<<
>>

Причины сепаратизма

Образование современной системы государств, в том числе и на основе бывших колониальных империй, произошло не благодаря, а вопреки этническому сепаратизму. Каждый раз борьба политических активистов или вооруженных группировок от имени этнических групп за выход из существующих государственных образований и создание новых государств заканчивалась кровавыми конфликтами и массовыми насильственными перемещениями населения.
Фактически ни один случай вооруженного сепаратизма не закончился достижением политической цели. Там, где сепаратизм существует только в политической форме, его сторонники десятилетиями не могут добиться согласия большинства населения на разрушение общего государства. Что касается распада СССР, то он произошел и был признан международным сообществом не потому, что некие этнические общности реализовали право на самоопределение, а потому, что имело место согласие правящих элит на упразднение государства (вернее, существовавшей политической системы) на основе состоявшихся референдумов среди населения вновь возникших государств. Кстати, в этом смысле все участвовавшие (и даже голосовавшие против независимости) в референдумах не латыши и не эстонцы являются равноправными создателями государств Латвии и Эстонии, и они были исключены из гражданства противоправно. Последнее оказалось возможным только по причине политической растерянности и обмана "нетитульного" населения новых государств, а также благодаря внешней поддержке невиданного по своим масштабам нарушения прав человека во имя скорейшего геополитического развода между Прибалтикой и остальной частью бывшего СССР. Западные стандарты спокойно выдержали беспрецедентный случай, когда большинство населения столицы государства Латвия перестало быть гражданами своей страны из-за этнического происхождения. Хотя легитимность Беловежских соглашений и республиканских референдумов вызывает до сих пор много споров, распад СССР стал свершившимся фактом.
Население бывших 15 союзных республик обрело государственный суверенитет и легитимные власти. Самоопределились многоэтничные гражданские нации, а не просто этнические казахи, литовцы, русские, украинцы, эстонцы и прочие, хотя риторика этнонационализ- ма, под лозунгами которой шла политическая мобилизация за независимость, сохраняет свои позиции почти во всех постсоветских странах. Аналогичный по сути процесс, только в сопровождении более разрушительных конфликтов и с большей долей внешних воздействий, произошел и в СФРЮ, которая распалась на пять государств со сложным составом населения. Однако чем больше увеличивается число вновь возникающих государств, тем больше становится сторонников сепаратизма и самоопределения отдельных этнических групп. Ибо известно, что чем больше государств, тем больше меньшинств (а не наоборотГ|7ибо каждые новые~границы создают^^делег?1 ные общности и в каждом новом государстве культурное многообразие порождает новую групповую отличительность по отношению к новой доминирующей группе. "Многонациональ- ность" как идеологическая основа сепаратизма появляется не там, где этническое разнообразие в изобилии, а там, где среди меньшинств есть достаточное число образованной интеллигенции и политических активистов, желающих стать доминирующим большинством (на языке сепаратистов — добиться "национального освобождения"). В этом смысле социалистические страны создали прекрасный материал для сепаратизма, положив с саморазрушительной декларативностью этнический фактор в основу внутреннего государственного устройства и вложив огромные ресурсы в образование и культурное развитие меньшинств ("социалистических наций"). Незадолго до распада Югославия была признана экспертами ООН как одно из самых примерных государств с точки зрения обеспечения прав меньшинств. Да и СССР выглядел с этой стороны более чем пристойно, если не считать сталинских депортаций и антисемитизма. Вполне естественно, что попытки продолжить дезинтеграцию обруганных "многонациональных империй" инициировали лидеры бывших "двойных меньшинств" (армяне в Азербайджане, абхазы и южные осетины в Грузии, чеченцы в РСФСР, албанцы в Сербии).
Эти попытки встретили жесткое противодействие со стороны властей новых государств. Однако сепа- ратизм оказался столь привлекательным и внешне простым способом решения противоречий лля многоэтничных госу- дарств, что в ряде случаев ему удалось мобилизовать внутренние и внешние ресурсы и довести дело до разрушительных воо- руженных конфликтов. Эти конфликты затронули постсовет- скиеТбсударства (Россию, Азербайджан, Молдову, Грузию), новую Югославию, Боснию и Македонию. Свою долю в эскалацию сепаратистских конфликтов на уровень настоящих войн внесли сами государства и национализм шовинистического толка, а также оказавшиеся за пределами "исторической родины" местное население и военные. Абхазия — яркий пример того, как шовинизм грузин и позиция местных русских помогли оформиться непримиримому сепаратизму абхазского меньшинства. Явочный распад СССР и СФРЮ породил проблемы обустройства новых многоэтничных (на советском жаргоне — “многонациональных") государств, в которых, вполне естественно, появились свои меньшинства. В ряде ситуаций последние действительно почувствовали угрозу со стороны новых властей, исповедовавших часто крайние формы этнонационализма от имени титульных наций. Естественную тревогу не могли не вызывать лозунги типа "Грузия для грузин!" или политика языкового национализма и выталкивания нетитульного населения из власти и процессов приватизации. Кое-где, как, например, в Грузии и Югославии, были сделаны попытки силой упразднить уже существовавшие формы внутренних этнотерриториаль- ных автономий. Это были грубые ошибки новых властей, хотя не менее грубыми просчетами являлись установка на безграничную суверенизацию и утрата государственного контроля над армейскими арсеналами, как это произошло в России, когда воинственный сепаратизм в Чечне получил вооружения на целую армию. Аналогичные ошибки в отношении сепаратизма допустили в свое время и другие страны. Драматичная и запутанная история сепаратизма не отменяет единственно правильной политики в современном мире — это мирное урегулирование внутренних конфликтов, связанных с жизнью многоэтничных сообществ, с формированием новых государств на демократических началах и с признанием императива многокультурности.
Все проблемы — от Карабаха, Абхазии, Чечни до Косово — можно и нужно было решать через мирные и демократические процедуры, через настойчивую политику отстаивания интересов определенных групп и регионов. Как показал опыт Татарстана, именно на этом пути можно было добиться гораздо бсйшпетои избежать непоправимых жертв и разрушений. Более отчаянные головы с опытом работы с древними рукописями (Владислав Ардзинба и Левон Тер-Петросян) или занимавшиеся писательством (ЗелимхагГШдарбйевТЙбрагим Ругова) предпочли мятеж. В ответ на этот вызов нашлись не ведающие компромиссов и не жалеющие жизни своих граждан президенты (3. Гамсахурдиа, Э. Шеварднадзе, М. Снегур, Б. Ельцин, С. Милошевич) и министры обороны (Т. Китовани, П. Грачев), которые стали восстанавливать "конституционный порядок". Виноваты те и другие. Недавние расчленения государств под напором периферийной сецессии (или инициированные Центром) позволяют сделать вывод более глубокий, чем метафора о неизбежности "распада империй" и "триумфа наций" . Этот вывод-урок касается всей современной системы государств и их общей озабоченности по поводу "мира с (бес)порядком". Фактор политизированного исторического детерминизма важен, но еще более значим и научно историчен вывод о том, что признание новых государств в уже огосударствленном мире не должно происходить поспешно. Тем более, если старое государство еще существует и не признает своего распада и если остаются меньшинства, выступающие против раздела. Тогда необходимы серьезнейшие аргументы в пользу того, что новое государство действительно состоялось и что через подлинное самоопределение это ведет к благу разводящихся сторон. Поспешное же признание без такой уверенности есть признание насилия воинственных лидеров и вооруженных сект, которые узурпируют "волю народа". Хельсинский принцип "нет изменению границ силой" не устарёХи для нового мира.
<< | >>
Источник: В. А. Тишков. Этнология и политика. Научная публицистика. 2001

Еще по теме Причины сепаратизма:

  1. 1.5. Модельное представление о генезисе и функционировании социально-политических общностей как социально-территориальных систем
  2. 2.1. Переход к удельному периоду: предпосылки, причины, значение.
  3. 4, Газеты об антибольшевистском движении
  4. 1. Причины, характер, содержание и последствия политической раздробленности Древнерусского государства.
  5. Глава 23 УЧЕБНЫЙ МАТЕРИАЛ: ЭТНОНАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА НА УКРАИНЕ.
  6. Глава 26 ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТРУДНОСТИ ПРОЦЕССА СБОРКИ СОВЕТСКОГО НАРОДА
  7. Глава 34 ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ И РУССКОГО НАРОДА: ПРОЕКТ ЭТНОНАЦИОНАЛИЗМА
  8. Дела сепаратные и трагические
  9. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  10. у р о к 18. Региональные конфликты
  11. Лекция 13. Региональные и локальные конфликтына современной политической карте мира
  12. 7.3.2. Территориально-политическое устройство государств