<<
>>

2.5. Мясниковская редакция Кормчей книги

Один из малоизученных канонических сборников - Мясниковская редакция Кормчей книги . М.Н. Тихомиров связывал ее создание с митрополитом Киприаном, поскольку в некоторых списках Мясниковской редакции Кормчей послания митрополита Киприана приписаны в качестве дополнений [Тихомиров 1941: 131-132].

Т.И. Афанасьева полагает, что в Мясниковскую редакцию Кормчей вошли более ранние варианты толковых текстов, чем в Новгородскую Синодальную Кормчую [Афанасьева 2012: 144-146, 185-187]. Учитывая необычный состав Мясниковской редакции, раннюю датировку ее древнейших списков и ее [78] тесную связь с каноническими сборниками XIV в., Мясниковскую редакцию можно назвать одной из самых необычных и загадочных редакций Кормчих книг.

Мясниковская редакция Кормчей отличается от других редакций уже тем, что большинство соборных и отеческих правил даны в ней в сокращении, а многие совсем исключены. В целом это укладывается в традицию составления тематических канонических сборников в XIV в., если бы не некоторые противоречия. Во-первых, в Мясниковской редакции невозможно проследить какой-либо определенной тематики отбора правил, как в Мериле праведном или «Власфимии». Во-вторых, хотя из десятков церковных правил отобраны лишь единицы, в Мясниковскую редакцию целиком включены такие объемные сочинения как Прохирон («Закон градской») и Правда Русская.

Сопоставление перевода правил показывает, что в основу Мясниковской редакции был положен список Кормчей, принадлежавший одной из русских редакций (то есть имевший правила с толкованиями в том виде, как они были скомпонованы в кон. XIII в. при митр. Кирилле). Кроме того, составителем был использован ряд дополнительных источников, в том числе Номоканон Иоанна Постника, и включены некоторые статьи русского происхождения. Так, впервые в составе Кормчей появляются постановления Константинопольского собора 1276 г., на котором присутствовал еп.

Сарский Феогност (наиболее ранние списки этих правил входят в состав сборников нач. XV в. из Кирилло-Белозерского монастыря) . Мясниковская редакция получила распространение в XV-нач. XVI в. ; в ее составе можно выделить основной блок, завершающийся статьей Максима Исповедника «Сказание об образе греховном» и (в некоторых списках) припиской тайнописью в таблицах . Ряд списков (в том числе один из наиболее ранних - РНБ, F.II.119) имеет дополнения, состоящие из посланий митр. Киприана .

Два наиболее ранних списка (РНБ, F.II.119 и Q.II.49) Кормчей Мясниковской редакции датируются вторым десятилетием XV в. Они написаны на разной бумаге, но в обеих рукописях встречаются листы с водяными знаками, чрезвычайно близкими к филиграням Лествицы 1411 г., созданной в Троице-Сергиевом монастыре (РГБ, ф. 304, собр. Троице- [79] [80] [81] [82] [83]

Сергиева монастыря, № 156) . Кроме того, почерк рукописи Q.II.49 очень близок к почерку Лествицы 1411 г.[84] [85] В целом Кормчая писана в более строгой манере, чем Лествица; однако, есть некоторые существенные отличия. В Лествице писец постоянно пишет крупную размашистую ж в начале строки и к с петлей с левой стороны - в Кормчей такие буквы не встречаются. Высокую одномачтовую т в Кормчей писец пишет одним росчерком с петелькой сверху справа - в Лествице такое начертание отсутствует. Впрочем, от этих букв, украшающих рукопись, писец мог легко отказаться; гораздо важнее то, что в двух рукописях по-разному пишутся титла: в Лествице слева направо, а в Кормчей - справа налево. Это говорит о том, что рукописи написаны разными писцами, но их следует отнести к одному книгописному центру - Троице- Сергиеву монастырю.

Наблюдения над почерками казались бы весьма шаткими, если бы у нас не было других свидетельств бытования Кормчих Мясниковской редакции в Троицком монастыре. В большинство списков Кормчих Мясниковской редакции в качестве дополнительных статей входят послания Константинопольского патр.

Филофея Сергию Радонежскому и одно из посланий митр. Киприана Сергию Радонежскому и иг. Феодору Симоновскому 1378 г. М.Н. Тихомиров рассматривал эти статьи как свидетельство причастности митр. Киприана к составлению или распространению Кормчей Мясниковской редакции [Тихомиров 1941: 128­138]. Однако, в своих многочисленных посланиях митр. Киприан ни разу не ссылается на Кормчую Мясниковской редакции, поэтому маловероятно, чтобы он был инициатором ее создания. Скорее, послания Сергию Радонежскому могли храниться и переписываться в его обители, и именно с Троице-Сергиевым монастырем надо связывать если не составление Кормчей Мясниковской редакции, то, по крайней мере, дополнение ее посланиями, адресованными Сергию Радонежскому. Впервые эти послания появляются в рукописи РНБ, F.II.119, современной списку Q.II.49.

Несмотря на близость датировки и, возможно, одно место происхождения обоих старших списков Кормчей Мясниковской редакции, они имеют существенные отличия по составу. Список Q.II.49 стоит особняком по отношению к основной рукописной традиции Кормчей Мясниковской редакции. Он в целом повторяет состав рукописи F.II.119 (как и более поздних списков, принадлежащих к той же группе, что и F.II.119), но имеет многочисленные дополнения. Приведем лишь два примера: в Q.II.49 (как и в F.II.119) выписаны отдельные правила Шестого вселенского собора; не удовольствовавшись ими, составитель Q.II.49 через несколько глав снова обращается к правилам того же собора и выписывает значительное число

других правил (но не все), указав, что некоторые пропущенные им правила «прежде писаны». Из правил Григория Нисского к Литонию, еп. Мелетинскому во всех списках Мясниковской редакции выписаны только правила 1-4, 8. В рукописи Q.II.49 на поле напротив этих правил приписка: «Сиех правил правила 5 и 6 и 7 писаны после того, еже святаго Василия к Григорию Богослову о устроении» . Действительно, вслед за посланием Василия Великого о монашеском устроении в рукописи Q.II.49 выписаны правила Григория Нисского 5-7 с записью: «Стих пятыи прежде бо не наидох я» .

Это говорит о том, что Q.II.49 представляет собой переработку более раннего краткого вида Мясниковской редакции.

Ряд дополнительных статей в этом списке мог быть заимствован только из Кормчей Чудовской редакции. К таким статьям относится «Слово 165 святых отец о обидящих церкви Божия»[86] [87] [88] (Q.II.49, л. 73-73 об.); выписки из Эклоги (л. 232 об.-233)[89]; выписка из правил Никиты митр. Ираклийского (л. 233)[90]; «Богословие о Троице»[91] [92] и «Поучение церковное о святой вере» (л. 353-356); «Устав Пахомия Великого» (л. 362 об.-363 об.). Некоторые из этих статей встречаются в других древнерусских сборниках рубежа ХГУ-ХУ в., но весь комплекс статей наводит на мысль, что составитель Q.II.49 обращался к списку Кормчей Чудовской редакции, заимствуя оттуда статьи.

В другом раннем списке Мясниковской редакции - F.II.119 также есть две статьи, общие с Кормчими Чудовской редакции и отсутствующие в списке Q.II.49: «О богумиле» (F.II.119, л. 158-158 об.) и «О арменехъ» (л. 168-170). Возможно, оба списка Мясниковской редакции Кормчей восходят к одному протографу и независимо друг от друга были дополнены по списку Кормчей Чудовской редакции - Q.II.49 в большей степени, а F.II.119 в меньшей. Если происхождение старших списков Кормчей Мясниковской редакции связано с Троице- Сергиевым монастырем, то, вероятно, именно там они были в 1410-х гг. дополнены по Кормчей Чудовской редакции.

История создания и время появления Кормчей Мясниковской редакции не определено; однако небольшая находка в рукописи XIX в. позволяет предполагать, что Кормчая была составлена задолго до написания старших сохранившихся списков. Не секрет, что многие упоминавшиеся в XVIII-XIX вв. древние рукописи не дошли до нас, так что лишь благодаря скупым указаниям мы знаем об их существовании. Так и в сочинении старообрядца-федосеевца Даниила Битюговского (1763-1811 гг.), озаглавленном «Собрание из разных книг» упоминается «Книга старохаратейная в полдЪсть Глушицкаго монастыря глаголемая Кормчая рекше Правила закону от сказания Номоканона»[93].

О Данииле Битюговском почти ничего не известно; лишь некоторые указания в его сочинениях позволяют предположить, что он был москвичом. Ссылка на Кормчую находится в пространной редакции книги Битюговского, написанной, по мнению В.Г. Дружинина, после 1784 г. [Дружинин 1912: 59-61, № 1]. Из Кормчей Битюговский выписал отрывки из ответов Константинопольского собора 1276 г. на вопросы Сарского еп. Феогноста: вопросы 23 и 24 (по нумерации А.С. Павлова) [РИБ. Т. 6: 129-140], касающиеся крещения татар и смертельно больных в отсутствие священника.

Исходя из этих скудных сведений, нам необходимо понять, какую рукопись держал в руках Даниил Битюговский (и держал ли вообще). В последнем, впрочем, можно не сомневаться: в переписной книге Дионисиева Глушицкого монастыря 1683 г. упоминается «Моноканонник телятинной, в полдесть, в начале пишет Кормчая» [Переписные книги вологодских монастырей: 205 (л. 16)]. Это единственная книга, происхождение которой указал Битюговский, причем ссылка на нее приводится единственный раз. Если в переписной книге лишь указывается название рукописи, то Битюговский, судя по всему, воспроизвел ее заглавие, лишь слегка поновив древний текст. Сопоставление заглавий Кормчей по древнейшим редакциям указывает на близость с Мясниковской редакцией:

Сербская ред. Кормчей (РНБ, Б.п.П 1) Первоначальная русская ред. Кормчей (ГИМ, Син. 132) Чудовская ред. Кормчей

(Пермский институт, 1)

Мясниковская ред. Кормчей

(РНБ, F.II.119)

Выписки

Даниила

Битюговского

Книгы сия Книгы Книга Книгы Книга
глаголемыя глаголемыя глаголемая глаголемыя глаголемая
греческымь Кърмичия, Корьмчия, Кормьчии еже Кормчая рекше
языкомь рекъше Правило рекше Правило сказаеться Правила закону от
Номоканонъ, закону грецькымь закону, Манаканун сказания
сказаемыя языкомь греческим же Номоканона
нашимь языкомь Номоканон языкомъ
Закону правило Номосъканонъ
В пользу Кормчей Мясниковской редакции говорит и формат рукописи, использованной Битюговским, - «в полдесть», - необычный для списков Кормчей полного состава, но

характерный для краткой Кормчей Мясниковской редакции.

В Мясниковскую редакцию (в отличие от всех остальных ранних редакций Кормчих) входили ответы Константинопольского собора на вопросы еп. Феогноста[94]. Естественно, они отсутствовали в Сербской редакции Кормчей, но также не были включены ни в Первоначальную русскую редакцию, ни в Чудовскую редакцию Кормчей. Ответы Константинопольского собора появляются только среди дополнительных статей в группе списков Софийской редакции Кормчей. Несомненно, известная Битюговскому пергаменная рукопись не могла относиться к Софийской редакции: во-первых, сама Софийская редакция возникла не ранее 1460-х гг.; во-вторых, списки с характерными добавлениями, включавшими постановления Константинопольского собора, датируются временем не раньше кон. XV в.

Однако ответы Константинопольского собора сохранились также в рукописях более ранних, чем Кормчие Софийской редакции. Такими рукописями являются, как уже было сказано, списки Мясниковской редакции Кормчей, а также списки канонического сборника устойчивого состава, известного в нач. XVI в. как «Тверские правила» (подробнее об этом сборнике будет сказано в главе 5). Самый ранний его список, вошедший в энциклопедическую рукопись из Кирилло-Белозерского монастыря (РНБ, Кир.-Бел. XII), современен старшим спискам Кормчей Мясниковской редакции. Этот канонический сборник никогда не назывался Кормчей, - и не мог называться, поскольку в нем отсутствуют систематически изложенные правила вселенских и поместных соборов, непременные для Кормчей книги. По этой причине его можно было бы исключить из кандидатов на роль источника Битюговского; если бы не одна особенность: в Кормчей Мясниковской редакции ответы Константинопольского собора обрываются на вопросе 22, в то время как в «Тверских правилах» они имеют более полный вид, включая 33 вопроса и ответа. Как было упомянуто, Битюговский цитирует вопросы 23-24 - как раз те, перед которыми обрывается текст в Мясниковской редакции. В следующей главе мы будем подробно говорить о сокращенном характере Мясниковской редакции, составитель которой (возможно, желая сэкономить место) систематически «урезал» тексты, иногда доводя их до абсурдной краткости. Можно было бы предположить, что в руках у Битюговского находился пергаменный список Кормчей Мясниковской редакции более полного состава, чем известные ныне списки. Однако утверждать это окончательно невозможно, особенно учитывая, что никаких иных следов Кормчей, сходной с Мясниковской, но содержащей полные тексты, не сохранилось.

<< | >>
Источник: КОРОГОДИНА Мария Владимировна. КОРМЧИЕ КНИГИ XIV - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII вв. КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. 2015

Еще по теме 2.5. Мясниковская редакция Кормчей книги:

  1. 1.2. Исследования русских редакций Кормчих книг в ХХ веке
  2. Галицкие редакции Кормчих книг.
  3. 2.5. Свидетельства бытования русских редакций Кормчих книг в XIV веке
  4. 2.5. Мясниковская редакция Кормчей книги
  5. Глава 3 XIV век: Чудовская редакция Кормчей книги
  6. 3.1. Состав и источники Чудовской редакций Кормчей книги
  7. 3.4. Взаимоотношение Мерила праведного, Чудовской и Мясниковской редакций Кормчей книги
  8. 3.4. О времени создания Чудовской редакции Кормчей книги
  9. Глава 4 XV век: распространение Кормчих и Софийская редакция Кормчей книги
  10. Глава 5 Авторские редакции Кормчих книг первой половины XVI века: Вассиан Патрикеев и Нифонт Кормилицын