К этому (второму) склонению относятся имена мужского рода (кроме отмеченных выше и слова путь, относящегося к третьему склонению) без окончания в именительном падеже единственного числа: стол, брат, конь, нож. Имена существительные среднего рода, входящие во второе склонение, образуют именительный падеж единственного числа посредством окончаний -о, -е: село, место, поле, бытие, сознание.

3) Склонение имен женского рода с основой в именительном падеже единственного числа на мягкий согласный или шипящий: степь, печь. К третьему склонению примыкают .также существительное мужского рода путь и несколько имен среднего рода: знамя, имя, племя, семя, темя, стремя, время, бремя, вымя, пламя, обладающие некоторыми особенностями в образовании падежных форм.

Различия между твердой и мягкой разновидностями склонения утрачены, причем в склонении возобладали окончания твердой разновидности.

В русском языке утрачены результаты палатализации задненёбных во всех типах склонения, ср.: о руке, ноге, языке и т. п. При числительных два, три, четыре имена существительные употребляются в форме родительного падежа единственного числа (по происхождению эта форма именительного падежа двойственного числа): два стола, три поля, четыре сестры. В других славянских языках в сочетании с этими числительными употребляется форма именительного падежа множественного числа: укр. чотири брати, бел. два сталы. К специфически русским явлениям относится также окончание -а (под ударением) в именительном падеже множественного числа у многих существительных мужского рода: города, дома, луга, глаза, леса, края, острова, сторожа, учителя, ср. укр. городи, доми; бел. гарады, дамы. Варианты падежных флексий в единственном числе характеризуют родительный и предложный падежи мужского рода, во множественном числе — отчасти именительный и главным образом родительный падежи; в дательном, творительном и предложном падежах множественного числа склонение имен всех родов характеризуется окончаниями -ам, -ами (-ми), -ах.

Категория одушевленности находит грамматическое выражение в единственном числе только у существительных мужского рода: вижу человека, но вижу лес. Во множественном числе у неодушевленных существительных всех родов винительный падеж совпадает с формой именительного падежа, у одушевленных винительный падеж совпадает с родительным: пасут лошадей, гусей, видеть людей, женщин, лиц, животных. Остатком прежних падежных отношений являются такие выражения, как: выйти в люди, пойти в гости и др.

§ 70. Имена прилагательные подразделяются на качественные, относительные и притяжательные двух типов: 1) с суффиксами -ов, -ин, выражающими индивидуальную принадлежность: отцов, бабушкин; 2) с суффиксом -/, имеющим относительное 74 значение: волчий, олений. Прилагательные изменяются по родам только в единственном числе: голубой, голубая, голубое Во множественном числе родовые формы утрачены: голубые.

По характеру последнего согласного основы выделяются прилагательные с твердой основой: новый, голубой, и мягкой: дальний, синий. Имена прилагательные с твердой основой имеют в именительном падеже единственного числа окончание -ой, если ударение падает на окончание, и -ый, если ударение падает на основу. В родительном падеже единственного числа прилагательных (и местоимений) орфографическое -ого произносится как •ово: голубіово], сы«[ево], гво[ево|, к[ово]. У притяжательных прилагательных некоторые падежные формы образуются по типу склонения существительных. От качественных прилагательных образуется краткая форма; молодой — молод, красивый —- красив. Краткая форма не склоняется и изменяется лишь по родам и числам, так как выступает обычно в ролн сказуемого. Сравнительная степень образуется посредством суффиксов -ее (-ей), -е, -ше: красивее, крепче, тоньше, или (очень редко) связана с другой основой: хороший — лучше, плохой — хуже. Превосходная степень образуется как описательно: самый важный, наиболее важный, важнее всех, так н посредством суффиксов -ейш-айш-: умнейший, тончайший.

§ 71, Глагол обладает следующими грамматическими формами: формами трех лиц, двух чисел, времени, наклонения, вида, а в некоторых случаях и грамматического рода. Изъявительное наклонение содержит три времени — настоящее: беру, сплю; будущее (простое и сложное): возьму, засну, буду брать, буду спать; прошедшее: я спал, он спал, она спала. По различиям в звуковом выражении личных окончаний большая часть глаголов делится на два спряжения: первое и второе. Первое спряжение характеризуется окончаниями -у, -ошь (ешь), -от (-ёт), -ом (-ём), -оте (-ёте), -ут (-ют); второе—у, -ишь, -ит, -им, -ите, -ат (-ят): беру — берёшь - берёт — берём — берёте — берут; сплю — спишь — спит — спим — спите — спят. Окончания первого и второго спряжений в устной речи различаются только при ударении на окончании. Когда ударение падает на основу, произносятся одинаковые для всех глаголов безударные окончания -ишь, -ит, -им, -ите, -ут.

Остатком нетематического спряжения являются глагольные формы ем, дам, ест, даст. Глагол быть в настоящем времени утратил спряжение и выступает в общей форме 3-го лица единственного числа есть (редко употребляется форма 3-го лица множественного числа суть). В значении прошедшего времени выступает причастие на -л, которое имеет формы числа, а в единственном числе и рода. Глагольная связка не употребляется, для указания на лицо применяются личные местоимения: я взял, он взял, она взяла. У некоторых глаголов суффикс причастия -л в мужском роде утрачен: погиб, ослеп, вез, нес, умер.

Условное наклонение образуется путем сочетания формы прошедшего времени спрягаемого глагола с частицей бы или б: он так не сделал бы, если бы знал. Формы повелительного наклонения представлены для 2-го лица обоих чисел. Взамен утраченной формы 1-го лица множественного числа употребляется так называемая «совместная форма», т. е. форма 1-го лица множественного числа настоящего времени с особой побудительной интонацией: пойдём! несём! В возвратных глаголах частица -ся (после гласных -сь) слилась с глаголом в одно целое: мыться, моюсь. Форма инфинитива оканчивается на -ти только под ударением: пойти, нести; при ударении на основе выступает -ть: играть, ходить. Глаголы с основой на задненёбные согласные представляют инфинитив на -чь: мочь, печь, беречь.

Среди атрибутивных форм глагола находим причастия и деепричастия. Действительные причастия образуются от глагольной основы посредством суффиксов -ущ-, -ащ- (настоящее время): берущий, спящий, и -виї-, -ш- (прошедшее время): бравший, несший. Страдательные причастия настоящего времени на -ом- (-ем-), -им-: влекомый, гонимый — малоупотребительны; в прошедшем времени употребляются суффиксы -нн-, -онн- (-ённ-) и -Т-: связанный, испеченный, убитый. Склонение причастий совпадает со склонением прилагательных. В предикативном значении употребительны краткие формы страдательных причастий: любим, написан, убит. Деепричастия являются неизменяемой глагольной формой. От глаголов несовершенного вида они образуются посредством суффикса -а: крича, рисуя, от глаголов совершенного вида — посредством суффиксов -в-, -вши-, -или-: сыграв, проигравшись, умерши.

§ 72. В словарном составе русского языка находим много слов, которые отсутствуют в украинском и белорусском. Можно привести в качестве примера: крестьянин (укр. селянин), лошадь (укр. кінь, бел. конь), очень (укр. дуже, бел. вельми), бросать (укр. кидати, бел. кідаць), вор (укр. злодій, бел. злодзей), лягушка (укр. и бел. жаба), утка (укр. и бел. качка) и т. п. Отличительной чертой русского литературного языка является значительная группа слов церковнославянского происхождения или произносимых с церковнославянскими (старославянскими) особенностями. Это прежде всего слова без полногласия: враг, глава, плен, мрак, праздник, храбрый, средний, сладкий, здравствовать, вредить, прежде и т. п.; многие слова с жд, щ: одежда, вождь, нужда, сокращу, возвращу и др. В украинском и белорусском языках церковнославянизмы отсутствуют (кроме заимствований из русского языка); ср. укр. ворог, голова, полон, морок, хоробрий, середній, одежа и т. п.

§ 73. Древнерусский язык после XIV в., как отмечалось, разделился на три самостоятельных восточнославянских языка. С 76 этого времени можно уже говорить о собственно русском, или великорусском, языке, отличающемся не только от языков южных и западных славян, но и от наиболее близких к нему украинского и белорусского языков. Таким образом, структура современного русского языка сложилась из фонетических, морфологических, синтаксических и лексических элементов, восходящих к разным эпохам его истории — древнерусскому языку, языку великорусской народности и языку русской нации.

Формирование великорусской народности было тесно связано с образованием централизованного Русского государства вокруг Москвы, выступавшей объединительницей всех русских земель. С присоединением к Московскому государству Новгорода и Пскова государственное объединение северо-восточных и северных русских областей было завершено. Вместе с тем к концу XV в. Русь окончательно освобождается от монголо-татарского ига. В XIV—XVI вв. происходит интенсивное развитие русской культуры и письменности. Создается большое количество оригинальных произведений, широко практикуются переводы с различных языков. В середине XVI в. Иван Федоров выпускает первую датированную печатную книгу «Апостол» (1563 г.) в Москве.

Язык великорусской народности, основные элементы которого восходят к древнерусскому языку, имел иную диалектную основу. Он формировался на основе древнего московского говора. В свою очередь московский говор, принадлежавший первоначально к северновеликорусскому наречию, на протяжении последующих столетий под влиянием южновеликорусского наречия эволюционировал в говор средневеликорусского типа с умеренным аканьем. От предшествующей эпохи Москвой были усвоены торжественно-книжный и официально-деловой стили литературного языка Киевской Руси. Однако для характеристики языка великорусской народности большее значение имеют грамоты московских князей XIV—XV св., в которых прослеживается становление приказно-делового (государственного) языка того времени. Анализ московской письменности позволяет сделать вывод, что с конца XIV в. московский говор становится акающим, под ударением различаются Ь не, происходят существенные изменения грамматического строя, определившие во многом облик современного русского языка. К концу XV в. окончательно выходит из употребления двойственное число, утрачивается звательная форма, утрачиваются падежные формы существительных с чередованием задненёбной и свистящей согласной основы, форма именительного падежа множественного числа основ на -о- мужского рода заменяется формой винительного падежа множественного числа, в дательном-творительном-местном падежах множественного числа всех родов распространяются окончания основы на а: -ам, -ами, -ах. К этому времени завершается процесс формирования четырех продуктивных типов именного склоне- ния и унификации их падежных форм; в результате взаимодействия мягкой и твердой разновидностей склонения побеждает последняя; основы на согласные разрушаются и объединяются с другими, продуктивными типами склонения. В именах прилагательных исчезают родовые формы во множественном числе, возвратная частица -ся присоединяется к глаголу, в 3-м лице единственного и множественного числа утверждается окончание -г (твердое), древний перфект заменяется простым прошедшим временем и т. д. В словарном составе формируется специфически русский слой лексики: крестьяне, дворяне, господин, боярин, дворецкий, приказчик, челобитье, кремль, топор, деревня, деньги, рубль, мельница, пруд, пашня, разбойник, послух, грамота, тягло, казна, коврига, алтын, кабала и др.

В XVI—XVII вв. нормы московского делового языка получают всеобщее распространение. Введение книгопечатания было наиболее значительным мероприятием, устранившим диалектные особенности и приведшим к созданию общих литературно-языковых норм для всего Московского государства. Вследствие этого в литературном языке русской народности произошли те же изменения, что и в общенародном русском языке.

§ 74. Важным фактором, влиявшим на развитие русского литературного языка в XIV—XVII вв., было взаимодействие его с церковнославянским языком, занимавшим довольно сильные позиции в письменности. С конца XIV в. в связи с укреплением могущества Московского государства и возникновением идеи «Москва — третий Рим» использование церковнославянских языковых средств в книжной речи заметно усиливается. Стремление придать речи торжественный стиль достигалось широким и неумеренным использованием церковнославянизмов. Наплыв последних грозил полным разрывом между общенародным и литературным языком. Между тем с конца XVII в., когда произошло фактическое слияние всех русских областей в единое целое, начинается процесс складывания русской нации. В эту эпоху ликвидация различий между литературным и общенародным языком приобрела первостепенное значение. В традиционную книжную культуру речи проникает широкая струя живой устной речи. Однако сама по себе живая народная речь, оторванная от славянорусского языка давней науки и культуры и пестрая в структурном отношении, не могла стать сразу базой общерусского национального языка. Необходим был разумный синтез элементов живой народной речи и традиционного книжно- литературного языка. В период образования русского национального языка меняется взаимоотношение между общенародным языком и диалектами. Диалекты постепенно становятся пережиточной категорией и начинают подвергаться нивелировке. К концу XVII в. складываются основы новой системы национального литературного 78 языка, что было связано с медленным распадом церковнославянского языка и развитием демократического типа литературного языка, опирающегося на московское просторечие и деловой письменный язык.

Важным этапом в этих изменениях была Петровская эпоха, когда русский язык обогатился множеством иноязычных заимствований и когда разрушение церковнославянского языка вылилось в смешение различных стилей литературного выражения.

§ 75. Во второй половине XVII и начале XVIII в. получают широкое развитие художественные, публицистические и научные жанры литературных произведений, в которых удельный вес церковнославянизмов заметно уменьшается. Ограничение использования церковнославянских форм, слов и оборотов стало в порядок дня. Важная роль в деле сближения литературного языка с общенародным разговорным принадлежит гениальному ученому и поэту М. В. Ломоносову (1711 —1765). Создав знаменитую «теорию трех штилей», он ограничил и ввел в определенные рамки употребление церковнославянизмов. Вместе с тем была упорядочена жанровая принадлежность элементов литературного языка. В «Российской грамматике» Ломоносов впервые кодифицировал грамматический строй русского языка. Однако в XVIII в. формирование современного русского языка не было закончено. Только великий гений А. С. Пушкина (1799—1837) осуществил всесторонний синтез русского литературного языка, создал его стройную систему и привел его в грамматическое соответствие с общенародным разговорным языком. Дальнейшее развитие и усовершенствование русский литературный язык получил в творчестве великих русских писателей М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, В. Г. Белинского, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, М. Горького и других.

В настоящее время русский литературный язык является наиболее развитым из славянских языков. На русском языке писал свои труды В. И. Ленин. Великая Октябрьская социалистическая революция привела к тому, что русский язык стали добровольно и усердно изучать миллионы трудящихся других национальностей. В Советском Союзе русскому языку выпала почетная роль быть могучим средством обмена культурными ценностями между братскими советскими народами. Русский язык является одним из важнейших мировых языков, оказывающим глубокое влияние на многие славянские и неславянские языки, так как идеи мира, прогресса и социализма формируются на великом языке русской нации.

§ 76. Русский язык подразделяется на два основных наречия — северновеликорусское и южновеликорусское, между которыми узкой полосой с северо-запада на юго-восток (Псков — Ка- линии — Москва — Пенза — Саратов) тянутся средневеликорус- ские говоры, образующие переход между двумя наречиями. Переходные говоры в большей своей части имеют северную основу, на которую позднее (после XIV в.) наслоились южнорусские черты. На север и восток от переходных говоров расположено се- верновеликорусское наречие, занимающее все северные и восточные области европейской части СССР, а также Урал и большую часть Сибири. Южновеликорусское наречие охватывает южную часть РСФСР. Граница с украинским языком довольно четкая, на границе с белорусским языком находим переходные южновеликорусские и средневеликорусские говоры.

Северновеликорусское наречие характеризуется тремя основными чертами, свойственными всем его говорам: оканьем, т. е. различением гласных а и о не только под ударением, но и в безударных слогах, наличием г взрывного и -т (твердого) в окончании 3-го лица настоящего времени глаголов. В ряде говоров этого наречия имеют место также цоканье и чоканье (неразличение ц и ч), утрата /' между гласными и последующее стяжение гласных, изменение твердого л в у неслоговое в закрытом слоге, употребление согласуемой постпозитивной частицы: час-от прошел, в осень-ту и т. д. Выделяют поморскую, олонецкую, новгородскую, вологодско-кировскую и владимирско-поволжскую группы говоров.

Южновеликорусское наречие характеризуется аканьем, наличием г фрикативного и -т' (мягкого) в 3-м лице глаголов. Основой подразделений южновеликорусских говоров служит характер яканья, т. е. изменения гласных первого предударного слога в положении после мягких согласных. Сильное яканье характеризуется тем, что в первом предударном слоге в положении после мягкого согласного на месте е, о, а постоянно является а, независимо от того, какие звуки находятся рядом: [б'ада, н'асу, н'ас'й, л'ат'ёл, в'ад'ом, д'ар'ёвн'а]. Оно характеризует рязанскую группу говоров. В литературном языке в этом случае представлено иканье. Умеренное яканье характеризуется зависимостью гласного первого предударного слога от качества следующего за этим гласным согласного, именно от твердости или мягкости его. В том случае, если этот согласный твердый, на месте е, о, а в первом предударном слоге после мягкого согласного является а, если же это согласный звук мягкий — и или е: [б'ада, в'асна, в'аду], но [в'ид'й, н'ис'й] (повел, накл.) или [в'ед'й, н'ес'й]. Оно характеризует тульскую группу. Диссимилятивное яканье характеризуется зависимостью гласного первого предударного слога от качества гласного ударяемого слога. При этом наблюдается своеобразное расподобление, диссимиляция гласных ударного и первого предударного слога с точки зрения подъема. После мягкого согласного в первом предударном слоге а (гласный нижнего подъема) является лишь в том случае, если под ударением гласный верхнего подъема — и, ы, у; если же под ударением гласный а (нижнего подъема), то в предударном слоге гласный среднего или верхнего подъема — и или е: [в'аду, цв'аты, н'асу, н'ас'й], но [в'ила] (или [в'ела]), [н'исла] (или [н'есла]), [б'ида, з'имл'а]. Оно характеризует орловскую группу. Средневеликорусские говоры характеризуются аканьем, наличием г взрывного и -т (твердого) в 3-м лице глаголов, т. е. соединяют особенности обоих наречий. Отличительной особенностью русского языка является, таким образом, и относительно слабая его диалектная раздробленность.

Тексты

А. С. Пушкин

МЕДНЫЙ ВСАДНИК Петербургская повесть С отрывок )

Евгений вздрогнул. Прояснились В нем страшно мысли. Он узнал И место, где потоп играл, Где волны хищные толпились, Бунтуя злобно вкруг него, И львов, и площадь, и того, Кто неподвижно возвышался Во мраке медною главой, Того, чьей волей роковой Под морем город основался... Ужасен он в окрестной мгле. Какая дума на челе! Какая сила в нем сокрыта' А в коне сем какой огонь' Куда ты скачешь, гордый конь, И где опустишь ты копыта? О мощный властелин судьбы! Не так ли ты над самой бездной, На высоте, уздой железной Россию поднял на дыбы?

1833

(Пушкин А. С. Поли. собр. соч. М„ 1957, т. IV, с. 394—395) М. Горький

В. И. ЛЕНИН (отрывок)

Но вот поспешно взошел на кафедру Владимир Ильич, картаво произнес «товарищи». Мне показалось, что он плохо говорит, но уже через минуту я, как и все, был «поглощен» его речью. Первый раз слышал я, что о сложнейших вопросах политики можно говорить так просто. Этот не пытался сочинять красивые фразы, а подавал каждое слово на ладони, изумительно легко обнажая его точный смысл. Очень трудно передать необычное впечатление, которое он вызывал.

Его рука, протянутая вперед и немного поднятая вверх, - которая как бы взвешивала каждое слово, отсеивая фразы противников, заменяя их вескими положениями, доказательствами права и долга рабочего класса идти своим путем, а не сзади и даже не рядом с либеральной буржуазией,— все это было необыкновенно и говорилось им, Лениным, как-то не от себя, а действительно по воле истории. Слитность, законченность, прямота и сила его речи, весь он на кафедре — точно произведение классического искусства: всё есть, и ничего лишнего, никаких украшений, а если они были — их не видно, они так же естественно необходимы, как два глаза на лице, пять пальцев на руке.

По счету времени он говорил меньше ораторов, которые выступали до него, а по впечатлению — значительно больше; не один я чувствовал это, сзади меня восторженно шептали:

— Густо говорит...

Так оно и было; каждый его довод развертывался сам собою — силою, заключенной в нем.

(М. Горький. Поли. собр. соч.

М., 1974, т. 20, с. 13)

<< | >>
Источник: Кондратов Н. А.. Славянские языки: Учеб. пособие для студентов филол. спец. пед. ин-тов.— 3-е изд., перераб. и доп.—М.: Просвещение.— 239 с.. 1986

Еще по теме РУССКИЙ язык:

  1. 3. АНТИНОМИЯ ЯЗЫКА
  2. ВРЕМЕННЫЕ МЕТАФОРЫ КАК ОТРАЖЕНИЕ РУССКОГО И КИТАЙСКОГО ЯЗЫКОВЫХ СОЗНАНИЙ
  3. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ИЗУЧЕНИИ СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ
  4. РУССКИЙ язык
  5. БЕЛОРУССКИЙ ЯЗЫК
  6. СЛОВЕНСКИЙ язык
  7. РУССКИЙ ЯЗЫК - ФАКТОР ДУХОВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НАРОДОВ РОССИИ Ксенофонтов В.В.
  8. Приток иноязычных слов в русский язык
  9. ЧУВАШСКИЙ ЯЗЫК И ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ - ПРОБЛЕМЫ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО ВЫБОРА
  10. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  11. Глава 1 ЯЗЫК И ПРЕДЫСТОРИЯ
  12. Для кого русский язык родной в России?
  13. Приложение б 3000 НАИБОЛЕЕ УПОТРЕБИТЕЛЬНЫХ СЛОВ И СЛОВОСОЧЕТАНИЙИЗ ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ(англо-русский вариант)
  14. РОДСТВО ЯЗЫКОВ И ЯЗЫКОВЫЕ союзы
  15. ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
  16. ЯЗЫКИ МИРА
  17. Из истории сопоставительных исследований в языкознании
  18. 3.1. Концепция этноязыковой системы образования