Психологические предпосылки легитимности власти

Вопрос о психологических особенностях субъекта власти весьма важен. Но не менее значимым является применение психологического анализа к противоположному полюсу властного отношения. Без повиновения граждан власти нельзя вообще говорить о ее наличии, даже если бы у субъекта присутствовало весьма выраженное стремление употребить свою волю.
Здесь можно вспомнить поговорку о том, что “танцевать танможно только вдвоем”. Данное обстоятельство с неиизбежностью ставит проблему психологических причин подчинения власти. Что заставляет людей повиноаться чужой воле и даже с энтузиазмом отвергать свои насущные интересы во имя ее? При каких условиях подчинение наиболее прочно, как воспринимается власть гражданами? Ответы на эти вопросы необходимы не только стороннему исследователю, но и субъекту власти, в том числе и политическим лидерам для эффективного осуществления последней. Для того чтобы граждане, имеющие свои собственные интересы, не остались безразличными к властной воле, необходимо побудить личность следовать указаниям власти. Основываясь на положениях зарубежных и отечественных ученых, можно дать психологическое определение политико-властных отношений как взаимодействия мотиваций субъекта и объекта власти. Тогда психологическим механизмом осуществления власти является разнообразное воздействие на мотивы подвластных (стимулирующее имеющиеся побуждения или, наоборот, препятствующее их проявлению). Соответственно, субъекту власти необходимо обладать определенными ресурсами, которые будут значимы для других. В психологической и политологической литературе наиболее распространенной является классификация источников власти, принадлежащая Д. Френчу, Б. Рейвену и Д. Картрайту. Они выделяют: 1) власть вознаграждения (подразумевает, что поведение людей будет определяться ожиданием позитивного подкрепления их действий); 2) власть принуждения (сохранение мотивации, не соответствующей властной воле, ведет к санкциям различного вида); 3) власть эталона (субъект власти является примером, с которым подвластные идентифицируют себя); 4) власть знатока (эксперта) (убеждение граждан в важности знаний субъекта власти для осуществления заданных целей). 5) информационная власть (владение информацией, заставляющей объект власти переосмысливать последствия реализации своей наличной мотивации); 6) нормативная власть (legitimate power) (убежденность в праве на осуществление власти). Сходную типологию дает отечественный исследователь В.В. Крамник. Он пишет о легитимной, вознаграждающей и принудительной власти [67, с. 12) Несмотря на меньшую детализацию, данный подход значим тем, что позволяет более отчетливо выделить два принципиально различных (прежде всего психологически) вида власти, которые можно обозначить как внешний и внутренний. К первому относятся власть вознаграждения и принуждения, поскольку и “пряник”, и “кнут” зависят прежде всего от самой власти, определяющей, к кому какое средство применять. Вторым видом является легитимная власть, проистекающая от субъективных оценок граждан. Если исходить из данного дихотомического подхода, то упомянутые выше власть эталона, знатока - это скорее не отдельные типы власти, а способы легитимации. Информационную власть можно рассматривать как определенный промежуточный вариант, сочетающий особенности обоих типов.
Выделение двух основ власти достаточно условно. В реальном политическом процессе ни один из них не может претендовать на абсолютную эффективность, и они используются одновременно в различных сочетаниях. Наиболее прочной основой государства может быть только такое его взаимоотношение с обществом, при котором имеет место соответствие представлений граждан о “должной” и реальной власти. “Народ должен чувствовать, что его государственное устройство соответствует его праву... и его состоянию, - пишет в связи с этим Гегель, - в противном случае оно может ...быть внешне наличным, но не будет иметь ни значения, ни ценности” (т. е. будет носить формальный характер) [111, с. 315]. В этом контексте ключевое значение приобретает понятие “легитимность”. В содержательном плане она означает признание гражданами правомочности власти, обоснованности ее претензий на господство над ними, внутреннее согласие подчиняться. В определенной степени можно сказать, что люди, которые подчиняются самим себе, интериоризируют и принимают, как свое, веление власти. Люди могут повиноваться власти по многим причинам: надеясь получить некую выгоду; считая, что “другие еще хуже”; полагая, что выступать против власти “слишком дорого”, и т. п. Но такая внешняя поддержка таит в себе возможность серьезного кризиса. Ведь возможности для принуждения и вознаграждения всегда ограничены в возможностях длительного применения. Ш. Талейран метко заметил, что единственный недостаток штыков состоит в том, что на них невозможно сидеть. То же самое можно сказать и о тенденции к “покупке” лояльности граждан. Речь идет не столько о собственно материальных ресурсах, сколько о психологических. С течением времени происходит своеобразное привыкание к репрессиям или поощрениям. Они начинают восприниматься как фоновое явление, а их субъективная значимость постепенно падает. С этой точки зрения легитимность “выгодна”, поскольку власть может позволить себе не растрачивать средства на то, чтобы добиться выполнения своих указаний. Более того, в определенных ситуациях факт легитимности может стать для нее своеобразным единственным ресурсом, когда другие уже исчерпаны (например, для проведения непопулярных мер в условиях экономического кризиса). Весьма часто легитимность понимают как “законность” и отождествляют с “легальностью”. По нашему мнению, легитимность и легальность не совпадают, поскольку имеют различную природу. Если легальность отражает формальный момент соответствия власти правовым нормам, то легитимность является по своей сущности именно психологической характеристикой. Безусловно, легитимность и легальность взаимосвязаны, а правовой характер власти играет существенную роль при формировании легитимности. Однако легальность не является ни необходимым, ни достаточным ее условием. Люди могут признавать обоснованным господство власти, lействующей с точки зрения “целесообразности” или даже установленной неправовыми средствами. Данный феномен также часто встречается в периоды социальных потрясений, таких, как революции. Противоположным может стать вариант, при котором граждане не доверяют в достаточной мере власти, которая, казалось бы, соответствует установленным нормам.

<< | >>
Источник: А.А. Деркач, В.И. Жуков, Л.Г. Лаптев. Политическая психология: Учебное пособие для вузов. - М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга. - 858 с. 2001

Еще по теме Психологические предпосылки легитимности власти:

  1. Типы легитимности и их психологические предпосылки
  2. 4.2. Психологические признаки легитимности власти
  3. Д) Легитимность власти
  4. Легитимность власти
  5. § 5. Легитимность и легальность государственной власти
  6. 24.6. Легитимность государственной власти
  7. Проблема легитимности императорской власти и законодательство первых лет царствования
  8. Власть - исходная предпосылка политики
  9. И. Н. ГОМЕРОВ. ВЛАСТЬ - ИСХОДНАЯ ПРЕДПОСЫЛКА ПОЛИТИКИ, 2011
  10. 4.4. Психологические предпосылки целостности нации
  11. 5. Предпосылки повышения эффективности психологического воздействия.
  12. Утрата авторитета государственной власти — духовная предпосылка к гражданской войне
  13. Физиологические и психологические предпосылки отражения в почерке свойств личности
  14. Психологические факторы делегитимизации власти
  15. 6.1. Разделение властей и психологические аспекты их взаимодействия
  16. 9.2. Психологический портрет российской власти середины 90-х годов8
  17. Легитимность.
  18. НАЦИЯ И МОНОПОЛИЯ ЛЕГИТИМНОЙ
  19. Легитимность
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -