<<
>>

2.1. Воскресенский список Кормчей книги

Один из наиболее ранних списков Кормчих книг, мало привлекавшийся исследователями древнерусского канонического права - Воскресенская Кормчая (ГИМ, Син. 131) [Сводный каталог XIV в.

Вып. 1: 620-621, № д34]. Пергаменная рукопись датируется кон. XIII - нач. XIV в.; А.А. Турилов отметил близость почерков Воскресенской Кормчей к Рязанскому списку Кормчей 1284 г. [Сводный каталог XIV в. Вып. 1: 620-621, № д34]. На поле л. 111 об.

сохранилось изображение печати с записью почерком, отличным от писцового: ф печать кна

великого Ива” которую В.Л. Янин атрибутирует Ивану Александровичу, бывшему великим

князем Смоленским в 1313-54 гг. [Сводный каталог XIV в. Вып. 1: 620-621, № д34]. Несмотря на столь раннюю датировку, рукопись до сих пор не привлекалась для анализа ранней истории Кормчих книг. И.И. Срезневский, описавший состав Воскресенской Кормчей, показал, что тексты в ней носят отрывочный характер. Вероятно, это снизило интерес к рукописи, так что источники, на основе которых она была создана, до сих пор оставались невыясненными.

Между тем, по содержанию рукопись делится на две части, писанные разными писцами и содержащие различные тексты: 1) л. 1-116 об.; 2) л. 117-148 об. Первая часть содержит отрывок из Кормчей русской редакции: заглавие, вводные статьи и первые главы, доходящие до правил Карфагенского собора. Русская редакция Кормчей в Воскресенском списке обрывается на середине фразы правила Карф. 79 (л. 116в), причем оставшаяся часть листа осталась недописанной. Это можно объяснить тем, что в руках у переписчика был лишь отрывок Кормчей русской редакции; хотя, возможно, именно на это место приходился конец урока одного из писцов, и новая тетрадь (теперь утраченная) была продолжена другим писцом с того же места; так, например, поступал один из писцов Варсонофьевского списка Кормчей (ГИМ, Чуд. 4, л. 134 об., 168 об., 178). В Воскресенском списке есть ряд отличий от обычной последовательности вводных статей к Кормчей Первоначальной русской редакции.

Так, в Новгородском Синодальном и Варсонофьевском списках после общего заглавия Кормчей записано Оглавление. В протографе Воскресенской Кормчей Оглавление тоже было, но выписав первое слово заголовка «Изложение...», переписчик решил отказаться от Оглавления и дальше выписал название следующей статьи «О всех святых соборех и о времени чину их...» (Сказание о вселенских и поместных соборах). Затем составитель переписал две вводные статьи, сопровождавшие Сказание о вселенских и поместных соборах в Сербской редакции:

74

Толкование молитвы «Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас, аминь» и Толкование Символа веры. В Первоначальной русской редакции эти толковые статьи перенесены в середину Кормчей книги, однако указание в названии первого из текстов «От Номоканона» сближает Воскресенскую Кормчую с Первоначальной русской редакцией, а не с Сербской. Порядок следующих статей также отличается от Новгородского Синодального и Варсонофьевского списков: за толковыми текстами в Воскресенской Кормчей записан Номоканон XIV титулов («Титлы правилом...»), а после него - два предисловия к Кормчей («Пролог, рекше предисловие...» и «Другое предисловие сведшего правила...»). Это сближает Воскресенский список с Софийской редакцией Кормчей, в которой предисловия также записаны после Номоканона XIV титулов; и отчасти - с Чудовской и Сербской редакциями, в которых предисловия записаны хоть и перед Номоканоном XIV титулов, но в начале Кормчей (в то время как в Первоначальной русской редакции предисловия были смещены в середину книги).

Уже эти наблюдения показывают известную вольность в обращении с вводными статьями у создателей Воскресенского списка и, очевидно, использование не одного оригинала для переписки[49]. Отсутствие критического издания Кормчей не позволяет проанализировать характерные чтения Воскресенской Кормчей; однако благодаря исследованию Л.В. Мошковой у нас есть возможность сопоставить текст апостольских правил Воскресенской Кормчей с другими списками Первоначальной редакции Кормчей книги [Мошкова 2009; Мошкова 2012].

Проверка выделенных Л.В. Мошковой чтений по Воскресенской рукописи показала, что в большинстве случаев в Воскресенском списке находятся чтения, близкие к спискам Варсонофьевскому и Харьковскому (ХИМ, инв. 21129, Волынский извод). Однако в отдельных случаях Воскресенский список повторяет чтения Новгородской Синодальной Кормчей (ап. 4, 8, 12, 35, 36, 54). Интересно, что в редких случаях, когда каждый из списков представляет свои индивидуальные чтения, Воскресенская рукопись содержит собственный вариант текста или совмещает чтения разных списков. Так, начало правила ап. 4 и часть правила ап. 26 отличается во всех списках Первоначальной русской редакции - и Воскресенский список предлагает свой вариант. В ап. 42 пропущено толкование (как в Новгородской Синодальной рукописи), а санкция отличается от всех остальных списков. Правило ап. 14, в котором находится большое число разночтений во всех списках, совмещает в Воскресенской Кормчей чтения из разных рукописей. Несомненно, материала апостольских правил недостаточно, чтобы делать окончательные выводы о близости разных списков. Однако приведенные Л.В. Мошковой примеры показывают, что работа по формированию Первоначальной русской редакции

Кормчей книги, растянувшаяся на долгие годы, не ограничивалась прибавлением новых статей. На протяжении этого времени правила продолжали проверяться и редактироваться, и различные списки Кормчей Первоначальной русской редакции (в том числе Воскресенский список) отражают разные этапы редактирования текста.

Вторая часть Воскресенской рукописи содержит статьи о ересях: «Книгу о ересях» Иоанна Дамаскина; «Сказание о различии приходящих к вере» Тимофея, пресвитера Великой церкви. Эти статьи в Кормчих книгах значительно отстояли от правил Карфагенского собора, но отсутствие нумерации тетрадей во второй части рукописи и новый переплет, изготовленный в кон. XVIII в., не позволяют судить о том, утрачены ли листы между первой и второй частью, или рукопись изначально включала в себя лишь отрывки из разных канонических книг.

Вторая часть неоднородна как кодикологически, так и по источникам. Ее изучение осложняется тем, что при переплете тетради были поставлены неправильно; верный порядок листов восстановлен В.М. Ундольским[50]. Судя по степени загрязненности первых листов тетрадей, рукопись долгое время хранилась без переплета; это привело к путанице тетрадей и утрате части рукописи. Первые сохранившиеся листы - л. 117-139 об. (по верхней правильной пагинации) содержат «Книгу о ересях» Иоанна Дамаскина, включающую «Сказание Феодорита о мессалианах». «Книга о ересях» входила уже в состав Древнеславянской редакции Кормчей книге (в переводе X в.); в послуживший для нее греческий оригинал было включено не только «Сказание Феодорита», но и сочинение Иоанна Трифеита «О естестве и о составе». Вслед за «Книгой о ересях» в Древнеславянской редакции Кормчей было записано еще одно сочинение о еретиках - «Сказание о различии приходящих к вере» пресвитера Тимофея [Бенешевич. Т. 1: 644-738]. При подготовке Сербской редакции Кормчей «Книга о ересях» была переведена снова (гл. 61); в новом переводе отсутствовала глава «О естестве и о составе», принадлежащая Иоанну Трифеиту, но в остальном набор глав в обоих переводах был сходен. Завершается «Книга о ересях» в Сербской редакции Кормчей сочинением о иконоборцах патр. Константинопольского Никифора (в Древнеславянской редакции это сочинение в сильно переделанном виде также завершало «Книгу о ересях») и отрывком из соборного послания патр. Иерусалимского Софрония (отсутствующим в Древнеславянской редакции Кормчей). Как и в Древнеславянской редакции, в Сербской редакции «Книгу о ересях» сопровождало «Сказание о различии приходящих к вере» пресвитера Тимофея, тоже в новом переводе. В Первоначальную русскую редакцию Кормчей «Книга о ересях», как и «Сказание» пресвитера Тимофея, было включено в старом переводе Древнеславянской редакции Кормчей;

сопоставление Древнеславянской редакции и Первоначальной русской редакции Кормчей позволяет выделить небольшие разночтения: инверсии и пропуски слов, ошибки прочтения.

В Воскресенской Кормчей на л. 117а-139г выписана «Книга о ересях» в сербском переводе, включая «Сказание Феодорита». Отсутствуют лишь заключительные статьи, принадлежащие патр. Никифору и патр. Софронию. Следующие листы принадлежат руке иного писца и также содержат выписки из «Книги о ересях», но на этот раз из Древнеславянской редакции Кормчей, причем не с начала, а со статьи «О естестве и о составе» (отсутствовавшей в Сербской редакции Кормчей). Переписав полностью сочинение Иоанна Трифеита[51], составитель Воскресенского списка выпустил следующие главы «Книги о ересях», поскольку они (хоть и в другом переводе) уже были переписаны выше из Сербской редакции Кормчей. Следующий писец продолжил переписку статей о ересях из Древнеславянской редакции, выбрав те, которые отсутствовали в Сербской редакции Кормчей. Он продолжил работу своего предшественника с середины столбца, завершил выписки из «Книги о ересях» и приступил к «Сказанию о различии приходящих к вере» пресвитера Тимофея[52]. Эти главы, как уже говорилось, в том же виде вошли в Первоначальную русскую редакцию Кормчей; однако в Воскресенском списке, как показывает анализ разночтений, они переписаны из Древнеславянской редакции Кормчей. «Сказание» пресвитера Тимофея в Воскресенском списке сохранилось не полностью - оно обрывается на повествовании о Симоне волхве; последующие листы утрачены. Таким образом, вторая часть рукописи вобрала в себя выписки из двух редакций Кормчей: Древнеславянской и Сербской. Здесь мы находим только тексты о ересях, но объясняется ли это особым интересом составителя или утратами остальной части кодекса, утверждать невозможно. В таблице в общих чертах представлена структура Воскресенского списка:

Син. 131 Тексты Источник
л. 1-116в вводные статьи к Кормчей; соборные правила Первоначальная русская редакция Кормчей
л.
117а-139г
«Книга о ересях» Иоанна Дамаскина Сербская редакция Кормчей
л. 140а-148г «Книга о ересях» Иоанна Дамаскина; «Сказание» пресвитера Тимофея Древнеславянская редакция Кормчей
Переход от одной редакции к другой каждый раз сопровождается сменой писца, которые, несмотря на сходство, различаются как способом написания тител и характерными начертаниями отдельных букв, таких как ГО, к, оу, 3, ж, га, так и в целом писцовой манерой.

Таким образом, в создании рукописи участвовало по меньшей мере четыре писца, которые пользовались различными источниками: 1) л. 1-116в, начало русской редакции Кормчей; 2) л. 117а-139г, «Книга о ересях» из Сербской редакции Кормчей; 3) 140а-144в, отрывки из «Книги о ересях» по Древнеславянской редакции Кормчей (отсутствующие в Сербской редакции); 4) 144в-148г, без конца, продолжение статей о ересях из Древнеславянской редакции Кормчей.

Можно полагать, что первая часть значительное время бытовала без переплета: первый лист выполнял роль обложки и не был исписан с лицевой стороны, так что текст начинался с оборота. Последний лист первой части был обрезан (находился после л. 116), так что от него остался только корешок, потемневший от грязи с внешней стороны. Аналогично первый лист второй части (ныне л. 117), хоть и был использован для написания текста, но настолько загрязнен, что едва читается. Как мы видели, в эти части вошли тексты из разных источников, написанные разными писцами, и это позволяет предполагать, что изначально л. 1-116 и л. 117­148 представляли собой разные рукописи, объединенные одним из позднейших владельцев рукописи.

В целом особенности Воскресенской Кормчей соответствуют традициям создания больших канонических компиляций, которые характерны для кон. XIII - XIV вв., вроде Мерила праведного или Власфимии. К сожалению, значительные утраты текста в Воскресенской Кормчей не позволяют высказать предположения о месте ее создания. Вероятно, в более позднее время рукопись осталась в стороне от дальнейшего редактирования Кормчих книг; во всяком случае, ни одна из последующих редакций не сочетает в себе правила соборов из Первоначальной русской редакции Кормчей со статьями о еретиках из Сербской и Древнеславянской редакций. В настоящее время Воскресенская Кормчая играет весьма скромную роль в изучении распространения и редактирования Кормчих книг на Руси, но она будет иметь большое значение при подготовке критического издания Кормчей книги.

<< | >>
Источник: КОРОГОДИНА Мария Владимировна. КОРМЧИЕ КНИГИ XIV - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII вв. КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. 2015

Еще по теме 2.1. Воскресенский список Кормчей книги:

  1. 1.1. Истоки изучения Кормчих книг в России
  2. 1.2. Исследования русских редакций Кормчих книг в ХХ веке
  3. Кормчие книги и канонические сборники конца XIII - XIV века.
  4. Кормчие книги во второй половине XVI века.
  5. Галицкие редакции Кормчих книг.
  6. 2.1. Первоначальная русская редакция Кормчей книги: к вопросу об архетипе
  7. 2.1. Воскресенский список Кормчей книги
  8. 2.5. Свидетельства бытования русских редакций Кормчих книг в XIV веке
  9. 2.5. Мясниковская редакция Кормчей книги
  10. 3.1. Старшие списки Кормчей книги Чудовской редакции
  11. «Каноническая» часть Кормчей книги и Сборник в 70 главах
  12. 3.3.1. «Энциклопедическая» часть Кормчей книги
  13. 3.4. Взаимоотношение Мерила праведного, Чудовской и Мясниковской редакций Кормчей книги
  14. 3.4. О времени создания Чудовской редакции Кормчей книги
  15. 4.1. Использование Кормчих книг в XV веке
  16. 5.1.1. Появление Ферапонтовского вида Чудовской редакции Кормчей книги
  17. 5.3. Кормчая книга Нифонта Кормилицына: источники и принципы составления
  18. 6.1. Кормчая книга в частных и монастырских библиотеках