<<
>>

Ко Но Бестужев-Рюмин (1829-1897)

Соловьев и его ученики образовали московскую школу историков. Бестужев-Рюмин положил начало петербургской школы. Константин Николаевич Бестужев-Рюмин происходил из старинной дворянской семьи Нижегородской губернии.
В родовом имении Кудряшки Константин и родился. Его отец Николай Павлович питал благоговейное отношение к русской истории и русскому языку. Заветною его мечтой было видеть сына профессором истории. Еще до поступления сына в гимназию отец познакомил его с сочинениями Тацита и Карамзина. В 1840 году Константин был помещен в первый класс Нижегородской гимназии, которую он окончил в 1847 году. Из гимназических учителей Бестужев больше всего был обязан П. И. Мельникову-Печерскому, который привлек его (и некоторых других способных учеников) к литературным занятиям. Из товарищей гимназистов Бестужев подружился с С. В. Ешевским. В последствии Бестужев женился на его сестре. По окончании гимназии Бестужев поступил на юридический факультет Московского университета. Слушал лекции Соловьева, Грановского и Кавелина. По окончании университета в 1851 году Бестужев должен был искать себе заработок (отец его умер в 1848 году). На первые три года он принял приглашение взять место домашнего учителя в семье Чичериных в Тамбовской губернии. Затем он перешел на должность редактора «Московских ведомостей». В 1859 году он поместил в сборнике «Московское обозрение» большую статью: «Современное состояние русской истории как науки» — обзор первых восьми томов «Истории России» Соловьева. Осенью 1859 года Бестужев переехал в Петербург и принял участие в журнале «Отечественные записки» как член редакции, постоянный сотрудник. В 1864 г. он был приглашен преподавать отечественную историю великому князю Александру Александровичу (будущему императору Александру III). Перед этим в конце 1863 г. он выдержал в Петербургском университете магистерский экзамен и таким образом открыл себе дорогу на кафедру, о которой давно мечтал.
Так как он еще не имел ученой степени, то был сначала назначен исполняющим должность доцента. Теперь он мог спокойно заняться научной работой и написал свой первый выдающийся труд «О составе русских летописей до конца XIV века». Этот труд Бестужев представил для получения степени магистра, но на основании лестного отзыва И. И. Срезневского (декана историко-филологического факультета) был удостоен сразу степени доктора русской истории. Годы профессорской деятельности Бестужева были временем расцвета его научной и педагогической деятельности. Помимо университета Бестужев, убежденный сторонник женского образования, с 1871 года читал лекции по русской истории на частных (так называемых Владимирских) женских курсах и способствовал преобразованию их в первый в России женский университет (назьшавшийся Высшими женскими курсами), главою которых он и сделался (1875). Курсы эти в просторечии стали называться Бестужевскими. Из-за напряженной и непрерывной деятельности Бестужев переутомился и осенью 1882 года уехал заграницу, где пробыл около двух лет. Слабость здоровья заставила Бестужева оставить университет и Высшие женские курсы (в конце 1890 года). В марте 1890 года он был избран членом Академии наук, что было для него большим нравственным удовлетворением. Бестужев был против внесения в объяснение исторического процесса отвлеченных философских теорий. Из общественных течений он симпатизировал славянофильству и с 1878 по 1882 год был председателем славянского благотворительного общества. Но он никогда не высказывал этих своих взглядов ни в своих лекциях, ни в печатных трудах. После диссертации Бестужева о летописях главным солидным его трудом была «Русская история» (2 тома, 1872 — 1885). В своем изложении русской истории он прежде всего дает тщательный критический обзор источников, начиная с археологических памятников и кончая памятниками литературы и бытописания. За этим следует обзор содержания научных трудов по русской истории. Бестужев считал, что его задача — дать в руки читателя материал и различные объяснения его разными авторами и что читатель должен самостоятельно во все это вникнуть, чтобы самому сделаться историком.
Поэтому он по возможности воздерживался от своей оценки указанных им сочинений и мнений их авторов. В своем изложении он отделял историю «былевую» (события, внешние факты) от истории «бытовой» или культурной. Яркий образ Бестужева как преподавателя дал в своих воспоминания его последний ученик С. Ф. Платонов. Лекции Бестужева Платонов начал слушать на первом курсе своего студенчества. «Нас прежде всего поразила его внешность». Большинство профессоров Петербургского университета тогда читали лекции в вицмундирах. «На Бестужеве всегда был фрак. Бестужев носил его как истый барин, светский человек... Войдя в аудиторию, Бестужев своим близорукими, живыми и добрыми глазами оглядывал нас, садился в кресле и неизменно начинал с одного и того же: он несколько раз поводил левой рукою по своему высокому лбу и тихо произносил первые слова лекции, настолько тихо, что этих слов мы обычно не слыхали. Со второй фразы начиналось уже всем слышное изложение — и сколько в нем было для нас наслаждения. Бестужев не был оратором — он не «читал», он просто беседовал, не заботясь о форме своей речи... Перед нами был человек широко образованный свободно вращающийся во всех сферах гуманитарного знания, великолепно знающий свою науку, умевший легко поднять нас на высоты отвлеченного умозрения и ввести в тонкости специальной ученой полемики. Мы жили в новой для нас обстановке, как в каком-то ученом братстве, где все дышало одними общими учеными интересами и жаждой народного самопознания... Мы тогда не чувствовали, что это был последний нормальный курс Бестужева, что здоровье его падает и что скоро начнется закат его жизни». XIV
<< | >>
Источник: Вернадский Г.В.. Русская историография. 1998

Еще по теме Ко Но Бестужев-Рюмин (1829-1897):

  1. Ко Но Бестужев-Рюмин (1829-1897)