<<
>>

1.3. Научная фотография

Наряду с художественным представлением памятников культуры в фотогра­фии, в середине XIX в. развивается научная фотография памятников.

Русские ученые, рано заинтересовавшиеся светописью, уже в 1850-х гг.

стали использовать её достижения в деле запечатления артефактов культуры. В Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (РНБ) в фонде Российского ар­хеологического общества обнаружены два снимка, посвященных памятникам Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале . Оба снимка сильно выцвели; один из них показывает фронтальное изображение главной башни монастыря, поданное общим планом. Представляет интерес датировка отпечатков. Они наклеены на бумагу с водяным знаком - её годом выпуска: «1841». Тем не менее, датировка по этому признаку представляется сомнительной: калотипия (а снимок может быть исполнен практически только этим способом или аналогичным ему позитивно - негативным процессом)[116] [117] была мало распространена в России на тот момент. Бо­лее вероятным может быть создание фотографии не ранее второй половины 1850­х гг. в технике мокрого коллодиона с последующим наклеиванием на бумагу 1841 года. Однако нельзя полностью исключать возможность оригинальной русской калотипии, созданной с научными целями. Поэтому необходима экспертная оцен­ка фотодокумента.

Точно датированные фотоизображения, с научной целью зафиксировавшие памятники древнерусской культуры, относятся к концу 1850-х годов, ко времени распространения мокроколлодионного процесса, позволяющего получать тира­жируемый снимок. Так, в 1859 г. один из членов-основателей Московского архео­логического общества (1864 г.) Д.П. Сонцев сделал фотографические снимки

древнерусских крестов и образов . 1861 годом датируется фотография, сделан­ная владимирским епархиальным архитектором Н.А. Артлебеном для К.Н. Тихонравова, известного археолога и историка Владимиро-Суздальского края .

Ярким свидетельством интереса к фотографии в области археологии и русской истории является сопроводительное письмо К.Н. Тихонравова к фото­графиям Н.А. Артлебена, который, как пишет Константин Никитич, «пожелал применить её [фотографию. - О.Г.] к снятию изображений с разных предметов

- 129

древности и старинных рукописей» .

Все описанные выше снимки отличаются техническим несовершенством, приведшим к их скорому выцветанию, а также слабо выраженным светотеневым рисунком, обусловленным прямым ярким светом, направленным на объект.

Наибольшее количество научных фотографий артефактов культуры, сделан­ных в первые десятилетия исследуемого периода, выполнены П.И. Севастьяно­вым на Афоне в 1859 г. В отличие от снимков Н.А. Артлебена и Д.П. Сонцева, фотографии Севастьянова отличает не только техническое мастерство, но и стремление передать объем и фактуру изображаемого предмета с помощью косо­падающего бокового освещения, дающего зачастую тонкую светотеневую моде­лировку.

Необходимо заметить, что развитие видовой и научной фотографии происхо­дило в условиях технических несовершенств фотопроцесса. Во времена мокро­коллодионного процесса фотографы испытывали стеснение из-за несовершенства техники: ещё не было объективов, способных давать чёткое изображение на раз­ных планах, «мокроколлодионная эмульсия, - отмечает С.А. Морозов, - была чувствительна преимущественно к фиолетовому, голубому, синему участкам све­та. Небо в пейзажах выходило светлосерым» . Естественно, что фотогра­фические журналы того времени печатали на своих страницах в основном прак- [118] [119] [120] [121]

тические советы, технические сведения относительно новых фотоприборов, ре­цепты фотоэмульсий и т. п. Чтобы представить себе трудности съёмки на местно­сти, обратимся к описанию снаряжения фотографа в книге С. А. Морозова. «Пор­тативных камер не было. Фотограф брал с собой громоздкий аппарат, тяжёлый треножник, чёрное покрывало. Стеклянные пластинки большого размера тща­тельно, с осторожностью упаковывались в особый ящик.

Нужна была, кроме того, складная палатка для лабораторных работ. Брали бутыль с коллодием и склянки с солями галоидов для очувствления пластинок. Всё это имущество погружалось в экипаж» . По прибытии на место съёмки фотограф должен был поставить палат­ку и в темноте приготовить пластинку, зарядить кассету. Ветер и пасмурная пого­да значительно ухудшали условия съёмки. И, хоть вышеописанные трудности не останавливали энтузиастов светописи, жанр фотосъемки церковных достоприме­чательностей получает широкое распространение с изобретением нового фото­графического процесса, речь о котором пойдет в следующей главе.

Таким образом, в первые десятилетия возникновения и развития русской фо­тографии складывается несколько основных направлений запечатления памятни­ка древнерусской культуры. Во-первых, характерны общие планы городов и от­дельных зданий. Главная художественная особенность этих снимков, с точки зре­ния представления на них историко-культурных памятников, - отстраненность фотографа от объекта съемки. Зритель такой фотографии может быть отделен от памятника культуры его окружением (дома, водное пространство, зеленые насаж­дения и др.) или пустынной площадью. Соборы и монастыри - главные «герои» этих фотографий - живут на них собственной, отрешенной от мирской суеты жизнью. Во многом этот эффект объясняется техническими особенностями фото­графии названного периода: длинная выдержка стирала с негатива прохожих, де­лая город безлюдным, эмульсия для мокроколлодионной съемки оставляла небо почти таким же белым, как стены церквей. Однако следует заметить, что запечат­ленный таким образом памятник культуры видели и зрители снимка, воспринимая

Там же. С. 51 - 52.

его через взгляд фотографа и, соответственно, формируя образ памятника в своем сознании.

Во-вторых, отметим нехарактерные для фотографии памятников этого пе­риода черты. Уже в первые десятилетия существования русской фотографии по­является тенденция к романтизации русской истории, что было отмечено при ана­лизе работ М.П.

Настюкова и Д.Г. Биркина. Названая тенденция выражена всего несколькими снимками. Другая, также нечастая, особенность - раздробленность композиции: возникает впечатление, что при работе с большими пространствами и несколькими объектами автор снимка не мог осмыслить их как целое, составить смысловое единство. Совершенно оригинальный для своего времени взгляд на древнерусскую культуру представил Джованни Бианки на снимке Грановитой па­латы и Красного крыльца в Москве. Одна из самых ранних русских фотографий, сделанных в России и посвященных запечатлению артефактов древнерусской культуры, сочетает особенности, характерные для позднейших снимков: физиче­ская близость фотографа к памятнику и непосредственный контакт с памятником человека, находящегося на переднем плане. Отрешенная поза мужчины в кадре не исключает диалога между ним и историко-культурным объектом, а придает этому контакту характерные качества: если на описанных выше снимках памятники культуры, лишенные человеческого окружения, выглядят отстраненными, то те­перь человек рядом с памятником отстраняется от него, замыкается в себе.

В-третьих, на страницах первых фотографических журналов появляется тема представления памятников древнерусской культуры с помощью фотографии, а также сами снимки памятников. Вопрос о месте светописи в деле запечатления артефактов культуры вызывал споры, но мысль о том, что передавать образ па­мятника должен человек, сведущий в культуре России, уже нашла свое место в изданиях этого периода: декларируется осмысленный подход к визуальному ото­бражению отечественной истории.

И в-четвертых, в среде русской интеллигенции появляется первая тщательно разработанная программа фотографического копирования памятников древности - программа П.И. Севастьянова. Речь в ней идет пока лишь о рукописно-книжных памятниках, но этот проект можно считать зародышем масштабной программы «фотографического музея», которая будет занимать умы русских светописцев и общественных деятелей последующих периодов.

Фотография постепенно входила в жизнь российского общества, доказывая свое право быть средством формирования общественного интереса к памятникам истории и культуры.

<< | >>
Источник: Головина Ольга Сергеевна. Исторические памятники Древней Руси в дореволюционной отечественной фотографии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. 2016

Еще по теме 1.3. Научная фотография:

  1. Сбор первичной научной информац и и, ее фиксация и хранение
  2. Фотографии и технические рисунки
  3. Снижение в российском обществе популярности научной журналистики.
  4. Предисловие
  5. 3.5. Томистская метафизика и современное научное знание
  6. Приложение З О ПЕРЕЧНЕ ПЕРИОДИЧЕСКИХ НАУЧНЫХ ИЗДАНИЙ
  7. И о научно-исторических изысканиях, наконец
  8. НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ И ЕГО СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ
  9. 62. Научно-технический прогресс и научно-техническая революция
  10. 6. Научные исследования - силами туристов
  11. Старая фотография, как символ величия российской хирургии начала XX века
  12. ПРИЛОЖЕНИЕ 4 Примеры использования фотографий в PR-текстах
  13. Оглавление
  14. Введение
  15. 1.1. Пробуждение общественного интереса к запечатлению памятников (1850-е гг.)