<<
>>

1.3. Соотношение политики, психологии и морали

Политическая психология составляет единое исследовательское поле с такими основными научными областями, как общая, социальная, историческая, этническая, экономическая психология с одной стороны, и политология, социология, политическая экономия, политическая социология — с другой.

Чтобы выделить ее специфический предмет в континууме социальных реалий, необходимо разобраться с пониманием феноменов «политика», «политическая активность», «политические отношения» и другими. Особую актуальность приобретает уточнение психологических признаков самой политики. Наши обыденные представления о политике чаще всего ограничиваются обозначением ее как сферы, достаточно далекой от повседневной жизни (что-то, чем занимаются там, «наверху»), и эпитетом «грязная», который чаще других соседствует со словом политика. Но если отойти от поверхностных стереотипов, то следует признать, что, хотя политика действительно включает в себя борьбу за власть, она не сводится только к грубому выяснению отношений между политиками, в котором любые средства хороши. Это все же некая цивилизованная форма отношений в области власти. Одни авторы акцентируют в политике ее управленческие функции, говоря, что политика — это искусство управлять обществом. Другие подчеркивают ее связь с властными отношениями, причем имеют в виду прежде всего силовые методы осуществления власти. Третьи указывают на связь политики с правом. Есть и немало других точек зрения. В целом политическая психология рассматривает политику как многомерный континуум, в котором можно выделить систему, процесс, совокупность детерминант, моделируемых политических связей и отношений (политические игры), систему ценностей, область субъектной самореализации человека и, наконец, интегративный социально-психологический феномен. Для анализа этих аспектов целесообразно воспользоваться достаточно конструктивными и актуальными результатами исследования данного круга вопросов, которые получены Л.Я. Гозманом и Е.Б. Шестопал и представлены ими в учебном пособии «Политическая психология» [36]. Политика как система ими понимается в следующем плане. В политической науке, при всем многообразии определений ее основного объекта исследования — политики, есть несколько важных аспектов, которые в этом объекте выделяются. Так, первое, что понимают под данным термином, — это политика как система государственных институтов. Действительно, говоря о политике, следует прежде всего иметь в виду государство как систему политических институтов, куда входят президент и парламент, армия и система безопасности, министерство внутренних и министерство иностранных дел, финансы и социальное обеспечение и др. Политологи изучают, как устроено то или иное государство, как оно регулирует отношения граждан и власти, отношения властных структур между собой. Зрелая политическая система предполагает, что разные институты выполняют различные функции и между ними существует разделение труда: внешняя и внутренняя политика имеют свою специфику, а для обеспечения эффективного управления нужны профессионалы, знающие свое дело. Многие проблемы в осуществлении власти возникают тогда, когда происходит смешение разных видов, или, как их принято называть, ветвей власти.
Принцип разделения властей предполагает, что независимо друг от друга и с равной степенью ответственности перед обществом действуют законодательная, исполнительная и судебная власти. В современном обществе к ним принято добавлять и четвертую власть — средства массовой информации, которые освещают жизнь общества и служат каналом обратной связи между гражданами и политиками. Важной частью политической системы являются политические организации, партии, общественные объединения и движения. Граждане добровольно объединяются в них, чтобы защищать свои права, проводить свои интересы. Политические партии, число которых в нашей стране на 1 июня 2000 года, по данным ИТАР-ТАСС, превышало две сотни, с одной стороны, отражают разнообразие политических интересов, с другой — в силу своего различного социального статуса, состава, политического опыта — оказывают различное влияние на ход политического процесса. Так, накануне выборов перед избирателями стоит сверхсложная задача: выбрать наиболее привлекательный политический блок или партию. Перед выборами 1999 года было зарегистрировано более 20 политических блоков и объединений, число же претендентов на депутатское место по одномандатным округам составило около 30 человек на одно место. Устойчивый электорат есть лишь у нескольких наиболее заметных партий. Большинство же избирателей делает свой выбор практически вслепую. В этом случае единственным ориентиром при выборе становятся политические лидеры, лица которых люди запомнили и которые являются символами определенной политической группы. Правда, и в отношении знакомых лидеров у наших граждан ярче представлены не столько позитивные, сколько негативные установки, поскольку политики вообще ассоциируются с властью.

Политика как процесс Вторым важнейшим измерением политики является динамика функционирования системы политических институтов. Политический процесс — это генезис политических институтов, субъектов политики, политических ценностей, правил и непосредственно политических связей и отношений. В мире происходят войны и революции, реформы и стагнации. Политические процессы бывают мирными и насильственными, постепенными и скачкообразными. Важно, что, изучая политику только как набор законов, правил, как ту или иную конфигурацию институтов, необходимо помнить: эта система подвержена изменениям Современная политика быстро и драматично изменяется, порождая много сложностей как для самой системы, не успевающей приспособиться, так и для конкретных участников процесса, теряющих почву под ногами, нуждающихся в специальных механизмах ориентации в неустойчивом политическом мире. В последние десятилетия психологическая наука стала все чаще обращаться к анализу политического процесса, который не всегда превращается в форму устойчивых политических институтов. Среди проблем, которые интересуют и теоретиков политики, и тех, кто принимает решения, назовем, например, проблему формирования политических взглядов граждан и профессиональных политиков, культурный и национальный контекст политического процесса, становление новых политических движений, вхождение человека в политику и ряд других. Сегодня становится все труднее самостоятельно разобраться в смысле происходящих процессов, определить, какие события могут стать значимыми для каждого из нас, а какие окажут влияние лишь на верхушку политической пирамиды. Ряд исследований выявил, что некоторые важные политические события (например, перестроечные процессы и распад СССР, перераспределение собственности и сфер политического влияния в России, военные акции на территории СНГ и в мировом сообществе, капитальные изменения в современной геополитике и др.) оказали на политический процесс и на сознание целого поколения граждан определяющее воздействие.

Политика как совокупность детерминант, моделирующих политические связи и отношения, которые могут быть представлены через систему правил игры Третий важный аспект понимания политики, замечают Л.Я. Гозман и Е.Б. Шестопал, проявляется через систему правил политической игры [36]. Как и любая другая социальная система, политика подчиняется регулирующим ее законам. Эти законы бывают как писаными (нормы права), так и неписаными (традиции, обычаи, правила поведения). В эпохи быстрых перемен подвергаются изменению официальные нормы и предписания. Пишутся новые конституции, принимаются своды законов, призванные регулировать официальные отношения между властвующими и подчиненными. Из опыта нашей повседневной жизни мы хорошо представляем себе, как непросто добиться исполнения даже давно существующих законов, осуществить гарантированные ими права, пробиться сквозь частокол всевозможных бюрократических инструкций. Представители исполнительной власти сетуют на то, что законы не исполняются. Частая смена правил игры приводит к появлению правового нигилизма, к неуважению к законам, которые меняются так часто, что нет смысла принимать их в расчет. В такие периоды общество начинает управляться не столько писаными, сколько неписаными правилами, устанавливаемыми не официальной политикой, а группами, имеющими реальную силу (в том числе и грубую силу, и силу денег). Именно они и «заказывают музыку». Нередко эти теневые структуры становятся реально более эффективными в осуществлении политических функций, чем те, кто формально считается властью. На рубеже 2—3-го тысячелетий в России с особой силой заявили о себе формирующиеся олигархия, бизнес, предпринимательство и многие маргинальные феномены, такие, как криминал, девальвация социальных ценностей, политическая отчужденность масс от реальной власти и др. В их числе Б. Абрамович, Б. Березовский, А. Чубайс и др. Между тем в эпохи перемен неформальные политические ценности и правила игры диктуют не только те, у кого есть сила или деньги. Нередко именно люди, олицетворяющие неподкупность, справедливость и правду, моральную силу, задают тон в политической игре. Так было в первые годы перестройки, когда на волне борьбы с несправедливыми привилегиями на политическую авансцену вышли Б. Громов, Б. Ельцин, А. Лебедь, А. Сахаров, А. Тулеев и др. Такие фигуры, олицетворяющие представление людей о справедливости, особенно заметны на фоне общего отношения граждан к официальной политике. При этом в обновляющейся России заметна тенденция неустойчивого отношения граждан к представителям официальной власти. Так, согласно данным, полученным летом 2000 года, подавляющее большинство респондентов (89,1%) недовольны тем, что не лучшим образом действует власть в России. Частично это объясняется тем, что власть воспринимается ими как коррумпированная и малоэффективная сфера, закрытая для всего общества: более 61% опрошенных уверены, что те, кто сегодня стремятся к власти, делают это для укрепления своего статуса и материального благополучия, 47% — для самоутверждения как властной элиты в обществе. Лишь 23,6% российских граждан сохраняют надежду на то, что политики идут во власть, чтобы принести пользу обществу. Сложные зависимости между официальными и неофициальными политическими нормами складываются не только по поводу отдельных функций политической системы (охраны правопорядка, выдвижения лидеров, управления). В любой сфере политической жизни эти два свода правил действуют постоянно. Вопрос только в том, в каком они находятся соотношении. Если неофициальные правила преобладают, это приводит к деградации государства, утрате моральных ориентиров и в конечном счете — к упадку системы. При другом варианте дисбаланса официальные ценности вытесняют неписаные правила, не оставляя места выражению личных и групповых интересов, контролируя все проявления деятельности граждан. Такой тип политического устройства известен как тоталитарный. Он ведет к обеднению всех структур гражданского общества и враждебен проявлению индивидуальности каждого отдельного человека.

Политика как система ценностей Четвертая сторона политики, которую выделяют Л.Я. Гозман и Е.Б. Шестопал, проявляется как система ценностей, мнений, установок граждан. Такое понимание политики выделяет в ней уровень осознания доктринального, идеологического характера. У каждого человека есть свое понимание политики, свои оценки того, как работают ее субъекты и что происходит в политических институтах. Эти мнения носят, как правило, достаточно противоречивый характер, складываясь в пеструю мозаику «обыденного сознания». Такие политические ориентиры складываются под влиянием многих воздействий: от чтения свежей газеты до разговора с соседом. Некоторые из этих установок мимолетны, иные, сохраняясь в психологической структуре личности всю жизнь, принимают форму убеждений. Но без этих психологических образований в головах людей никакое государство, партия или лидер не могут воздействовать на поведение граждан. Даже для того чтобы выполнить простейшую политическую роль — в качестве избирателя, необходимо определить приоритеты в предлагаемых политических ценностях. Как показывают исследования, в самых разных политических системах большинство граждан не имеют согласованной системы политических взглядов. Их политические установки запутаны, противоречивы, не всегда рациональны и не обязательно соответствуют их объективному политическому интересу. Однако осознание своих интересов и консолидация ценностей лидерами, политическими партиями и движениями приводит к созданию политических доктрин, идеологических конструкций. Политическая доктрина — систематизированный, относительно непротиворечивый набор политических ценностей. Главная цель политической доктрины — помочь каждому, кто разделяет эти ориентации, более полно отождествить себя со своей политической группой.

Политика как деятельность Пятое измерение политики — это понимание ее как вида человеческой деятельности. Данная трактовка политики связана с представлением о том, что политику делают люди, а следовательно, их поступки и есть главный объект изучения политической науки. При таком подходе необходимость в привлечении психологических инструментов наиболее существенна. Еще в начале XX века немецкий психолог Э. Шпран-гер выделял среди других человеческих типов тип человека политического. Действительно, политики-профессионалы обладают рядом психологических характеристик, предопределяющих притягательность для них этой сферы жизни. Стройная система деятельности субъектов политики выстраивается на основе реализации деятельностного подхода, который предложили С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев и другие отечественные психологи. Примечательно, что в современном демократическом обществе не только профессионалы, но и все дееспособные граждане включены в политический процесс, являются его неотъемлемой частью. Отсюда — актуальность усиления интереса политических психологов к поведению и деятельности лидеров и рядовых граждан, роль которых в политике неизмеримо возросла.

<< | >>
Источник: А.А. Деркач, В.И. Жуков, Л.Г. Лаптев. Политическая психология: Учебное пособие для вузов. - М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга. - 858 с. 2001

Еще по теме 1.3. Соотношение политики, психологии и морали:

  1. § 1. Соотношение политики и морали
  2. 72. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие, противоречия
  3. Соотношение психологии и теории коммуникации
  4. СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ СООТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ИДЕОЛОГИИ
  5. 3. АНАЛИЗ СООТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ИДЕОЛОГИИ В НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ !
  6. Глава I МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СООТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ИДЕОЛОГИИ1
  7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИКИ
  8. Глава II СООТНОШЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ИДЕОЛОГИИ В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ
  9. ПСИХОЛОГИЯ В ПОЛИТИКЕ — ОТ ОБЪЯСНЕНИЙ К ВОЗДЕЙСТВИЮ
  10. ПСИХОЛОГИЯ МАСС В ПОЛИТИКЕ
  11. ТЕМА 9. ПСИХОЛОГИЯ МАСС О ПОЛИТИКЕ
  12. 27. ПСИХОЛОГИЯ БЛЕФА ПОЛИТИКОВ.
  13. ПСИХОЛОГИЯ МАЛЫХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ
  14. ТЕМА 11. ПСИХОЛОГИЯ СТИХИЙНЫХ ФОРМ. ПОВЕДЕНИЯ В ПОЛИТИКЕ
  15. 3.2. Политика — объект исследования для психологии
  16. Тема XII. Соотношение основных форм труда на начальных этапах онтогенеза (сравнительный анализ соотношения потребительного, производительного и творческого, труда детей)
  17. ПСИХОЛОГИЯ СТИХИЙНЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ В ПОЛИТИКЕ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -