<<
>>

Т. Г. Богданова, Н. В. Мазурова ВЛИЯНИЕ ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ ГЛУХИХ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ

* В последние годы все большие усилия педагогов и психологов направлены на понимание природы взаимоотношений родителей и детей с младенческого д юношеского возраста. Эти усилия связаны с осознанием того, что именно в семь ребенок проходит первые этапы социализации, вступает в социальные отноше ния, начинается развитие его личности.
В психологической литературе отмечается, что для формирования гармоничной личности, для развития у ребенка адекватной самооценки, необходимой для установления правильных взаимоотношений с окружающими людьми, рядом с ребенком должен постоянно находиться близкий, любящий и понимающий его взрослый человек. Э. Эриксон считает тесный контакт с матерью в младенчестве фундаментальной основой развития самостоятельности, уверенности в себе, независимости и в то же время теплого, доверительного отношения к другим. В этот период ребенок должен приобрести чувство доверия к окружающему миру. Это является основой формирования позитивного самоощущения. В дальнейшем недостаток эмоционального общения лишает ребенка возможности самостоятельно ориентироваться в направленности и характере отношений друг к другу и может приводить к страху перед общением. Воспитательная значимость семьи особенно возрастает при формировании личности детей с отклонениями в психофизическом развитии. От взаимоотношений ребенка с родителями зависит, насколько адекватными будут его отношения с социальной средой. Однако именно в подобных семьях создается специфическая ситуация, носящая подчас характер личностной трагедии родителей. Американский специалист в области семейной терапии Дж. Фрамо выдвинул гипотезу о том, что в любой семье, где есть ребенок с теми или иными нарушениями, имеет место «искаженный брак». Эта идея была впоследствии поддержана практиками многих стран. Вопросы отношений в семьях, имеющих ребенка с каким-либо нарушением, в зарубежной психологии группируются вокруг трех тем: анализируются внутрисемейные отношения в зависимости от вида и тяжести дефекта; рассматриваются семья как единое целое и ее индивидуальные характеристики: величина, сплоченность, экономический уровень, удовлетворенность супружескими отношениями, компетентность родителей в обращении с ребенком, социальные контакты "Дефектология.
1998. № 3. С. 40-44. 288 семьи как целого; изучается зависимость отношений в семье от более широкого окружения, социально и культурно обусловленного, в том числе от профессиональной и непрофессиональной поддержки. Отношения в семьях, имеющих аномальных детей, не являются постоянными. В литературе имеется описание так называемых фаз психологического осознания факта рождения ребенка с физическим, сенсорным или психическим нарушением. Первая фаза характеризуется состоянием растерянности, порой страха. Родители испытывают чувство неполноценности, беспомощности, тревоги за судьбу больного ребенка. Значительность момента сообщения диагноза заключается в том, что в это время закладываются предпосылки для установления своеобразной социально-эмоциональной связи между родителями и ребенком, имеющим нарушения в развитии. Суть второй фазы — состояние шока, которое трансформируется в негативизм и отрицание поставленного диагноза. Функция отрицания направлена на то, чтобы сохранить определенный уровень надежды и чувство стабильности семьи перед лицом факта, грозящего их разрушить. Крайней формой негативизма становится отказ от обследования ребенка и проведения каких-либо коррекционных мероприятий. Одни родители многократно обращаются в различные научные и лечебные центры с целью отменить неверный, с их точки зрения, диагноз, другие становятся неоправданными оптимистами в отношении возможности излечения. По мере того как родители начинают принимать диагноз и понимать его смысл, они погружаются в глубокую депрессию. Это состояние характеризует третью фазу. Наконец, четвертая фаза — полное принятие диагноза, психическая адаптация, когда родители в состоянии правильно оценить ситуацию. По данным ряда исследователей, многие родители ее не достигают, зачастую отстраняясь от конструктивного сотрудничества со специалистами. i По мере роста и развития аномального ребенка в семье возникают новые стрессовые ситуации, новые проблемы, к решению которых родители совершенно не подготовлены. Вследствие этого наиболее оправданной является конструктивная и динамическая помощь таким семьям на всех этапах жизни ребенка.
Взаимоотношения родителей с глухими детьми до сих пор еще мало изучены. Сурдопедагоги интересовались семейными отношениями глухих с точки зрения помощи родителям в обучении детей с недостатками слуха. Рассматривались вопросы участия семьи в процессе развития речи ребенка, трудовой адаптации, воспитании норм поведения в обществе [1, 2, 4, 5, 6]. Вместе с тем в семьях, где родители или дети имеют недостатки слуха, существуют специфические проблемы, осложняющие нормальные взаимоотношения между ними. Хорошо известно, что глухой ребенок имеет практически сохранный интеллект, возможность и желание общаться. Он адаптирован в социуме людей с недостатками слуха и испытывает элементы социальной депривации лишь в отношении общества слышащих. В этом смысле такой ребенок отличается от детей с нарушениями интеллектуального развития [11]. С другой стороны, родители глухих детей могут оказаться принадлежащими к социуму слышащих людей, переживших трагедию рождения неполноценного ребенка и крах всех надежд. Взаимное непонимание в социальных контактах становится причиной появле- 289 ния значительного своеобразия в эмоциональных отношениях глухих детей с окружающими. Постоянный дефицит в удовлетворении потребностей в общении ведет к преобладанию отрицательных эмоций, к повышенной раздражительности и инертности. Дальнейшее следствие — возникновение социальной изоляции, тяжелое переживание дискриминации. Подобная внутрисемейная ситуация, бесспорно, особым образом влияет на развитие личностных качеств ребенка с нарушениями слуха. Психологические и социально-психологические условия существования, развития и разрушений семей, имеющих детей с нарушениями слуха, а также проблема влияния отношений в семье на развитие личности ребенка до сих пор не подвергались подробному изучению. Сведения о психологическом состоянии матерей, дети которых имеют нарушения слуха, по существу, имеются только в зарубежной литературе. Там же опубликован ряд исследований по вопросам отношений между братьями и сестрами, одни из которых имеют нарушения слуха, а другие не имеют.
Их взаимное удачное или неудачное приспособление зависит от многих факторов: пола, возраста, порядка рождения ребенка, имеющего нарушение, социально-экономического статуса родителей и их поведения по отношению к ребенку, вида и тяжести нарушения. При обследовании семей, имеющих детей с нарушениями слуха, немецкие психологи [10] обнаружили, что слышащие братья и сестры, которые говорили о положительных чувствах по отношению к глухим брату или сестре, имели тесную эмоциональную связь с родителями. Слышащие братья и сестры, которые высказывали негативные чувства, находили, что их связь с родителями нарушилась из-за глухого ребенка, что эта связь была поверхностной, а забота и внимание между детьми распределяются неодинаково. Отцы глухих детей практически никогда не становились предметом эмпирических исследований, что объясняется, как правило, их отказом от бесед и участия в исследованиях. Проблема семьи, имеющей глухого ребенка школьного возраста, рассматривалась нами с точки зрения его личностного развития. При этом на данном этапе исследования нас в первую очередь интересовали два момента: во-первых, выявить, имеется ли какая-либо специфика отношений глухих школьников к членам их семей в сравнении со слышащими; во-вторых, определить, как влияют эти отношения на развитие личности глухих школьников. Проблема взаимоотношений в семье является достаточно сложной и многогранной, поэтому в нашем исследовании мы затронули несколько переменных, которые условно можно разделить на две большие группы: 1) переменные, характеризующие отношение ребенка к его ближайшему окружению (мать, отец, братья и сестры); 2) переменные, характеризующие самого ребенка, уровень развития его личности и отдельных личностных особенностей (общительность, социальная адекватность поведения, стремление к доминированию в межличностных отношениях). Для исследования межличностных отношений ребенка с родителями и его восприятия внутрисемейных отношений мы использовали детскую проективную методику Р. Жиля [3].
Ее цель состоит в изучении социальной приспособленности ребенка, а также его взаимоотношений с окружающими. Методика является визуально-вербальный, то есть состоит из текстовых заданий и 25 картинок, на которых изображена семья, расположившаяся за столом, или по комнатам боль- 290 шого дома, или на природе, а также группы детей, играющих во что-то или слушающих взрослого. Ребенок должен выбрать себе место среди изображенных людей либо идентифицировать себя с персонажем, занимающим то или иное место в группе. Наглядность и схематичность, отличающие методику Жиля от других проективных методик, изначально делают ее более доступной для испытуемого — глухого младшего школьника. Учитывая психологические и лингвистические особенности глухих детей, в частности трудности в понимании смысла заданий, а также в идентификации себя с персонажами картинок, мы провели некоторую модификацию методики, не затрагивающую существенных и информативных моментов. Картинки с готовыми изображениями людей были заменены на картинки с прорезями, в которые ребенок мог вставлять вырезанные фигурки людей. Фигурки были выполнены достаточно схематично, несущественные детали и детали лица опущены, что облегчало идентификацию. Из набора фигурок ребенок должен был выбрать те, которые были похожи на него и членов его семьи, найти себе место на картинке и вставить изображение в прорезь. Таким образом, мы получали фиксированный однозначный ответ испытуемого. Данный вариант методики был апробирован на контрольной группе глухих детей, не участвующих в исследовании. Положительная эмоциональная реакция детей, понимание смысла задания и темп его выполнения позволили нам судить о правильности выбранного нами направления модификации методики. В таком варианте film-test был принят нами для проведения основного исследования. Объектом исследования являлись 68 детей в возрасте от 7 до 13 лет. Из них 20 человек — глухие дети глухих родителей, 32 человека — глухие дети слышащих родителей и 16 человек — слышащие дети слышащих родителей.
Все дети из полных семей, с нормальным уровнем развития интеллекта. Средняя потеря слуха у глухих детей составила 85-90 дБ. Среди испытуемых было примерно равное число девочек и мальчиков. Группы детей, определенные для проведения эксперимента, были изолированы друг от друга. Исследование проводилось индивидуально с каждым ребенком. При рассмотрении особенностей отношений глухих школьников к членам их семей можно констатировать, что в семьях глухих детей, имеющих глухих родителей, устанавливаются межличностные отношения по некоторым количественным и качественным показателям более близкие к тем, которые наблюдаются в семьях слышащих, имеющих только нормально слышащих детей, чем в семьях слышащих, имеющих глухого ребенка. Многие испытуемые отчетливо выражали свою привязанность и любовь к матери, они прямо сообщали о своих чувствах, а также о желании быть рядом, проводить с ней время. Наиболее активны в выражении своих чувств были слышащие дети (75% по шкале выбора), немного менее активны глухие учащиеся, имеющие глухих родителей (65%). Глухие школьники, имеющие слышащих родителей, выражали свои симпатии к матери в меньшей степени (37%). Положительные отношения к отцу были у всех детей выражены в несколько меньшей степени, чем к матери. При этом большее число положительных проявлений отмечалось у слышащих детей (45%) и меньше всего — у глухих учащихся, имеющих слышащих родителей (12%). 291 Отношения к братьям и сестрам также имели некоторую специфику. Все глухие и слышащие испытуемые примерно в равной степени выражали положительное отношение к братьям и сестрам. Дети сообщали, что они их любят, хотели бы с ними играть, хотели бы вместе проводить свободное время. При этом глухие дети слышащих родителей проявляли к сестрам и братьям положительные отношения чаще (55% случаев), чем к отцу и матери (12 и 37% соответственно). Очевидно, такой результат объясняется возможностью более тесных социальных контактов глухих детей с братьями и сестрами на предметно-практическом уровне, чего не происходит в общении с родителями. У слышащих детей было заметно больше отрицательных проявлений по отношению к братьям и сестрам (40% случаев положительного выбора), чем к родителям (75 и 45%). Для глухих детей глухих родителей братья и сестры были почти в равной мере как привлекательны, так и отвергаемы (45%). Дети этой группы высказывали заметно меньше отрицательных отношений к братьям и сестрам, чем к отцу, но значительно больше, чем к матери. Таким образом, учащиеся с сохранным слухом испытывают положительные отношения ко всем членам своей семьи, как к родителям, так и к братьям и сестрам. Глухие дети глухих родителей проявляют несколько меньше положительных эмоций к своим родственникам, чем слышащие дети, но, также как и они, относятся в целом одинаково положительно к членам своей семьи. Глухие дети слышащих родителей демонстрируют заметно чаще положительные отношения к братьям и сестрам, чем к родителям. Они неравномерны в проявлении отрицательных отношений к членам семьи: к матери — их очень мало, гораздо больше — к братьям и сестрам и особенно много — к отцу. По полученным результатам также можно было судить о некоторых особенностях личности глухих и слышащих школьников. Слышащие школьники имели достаточно высокий показатель любознательности (в среднем 75%). В беседе с экспериментатором дети подтверждали свой интерес к получению новых знаний, новой любопытной информации. Глухие дети из семей глухих имели более низкий показатель (в среднем 65%). Глухие дети из семей слышащих имели самый низкий показатель любознательности среди испытуемых групп. Он был равен в среднем 45%. Другой показатель, полученный в ходе исследования, касался общительности детей в группе сверстников. Все учащиеся с удовольствием рассказывали о своих друзьях, о желании играть с ними, разговаривать, вместе отдыхать и выполнять общую работу. Средний показатель уровня общительности в группе слышащих детей составил 70%. В группе глухих детей из семей глухих он равнялся 62%, в группе глухих детей из семей слышащих — 60%. Еще одна особенность личности детей — желание быть лидером, доминировать в группе сверстников. Самый высокий показатель в этой графе имели глухие дети из семей глухих — 45%. Ниже был показатель у слышащих учащихся — 30%. Они не всегда выбирали положение в центре, объясняя это большой ответственностью и нежеланием находиться в центре внимания. Самый низкий показатель был получен в группе глухих детей из семей слышащих — он составил 5%. Свой выбор они объясняли стеснительностью, неумением хорошо говорить и т. д. Нужно отметить, что все дети положительно относились к своим сверстникам, хотели поддерживать с ними дружеские отношения, но по-разному выбира- 292 ли позицию в коллективе. Наиболее доминирующую позицию заняли глухие дети из семей глухих, слышащие дети выбрали средний вариант, имея желание как слушать кого-то, так и быть услышанными. Глухие дети из семей слышащих вообще не хотели находиться в позиции лидеров. Уровень конфликтности у слышащих учащихся составил в среднем 17%. Они редко выбирали позицию среди дерущихся или ссорящихся детей. Глухие дети из семей глухих имели показатель конфликтности 22,5%. Практически такой же показатель был получен в группе глухих из семей слышащих — 25%. Но, как уже отмечалось выше, этот показатель у глухих детей из семей глухих сочетался со стремлением к лидерству, а у глухих детей из семей слышащих — со стремлением занять позицию подчиненных. По стремлению к уединению, обособленности самый высокий показатель был получен в группе глухих детей из семей слышащих (40%). Слышащие дети и глухие дети из семей глухих имели показатель от 0 до 20%. Они всегда выбирали себе положение внутри группы сверстников или вблизи нее. Таким образом, при исследовании отношений глухих школьников к членам их семей было обнаружено, что большая их часть положительно относятся к своим ближайшим родственникам, ценят эти отношения. Наибольшую тревогу вызывает отношение глухих детей к отцам. Искажение позиции отца, которое выражается в преобладании негативного к нему отношения, неблагоприятно сказывается на развитии личности глухих детей. Эти и другие нарушения внутрисемейных отношений являются средствами психологической защиты от фрустрирующей ситуации, в которой оказалась семья. Очень часто причинами таких нарушений оказываются недостаточная педагогическая компетентность родителей, дефицит специальных знаний. Поэтому им необходимо оказать помощь в воспитании детей, опираясь при этом как на общие закономерности человеческого общения, порождающие особенности взаимоотношений в конкретной семье, так и на закономерности психического развития глухого ребенка. Проблеме исследования отношения родителей к глухим детям и коррекции внутрисемейных отношений посвящен следующий этап нашего исследования. Литература 1. Корсунская Б. Д. Воспитание глухого дошкольника в семье. М., 1970. 2. Корсунская Б. Д. О семейном воспитании глухого дошкольника // Дефектология. 1971. № 2. 3. Петрова В. Г. Отношение глухих учащихся ктоварищам и самооценка// Психология глухихдетей / Под ред. И. М. Соловьева, Ж. И. Шиф, Т. В. Розановой, Н. В. Яшковой. М., 1971. 4. ПетшакВ. Понимание глухими школьниками эмоций других людей//Дефектология. 1981.№4. 5. Pay Ф. A., Pay Е. Ф. Воспитание глухого ребенка в семье. М., 1958. 6. Семаго М. М. Социально-психологические проблемы семьи ребенка — инвалида с детства. М., 1992. 7. Спшаховская А. С. Обоснование психологической коррекции неадекватных родительских позиций//Семья и формирование личности. М., 1981. 8. Ступникова Л. С. Воспитание глухого ребенка в семье. Киев, 1976. 9. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. Петрозаводск, 1992. 10. Koch U., Lucius-Hoene G., Stegu R. Handbuch der Rehabilitationsphychologie. Berlin; Heidelberg; N. Y., 1988. S. 574. 11. Levine E. S. The Ecology of Early Deafness. N. Y., 1981. P. 422. 12. Meadow K. Deafness and Child Development. Los Angeles, 1980. P. 236. 293
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Хрестоматия. Психология семьи и больной ребенок. Учебное пособие: Хрестоматия. — СПб.: Речь,.-400 с.. 2007

Еще по теме Т. Г. Богданова, Н. В. Мазурова ВЛИЯНИЕ ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ ГЛУХИХ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ:

  1. В. В. Ткачева ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС В ПРОБЛЕМУ СЕМЬИ, ВОСПИТЫВАЮЩЕЙ РЕБЕНКА С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ
  2. В. В. Ткачева К ВОПРОСУ О СОЗДАНИИ СИСТЕМЫ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ СЕМЬЕ, ВОСПИТЫВАЮЩЕЙ РЕБЕНКА С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ
  3. Т. Г. Богданова, Н. В. Мазурова ВЛИЯНИЕ ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ ГЛУХИХ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -