<<
>>

Этнокультурный фактор, национализм и сепаратизм

Общее состояние этнических культур в России достаточно благоприятное, а климат межэтнических отношений на уровне населения характеризуется толерантностью, несмотря на раскол элит по этническому принципу и рост настроений ксенофобии и некоторых экстремистских идеологий и деятельности.
В России сохраняются языки и другое культурное своеобразие представителей около ста этнических общностей и в то же время имеется высокий уровень интегрированности в доминирующую российскую культуру на основе русского языка. Положительным явлением стало развитие экстерриториальных национально-культурных автономий (после принятия соответствующего закона 1996 г.) как одной из форм внутреннего самоопределения народов. Эта деятельность должна развиваться при некоторой поддержке государства, но в основном за счет ресурсов самих этнических общин и их самоорганизации. Закон 1996 г. требует некоторой коррекции именно в эту сторону и в сторону дебюрократизации системы национально-культурных автономий (убрать деление автономий на федеральный, региональный и местный уровни, допустить множественность образований от имени одной этнической общности, осторожнее выразиться о господдержке). В перспективе главными представляются усилия по поддержке культурного многообразия населения страны при должном уровне интеграции в общероссийскую социальнокультурную общность на основе русского языка. Развитие двуязычия и многокультурности — наиболее оптимальная стратегия для нерусского населения страны и для части русских, проживающих в этнотерриториальных автономиях. Это культурное многообразие будет увеличиваться за счет иммиграции в Россию представителей нерусских народов из других стран бывшего СССР и за счет более высокой рождаемости среди части нерусского населения страны (Северный Кавказ, выходцы из стран Средней Азии и Закавказья). Одновременно будет уменьшаться доля русского и некоторых других народов страны.
Демографически эти процессы регулируются очень трудно, и едва ли эту тенденцию можно и нужно менять (до 1991 г. в российской истории этнические русские никогда не составляли более 51% населения страны), ибо к прочности государства и к его благополучию это не имеет прямого отношения. Оптимальная стратегия — избегать резких перемен в привычных пропорциях населения на уровне местных сообществ и крупных мегаполисов, а также пространственной этнической сегрегации (этнических кварталов), осуществлять политику культурной и социально-политической интеграции населения, снижать значимость этнической принадлежности граждан, признать реальность существования множественной идентичности ("многонациональности" на уровне личности), отказаться от государственного вмешательства в вопросы этнической идентификации. Перепись населения должна проводиться по более современным критериям, с фиксацией сложной этнической принадлежности. В России сохраняется старое советское отношение к так называемому национальному вопросу, суть которого в жесткой государственной институализации этничности граждан и придании неоправданной значимости этническим общностям как неким базовым социальным группировкам ("народам" или "этносам"), из суммы которых состоит российская гражданская и социально-культурная общность. На этой базе формируется периферийный национализм (национализм нерусских народов), который обретает крайние формы, вплоть до вооруженного сепаратизма. Именно этот фактор составляет одну из наиболее серьезных угроз национальной безопасности России. Главными инициаторами этого национализма является многочисленная, особенно гуманитарная, интеллигенция нерусских народов. Радикальный национализм меньшинств поддерживается некоторыми представителями российской радикальной демократии как ложно понимаемая форма правозащитной политики. "Этнические предприниматели" из числа местных активистов осуществляют успешную массовую мобилизацию и способны создавать экстремистские группировки, особенно если добавляются лозунги политического ислама или другие экстремистские идеологии.
Эта форма национализма получает внешнюю поддержку и симпатии. Задача государства и общества — окончательно развенчать миф "национальных движений" и "национальных возрождений", который содержит в себе конфликтную мифологию и на самом деле представляет собой способ мобилизации этнического фактора в ситуации борьбы за власть и приватизируемые ресурсы. Особые меры необходимы в отношении гуманитарной интеллигенции республик и части нерусской интеллигенции в Центре, которые выступают главными "разоблачителями имперской политики" собственного государства на территории собственной страны. Одна из таких срочных мер — переориентация подготовки .нерусской молодежи в сторону более полезных для общества и его модернизации профессий (меНБ=~ ше филологов,'истррйков, археологов! этнографов и философов и больше менеджеров, социальных/работников, психологов, юристов, управленцев и прочих)./ [ Другое важнейшей-щаправлецие — это инкорпорация нерусских элит в Центре и придание центру государства (от власти до СМИ), многокультурного облика, чтобы уменьшить степень отчужденности этнической периферии от остального государства и основного населения страны. Здесь огромное поле деятельности, начиная от текстов учебников вплоть до визуальных телеобразов и языков вещания. В сфере межэтнических отношений особым вопросом является рост русского национализма и в целом ксенофобии среди населения, особенно в отношении выходцев с Кавказа и из Средней Азии. Доктринально неверные установки о некой 11 государствообразующей нации", а также дебаты о "русскости" (вымирание, уникальность, величие и прочие) способствуют эмоциональной и политической солидарности некоторой части населения, которое считает себя русскими, но радикально раскалывает страну по основному этнокультурному разделу. Это блокирует развитие общероссийского (гражданского) патриотизма и консолидацию населения во имя задач социального преуспевания и демократического обустройства страны. Как ханьцы — основной народ Китая уступают приоритет в пользу многоэтничной китайской нации, кастильцы — в пользу многоэтничной испанской нации, англичане — в пользу британской нации, так и этнические русские должны будут (это фактически и существует на уровне обычного сознания) отдать предпочтение российской общности и российскому патриотизму, в котором русскии язык и русская культура и без того имеют доминирующий статус. Именно так обстояло дело в дореволюционной России, когда понятие 14великоросс" не имело узкоэтнического смысла, а к русским относились все, кто принял православие. Эта важнейшая доктринальная переоценка в пользу российское™ явно затянулась и даже переживает рецидивы движения вспять по части проектов русской нации, но она должна быть срочно осуществлена, пока не сформировалось поколение населения на основе формулы "многих наций", отторгающих российскость как высшую коллективную ценность.
<< | >>
Источник: В. А. Тишков. Этнология и политика. Научная публицистика. 2001

Еще по теме Этнокультурный фактор, национализм и сепаратизм:

  1. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  2. Советские корни, постсоветские всходы
  3. Глава 21 НАЦИИ И НАЦИЕСТРОИТЕЛЬСТВО
  4. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  5. 1. ФИЛОСОФСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ДИАЛОГА КУЛЬТУР (на примере Северного Кавказа)
  6. Гл а в а 12 РЕГИОН: РЕАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТ ИЛИ «МУСОРНЫЙ ящик»?
  7. ЧТО ЕСТЬ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ?
  8. Этнокультурный фактор, национализм и сепаратизм
  9. 1.1. Возрождение этнической культуры как социально-               историческая проблема
  10. §3. Образование как способ профессиональной идентификации