Специальные виды политической рекламы

В завершении анализа проблемы хотелось бы остановиться на специальных видах политической рекламы. Наиболее распространенными из них являются антиреклама, свидетельская и утверждающая реклама. По своей форме и содержанию они существенно отличаются от традиционных образцов.
Рассмотрим их. Она всегда направлена против главного политического оппонента или всех оппонентов. Она может принимать различные формы - от запоминающихся анекдотических ситуаций, язвительной иронии до “образа врага”. Естественно, носители такой рекламы тоже могут быть разными. У нас в стране чаще всего антиреклама проявляется в критических публичных высказываниях, разоблачениях, “войне компроматов”. Это могут быть статьи, теледебаты, интервью. В США чаще используются телевизионные варианты антирекламы, причем уже несколько десятилетий. Считается, что первая телевизионная политическая антиреклама былет создана в 1964 году. Это были короткие рекламные ролики, имевшие целью дискредитировать основного оппонента Л. Джонсона на президентских выборах - “сенатора-ястреба”.БдГолдуотера, отличавшегося экстремистскими взглядами и', как у нас в то время писали, “пещерным антисоветизмом”. Сюжет одного из таких роликов: девочка считает отрываемые лепестки цветочка; ее перебивает грубый мужской голос, считающий ракеты; заканчивается все атомным взрывом. Другой ролик : девочка ест мороженое, а мама за кадром объясняет, насколько вредны радиоактивные осадки. Завершается ролик так - крупным планом портрет Б. Голдуотера и голос за кадром: “Есть человек, который стремится стать Президентом США. Он хочет испытывать все новые и новые атомные бомбы. Его зовут Барри Голдуотер”. В других телевизионных вариантах американской антирекламы применяется такой прием: сначала в игровой крайне ироничной форме разоблачается оппонент, а потом следует призыв - не голосуйте за ZZ, а голосуйте за NN, причем их портреты помещаются в финальном кадре рядом (у нас такой прием не “сработает” точно, так как в силу низкой ] политической активности основной части населения могут просто перепутать - за кого голосовать, а кого забаллотировать). Естественно, применяются и другие виды антирекламы в виде листовок, плакатов. У нас в стране телевизионных вариантов антирекламы пока очень мало, зато много печатной антирекламы, причем наиболее любимым является жанр “подменных листовок”, которые якобы распространяются оппонентом в период его избирательной кампании. Приведем пример из практики выборов Красноярского губернатора. Листовка “из штаба Лебедя”: “Просим собрать сведения о ваших соседях или знакомых, имеющих излишки жилой площади, сдающих квартиры внаем, занимающихся уличной торговлей, работающих "челноками", владеющих несколькими машинами, ведущих разгульный образ жизни. Эти данные просим направлять в адрес Александра Лебедя. Бандитам и жуликам - тюрьма, труженикам - благополучие!”. Другая листовка уже “лично от Лебедя”: “Помогите мне стать губернатором края. Это гарантия моей победы на выборах президента через два года. Не скрываю - мне нужны деньги на эту борьбу. Это обойдется каждому жителю всего в 4000 новых рублей. Средняя семья из трех человек, я думаю, может обойтись без 12000 новых рублей. Зато мы с вами спасем Россию, когда я стану президентом. Остальные деньги мне обещали в Америке Бжезинский и Киссинджер”. С помощью листовок передавались “слова Лебедя”: “На базе сибирского казачьего войска я создам из наших мальчишек ударные отряды, которые будут защищать интересы Красноярья там, где это потребуется губернатору”. Есть сведения, что был заготовлен и телевизионный ролик антирекламы против Лебедя: “Если военный у власти - жди войны”, но он так и не был в эфире. В штабах кандидатов на высокие выборные должности уже имеются специалисты по таким “спецэффектам”. “Инициативные группы избирателей” трудятся над антирекламой не только в Красноярском крае. В Оренбуржье была выпущена листовка в виде многотиражной газеты под названием “Дом, который построил мэр, или политика ТОЛЬКО чистыми руками”, где были представлены фотографии внешнего вида и убранства трехэтажных хором мэра, стоимостью один миллиард “старых” рублей. Дальше следовало наглядное сопоставление весьма скромной его зарплаты со стоимостью виллы и призыв голосовать против него. Такой вид антирекламы сейчас самый популярный в регионах России. Другим видом политической антирекламы является “обнародование конфиденциальной информации в результате ее утечки”. В частности, во время выборов в Государственную Думу в 1995 году Опубликовались “конфиденциальные данные” о судимости кандидатов в депутаты. Правда, при этом не указывались статьи Уголовного кодекса, на основании которых были осуждены эти кандидаты, что дало им возможность быстро перейти в контратаку, объявив себя “жертвами политических репрессий тоталитарного режима”. У нас в стране, повторимся, пока их мало, можно встретить на региональных выборах. Делаются они с большим количеством психологических ошибок, поэтому эффект может быть совершенно противоположным, совсем не таким, на который рассчитывали его создатели. Например, в 1998 на выборах в краевую Думу Краснодарского края был показан один такой образец. В нем на фоне сатирических частушек был видеоряд, в котором выступления губернатора Н. Кондратенко чередовались с куплетами Шарикова из фильма “Собачье сердце”. Этот ролик был направлен против сторонников губернатора. "Многих такое сравнение просто оскорбило. В результате партия губернатора одержала убедительную победу. В политической антирекламе часто применяются юмор, сатира и ирония. Политическая сатира в основном представлена в виде карикатур на политиков, пародий на них. На прошлых парламентских выборах предпринимались такие попытки. Карикатуры с соответствующими комментариями публиковались в раз-' личных изданиях, упоминались в обзорах прессы на телевидении. Доставалось практически всем, но в разной степени. Тут были и безобидные варианты, типа “Раз пошли на дело я и Хакамада...” на мотив известной “Мурки”, “Лебедь, рак да Скоков”, “Если дорог мой дом Газпром” и пр. Но были и весьма жесткие, содержащие серьезные обвинения. Думается, перед президентскими выборами и выборами в Думу эти виды антирекламы будут широко использоваться в практике политической борьбы. Крайним случаем политической антирекламы явля-ется^оздание “образа врага” по отношению к политическим оппонентам. Формирование “образа врага” обычно ведется последовательно в виде информационных кампаний в разных видах СМИ по следующим направлениям: - недоверие (все, что от него исходит, - неприемлемо) ; - негативное ожидание (от врага ждать хорошего нельзя); - возложение вины и отождествление со злом (все беды и несчастья только из-за него); - отказ в сочувствии (чем хуже врагу, тем лучше нам); - деиндивидуализация (враг не может обладать человеческими чертами); - черно-белый подход (друзья моих врагов - мои враги). Опыт в деле формирования “образа врага” у нас в стране огромный, не так давно армия “бойцов идеологического фронта” в различных партийных и комсомольских организациях всех уровней работала в этом направлении очень активно. С началом демократических преобразований многие из них “всей душой приняли идеи радикальных реформ”, активно в них включились, занимаясь по сути тем же делом, только, что называется, с “точностью до наоборот”. Если раньше они боролись, не жалея сил, за чистоту марксизма-ленинизма, то сейчас такими же средствами - против него. Методы хорошо знакомые, но они действенные. Элементы такой политической антирекламы были отмечены специалистами во время президентских выборов 1996 года. Тогда многими средствами массовой информации по отношению к Г.А. Зюганову применялся известный политический миф - “дьявол”, а к возглавляемой им КПРФ и коммунистическим идеям активно формировался “образ врага”. При этом лично их ни в чем не обвиняли, кроме того, что они являются идейными наследниками “кровавого режима”. При создании антирекламы нередко допускаются типичные психологические ошибки, которые снижают ее эффективность. Наиболее распространенной из них является сильно упрощенное, примитивное представление ситуации и самого политика. Так было с антирекламой, направленной против А. Лебедя во время губернаторских выборов в Красноярском крае. Ну ка-кие друзья ему Киссинджер и Бжезинский ? Они давно уже политические пенсионеры, сам генерал с ними никогда не контактировал. К тому же молодые избиратели о них вообще ничего не знают. Следующая ошибка - это смысловая сложность антирекламы, некая витиеватость задумок. Пример такой антирекламы, появившейся на прошлогодних выборах в Краснодарскую краевую думу, мы приведем полностью. Листовка, в ее верхней части текст: “Капиталист и коммунист. Возможно ли это? Да!!!” Ниже следует: Ещенко - владелец автосалона на ул. Московской. Еще ниже: Цены на наши машины самые дешевые. Для наших избирателей скидка - 3%. В самом низу написано почему-то вверх ногами: “На чужом горбу во власть не въедешь...” и подпись “Н.И. Кондратенко”. Бледный фон листовки: ЛЖЕотечество”. И все. Но самое интересное состоит в том, что, оказывается, эта листовка была призвана дискредитировать Ещенко! Но ведь цены-то у него в салоне самые низкие, во время избирательной кампании скидки 3% - это хорошо. В Программе КПРФ написано о приемлемости многоукладной экономики, в Государственной Думе есть капиталисты-коммунисты! Чем же плох тогда Ещенко? Эта листовка для него хорошая реклама, а не антиреклама. Чтобы антиреклама была эффективной, в ней непременно должны присутствовать острый юмор или язвительная ирония (если политика высмеять - для него это равносильно политической смерти), они действуют наиболее сильно.
Возможен сарказм или запоминающий и понятный миф, но ни в коем случае - пафос или смысловая сложность. Весьма перспективным направлением создания эффективной антирекламы является использование в ней такого любимого народом жанра, как политические анекдоты. Тяга к политическим анекдотам у нас в стране всегда была необыкновенная. Это обусловлено рядом психологических факторов. Во-первых, политические анекдоты наполнены юмором, а юмор выполняет множество важнейших для человека психологических функций, поэтому он обладает сильной притягательностью. Во-вторых, рассказывая анекдот, человек тем самым дает жесткую оценку тем, к кому он относится отрицательно, как бы наказывает их. При этом его нельзя “достать”. В-третьих, политический анекдот является хорошим средством самозащиты - обсуждение анекдота сплачивает людей, возникающие общие эмоции сближают, и это повышает внутреннюю уверенность - ты не одинок. Наконец, человек, рассказывающий анекдот, находится в центре внимания, к нему возникает неподдельный интерес, он слывет остроумным, а это повышает его личностный статус, что тоже очень приятно. Политические анекдоты обладают уникальными характеристиками, что делает этот жанр практически вечным. Они всегда актуальны (неактуальный политический анекдот быстро “умирает”, его никто рассказывать не будет), отличаются остротой. В них дается оценка сущности истинных явлений, а не предлагаемых народу версий. Удачный политический анекдот, как правило, обладает совершенной формой - переходя от одного рассказчика к другому, он выкристаллизовывается и шлифуется, становится понятным и доступным всем. Политические анекдоты всегда направлены против власти или конкретных лиц во властных структурах, а власть почти всегда непопулярна. (Например, кто знает анекдоты про лидеров политической оппозиции? Думается, их просто нет). В них обыгрываются как личностные качества руководителей, так и их деяния, истинные цели которых от народа не скроешь. Сейчас политических анекдотов очень мало, потому что появилась возможность практически все говорить открыто (а может быть те, кто их создавал, просто взяли паузу?). Но все же они иногда используются. Например, когда возникают разногласия с “самостийной и незалежной”, идет буквально волна остроумнейших анекдотов про украинцев. Возможно, это служит оправданием ошибок наших руководителей и дипломатов: “Ну разве с такими договоришься?” С помощью тиражированных анекдотических ситуаций в свое время “сносили” одного из фаворитов Б. Ельцина - Г. Бурбулиса. Создавались весьма серенькие анекдоты про демократов и президента. А вот в политической антирекламе их нет. Возможно, время их просто пока не пришло. Свидетельская или утверждающая политическая реклама В ней обычно содержится личный обоснованный призыв поддержать конкретного кандидата или партию. Наиболее распространенными являются ее телевизионные версии, хотя часто используется жанр печатной статьи или интервью. Данный вид политической рек- /fl/ ламы обычно строится по одной простой схеме: кто-то просто, доходчиво и образно говорит, почему он (или она) решил голосовать за конкретного кандидата или политическую партию. Эффективность такой рекламы во многом зависит от выбора персонажа, его заразительности и содержания сказанного. На Западе в таких случаях сначала обыгрывается жизненная ситуация персонажа (если он никому не известен) - как правило, это драматические события, - потом они “связываются” с политиком (“помог”, “поддержал”, “единственный, кто в трудную минуту откликнулся на просьбу”) и только после этого аргументировано призывают голосовать за него. Такой алгоритм свидетельской политической рекламы является наиболее эффективным. Часто “свидетелями” являются хорошо известные люди, “кумиры”, “лидеры мнений”, чьи суждения и оценки значимы для какой-то группы избирателей. Отечественная свидетельская реклама находится на этапе свего становления. Были попытки применения ее на выборах в Государственную Думу в 1995 году. Тогда Зиновий Гердт и Булат Окуджава убеждали голосовать за “Демократический выбор России” (ДВР), а Наталья Гундарева - за “Женщин России”. Н. Гундарева, обладающая яркой внешностью классической русской красавицы, любимая всей страной, выступила очень сильно, эмоционально, “с болью в сердце”, многих убедила, а вот 3. Гердт и Б. Окуджава с этой задачей в полной мере не справились. Скорее всего сыграл свою роль перенос их сценических и творческих образов (у Гердта они в основном комедийные) на содержание сказанного. К тому же, Окуджава не умел выступать с пафосом, а здесь он как раз и нужен. Да и почитателей у них много меньше, чем у Н. Гундаревой. Скорее всего, повлияла и их национальность - русских в России подавляющее большинство, а получается, что за ДВР никто из известных русских не стал призывать голосовать, а обиженных именно русских в России сейчас очень много. Телевизионные ролики свидетельской рекламы в избирательной кампании президента России в 1996 году были просто бесцветными: невыразительные, никому не известные персонажи (“простые труженики из народа”) скучно говорили общие слова, апеллировали к “общечеловеческим ценностям”, а под конец заявляли, что будут голосовать за Ельцина. В свидетельской рекламе часто допускается еще одна психологическая ошибка - знание выдается за доверие. В одной из московских газет во время выборов в Московскую городскую Думу была крупными буквами опубликована фраза известного артиста Льва Дурова: “НП? Я его знаю!” Создатели такой свидетельской рекламы решили, что этого достаточно. Знать человека можно с какой угодно стороны. Главное в ситуации выбора - можно ли ему доверять? Поэтому писать надо был бы примерно так: “НП? Достойный человек! Я ему полностью доверяю!” Уверены, за свидетельской рекламой - большое будущее. В заключении хотелось бы остановиться на некоторых аспектах создания телевизионной политической рекламы. В основном будем апеллировать к американскому опыту, там за прошедших четыре десятилетия действительно весьма преуспели в этом (более подробно смотреть в работах Н.А. Голядкина). Политическая реклама как вид политических коммуникаций там появляется на самых ранних стадиях избирательной кампании. Ее цель - чтобы как можно больше избирателей узнали хорошее о кандидате. “Идентификационная” политическая реклама нередко напоминает семейный альбом, воссоздающий биографию политика с раннего детства. Особым успехом пользуются сюжеты, отражающие службу в армии, спортивные состязания в университете, семейные узы. При этом ненавязчиво демонстрируются такие качества кандидата, как честность, простота, любовь к труду, заботливое отношение к людям и пр. Дальше в ход вступает свидетельская реклама. Если кандидат уже занимает высокую выборную должность, то в свидетельской рекламе говорится о его преданности делу, ответственности, блестящих деловых качествах. На данном этапе на основании анализа обратных связей, откликов на данные виды рекламы нащупыва-ется простой, понятный и действенный лозунг, объединяющий все это. Так были вычислены следующие лозунги: “Человек, который сейчас нужен Америке” - Никсон; “Для блага народа” - Макговерн; “Время платить по счетам и работать” - Клинтон. После этого создается и транслируется так называемая “аргументационная” политическая реклама. В ней обосновываются причины, по которым следует поддержать данного кандидата, то есть избирателю помогают создать внутреннюю мотивировку выбора. При этом сами аргументы могут быть разными, но обязательно отражающими сильные стороны кандидата. “Аргументационная” реклама перемежается с “проблемной”, в которой излагаются позиции кандидата по многим вопросам. По форме - это очень короткие ролики (споты), длящиеся буквально несколько секунд, но весьма выразительные. Существует несколько рекомендаций по созданию таких спотов. Прежде всего, в них должны быть отражены проблемы широкого характера, волнующие многих. Они также должны быть простыми (одна идея на один спот) и образными, затрагивающими чувства людей. На следующем этапе создается антиреклама, направленная против основных политических конкурентов. Главной их особенностью является концентрация внимания на конфликте между кандидатами - “один плохой, он против того, чтобы..., а другой хороший, он за то, чтобы...” - буквально так. В финальной части такой рекламы два портрета конкурентов с призывом голосовать за одного и забаллотировать другого. Эти ролики также очень короткие, продолжительностью до десяти секунд, не более. На финише избирательной кампании запускаются обобщающие ролики мажорного, оптимистического содержания. В них обычно аккумулируется все, что было сказано ранее о кандидате, поэтому они легко узнаваемы. Это последняя точка, подводящая к решению о выборе. Итак, в Америке принято создавать несколько специализированных вариантов телевизионной политической рекламы. Это дорого, но иначе избирательная кампания теряет всякий смысл. Независимо от вида, американская телевизионная политическая реклама базируется на трех основных принципах: просто.те изложения, повторяемости, связанности изображения и текста. Простота обеспечивает ее понимание всеми, повторяемость способствует лучшему запоминанию, а связанность - запрограммированному “осмыслению” Продолжительность спотов на разных этапах избирательной кампании никак не регламентируется, так как многое зависит от личности кандидата. Но обычно они длятся от пяти секунд до одной минуты. Будет ли перенесен американский опыт создания телевизионной политической рекламы в нашу избирательную практику, покажет время. Во всяком случае, это сделать будет непросто, хотя бы по экономическим причинам.

<< | >>
Источник: А.А. Деркач, В.И. Жуков, Л.Г. Лаптев. Политическая психология: Учебное пособие для вузов. - М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга. - 858 с. 2001

Еще по теме Специальные виды политической рекламы:

  1. СПЕЦИАЛЬНЫЕ НАВЫКИ: ОТЛИЧНОЕ ЗНАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СРЕДСТВ РЕКЛАМЫ
  2. ЧАСТЬ VI. ДРУГИЕ ВИДЫ РЕКЛАМЫ
  3. ВИДЫ РЕКЛАМЫ
  4. Лисовский С.Ф.. Политическая реклама, 2005
  5. § 7. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности
  6. РОДЫ, ВИДЫ И ЖАНРЫ ЖУРНАЛИСТИКИ. ТИПОЛОГИЯ РЕКЛАМЫ
  7. ЭФФЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕКЛАМЫ
  8. МЕТОДЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕКЛАМЫ
  9. Психологические воздействия в политической рекламе
  10. Общие психологические требования к политической рекламе
  11. 6.2. Политическая реклама как интегративная агитационно-пропагандистская технология
  12. Виды политического насилия
  13. 16. Политический режим: понятиен виды
  14. ГЛАВА 22.РЕКЛАМА В РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛЕ И БИЗНЕС-РЕКЛАМА
  15. ГЛАВА 17.РЕКЛАМА В СПРАВОЧНИКАХ И ВНЕШНЯЯ РЕКЛАМА
  16. Раздел IV ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СПЕЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ И СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  17. Специальные библиотеки 3.4.1. Общая типологическая характеристика специальных
  18. 3.4. Четвертый период эволюции: от осознания необходимости специального образования для отдельных категорий детей с отклонениями в развитии к пониманию необходимости специального образования для всех, нуждающихся в нем. Развитие и дифференциация системы специального образования
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -