<<
>>

Б. Д. Греков (1882-1953)

Борис Дмитриевич Греков родился в Миргороде Полтавской губернии 67. В 1901 году Греков окончил гимназию и поступил на историко-филологический факультет Варшавского университета, откуда в 1905 году перевелся в Московский университет.
Среди его учителей главным был Д. М. Петрушевский. В 1914 году Греков защитил магистерскую диссертацию «Новгородский дом св. Софии. Опыт изучения организации и внутренних отношений крупной вотчины», часть 1. В 1917/18 учебном году Греков был профессором Пермского университета. Читал там курс древней русской истории и вел семинар. Из Перми он перебрался на юг, в Симферополь, и был там приглашен на кафедру древней русской истории в только что тогда открытом Таврическом университете. После занятия Крыма Красной Армией (осень 1920 года) Греков вернулся на север. Преподавал в Ленинградском университете. С 1937 года до конца жизни был руководителем Института истории Академии наук. В 1934 году был избран членом-корреспондентом Академии наук, а в 1935 году — ее действительным членом. Вместе с тем он занимался и общественной деятельностью. Был избираем последовательно членом Ленинградского городского совета, депутатом Верховного Совета РСФСР и наконец — депутатом Верховного Совета СССР. Греков был выдающимся и плодотворным историком — исследователем и издателем документальных материалов. Под его редакцией вышло монументальное издание «Русской Правды» — «Правда Русская» (издательство Академии наук). Том 1 — тексты; том II — комментарии; том III — факсимильное воспроизведение текстов (1963). Второе капитальное издание, вышедшее под редакцией Грекова, — «Судебники XVI-XVII веков», изданные также Академией наук. Первый по времени составления — «Судебник 1497 года» (выработанный при Иване III). До его издания на Руси действовали нормы «Русской Правды» и уставных наместничьих грамот. Правительство Ивана III сознавало необходимость кодификации прежних законов.
Судебник и отвечает этой нужде. «Судебник 1550 года» составлен при Иване IV (после принятия им царского титула в 1547 году — отсюда его название «Судебник царский»). Значительнее по содержанию, чем предыдущий. Он был утвержден церковно-земским собором (так называемым «Стоглавым»). В ряде своих работ Греков касался вопроса о феодализме и феодальных отношениях в Древней Руси, особенно в связи с историей русского крестьянства и феодальной вотчины. Греков подошел к вопросу о феодализме не с юридической точки зрения, а с социально-экономической. Становление феодальных отношений в Древней Руси, по его мнению, совпадает с процессом закрепощения крестьян. Московское государство XVII века и Российская Империя до освобождения крестьян суть этапы в развитии феодального строя. Капитальный труд Грекова по истории русского крестьянства — «Крестьяне на Руси с древнейших времен до середины XVII века» (1946; второе расширенное издание 1954). Особую группу составляют работы Грекова по истории южных и западных славян. Сюда относятся: хорватские Винодольский статут (1288) и Полицкий статут (1662) и Польская Правда — «Книга Правда» XIII века («Избранные труды», том 1). Греков написал несколько ценных работ по истории Киевской Руси. Отмечу здесь две следующие: «Киевская Русь» (4-е издание, 1944) и «Культура Киевской Руси» (1944). К истории татарско-русских отношений относится его труд (совместно с ориенталистом А. И. Якубовским) «Золотая Орда и ее падение» (1950). Греков интересовался и русской историографией. Сюда относятся его очерки «Ленин и историческая наука», «Ломоносов — историк» и «Исторические воззрения Пушкина» (все три напечатаны в «Избранных трудах» Грекова, том III). «Пушкин, — говорит Греков, — жил в границах времени, весьма широко очерченных; далекое прошлое, настоящее и будущее представлялись ему как нечто единое, непрерывное, одно из другого вытекающее». «Пушкин не представлял себе просвещенного человека, незнающего истории. В одной из своих заметок он ставит знак равенства между знанием истории и просвещением.
В другой жестоко высмеивает тех, кто не интересуется историей». Пушкин изучил французского историка Гизо очень внимательно и делал для себя выписки. Одна из характерных выписок — такая: «Общество, его состав, образ жизни, отношения различных классов, лиц — словом гражданский быт людей — таков, без сомнения, первый вопрос, привлекающий к себе внимание историка, который желает знать, как жили народы, и публициста, который желает знать, как они управлялись». Взгляды Пушкина отразились в его «Истории Пугачевского бунта», а равно и в некоторых его художественных произведениях, как, например, в «Борисе Годунове» и «Капитанской дочке». «Ломоносов, — пишет Греков, — историком-профессионалом в узком смысле слова не был. Он не отдал всей своей жизни этой отрасли знания и не мог отдать, потому что жизнь предъявляла к нему слишком широкие требования, чтобы он мог сосредоточиться на чем-нибудь одном». «Главной его побудительной причиной, — продолжает Греков, — была деятельная любовь к родине. Ломоносов стремился познать Россию, чтобы ее возвеличить, защитить ее от всевозможных на нее покушений, не только реальных, но даже и мнимых». По отчетам Ломоносова о ходе его подготовительной работы к писанию русской истории видно, как серьёзно он отнесся к своей задаче. В отчетах за 1751 год значится: «Читал книги для собрания материй к сочинению российской истории: Нестора, законы Яро- славли, большой летописец, Татищева первый том» (и так далее). В отчете за 1752 год: «Для собрания материалов о российской истории читал Кранца, Претория, Муратория, Иордана, Прокопия» (и так далее). В отчете за 1753 год писал: «1. Записки из упомянутых прежде авторов приводил под статьи числами. 2. Читал Российские академические летописцы, без записок, чтобы общее понятие иметь пространно о деяниях российских». В 1756 году «Русская история» была готова. Академия напечатала ее в количестве двух тысяч экземпляров. Вышла она в свет уже после смерти Ломоносова». В заключение перехожу к статье Грекова «Ленин и историческая наука»68.
«Много сложных и глубоких ассоциаций связано в наших представлениях с именем Ленина» — начинает свою статью Греков. «Я хочу говорить о Ленине лишь как об ученом, исследователе-историке, при чем считаю необходимым и здесь оговориться, что речь будет идти только о самом важном, только о контурах его облика как ученого, без всяких претензий на сколь ко-нибудь исчерпывающую характеристику всего, сделанного им в области истории». На рубеже XIX и XX веков «важнейшее из стоявших перед исторической наукой вопросов», по мнению Грекова, можно свести к следующим: «(1) род и община как начальные фазы в развитии общества, обуславливающие и дальнейшую его эволюцию; (2) русский феодализм как показатель закономерного и аналогичного с другими европейскими странами развития России; (3) зарождение в недрах феодального общества капиталистических отношений и дальнейший их рост». «По глубочайшему убеждению Ленина, — говорит Греков, — тот, кто хочет не только изучить историческую жизнь людей, но и участвовать в ее перестройке, должен быть историком- марксистом. Марксизм — единственное научное понимание общественной жизни».
<< | >>
Источник: Вернадский Г.В.. Русская историография. 1998

Еще по теме Б. Д. Греков (1882-1953):

  1. III. Литература 238.
  2. Источники, используемые в книге
  3. КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ИЗУЧЕНИИ СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ
  4. КОММЕНТАРИИ
  5. Изобразительное искусство XX века. Основные направления
  6. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  7. ГЕОГРАФИЯ
  8. Б. Д. Греков (1882-1953)
  9. 10 Западноевропейские культуры в галыитатское время
  10. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ  ТАБЛИЦА
  11. 1. Указатель литературы на русском языке
  12. Литература