<<
>>

РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ

Образование новых государств после распада СССР создало ситуацию, когда за пределами России несколько десятков миллионов, главным образом этнических русских и ассимилированных в русскую культуру лиц, столкнулись с неблагоприятной социально-политической и культурной ситуацией, заставившей их заявить о своей связи с Россией и назвать ее своей первой или второй родиной, и даже предпринять переезд в Россию с мест своего проживания.
Это, в свою очередь, создало долговременную и сложную политическую и гуманитарную проблему в отношениях между новыми государствами, а также ее болезненные внутриполитические проекции в самой России. Причинами появления проблемы соотечественников стали следующие: — неодинаковый уровень социально-экономического развития новых государств, при котором Россия имеет реальные или потенциальные преимущества перед всеми, кроме стран Балтии, что заставляет многих жителей отдать предпочтение России как более благоприятному месту проживания и использовать для осуществления этого решения факт этнической принадлежности к одной из российских национальностей; — доктрина и практика этнонационализма, утвердившаяся в постсоветских государствах, а также недостаточный уровень демократии и гражданских институтов, которые не дали возможность установить, а тем более осуществить равноправие тех, кто эти государства создал, т.е. всех жителей, но позволили дискриминировать часть населения по этническому признаку вплоть до исключения из гражданства и попыток насильственной ассимиляции и выталкивания; — нестабильность ряда новых государств, отсутствие в них гарантий безопасности, внутренние и межгосударственные конфликты, бытовой национализм и нетерпимость, возрастающие межэтническая разобщенность, узурпация власти, ресурсов и культурно-информационного пространства в пользу представителей так называемых коренных наций; — наличие в России значительной и политически активной части граждан, которые имели и сохраняют глубокие связи с бывшими республиками, а также тех, кто уже был вынужден переехать в Россию, неся с собою травмы, недовольство и политический активизм; — проявленный в отношении этой проблемы со стороны международного сообщества двойной стандарт, который был обусловлен стремлением закрепить распад СССР и не позволить России занять место определяющей державы в регионе, а тем более осуществить в его рамках частичную реинтеграцию.
Многозначная природа проблемы создает различные формы ее проявления и требует адекватной и перспективной политики государства в данной сфере. Главные стратегические вопросы: кто есть и будет в будущем считаться российскими соотечественниками, какое государство несет за них основную ответственность, каковы цель и содержание политики России в данных вопросах и как эта политика увязывается с другими аспектами внешней политики и внешних связей? Поиск точных ответов и политический курс в отношении российских соотечественников претерпел в целом позитивную эволюцию: от непонимания и игнорирования проблемы до ее осознания как одной их важнейших государственных проблем и принятия особых правовых актов, деклараций и федеральной программы. Однако до сих пор нет согласованного мнения и политического консенсуса в данном вопросе. Продолжаются политические импровизации и амбициозные попытки осуществить непродуманные проекты наподобие массового двойного гражданства или репатриации выходцев из России и бывшего СССР. Отправным принципом политики должно быть положение, что основную ответственность за гарантии индивидуальных и коллективных прав и обеспечение приемлемых условий социального существования всех бывших жителей союзных республик несут образовавшиеся на их территориях государства. Задача России вместе с международным сообществом состоит в поддержке развития демократии, экономического преуспевания и политической стабильности в этих государствах, на основе которых могут быть обеспечены благоприятные условия для жизни и социально-культурных запросов многочисленного населения русского и иного этнического происхождения, связанного с культурой народов России и идентифицирующего себя с ней в той или иной степени. Следует настаивать на предоставлении властями новых государств основных прав и создании необходимых условий для данной категории населения. Политика Латвии и Эстонии по вопросам гражданства противоречит основам демократии и международным нормам, грозит внутренней стабильности этих государств, а значит и интересам России.
Мягкая позиция Запада в этом вопросе вызвана антироссийским синдромом и североевропейским солидаризмом, которые по возможности необходимо преодолевать и осуждать. Важно акцентировать внимание на социально-экономической и политической интеграции соотечественников в рамках новых государственных образований и сдерживании эмиграции, особенно массовой, в Россию, где отсутствуют прежде всего экономические возможности для приема и обустройства эмигрантов. Массовый отъезд русских из стран ближнего зарубежья лишит Россию благоприятно расположенной и гуманитарно связанной с нашей страной категории граждан этих государств. Именно эта часть населения сдерживает откровенный национализм и антироссийские настроения, служит связующим звеном с Россией, а также перспективной базой для экономических связей, рынком для российских товаров и культурной продукции. Отъезд русских увеличит расхождение во всех сферах жизни между Россией и ее соседями, а в самой России создаст социальную базу для долговременного недовольства и неприязни к стране изгнания. В политике интеграции основное внимание должно быть обращено на содействие самоорганизации и экономическому благополучию русскоязычных общин, что позволит им законными средствами и в мирных формах добиваться и обеспечить свое политическое представительство и равный статус, а также создать условия для сохранения и развития собственной культуры наряду с освоением культуры "основного" народа. Ставка на культурную ассимиляцию российских соотечественников является маловероятной даже в дальней перспективе (за исключением малой части русских в центральной и западной Украине) прежде всего по причине высокого мирового статуса русского языка и культуры, а также наличия по соседству в России основного ядра представителей этой культуры. В этой же связи следует считать необоснованным выдвигаемый соседними государствами принцип "зеркального" обеспечения культурных условий и статуса для аналогичных групп меньшинств в России. Россия обязана предоставить равные социальные и политические права украинцам, казахам, латышам и другим группам российских граждан, как это должно быть сделано в отношении русских или татар в других странах, а также всячески содействовать их культурным запросам в сфере языка и образования.
Но равного культурного статуса украинцев в России и русских на Украине быть не может, поскольку украинцы и другие аналогичные группы в России гораздо более ассимилированы в русскую культуру, чем русские в украинскую, молдавскую, латышскую или казахскую культуры. Критерием политики должны быть запросы самих граждан, и дерусификация (или украинизация) украинцев в России имеет столь же малые шансы, как украинизация или казахизация русских на Украине и в Казахстане. То и другое представляет собой форму насилия и узурпацию интересов и прав людей в угоду политическим установкам. Более того, в силу высокого культурного статуса и значительной доли русскоязычного населения в ряде государств объем прав и условий, предусматриваемых в рамках доктрины и международно-правовых норм по защите меньшинств, является недостаточным и не может удовлетворить запросы данной категории населения. На Украине, в Латвии, Казахстане русские и русскоязычные группы населения обладают неотъемлемым правом рассматривать эти государства как равнообщинные в контексте доктрины народов-партнеров, как это имеет место в Канаде с франкофонами и украинцами, в Великобритании с шотландцами и ирландцами, Малайзии с китайцами, а также во многих других странах. Факт существования России, где проживает основное русское население, никак не означает уменьшение прав русских на Украине или в Казахстане на существующее там государство по сравнению с украинцами или казахами. Поспешная категоризация русских как меньшинств в этих странах сделана в угоду узконационалистическим целям и противоречит реальному положению — невосприятию рядовыми украинцами, казахами и латышами русских как меньшинства. Для российской политики это означает возможность и необходимость ставить вопрос о введении официального двуязычия в таких странах, как Украина, Казахстан, Латвия, Киргизия, и возможности пересмотра некоторых основ конституционного строя в интересах почти половины населения этих стран, реальный язык общения которых не имеет равного статуса.
Это касается защиты прав не только русских, но и части украинцев, казахов и киргизов. Россия должна защищать не просто русских, а прежде всего выступать в защиту русского языка и культуры, как и любого другого языка, которые ущемляются в государствах ближнего зарубежья. Здесь возможны два направления политики: одно касается побуждения соответствующих государств признать ответственность и осуществлять политику поддержки русского языка и культуры; другое — это содействие в меру возможностей России сохранению и развитию за рубежом тех культур, представители которых проживают преимущественно в России (русской, татарской, осетинской и т.д.). За пределами ограниченной культурными правами политики в отношении меньшинств находится ряд общепризнанных норм политической организации государств со сложным составом населения, которые Россия применяет сама и должна поддерживать за ее пределами, если на то имеется выраженное волеизъявление или стремление добиваться таких норм. Это прежде всего форма территориальной автономии для культурно отличительных и компактно проживающих групп населения. В ряде государств ближнего зарубежья российские соотечественники уже имеют такую форму или могут сформулировать требования территориальной автономии в будущем. Россия должна поддерживать автономию осетин в Грузии, как ее имеют осетины в России, автономию в Крыму, а в случае требований местного населения — автономию районов преимущественного проживания русских на Украине, в Казахстане и Эстонии. Федерализация этих государств отвечает принципам демократии и возможна, если в них не будут найдены другие формы политики культурного плюрализма и равноправия через справедливое распределение власти и ресурсов на общегосударственном уровне. Более сложным является вопрос о предоставлении в самой России каких-либо преференций гражданам соседних государств на основе этнической принадлежности. Такую практику имеют единичные государства (Израиль, Германия), и она подвергается справедливой критике. Предоставление российского гражданства жителям других государств по причине их категоризации как "соотечественников" (а это не только этнические русские, но и адыги, осетины, татары и многие другие) является сомнительной политической мерой, даже если эти граждане желают иметь второе гражданство, предоставляющее определенные преимущества.
Эта мера справедливо может рассматриваться соседними государствами как угроза их суверенитету и стабильности, а само это население может рассматриваться как своего рода "пятая колонна" и недостаточно лояльная часть населения, что может отрицательно сказаться на его положении. Предоставление российского гражданства оправдано в двух случаях (в дополнение к существующей норме закона о предоставлении гражданства): когда соотечественники лишены возможности иметь гражданство страны проживания, и тогда Россия как правопреемник СССР должна предоставлять свое гражданство жителям бывшего СССР; в случае вынужденной эмиграции. Проблема вынужденной эмиграции русскоязычного населения из стран ближнего зарубежья в Россию имеет особую актуальность и является наиболее политизированной. Факты физического насилия и прямой дискриминации русских и других сооте чественников действительно имеют место в ряде государств, особенно Центральной Азии и Казахстана, Прибалтики и Закавказья. Россия вправе осуществлять постоянный мониторинг данной проблемы через свои дипломатические представительства и через другие каналы и использовать любые признаваемые международным правом меры воздействия по недопущению подобной ситуации. Политические и экономические санкции являются правомерными, если они достигают своей цели и не ухудшают положение соотечественников за рубежом. В то же время из 2,5 млн недавних переселенцев в Россию из стран ближнего зарубежья значительную часть составляют экономические мигранты, пожелавшие переехать в Россию в целях улучшения или предотвращения ухудшения условий своего социального существования. Это желание является правомерным, и число таких мигрантов может возрасти в случае улучшения положения в России и сохранения кризисной ситуации в других странах. Среди этой категории переселенцев будет возрастать число и тех, кто не относится к категории соотечественников, особенно из стран Центральной Азии и Закавказья. Осуществляющие жизненно важную акцию переезда обычно склонны драматизировать ситуацию в местах исхода и добиваться преференций как "соотечественники". Перед российской политикой рано или поздно встанет вопрос о введении более определенных правил иммиграции из стран ближнего зарубежья, чем упрощенный принцип — 11 все соотечественники (и только соотечественники) имеют право на возвращение". Нет оснований предоставлять больше прав на свободный переезд в Россию черкесу из Турции, чем абхазу из Грузии, татарину из Узбекистана, чем украинцу из Узбекистана, русскому из Белоруссии, чем белорусу из Белоруссии, если для этого нет других оснований, чем принцип этнической принадлежности, который во многих случаях установить достаточно сложно. Не принцип кровного происхождения, а общие правила и критерии должны регулировать переезд в Россию, и среди этих принципов должен быть принцип культурной близости и родственных связей. Таджик, свободно говорящий по-русски и проживший часть жизни в России, имеет не меньше прав на переезд в Россию, чем родившийся в Душанбе и никогда не живший в России этнический русский. Все эти сложные проблемы политики в отношении российских соотечественников требуют гораздо более глубокой и перспективной проработки, чем поверхностные и нереализуемые принципы, заложенные в принятой Государственной думой Декларации в поддержку соотечественников за рубежом и в подготовленном законопроекте о поддержке соотечественников и репатриации.
<< | >>
Источник: В. А. Тишков. Этнология и политика. Научная публицистика. 2001

Еще по теме РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ:

  1. Введение
  2. 3.1. Профессионализм политической деятельности
  3. 2. Специфика психологических операций в ходе боевых действий.
  4. 2. Специфика психологических операций в ходе боевых действий.
  5. Тема 3. История психологии труда в России (1917—1957)1
  6. СТОЛКНОВЕНИЕ ОБРАЗОВ РОССИИ: ИДЕНТИЧНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ КОНКУРИРУЮЩИХ МИФОИДЕОЛОГИЙ
  7. § 4. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ
  8. Глава 20 СОХРАНЕНИЕ НАРОДА
  9. Евроинтеграция: декларируемые плюсы и очевидные минусы
  10. ЭТИКА КАДРОВОЙ РАБОТЫ ЗА РУБЕЖОМ
  11. Глава 15 А где был тогда дворянин? (Прибалтийские счеты)
  12. Мораль и политика
  13. КОНФЛИКТЫ В АНКЛАВНЫХ РЫНКАХ ТРУДА