<<
>>

Острая сила

Острой силой мы назвали военную силу, а значит, она имеет исключительно практический и несентиментальный характер. Американская внешняя политика строится на правилах, которые были бы понятны хеттам21 или древним римлянам.
Армия — это институт, основывающийся на приказах: президент консультируется с Объединенным комитетом начальников штабов ОКНШ и издает приказы, которым военные подчиняются. Такая система похожа на то, что существовало издревле; ее во всей нашей политике Клаузевиц, скорее всего, признал бы, а возможно, и одобрил. Система безопасности берет начало в своей стране. После того как в 1823 году была провозглашена доктрина Монро22, ключевая задача американской политики безопасности заключалась в том, чтобы держать страны Европы и Азии на расстоянии от западного полушария. Половина мира не должна была управляться прежними европейскими методами, если бы только мы смогли этого добиться. Не должно быть интриг в отношениях между великими державами, никаких межконтинентальных союзов. Поскольку мы стали сильнее и получили возможность стоять на своем, то потребовали, чтобы никаких европейских или азиатских военных баз не было на всем пространстве от мыса Барроу до мыса Горн23. Время от времени наши неблагодарные соседи отвергали монополию США на власть, но это не поколебало решимости нашей страны по-своему решать военные вопросы. Во всяком случае, мы были намерены сами решать, что нам считать своим домом. Американцы стали постепенно приходить к выводу, что их внутренняя безопасность зависит также и от положения дел в Евразии, в особенности на восточных и западных оконечностях этого суперматерика, на котором проживало более половины населения Земли и который раскинулся от Берингова моря до Гибралтара. Как прежде британцы, американцы решили, что если какая-то держава (кроме нас, а уж себе-то мы можем доверять) станет господствовать в одном из названных регионов, то у нее найдутся ресурсы, а возможно, и появятся мотивы для того, чтобы бросить нам вызов и угрожать Соединенным Штатам на их территории.
Официальные лица, ответственные за политику безопасности, также следят за ситуацией на морских и воздушных транспортных путях. В мирное время транспортные пути жизненно важны для нашего благополучия и для процветания наших союзников; в военное время мы обязаны контролировать транспортные пути, чтобы быть в состоянии оказать поддержку союзникам и снабжать всем необходимым наши силы на других континентах. Великобританию во время мировых войн едва не разгромили немецкие подводные лодки. В современном мире, в эпоху интегрированных рынков и глобальных сетей распространения товаров всякое вмешательство в обращение товаропо- токов может обернуться катастрофой. На протяжении шестидесяти лет в Соединенных Штатах не было сколько-нибудь серьезных дебатов о том, должны ли интересы морских и воздушных сил рассматриваться как второстепенные; дебатировался лишь вопрос о масштабе ресурсов, которые должны быть задействованы для обеспечения безопасности торговли и нашей способности входить в ключевые проблемные районы. Наконец, судьба распорядилась так, что Средний Восток стал для Соединенных Штатов жизненно важной зоной, отчасти потому, что мы намерены сохранить под своим контролем нефтяные запасы, но также и по другим причинам. С американской точки зрения, на Среднем Востоке нас могут подстерегать две опасности. Во-первых, некая внешняя сила (например, Советский Союз во времена «холодной войны») может попытаться взять под свой контроль нефтяные месторождения Среднего Востока или, как минимум, вмешаться в деятельность служб снабжения США и их союзников. Во-вторых, одно государство на самом Среднем Востоке может возвыситься на уровне региона и попытаться добиться того же самого. Попытки Египта, Ирана, а в самое последнее время — Ирака провалились, в основном благодаря политике Соединенных Штатов. В некоторых отношениях вызов, брошенный нам Усамой бен Ладеном, напоминает все те угрозы, с которыми Соединенные Штаты сталкивались в этом регионе в течение шестидесяти лет. Сподвижники бен Ладена и все, кто их поддерживает, хотят вытеснить Соединенные Штаты со Среднего Востока, создать там единое теократическое государство и наложить руку на нефтяные запасы этого мусульманского региона.
В таком случае сторонники бен Ладена используют добытое преимущество для того, чтобы укрепить свое господство, расширить свою власть над всем мусульманском миром и приложить усилия к тому, чтобы распространить свою идеологию и свое влияние в глобальном масштабе. Режим талибов в Афганистане пока остается единственным примером того, как может выглядеть подобное правительство, тесно связанное с бен Ладеном, и пример этот устрашает. Правление талибов в Афганистане отмечено экономической стагнацией, политической нетерпимостью и чудовищным угнетением женщин. На международной же арене Афганистан предстал источником угрозы миру и безопасности во всем остальном мире. В этой стране проходили подготовку и экипировку десятки тысяч террористов, и эти процессы постоянно набирали обороты. Превращение Среднего Востока в подобный же террористический центр, да еще при наличии нефти как источника материальных ресурсов для приобретения, усовершенствования и распространения оружия массового поражения, — это абсолютно неприемлемый для Соединенных Штатах сценарий, и его осуществление необходимо предотвратить любой ценой. В Азии, Европе и на Среднем Востоке Соединенные Штаты создали систему союзов и военных баз, призванных поддерживать стабильность в угрожаемом регионе. В целом США разместили за рубежами своей страны на постоянной основе более 250 ООО профессиональных военных; около 43 % располагаются на территории стран НАТО, приблизительно 32 % — в Японии и Корее24. Кроме того, Соединенные Штаты в состоянии переправить значительные силы в регионы, откуда может исходить угроза, в том числе на Средний Восток, в случае обострения напряженности, и благодаря этому они сохраняют возможность контроля над морскими и воздушными коридорами, необходимыми для безопасности их выдвинутых на передний рубеж баз. В рамках этой большой военной стратегии Соединенные Штаты содержат самые большие в мире службы разведки и электронного наблюдения. Бюджет разведки США оценивается более чем в 30 миллиардов долларов, что превышает общие военные бюджеты Германии, Франции и Саудовской Аравии, вместе взятых25.
С течением времени в американском стратегическом мышлении произошел заметный поворот в сторону осознания необходимости подавляющего военного превосходства как надежнейшей основы национальной безопасности. Отчасти причиной такого поворота послужили очевидные аргументы в пользу большей безопасности, но дело еще и в том, что превосходство принесет нам и другой существенный эффект. Если мы достигнем такой степени военного превосходства, что всякое противостояние покажется безнадежным, другие страны могут оставить любые попытки. Соревнование в области безопасности и дорого, и опасно. Достижение подавляющего военного превосходства может не только удержать потенциального противника от военных ударов, но и удержит другие державы от попыток дать отпор осуществлению американского проекта. В долгосрочной перспективе такой сценарий может оказаться дешевле и надежнее, чем идти лишь на полкорпуса впереди; во всяком случае, такие аргументы можно привести в поддержку осуществляемой политики.
<< | >>
Источник: Уолтер Рассел Мил. Власть, террор, мир и война. Большая стратегия Америки в обществе риска. 2006

Еще по теме Острая сила:

  1. ГЛАВА II ОБ ИЗМЕНЕНИИ, ПРОИСХОДЯЩЕМ С ДВИЖЕНИЕМ, КОГДА НОВАЯ СИЛА ПРИБАВЛЯЕТСЯ К ПЕРВОЙ
  2. Глава двадцать первая О СИЛАХ [И СПОСОБНОСТЯХ] (OF POWER)
  3. 2. Значение ленд-лиза в оснащении вооруженных сил СССР
  4. 6.5. Февральская (1917) революция в России. Расстановка политических сил в стране и проблема исторического выбора.
  5. Силы витализма
  6. БОРЬБА СИЛ ДЕМОКРАТИИ И РЕАКЦИИ
  7. РАССТАНОВКА ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ ПОСЛЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ И БОРЬБА ЗА СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ
  8. УДАЛЕНИЕ КОММУНИСТОВ ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВА. «ТРЕТЬЯ СИЛА»
  9. 2.1 Cиндром кризиса середины жизни: острая индивидуальная тоска на фоне общепризнанных успехов
  10. Острая сила
  11. Липкая сила
  12. 3 Сила гегемонии и гармоничная конвергенция37
  13. 5 Упадок фордизма и вызов американской силе
  14. Остров сей Понта Святой
  15. Силы ПсО в миротворческих операциях и в акции по «восстановлению демократии» в Гаити
  16. Знание — сила
  17. Вооруженные силы
  18. ГЛАВА II МЕРА САМОЭКСПЛУАТАЦИИ ТРУДОВЫХ СИЛ КРЕСТЬЯНСКОЙ СЕМЬИ. ПОНЯТИЕ ВЫГОДНОСТИ В ТРУДОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  19. 7.2. Силы, движущие и тормозящие культурную эволюцию
  20. Империалистическая теория «армии как ведущей силы» в борьбе народов за национальное и социальное освобождение