<<
>>

С. Г. Пушкарев (родился в 1888 году) Автобиография 75

Сергей Германович Пушкарев родился в Старооскольском уезде Курской губернии. Родители Пушкарева — Герман Иосифович (нотариус в Курске и землевладелец) и Александра Ивановна, урожденная Шатилова.
Пушкарев окончил курскую гимназию с золотой медалью и поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета, где учился с 1907 по 1910 год. В 1911-1914 годах был студентом Гейдельбергского и Лейпцигского университетов. Вернулся в Харьков в 1915 году и в 1917 был оставлен при кафедре русской истории, по предложению проф. М. В. Клочкова, для подготовки к профессуре. С1917по1919 год готовился к магистерским экзаменам. В июне 1919 года Пушкарев поступил в Добровольческую армию в пехоту. Был тяжело ранен, потом служил на броне- поезде и в ноябре 1920 года был эвакуирован с армией генерала Врангеля в Турцию. Оттуда он в конце 1921 года переехал в Прагу, где получил от Русской учебной коллегии стипендию для научной работы. Готовился к магистерским экзаменам под руководством проф. И. И. Лаппо. Выдержал их в 1924 году и получил звание при- ват-доцента. Был избран членом Русской учебной коллегии. Преподавал в Русском свободном университете в качестве доцента. Кроме того, был приглашен в члены Чешского славянского института (основанного при Чешской академии наук). Был членом ученого совета Русского заграничного исторического архива в Праге, находившегося в ведении чешского Министерства иностранных дел. Пушкарев входил также в состав Научно-исследовательского объединения, издававшего свои «Записки». Принимал участие и в Русском историческом обществе в Праге. На заседаниях этого общества он прочел два доклада — «Принципы торговой и промышленной политики Петра Великого» и «Посошков и его значение в истории русской культуры». За эти и последующие годы Пушкарев напечатал целый ряд ученых работ76. 2 сентября 1927 года Пушкарев женился на Юлии Тихоновне Поповой (скончалась в Америке 19 августа 1961 года).
В 1929 году у них родился сын Борис. Весною 1939 года Прага была оккупирована немецкой армией. Чешский университет был закрыт. Русский свободный университет попал под немецкий контроль. Но вот произошел перелом войны. Весной 1945 года советская армия подошла к Праге с востока, а американская приближалась с запада. Пушкареву с семьей удалось уйти в американскую зону. Во время пребывания в лагерях перемещенных лиц Пушкарев был директором и преподавателем средней школы для русских детей. В 1949 году УНРРА начала перевозку беженцев из немецких лагерей в Америку. Пушкаревы приехали в Нью-Хейвен 21 июля 1949 года. В 1950 году Сергей Германович был назначен преподавателем русского языка в Йельском Университете (Yale University). Борис в 1950 году поступил студентом в школу архитектуры, которую окончил в 1954 году, а в 1954-1956 прошел еще отделение «планирования городов». Обзор научных трудов С. Г. Пушкарева (составлен Г. В. Вернадским). Все труды С. Г. Пушкарева основаны на тщательной подготовке к их писанию и на глубоком знании источников и литературы предмета. Тематически диапазон его работ очень широк. Вот главные темы, разработанные им в течение его неустанной плодотворной деятельности: (1) История русского крестьянства; происхождение поземельной общины; крестьянское самоуправление. (2) Государство-город в северной Руси (Псков). (3) Народная основа Московского царства. (4) Донское казачество и его взаимоотношения с Москвой. (5) Значение церкви в истории России. (6) Петр Великий. (7) Ленин. (8) Россия и Запад. К первой группе относятся брошюры Пушкарева «Очерк истории крестьянского самоуправления в России» (Прага, 1924) и большое, очень ценное исследование «Происхождение крестьянской поземельно-передельной общины» (две части, Прага, 1939-1941). Нужно упомянуть также статьи Пушкарева «The political movement and political organization of the Russian peasantry in 20-th century» (в сборнике: A Systematic Source Book in Rural Sociology, P. A. Sorokin, ed., vol. II, Mineapolis, Minnesota, 1931) и «The Russian Peasants’ Reaction to the Emancipation of 1861» (Russian Review, Vol.
27, No. 2, April 1968). Ко второй группе («Государство-город») принадлежит превосходная работа «внутреннее устройство и внешнее положение Псковского государства в XIV-XV веках» (по-чешски) (Прага, Sbornik ved pravnich a statnich, 1925). К теме о Донском казачестве относится работа Пушкарева «Донское казачество и Московское государство в XVII веке»77. Пушкарев начинает свою статью с возникновения казачества и образования своеобразной военно-демократической республики («Великое Войско донское») и отмечает роль казаков в Смутное время. Военный союз Дона и Москвы продолжался, с краткими перерывами, в течение всего XVII века. Переломному моменту в истории Московского царства — Смутное время и всенародные выборы нового царя — посвящена статья Пушкарева «Русская земля в безгосударное время (1606-1613)»78. Пушкарев ярко описывает разруху Смуты, польскую интервенцию, объединение русских городов для восстановления порядка и выборы на царство Михаила Федоровича Романова. Внутреннему строю Московского государства посвящены статьи: «Целовальники в суде и управлении Московской Руси» и «Целовальники в государственном хозяйстве Московской Руси» (Записки Русского научного института в Белграде, вып. 9,1933 и вып. 13,1936). О значении церкви в русской истории Пушкарев написал две небольшие книжки «Свято-Троицкая Сергиева лавра» (Прага, 1928) и «Роль православной церкви в истории русской культуры и государственности» (Ладомирово, Чехословакия, 1938). Много говорит он о роли церкви и в статье о Смутном времени. В 1926 году Пушкарев поместил статью о принципах торговой и промышленной политики Петра Великого (по-чешски) в серии Sbornik ved pravnich a statnich, XXI. В начале 1970-х годов Пушкарев вернулся к Петру и написал для «Записок» Русской академической группы в США (том VII, 1973) две статьи: «Личность и деятельность Петра Великого» и «Обзор царствования» (соединены под общим заглавием: «Петр Великий»). Обратимся теперь к статьям Пушкарева о Ленине. В 89-й книге «Нового Журнала» (1967) появилась статья Пушкарева «Октябрьский переворот 1917 года без легенд».
В 100-й книге того же журнала (1970) напечатан очерк Пушкарева «Ленин и США». В IV томе «Записок Русской академической группы в США» Пушкарев поместил статью «Внешняя политика Ленина 1914-1922» (1970). Работы эти основаны, главным образом, на советских источниках и материалах. Наиболее обстоятельное и правильное описание октябрьского переворота, находится, по мнению Пушкарева, в книге С. П. Мель- гунова «Как большевики захватили власть» (Париж, 1953)79. В своей статье «Октябрьский переворот 1917 г. без легенд» Пушкарев описывает хаотическое состояние, создавшееся в Петрограде в конце существования Временного правительства, потерю последним инициативы, нейтралитет огромного большинства солдатской массы, растерянность «революционной демократии» — эсеров и меньшевиков. Но и у большевиков не было достаточно надежных сил. 25 октября большевики не встретили в Петрограде серьезного сопротивления, и Зимний дворец был занят ночью без всякого «штурма» после того, как немногочисленные защитники или разошлись, или прекратили сопротивление. В своей статье «Внешняя политика Ленина (1914-1923)» («Записки Русской академической группы», том IV, 1970) Пушкарев подчеркивает значение основного лозунга Ленина «превращение империалистической войны в гражданскую». Фактически пораженческая пропаганда Ленина в России означала прямую помощь Германии, от которой ленинцы получили миллионные субсидии. После поражения Германии и Версальского мира 1919 года политика Ленина носила двоякий характер. С одной стороны, он основал III (коммунистический) Интернационал и возглавлял коммунистические движения во всем мире. С другой стороны, он стремился внести рознь между западными странами и привлечь европейских капиталистов к финансовой помощи России путем займов и «концессий». В 100-й книге «Нового журнала» Пушкарев напечатал статью «Ленин и США» (1970). В этом очерке Пушкарев рассматривает попытки Ленина добиться признания со стороны Соединенных Штатов и восстановления дипломатических отношений между Советским Союзом и США.
Попытки эти окончились неудачей. Перехожу теперь к обзору работ Пушкарева на тему «Россия и Запад». В статье «Russia and the West: Ideological and Personal Contact before 1917» (Russian Review, Vol. 24, No. 2,1965) приведен обширный материал о многосторонних отношениях и связях дореволюционной России с западным миром, особенно в области духовной культуры. Исторический очерк взаимоотношений России и Америки дан Пушкаревым в его статье «Россия и США» («Новый журнал», 88, 1967). Пушкарев начинает с Екатерининской эпохи — Екатерина не признала американских колоний воюющей стороной, но фактически оказала им существенную помощь своим отказом послать в Америку русский корпус на помощь Англии и своей декларацией вооруженного нейтралитета, имевшей целью парализовать английскую блокаду североамериканских штатов. Апогеем русско-американской дружбы была эпоха Александра II. С 1880-х годов дружба пошла на убыль. Охлаждение Америки к России было вызвано главным образом дискриминацией евреев русским правительством и его агрессивной политикой на Дальнем Востоке. В 1950-х годах Пушкарев написал два тома русской истории для широких кругов читателей: «Обзор русской истории» (Нью- Йорк, 1953) и «Россия в XIX веке» (Нью-Йорк, 1953). В своем изложении Пушкарев приводит много цитат из источников, чтобы читатель «воочию видел нашу древность и слышал ее голос». Каждый из этих трудов заключает в себе очерк политической и социальной истории русского народа. Истории русской духов ной культуры Пушкарев касается вкратце. Истории русской церкви он касается постольку, поскольку церковь, особенно в допетровской Руси, была тесно связана со всей общественной и государственной жизнью русского народа. В конце каждого из томов приводится длинный список использованных автором источников и литературы предмета. Книга была переведена на английский язык профессором Робертом Макнилом и издана под заглавием «Возникновение современной России»80. В 50-х годах среди русско-американских историков в США возникла мысль о необходимости издания солидной «книги источников» по русской истории.
Такая хрестоматия необходима для студентов и вообще для всех интересующихся русской историей, но не знающих русского языка. Но и для людей, владеющих русским языком, хрестоматия такого рода может быть полезна, так как в ней указано из каких русских источников сделан перевод. Для осуществления этого плана образован был редакционный комитет в таком составе: Г. В. Вернадский (старший редактор), Ральф Фишер (редактор-распорядитель), Алан Фергюсон, Андрей Лосский (член комитета) и С. Г. Пушкарев (составитель). Хрестоматия была озаглавлена: A Source Book for Russian History from Early Time to 1917 (1972). Издана она была в трех томах: I — от древних времен до конца семнадцатого века. II — от Петра Великого до Николая I. III — от Александра II до февральской революции 1917 года. Пушкарев взял на себя подготовку выдержек из источников. Большей частью это были выдержки из русских источников, но часть из английских. Выдержки из русских источников были переведены на английский язык компетентными сотрудниками. По мере продвижения работы Пушкарев составил словарь исторических терминов, встречающихся в источниках81. Этот словарь необходим для читателей хрестоматии, но, помимо этого, он чрезвычайно ценен и сам по себе. В Советском Союзе не было до сих пор издано такого подробного справочника. М. М. Карпович (1888-1959) Михаил Михайлович Карпович родился в Тифлисе. Отец его был железнодорожный инженер, поляк по происхождению, мать русская, сестра историка, профессора А. Е. Преснякова. Карпович учился во второй классической гимназии в Тифлисе, которая отличалась высоким уровнем преподавания82. В последний год учения в гимназии Карпович был захвачен подымавшимися тогда в России революционными настроениями и примкнул к партии социалистов-революционеров. Был дважды арестован, но гимназию окончил. После этого он, однако, был выслан с Кавказа. Как справедливо замечает профессор Мозли, по темпераменту Карповичу была ближе либерально-демократическая программа Партии народной свободы (кадетской), чем революционный терроризм. Осенью 1906 года Михаил Михайлович поступил на историко- филологический факультет Московского университета, но в 1907 г. уехал в Париж и слушал лекции Диля и Люшера в Сорбонне. В 1908 году Карпович вернулся в Москву. Учителями его в Московском университете были М. М. Богословский (по русской истории) и Д. М. Петрушевский (по средневековью). Зиму 1913/1914 гг. Карпович провел в Петербурге, где написал работу об Александре I и Священном союзе. Весной 1914 года он выдержал государственные экзамены и начал готовиться, под руководством Богословского, к магистерским экзаменам. Получил должность помощника ученого секретаря Московского исследовательского музея. Это, собственно говоря, была синекура, и Карповичу оставалось много свободного времени, чтобы продолжать готовиться к ученому поприщу. Мирные занятия были прерваны первой мировой войной. Карпович был прикомандирован к военному министерству. Февральская революция 1917 года освободила его от этой службы. Случайная встреча с Б. А. Бахметевым на Невском проспекте повернула весь ход жизни Карповича. Бахметев только что был назначен русским послом в Соединенные Штаты и искал личного секретаря, на которого мог бы вполне положиться. Бахметев раньше жил на Кавказе и хорошо знал отца Михаила Михайловича. Бахметев и предложил эту должность Карповичу. Решать надо было сразу. Карпович согласился. В середине мая Бахметев с своей свитой выехал в Америку. После октябрьского переворота правительство Соединенных Штатов не признавало большевистской власти и считало Бахме- тева законным представителем России. Вместе с тем деятельность русского посольства была сильно сокращена, личный состав посольства уменьшен сравнительно с прежним. В течение пяти лет, с середины 1917 года до середины 1922 года Карпович был не только личным секретарем Бахметева, но фактически первым секретарем посольства. В это время Карпович познакомился с профессором Гарвардского университета Арчибальдом Кулиджем (Archibald С. Coolidge), который задумал ввести русскую историю в круг преподавания в Гарварде. В декабре 1918 года Бахметев поехал в Париж, чтобы принять участие в русском комитете, образовавшимся для того, чтобы представлять интересы России на мирной конференции в Париже. Но представители русского комитета не были допущены на конференцию. После заключения мира (на котором Россия, как таковая, не была представлена) русское посольство в Вашингтоне было закрыто. Бахметев и Карпович переехали в Нью-Йорк. Карпович помог Бахметеву ликвидировать дела посольства. Оставшиеся неизрасходованными денежные суммы решено было обратить на создание особого фонда, целью которого была бы поддержка научных предприятий. (Humanities Fund of New York City). В январе 1927 года по предложению профессора Арчибальда Кулиджа Карпович был приглашен на должность лектора русской истории Гарвардского университета. «Начать преподавание надо было сразу же, в весеннем семестре». В своем курсе русской истории Карпович вел речь не только о политической истории России, но и об истории русского общества и русской культуры. В дальнейшем, следуя традициям Московского университета, он начал руководить семинаром по русской истории. Из этого семинара вышла целая плеяда талантливых учеников, впоследствии ставших профессорами русской истории в Америке. Первым по времени поступления под руководство Карповича был Филипп Мозли. В 1949 году, оставаясь членом исторического отделения университета, Карпович был назначен главой отделения славянских языков и литературы. За годы своего пребывания в Гарварде Карпович опубликовал много статей и свою первую книгу «Императорская Россия» (Imperial Russia, New York, 1932. О ученых трудах Карповича будет сказано после его биографии). Помимо своей основной ученой деятельности американского профессора русской истории у Карповича была в Америке другая сфера культурной работы — русская эмиграция. Ей он отдавал много сил и внимания. Его часто приглашали в Нью-Йорк тамошние русские организации для лекций, бесед и совещаний всякого рода. Он никогда не отказывался от этих приглашений. Большая заслуга Карповича — руководство русским общественным мнением в Америке в качестве редактора «Нового журнала». «Новый журнал» был основан друзьями Карповича: М. Алда- новым и М. Цетлиным в 1942 году. В 1946 году Карпович стал его бессменным редактором, вплоть до своей смерти. Карпович и сам писал в «Новом журнале» на разные темы: «Милюков как историк»; «Америка, Россия и Европа» (о доктрине Трумана и плане Маршала); «М. И. Ростовцев и А. А. Васильев». На текущие вопросы и события Карпович откликался в своих вдумчивых «Комментариях». В 1923 году к Михаилу Михайловичу приехала из Москвы его невеста Татьяна Николаевна Потапова и они повенчались. Перехожу теперь к обзору ученых трудов Карповича. Упомянутая уже книга об императорской России дает читателю блестящий сжатый очерк основных линий развития России от Петра Великого до Николая И. Экономическому развитию России этого периода Карпович посвятил две главы в сборном труде Borodin-Karpovich Usher «Economic History of Europe» (1937). В 1946 году в журнале Review of Politics Карпович поместил вдумчивую статью «Владимир Соловьев о национализме». В этой работе Карпович указал на непримиримый конфликт между узкопонимаемым национализмом и христианской этикой. По случаю столетней годовщины смерти Пушкина Карпович произнес речь в Нью-Хейвене на собрании Коннектикутской академии искусств и наук (Connecticut Academy of Arts and Sciences, напечатана в «Записках» этой академии, 1937). В том же году Карпович написал статью «Пушкин как историк» (Centennial Essaysfor Pushkin edited by S. H. Cross and E. J. Simmons (1937). В 1943 году появилась ценная статья Карповича, посвященная очередным проблемам русской историографии83. Карпович считает, что в XIX веке и начале XX века в русской исторической науке было сделано три попытки обобщающего исторического синтеза. Попытки Карамзина и Соловьева оказались быстро забытыми, влияние же Ключевского было длительным. По мнению Карповича, синтез Ключевского близок к русскому народничеству и в сущности отрицает государство как внешнюю надстройку. Карпович приветствует новые тенденции в русской историографии. К этим новым тенденциям от причисляет взгляды М. И. Ростовцева (необходимость археологии для исследования древнейшего периода русской истории) и восстание Грушевского против традиционной схемы русской истории. Одним из недостатков синтеза Ключевского Карпович считает отсутствие в нем умственных и культурных течений. В конце 1930-х годов Вернадский и Карпович задумали написать (по-английски) «Историю России» в десяти томах. Вернадский взял на себя обзор древней русской истории (до конца XVII века), а Карпович — новой. Йельское университетское издательство (Yale University Press) взяло на себя издание всей серии томов при условии, что Гуманитарный фонд (Humanities Fund) будет давать издательству субсидию на каждый том. Вернадский выполнил свое обещание. Первый том его серии (Ancient Russia) вышел в 1941 году, последний, пятый — The Tsardom of Moscow в 1969 году. Карпович, ввиду своей занятости и в Гарвардском университете и в редактировании «Нового журнала» и в русских делах в Нью-Йорке вообще, вынужден был все время откладывать писание своих томов. Он приступил к этому лишь в последнюю зиму своей жизни, но не смог осуществить своей мечты из-за роковой болезни, сведшей его в могилу.
<< | >>
Источник: Вернадский Г.В.. Русская историография. 1998

Еще по теме С. Г. Пушкарев (родился в 1888 году) Автобиография 75:

  1. ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОФИЦИАЛЬНОЙ ПРЕССЫ НА КАВКАЗСКИХ МИНЕРАЛЬНЫХ ВОДАХ В XIX ВЕКЕ О.И. Лепилкина Ставропольский государственный университет
  2. КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ ЖУРНАЛИСТИКИ И РЕКЛАМЫ
  3.    17 октября 1888 года
  4. Россия и мир в 1896–1904 годах: главные события
  5. Глава 4. «Прекрасная девочка». Республика 1931–1933 годов
  6. Глава 5. «Черное двухлетие» и победа Народного фронта (1933–1936 годы)
  7. Глава 10. От Мадрида до Гвадалахары. Декабрь 1936 года – март 1937 года
  8. Глава 14. Воскрешение из мертвых. Апрель – ноябрь 1938 года
  9. § 154. Окончания предложного падежа единственного числа существительных мужского рода -е—-д>
  10. § 152. Окончания предложного падежа единственного числа существительных мужского рода -е у
  11. Глава N БЕРЕМЕННОСТЬ И РОДЫ
  12. Глава одиннадцатая РИМСКИЙ РОД
  13. А. А. Введенский (родился в 1889 году)
  14. С. Г. Пушкарев (родился в 1888 году) Автобиография 75
  15. Я. Я. Кондаков (1844-1925)
  16. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС 90-х годов
  17. ВРЕМЕНА ГОДА
  18. ГЛАВА СЕДЬМАЯСЕКС: ВЫСШЕЕ СВЯЩЕННОДЕЙСТВИЕ
  19. Георг VI, 1936-1952 годы
  20. ГЛАВА 46 1956 ГОД: КРИЗИС НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ - СУЭЦ