<<
>>

1.2. Экономическое сознание как когнитивная составляющая экономиче­ской социализации личности

Изучение феномена экономической социализации личности связано с ис­следованием экономико-психологического содержания экономического созна­ния. Экономическая социализация личности как процесс фактически реализу­ется через совершение операций и действий с феноменами экономического сознания.

Экономическое сознание конституирует процесс экономической со­циализации, содержательно наполняет его.

Существуют различные интерпретации и теоретические подходы к опре­делению категории «экономическое сознание».

В американской и западноевропейской психологии для обозначения тер­мина «экономическое сознание» и близких явлений чаще всего используются термины «экономические установки», «экономические представления» и «эко­номическое мышление».

В отечественной психологической науке используется термин «экономи­ческое сознание». Значительный вклад в научное осмысление экономического сознания внесли: И.В. Алешина, О.С. Дейнека, Т.В. Дробышева,

А.Л. Журавлев, Н.А. Журавлева, А.Д. Карнышев, А.И. Китов, А.Б. Купрейченко, Н.М. Лебедева, В.В. Спасенников, А.Н. Татарко, А.Б. Фенько, А.В. Филиппов и др. [3,38, 41, 47, 64, 67, 77, 129, 136, 139].

Активно исследуются особенностей экономического сознания представи­телей различных социально-экономических групп: предпринимателей

(А.Л. Журавлев, В.П. Позняков, Е.Б. Филинкова, П.Н. Шихирев и др.), детей дошкольного и школьного возрастов (Т.В. Дробышева, Ж.А. Жилина, М.Н. Стельмашук, А.Б. Фенько и др.), молодежи (Л.С. Борисова, Г.С. Солодова, И.И. Харченко).

В.А. Хащенко предлагает рассматривать экономическое сознание как сис­тему отрефлексированных в сознании личности экономико-психологических феноменов, порождаемых психологическими отношениями «человек - эконо­мическая среда» [Цит. по 29, с.117].

По определению А.Д. Карнышева, экономическое сознание индивида представляет собой совокупность взглядов, позиций, установок на основопола­гающие индивидуальные и социальные экономические ценности, свое место и роль в экономических структурах [64, с.26].

В работе Н.М. Лебедевой и А.Н. Татарко «Ценности культуры и экономи­ческое поведение» экономическое сознание трактуется как системная состав­ляющая сознания, высший уровень психического отражения экономических отношений общественно развитым человеком [77, с.205].

Экономическое сознание - это не просто образ экономической действи­тельности, а особая форма психической деятельности, ориентированная на ото­бражение и преобразование экономической действительности [77].

Экономическое сознание имеет свои функции. Основные из них:

-познание субъектом экономических реалий (результатом является нали­чие совокупности экономических знаний у субъекта);

-формирование отношения к объектам и субъектам экономической дея­тельности, к социально-экономическим явлениям (результатом выступает цен­ностное ранжирование элементов экономической ситуации и определение на­правленности деловой активности.);

-регулирование экономического поведения, деятельности, активности, оп­ределяющей стратегию и тактику экономического поведения субъекта (реали­зацией данной функции является формирование мотивационно-потребностных механизмов, упорядочивание социально-экономических контактов, определен­ность в выборе конкретных форм и способов взаимодействия с другими субъ­ектами экономической деятельности) [47 , с.176].

В настоящее время существует множество подходов к определению струк­туры экономического сознания.

Так О.С. Дейнека включает в структуру экономического сознания сле­дующие компоненты: ощущение и восприятие в экономической сфере; эконо­мические эмоции и чувства; экономические представления и экономическое мышление; экономические мотивы, интересы и нормы; экономические дейст­вия, поступки, деятельность [38].

А.В. Филиппов и С.В. Ковалев экономическое сознание трактуют как «высший уровень психического отражения экономических отношений общест­венно развитым человеком» и называют шесть подструктур (конструктов) в структуре экономического сознания: понимание экономического устройства; объяснение субъектом экономического порядка; «экономическая мечта»; дол­говременная ориентация; достижение целей экономической деятельности как

самоценности; экономические измерения, которые лучше всего могут быть представлены при анализе экономического мышления [139, с.22-31].

Как считают А.Л. Журавлев и А.Б. Купрейченко экономическое сознание - целостная, качественно-своеобразная система, которой присущи специфиче­ские закономерности функционирования и развития, многоуровневые (внешние и внутренние) связи координационных, субординационных и иерархически организованных компонентов. Данными авторами предложена следующая структура экономического сознания: представления человека о себе как эконо­мическом субъекте (субъективный экономический статус, экономическая само­идентификация, экономические притязания, представление о возможностях по­вышения доходов, экономическое Я личности, самооценка деловой активности и т.п.); представления о богатстве и бедности; отношение к богатым и бедным людям; отношение к деньгам (ценностный аспект значимости денег, представ­ления личности о роли, функциях денег в жизни, потребность в деньгах, пред­почитаемые действия с деньгами и т.п.); отношение личности к собственности (представления об атрибутивных признаках собственника, степень желания быть собственником и др.); социальные установки и формы хозяйствования (экономическое поведение, способы достижения материального благополучия); отношение к партнерству и конкуренции; ориентации на экономические цен­ности [47, с.176].

К феноменам экономического сознания, по мнению В. А. Хащенко, отно­сятся: экономическая идентификация, субъективная шкала экономического благосостоянии человека, экономико-психологический статус индивида, каче­ство жизни, экономическое самочувствие, экономическая биполяризация, эко­номические ценности и др. Автор утверждает, что это «порождает иные осно­вания для определения феноменологии экономического сознания как отраже­ния в виде системы психологических отношений наиболее значимых аспектов взаимодействия человека с экономической макро- и микросредой». По мнению В.А. Хащенко, экономическая макро- и микросреда образованы следующими явлениями: имущественные обстоятельства, экономическое поведение, эконо­мический контекст деятельности (продажа труда, получение доходов и др.), со­циально-экономическая ситуация в стране, характеристики человека как эконо­мического субъекта, а также характеристики других людей в экономическом контексте межличностных отношений, система личностных конструктов, свя­занных с такими экономическими явлениями как собственность, богатство, ма­териальное благополучие, деньги и др.

[143, с.51].

Экономическое сознание включает различные социально-экономические представления, установки, отношения. Экономические представления — это представления о том, как нужно вести себя в различных ситуациях, связанных с производством, финансами, торговлей и др. Социально-экономические уста­новки — это готовность вести себя определенным образом в определенных си­туациях, связанных с производством, финансами, торговлей. В качестве отно­шений, влияющих на продуктивность экономического поведения, может рас­сматриваться, например, социальный капитал (уровень доверия, гражданская идентичность, толерантность и др.) [78].

Как считают Н.М. Лебедева, А.Н. Татарко, информативными для изучения восприятия людьми экономической действительности являются социально­экономические установки и представления, к которым авторы относят: субъек­тивный экономический статус, социальные представления о роли и функции денег, социальные представления о богатстве и бедности, социальные пред­ставления об изменении своего материального положения за последнее время и в дальнейшем установки на экономический патернализм и экономическую са­мостоятельность [79, с.197].

Проведенный нами теоретический анализ литературы позволил определить следующие составляющие экономического сознания: субъективный экономико­психологический статус личности, экономические потребности, экономические притязания, отношение к богатству и бедности, отношение к деньгам, отноше­ние к собственности, установки на патернализм и экономическую самостоя­тельность, установки на деловую и экономическую активность, отношение к экономическому риску, уровень доверия, гражданская и религиозная идентич-

ность, восприятие социальной справедливости.

Субъективный экономико-психологический статус личности отражает психологическое отношение человека к своему положению в социальной сис­теме. Экономико-психологический статус личности - это не только оценка имущественного положения человека в настоящем, но и осознаваемое индиви­дуумом расхождение между желаемым и достигнутым, отражение его социаль­но-экономических ожиданий.

В определении своего экономико­психологического статуса человек в большей мере опирается на субъективные психологические критерии (стандарты богатства и бедности, экономические притязания, потребности и их удовлетворение), чем на объективные основа­ния, связанные с реальным материальным положением [146, с.32-49]. При оп­ределении человеком своего субъективного экономико-психологического ста­туса важным параметром является экономическая идентификация личности. Экономическая идентификация личности содержит осознание, оценку и пере­живание человеком своего экономического благосостояния, которое основано на принадлежности к определенной экономической категории населения, а также личного экономического будущего. Особенность процесса формирования экономической идентичности заключается в том, что она является результатом социальной категоризации в биполярной системе представлений об экономиче­ских категориях «богатые-бедные люди» [146, с.43]. Еще одним важным ком­понентом субъективного экономико-психологического статуса является субъ­ективное экономическое благополучие. Субъективное благополучие - понятие, которое обозначает отношение человека к своей личности, жизни и, с точки зрения нормативных представлений о внешней и внутренней среде, характери­зуется ощущением удовлетворенности, счастья, позитивными эмоциями [78, с.207]. Механизмы субъективного благополучия необходимо искать в сфере со­циализации, т.к. именно социализация создает ориентиры для квалификации благополучия по многим основаниям. Субъективное экономическое благополу­чие отражает степень удовлетворенности индивида своим материальным благо-

состоянием.

Под удовлетворением экономических потребностей личности понимается самооценка человеком степени удовлетворенности уровнем своего материаль­ного благосостояния. Экономические потребности человека в жизненных бла­гах, потенциальные возможности для их удовлетворения являются движущими силами экономического поведения. Экономические потребности обусловлены культурой социальной среды индивида, то есть сформировавшейся структурой ценностей, господствующими нормами поведения, реально действующими санкциями за их нарушение.

Культурные элементы в каждом социальном слое приобретают свою специфику. Социальное происхождение индивида, его са- моиндентификация с определенным слоем в настоящее время влечет за собой закрепление в его сознании соответствующих ценностей, норм и санкций [108, с.25].

Под экономическими притязаниями понимаются цели экономической ак­тивности, которые хотел бы достигнуть субъект, понимающий, что в настоя­щий момент сделать это для него чрезвычайно трудно. Индикаторами данного параметра выступает субъективная оценка человеком экономических задач, ко­торые реально осуществить, приложив усилия и реализовав свои способности [47, с.193].

Отношение к богатству и бедности - ведущий когнитивный компонент экономического сознания. Традиции изучения представлений о богатстве и бедности заложены в зарубежной социальной психологии. В настоящее время сформировались следующие направления зарубежных исследований: изучение представлений о связи богатства и удовлетворенности жизнью, о субъективной экономической «черте бедности», об отношении бедных и богатых людей к труду, о материальных признаках состоятельного человека, о понимании при­чин богатства и бедности детьми разных возрастов, а также изучение кросс­культурных аспектов бедности и богатства, создание типологии богатых и бед­ных людей, исследование мотивов накопления богатства, изучение представ­лений о причинах финансового успеха [36, с.22-24].

В отечественной науке исследования социальных представлений о богат-

стве и бедности находятся в стадии становления. Изучаются такие аспекты как: экономические представления младших школьников, связь экономических представлений и условий жизнедеятельности, образ экономических реалий в обыденном сознании, представление о доходах, измерение уровня бедности и экономическая стратификация современного российского общества [36].

Е.С. Шибанова, В.А. Хащенко обосновывают изучение социальных пред­ставлений о богатстве и бедности в рамках концепции социального познания в контексте социальной категоризации. Такой подход позволяет выделять и изу­чать наиболее информативные признаки богатого и бедного человека с помо­щью анализа характеристик представлений о них как единой системы (имуще­ственной шкалы), хотя традиционно представления о богатстве и бедности изу­чались теоретически и методически как независимые явления [147, с.143-144].

Для психологических исследований важно, что в сознании каждого эконо­мического субъекта существуют различные уровни экономического благосос­тояния. Так, А.Л. Журавлев и Н.Л. Журавлева выделяют семь уровней матери­ального благосостояния: очень бедные; бедные; скорее бедные, чем богатые; среднего достатка; скорее богатые, чем бедные; богатые; очень богатые [47, с. 141]. Качественные различия данных уровней заключаются, в первую очередь, в удовлетворении различных потребностей личности, принадлежности к раз­ным социальным группам, а также открывающихся благодаря этому разных возможностях и перспективах.

Количество подобных уровней, соответствующие им объективные эконо­мические показатели и особенности экономико-психологических отношений личности на каждом из них имеют выраженную социальную, культурную, эт­ническую и т.п. специфику [137, с.41].

При изучении экономического сознания необходимо рассмотреть такой параметр как отношение к деньгам.

Деньги - специфическое понятие, в котором тесно переплетаются эконо­мическое и психологическое содержание. Деньги - социальная условность и, с одной стороны, они являются важным звеном экономических и социальных от-

ношений, «эквивалентом» труда, вложенного времени, пережитого эмоцио­нального напряжения, а с другой - источником возможного удовольствия, по­тенциальных возможностей, свободы.

Помимо экономической целесообразности, отношение личности к деньгам регулируется системой ценностей, нормами, социальными установками, сте­реотипами и т.д. Деньги часто ассоциируются с высшими ценностями, в том числе моральными, а отношение людей к ним нередко является противоре­чивым. Деньги имеют амбивалентный характер, т.е. одновременно деньги - это добро и зло, сила и беспомощность, они символизируют безопасность и свобо­ду, любовь и власть и т.п. [47, с.342].

Деньги наделяются особыми значениями, несут определенный эмоцио­нальный заряд. Эффективность денег в обществе зависит скорее от человече­ских ожиданий, чем от материальных характеристик денег. Деньги символич- ны: они представляют не только то, что можно на них купить, но и источник заработка и то, как они были получены. У конкретных людей и социальных групп есть свое особое символичное значение денег, но число этих символов ограничено и они устойчивы во времени [124, с.41].

В современном мире деньги имеют наибольшую ценность в тех культурах, где они выражают принадлежность человека к определенному социальному классу. В странах с индивидуалистической культурой, в основе которой лежит протестантская трудовая этика, богатство является показателем индивидуаль­ных достижений. В коллективистических культурах значимость денег для лич­ности значительно ниже, так как реальная их ценность определяется способно­стью обеспечить благополучие и процветание всего сообщества, а сделать это с помощью только денег - чрезвычайно сложно. Общим для всех культур являет­ся восприятие денег в контексте этических категорий добра и зла. С позиции нравственности могут быть оценены самые разные стороны экономического поведения и сознания по отношению к деньгам: публичное обсуждение денеж­ных вопросов; способы получения денег; принципы их распределения (по тру­ду, по потребностям, поровну и т.д.); потребности, удовлетворяемые с помо-

щью денег; социальные представления о том, как деньги влияют на отношения между людьми и т.д. [47, с.342].

Важным компонентом экономического сознания является отношение к собственности.

Материальные блага играют важную роль в способах восприятия самих себя и других людей. Материальные блага формируют сложную систему соци­альных символов, несущих информацию об их владельцах. Собственность сим­волизирует не только личностные качества индивида, но также и группу, к ко­торой он принадлежит, и его общее социоэкономическое положение. Люди не только выражают свои личностные и социальные качества посредством мате­риальных благ, но также делают выводы об идентичности других людей на ос­нове их собственности. Восприятие экономического мира включает в себя со­циально разделяемые представления о материальных объектах как символиче­ском проявлении идентичности и статуса [40].

Собственность не может функционировать как символ в коммуникации между людьми, если они не разделяют социального понимания ее значения. Собственность может, таким образом, служить символом идентичности на со­циальном уровне, символом социального класса, рода, статуса или членства в социальных группах. Также она символизирует и личностные аспекты иден­тичности: индивидуальные качества, ценности и установки.

Собственность оказывает непосредственное влияние на экономическую социализацию - идентичность других выражена их собственностью. Поскольку общество сильно стратифицировано, собственность используется для опреде­ления местоположения других людей в социально-материальной иерархии и оценки их личностных качеств. Значение материальных объектов устанавлива­ется социальными процессами, социально конституированные и социально раз­деляемые значения собственности отражают отношения социального могуще­ства [40].

Установки на экономический патернализм отражают надежды на государ­ство в трудных экономических обстоятельствах, ожидание от него различного вида помощи, поощряющие пассивность и уклонение от личной моральной от­ветственности. Установки на экономическую самостоятельность отражают независимость и ответственность индивида в формировании своего материаль­ного благосостояния [79].

Установки на деловую и экономическую активность рассматриваются че­рез отношение к конкуренции (соревнованию) с другими людьми в сфере своей активности.

Индикаторами параметра отношение к экономическому риску являются степень желания личности идти на экономический риск, а также субъективная оценка своего реального и оптимального экономического риска [47, с.195].

Понятие социального капитала позволяет оценить специфику взаимоот­ношений людей в определенных социально-экономических условиях.

Ф. Фукуяма определяет социальный капитал как «свод неформальных пра­вил и норм, разделяемых членами группы и позволяющих им взаимодейство­вать друг с другом. Если члены группы ожидают, что их сотоварищи будут вес­ти себя надежно и честно, значит они доверяют друг другу» [76, с.129-130].

Отношение личности к другим людям, место, которое другие занимают в системе ее ценностей и целей, является важным феноменом и одновременно фактором экономической социализации личности в социально-экономической среде. Значение имеет не только отношение личности к конкретным людям или к представителям социальных групп, но и общее отношение к ним, социальная установка на людей как характеристика направленности личности. Социальное окружение является средой, в которой личность осуществляет свою экономиче­скую активность, поэтому соблюдение норм, правил, традиций становится не­обходимым условием для ее эффективного осуществления. В частности, соци­альные представления об окружающих людях преимущественно как о партне­рах или конкурентах, как о дружелюбной или, напротив, враждебной среде оп­ределяют отношение работника к коллегам в организации, а также выбор им формы экономической активности [47, с.116].

Социальный капитал общества характеризуется, согласно Н.М. Лебедевой

и А.Н.Татарко, такими показателями как уровень межличностного доверия, гражданская идентичность, религиозная идентичность, толерантность по отно­шению к представителям другим социальных групп.

Основу социального капитала, по мнению Н.М. Лебедевой и А.Н. Татарко, составляет принадлежность к группе и уровень доверия. «Доверие - это сово­купность психологических отношений, способствующих повышению матери­ального и психологического благополучия индивидов и групп, не нанося ущер­ба иным субъектам социальной системы» [77, с.258]. Доверие, как основной компонент социального капитала, имеет следующие социальные функции: соз­дание коммуникаций и активизация взаимодействия, интеграция групп и обще­ства в целом. Чем сильнее развита социальная сеть личных отношений, кото­рую индивид создает, тем выше шансы воспроизводства его экономического капитала [77, с. 258].

Согласно Ф. Фукуямы, обществу с низким уровнем доверия присущ фами- лизм - акцент на семейных связях, которые представляются представителям то­го общества как единственная основа всех социальных взаимодействий, дове­рие распространяется только на родственников. Общества с полным отсутстви­ем социального капитала, он обозначил их как атомизированные, которые ха­рактеризуются деструктивным влиянием тоталитарного государства, которое целенаправленно разрушает гражданское общество, видя в нем возможного конкурента в борьбе за власть. Общества с высоким уровнем доверия склонны к образованию добровольных ассоциаций, в результате чего такие общества получают возможность накапливать потенциал в сфере организационных инно­ваций и более гибко адаптироваться к изменениям в условиях рынка [141].

Кроме того, если в обществе существует низкий уровень доверия между гражданами, то это повышает риск решения проблем противозаконным путем [47, с.116].

Большим социальным капиталом обладают индивидуалистические культу­ры. Здесь индивид может быть включен в несколько социальных групп и иметь высокий уровень доверия ко всем членам этих групп. В коллективистских культурах индивид имеет глубокие социальные связи с небольшим количест­вом групп, доверяет он только членам своей группы, к представителям других групп относится настороженно [79, с. 161].

Гражданская идентичность рассматривается М.В. Ефремовой как струк­турный компонент социальной идентичности и определяется как результат процесса самоотождествления субъекта с соответствующими социальными группами на когнитивном и эмоциональном уровнях личности. Гражданская идентичность имеет большое значение для экономического развития общества, выполняя интегрирующую функцию в процессе экономического развития. Так, в работе австралийского исследователя М.Вензеля установлено, что уровень гражданской идентичности влияет на соблюдение налогового законодательст­ва: чем выше уровень гражданской идентичности, тем реже люди нарушают налоговое законодательство. Чаще всего нарушают налоговое законодательство граждане со сниженной национальной идентичностью и развитыми личност­ными идентичностями (личностная, ролевая и др.) [77, с.185].

Религия является важным компонентом экономического сознания. Она оп­ределяет отношение верующих к работе, потреблению, личной ответственности и планированию будущего. Этносоциолог А. Сусоколов выделяет несколько направлений возможного влияния религиозных систем на экономическую жизнь. Во-первых, религия может определять основные цели деятельности, т.е. терминальные ценности. Во-вторых, религия может предопределять или лими­тировать средства достижения экономических целей. В-третьих, религиозные институты сами могли являться самостоятельными экономическими агентами. В-четвертых, в рамках определенного вероучения формируются устойчивые круги общения, т.е. образуются социальные сети. Это во многом облегчает эко­номические операции, т.к. делает поведение участников более предсказуемым [78].

Религия имеет нормативное влияние на экономическое поведение индиви­дов, формирует ценности и картину мира, предписывает способы достижения

целей, повышает уровень доверия между членами конфессии, тем самым фор­мирует социальный капитал.

Экономическое сознание личности тесно связано с ее экономическим по­ведением, причем эта взаимосвязь носит диалектический характер. Явления экономического сознания, с одной стороны, формируются под влиянием внеш­них, постоянно изменяющихся социально-экономических условий жизнедея­тельности субъекта, но, с другой, - сами определяют направленность и уровень экономической активности, выступая ее психическими регуляторами. Такая связь предполагает не только согласованность экономического сознания и по­ведения субъекта, но и значительные расхождения, противоречия между ними, которые выступают факторами динамики экономического сознания субъекта и регуляторами его экономического поведения [107]. В связи с вышеизложенным необходимо уточнить специфику экономического поведения как формы прояв­ления экономической социализации личности.

<< | >>
Источник: Евдокимова Анастасия Сергеевна. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ. 2014

Еще по теме 1.2. Экономическое сознание как когнитивная составляющая экономиче­ской социализации личности:

  1. РАЗДЕЛ 1. Экономическая рента как часть дохода фактора
  2. Тема 1. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ КАК СИСТЕМА ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ
  3. Результаты изучения когнитивной составляющей нравственных представлений
  4. Н.В.Латова ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ КАК НЕФОРМАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  5. § 3. Сознание как многомерный феномен
  6. Сознание как высшая форма психического состояния человека
  7. Сознание как высшая форма человеческой психики
  8. Степень разработанности проблемы.
  9. 1.2. Ценности экономической культуры как аффективная составляющая экономической социализации личности
  10. 1.2. Экономическое сознание как когнитивная составляющая экономиче­ской социализации личности
  11. 1.4. Экономическое поведение как конативная составляющая экономиче­ской социализации личности
  12. Выводы по первой главе
  13. 2.1 Программа исследования
  14. 3.1 Эмпирическое исследование ценностей экономической культуры как аффективной составляющей экономической социализации личности
  15. 3.2 Эмпирическое исследование экономического сознания как когнитивной составляющей экономической социализации личности
  16. 3.3. Эмпирическое исследование экономического поведения как конатив- ной составляющей экономической социализации личности
  17. ВЫВОДЫ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -