<<
>>

М. И. Ростовцев (1870-1952)

Михаил Иванович Ростовцев занимает видное место в первых рядах историков античного мира. В этом качестве о нем следовало бы говорить в главе о разработке всеобщей истории в России (глава XXIV).
Но вместе с тем он был и выдающимся археологом и историком искусства. Чтобы не разбивать очерк о нем на две половины, я буду рассматривать научное творчество Ростовцева как единое целое. Начну с его биографии. Михаил Иванович родился в Житомире 28 октября 1870 года. Отец его был там директором гимназии. Мать Михаила Ивановича, урожденная Монахова, происходила из военной семьи 92. Михаил Иванович окончил киевскую гимназию в 1888 году и поступил на историко-филологический факультет Киевского университета, где учился в течение двух лет. Слушал лекции Антоновича по русской истории и Кулаковского по классической филологии. После этого Ростовцев переехал в Петербург и перевелся в Петербургский университет. Там он прослушал третий и четвертый курсы. Занимался в это время главным образом классической филологией. На университетской скамье Ростовцев сблизился с С. А. Жебелевым и Я. С. Смирновым. Университет Ростовцев окончил в 1892 году с решением посвятить себя всецело научной деятельности. В 1895 году он получил научную командировку за границу, в которой пробыл три года (Константинополь, Афины, Италия, Вена, Испания). В 1898 году Ростовцев защитил магистерскую диссертацию «История государственного откупа в Римской империи», а в 1903 году — докторскую на тему «Римские свинцовые тессеры», после чего получил кафедру в Петербургском университете и на Высших женских курсах. Из слушателей и слушательниц его вышло много ученых, в том числе граф И. И. Толстой, Вольдемар Боровка (директор Эрмитажа), С. И. Протасов, М. И. Максимова, Эльза Малер. На одной из своих слушательниц, Софье Михайловне Кульчицкой, Ростовцев женился в 1901 году. Софья Михайловна была в курсе ученой деятельности мужа и постоянно сопровождала его в ученых поездках за границу.
В Петербурге квартира Ростовцевых стала одним из центров ученого и литературного мира. На «вторниках» у них бывали ученые, артисты, писатели. После октябрьской революции 1917 года Ростовцевы уехали в Англию, в Оксфорд. Там Михаил Иванович продолжал свою научную работу, а также принял деятельное участие в русских делах. Был “одним из основателей русского Комитета освобождения. Написал много статей и брошюр против захвата власти большевиками. В 1922 году вышла в Оксфорде увлекательно написанная книга Ростовцева на одну из излюбленных тем «Iranians and Greeks in South Russia» — (Иранцы и греки в южной России). В 1920 году Ростовцев получил приглашение от Висконсинского университета в Америке на кафедру древней истории. Там Ростовцевы прожили до 1925 года, когда ему предложили профессуру Йельского университета (Yale University) в городе Нью-Хейвен (New Haven, Conn.). В Нью-Хейвене он и окончил свой жизненный путь. Софья Михайловна умерла через три года после него. В Нью-Хейвене Ростовцев продолжал свою научную работу. В Йельском университете он читал лекции по древней истории (и общие курсы и специальные для более подготовленных слушателей). Ему отвели в здании университета большой кабинет, где находилась часть его библиотеки и где он вел собеседования и семинары для студентов. У Ростовцева было много учеников по Йельскому университету. Братфорд Уэллс (Welles) был его преемником по кафедре. Кларк Хопкинс (Hopkins) был полевым директором раскопок в Дуре до 1936 года. Франк Браун (Brown) был директором дур- ских раскопок в 1934-1936 годах. Состоит директором Американской академии (Археологического института) в Риме. Хауард Портер (Howard Porter) — глава классического департа мента Колумбийского университета. Франк Гильям93 (Gilliam) — член научного институте (Institute for Advanced Studies) в Принстоне. Готовит книгу по эпиграфике Дуры. Лоренс Ричардсон (Richardson) — профессор Duke University. Генри Иммервар (Immerwahr) — профессор в университете штата Северная Каролина.
Елизавета Хольцворт Гилльям — Принстон. Кристофер Доусон (Dawson) был профессором в Йельском университете. Самый молодой из учеников Ростовцева — Ларри Ричардсон, профессор в университете штата Северная Каролина (North Carolina). Ростовцев был дважды избран президентом Американской исторической ассоциации (президент этой ассоциации избирается на один год), был членом Американской академии искусств и наук (Бостон), Американского археологического института, Коннектикутской академии искусств и наук (Нью- Хейвен) и многих европейских академий. Перехожу теперь к обзору ученых трудов Ростовцева, после чего скажу о его деятельности как археолога94. Научное наследие Ростовцева богато и многообразно. Он писал и большие труды, и статьи по специальным вопросам, и рецензии. Если бы собрать и издать все его статьи, получилось бы несколько томов, весьма ценных по содержанию. В уме и сознании Михаила Ивановича все было собрано и объединено. По древней истории его капитальные труды — «Социальная и экономическая история Римской империи» (два тома, 1926) и «Социальная и экономическая история эллинистического мира» (три тома, 1941). Кроме того, он написал превосходную сжатую историю античного мира в двух томах (I — Восток и Греция, 1926; II - Рим, 1927). Все эти книги напечатаны по-английски. Ростовцева особенно привлекала история и археология юга России в связи с вопросом о влиянии иранской культуры на эл- линско-римскую. Параллели к этому он искал и в Индии и в Китае. Документацией ему служили, главным образом, памятники искусства. В 1914 году Ростовцев напечатал большой альбом «Античная декоративная живопись на юге России», том 1 и атлас 112 таблиц (издание Археологической комиссии). Издание остановилось на первом томе из-за первой мировой войны. Пятнадцать лет спустя, уже в Америке Ростовцев написал небольшую по объему, но весьма важную по значению книгу. «Средняя Азия, Россия, Китай и звериный стиль». Издана она была Кондаковским семинарием в Праге в 1929 году. Это художественное издание с иллюстрациями.
О своих методологических приемах и подходе к почти каждой теме, которую он трактовал, Ростовцев рассказал в предисловии к книге «Иранцы и греки в южной России»95. «В моем кратком изложении я старался дать историю южно- русских земель в предысторический, протоисторический и классический периоды до эпохи переселения народов. Под “историей” я разумею не повторение скудных сведений классических писателей, иллюстрированных археологическим материалом, но попытку установить роль юга России в мировой истории и определить вклад южной России в культуру человечества». «Для этого я должен был привлечь всевозможные материалы, в особенности богатые свидетельства раскопок в южной России. Но несмотря на преобладание археологического материала, эта моя книга не справочник по южнорусской археологии... Я старался написать историю (юга России), использовав археологический материал в такой же мере, как я использовал письменные документы и литературные источники». Главным достижением Ростовцева как археолога было воз- главление им раскопок в Сирии. Раскопки эти были начаты французской Академией надписей (Academie des Inscriptions) в 1925 году, но у французов не хватило средств на их продолжение. В 1927 году было заключено соглашение между французами и Йельским университетом о совместном производстве раскопок на средства Йельского университета. Главное наблюдение за ходом раскопок взял на себя Ростовцев. Помощником себе он пригласил Н. П. Толля, ученика Кондакова, главы Кондаковского института в Праге. Центром раскопок намечено было местонахождение древнего города Дура на реке Евфрате, засыпанное песками соседней пустыни. Город этот находился на стыке нескольких караванных путей, туда стекались люди и товары из разных стран. Происходили встречи и отчасти смешение разных культур — иранской, эллинистической, римской, иудейской. В городе стояли, в разные периоды, римские и парфянские гарнизоны. Результаты раскопок были богаты и разнообразны. Самой сенсационной находкой была еврейская синагога с фресками на стенах.
Это чуть ли не единственный известный случай нахождения стенописей в синагоге. Фрески Дуры были написаны в 250 году нашей эры. Есть превосходное издание их, сделанное профессором Крэлингом (Kraeling). В 1936 году весь комплекс фресок был снят со стен Генри Пирсоном (Heriry Pearson). Герберт Гут (Herbert Gute), профессор живописи Йельского университета, точно скопировал фрески. Копии были выставлены в музее (Art Galery) Йельского университета. В 1937 году Пирсон восстановил синагогу в специально поставленном здании Дамасского музея в Сирии. Раскопки в Дуре велись до 1938 года. Предварительные отчеты о ходе работ в Дуре печатались ежегодно в Йельском издательстве (Yale University Press), а по мере изучения найденных вещей Ростовцевым, Толлем и другими учеными печатались подробные описания и исследования. Среди них большое значение имел труд Ростовцева «lhira and the Problem of Parthian Art» (1935). Это существенный вклад в научную литературу о парфянах и их искусстве. В 1922 году Ростовцев во введении к своей книге Iranians and Greeks сетовал, что мы плохо осведомлены об иранском мире. С тех пор положение изменилось благодаря трудам и самого Ростовцева и других ученых. Раскопки в Дуре были огромным шагом вперед для изучения и понимания иранской культуры.
<< | >>
Источник: Вернадский Г.В.. Русская историография. 1998

Еще по теме М. И. Ростовцев (1870-1952):

  1. XXXI Археология и история искусства Предисловие Организация главы
  2. М. И. Ростовцев (1870-1952)
  3. ОБЗОР КОЛЛЕКЦИИ ДОКУМЕНТОВ Г.В. ВЕРНАДСКОГО В БАХМЕТЕВСКОМ АРХИВЕ БИБЛИОТЕКИ КОЛУМБИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В НЬЮ-ЙОРКЕ
  4. Общий список членов Государственной Думы И Государственного Совета, 1906-1917
  5. Комментарии
  6. Указатель имен
  7. БИБЛИОГРАФИЯ