<<
>>

1. Психотехнические мифы и язык саморегуляции

Первый миф, который вводится в процессе тренинга — это миф о наличии у людей состояний. Термин "состояния" используется здесь в нетрадиционном смысле. Когда клиенты говорят о себе, они часто используют слово "состояние": плохое состояние, тяжелое состояние, возбужденное состояние, впадаю и не могу выбраться из какого-то состояния, такое состояние, что ни о чем другом не могу думать и ничем другим заниматься.

В этом контексте "состояние" не означает, строго говоря, ни "эмоционального" состояния, ни "функционального" состояния — того, что понимается под этими терминами в психологии. Ближе всего то, что клиенты обозначают словом "состояние", к тому, что в некоторых традициях называется "состоянием сознания". Мы обычно используем именно этот термин, так как для клиентов он оказался узнаваем и, хотя и не определен, связан с личным внутренним опытом. Предполагается, что в каждый данный момент человек находится в каком-то состоянии, хотя не всегда фиксирует на этом внимание.

Состояния не бывают плохими или хорошими, хотя могут быть субъективно приятными или неприятными. Но все состояния в

определенной степени нужны человеку. Если человек не выспался — нормально находиться в сонном состоянии. Если человека обидели — нормально быть раздраженным, рассерженным, расстроенным или подавленным.

Существует динамика состояний человека. Состояния сменяют друг друга, и это тоже нормально. Ребенок веселится и возбуждается, но если это состояние усиливается, то оно может кончиться слезами и сном. На похоронах люди горюют, но очень часто через какое-то время начинают улыбаться и даже петь. Такая смена состояний естественна. Динамика состояний подчиняется принципу маятника: при определенной степени усиления состояние переходит в свою противоположность.

Проблемы возникают тогда, когда человек “застревает" на каком- либо состоянии, даже если оно субъективно приятно, как, скажем, состояние эйфории.

Миф взаимодействия. В ходе взаимодействия люди оказывают друга на друга воздействие, изменяют состояния своего партнера по общению. С этой точки зрения, всякое профессиональное общение протекает на трех уровнях: 1) коммуникативном (содержание общения), 2) отношений (статусы, роли, позиции участников общения) и состояний. В профессиональном общении сознательно обращают внимание на его содержание — обмен информацией, суть проблемы или задачи, которая решается в этом взаимодействии. Реже в поле внимания участников оказывается отношенческий уровень: "выяснение отношений", выяснение взаимных позиций, борьба за власть и авторитет. И уж совсем редко участники взаимодействия сознательно работают на изменение состояний партнера и своих собственных.

Между тем эти два уровня часто оказываются центральными в конкретных взаимодействиях (это блестяще показал П.М. Ершов (1972), введя понятия "пристройки" и "позиционная борьба"; именно эти уровни общения обсуждаются в популярных психологических концепциях общения Д. Карнеги, Э. Берна, Э. Шострома, хотя эти авторы и придерживаются весьма разных позиций).

Обращаясь с жалобой, клиент нередко просто забывает о проблеме, с которой пришел, и вся его энергия тратится на то, чтобы унизить работника сферы услуг, поднять за счет этого свой статус и почувствовать себя увереннее. Слова, которые он произносит, относятся к испорченному в прачечной костюму, плохо приготовленной пище, но удовлетворится клиент только тогда, когда увидит, что работник сервиса испытывает неприятные чувства. Бесполезно, даже порой просто противопоказано доказывать клиенту, что это не ваша вина —¦. это только подольет масла в огонь. "Работа" в такого рода взаимодействиях реально идет на изменение чувств, состояний, позиций, а не направлена на решение деловой проблемы.

Человек начинает общение в определенном состояии. Не играет роли, связано ли это состояние с прошлым опытом общения с данным партнером, организацией, которую этот партнер представляет, или оно

принесено из других ситуаций, абсолютно не связанных с данным взаимодействием.

Оно может определяться его физическим самочувствием, наконец. В практике делового взаимодействия и общения это несущественно, потому что приходится иметь дело с партнером в любом состоянии, принимать это как некоторую данность: раздражение, гнев, радость и эйфория, доброжелательное спокойствие, сонливость, возбужденность. В зависимости от этого исходного состояния партнер будет готов или не готов вести диалог, пользуясь терминологией Э. Берна (1992), на "взрослом" уровне, или он будет "выяснять отношения", или, наконец, будет просто реагировать агрессивно на любое предлагаемое к обсуждению содержание. Для эффективного взаимодействия с партнером необходимо по каким-то индикаторам понять, почувствовать его состояние и, при необходимости, постараться помочь ему изменить это состояние на более "рабочее", "взрослое". Можно изменить состояние партнера, заставляя его ждать начала разговора, можно предложить разговор на ходу, в спешке, или, наоборот, усадив его в глубокое удобное кресло. И все же основным инструментом воздействия на состояние партнера является наша собственная личность, и путем такого воздействия будет наше собственное состояние. Стоит войти с партнером в контакт и изменить свое собственное состояние, как состояние партнера также изменится. В практике нейролингвистического программирования (НЛП) [см., например (2)] это называется пристройкой и ведением. Можно пристроиться к состоянию партнера, почувствовать его, какое-то время побыть в нем и затем, изменяя свое собственное состояние, изменить состояние партнера. Таким образом, для эффективного взаимодействия недостаточно просто владеть содержанием и уметь решать содержательные проблемы. Необходимо обладать социальной компетентностью [см. (6)], уметь общаться на "отношенческом" уровне и работать как с состояниями партнера, так и со своими собственными.

Для работы со своими состояниями их необходимо уметь чувствовать, вычленять, различать. Состояния индивидуальны. Поэтому нужно создать свой собственный арсенал психотехнических приемов, который был бы эффективен для вас лично, учитывал бы особенности именно ваших состояний и их динамику.

И, наконец, в тренинге используются мифы, касающиеся собственно саморегуляции.

Вождение автомобиля. Когда опытный водитель управляет автомобилем, он краем глаза смотрит на дорогу, при этом думает о чем-то своем или разговаривает с пассажиром. Он не обращает внимания на то, как его рука переключает передачи, нога давит на педаль акселератора или выжимает сцепление — все это делается автоматически. Но если что-то не заладилось с автомобилем, если ухо уловило какой- то посторонний шум в двигателе, внимание водителя будет сосредоточено на всех этих операциях. Прислушавшись, водитель может решить, что все в порядке, не стоит обращать внимание на этот шум и вернуться к своим мыслям и привычному режиму управления. Если же он, попробовав увеличить или снизить обороты, прислушавшись к 234

работе двигателя на различных передачах, заподозрит что-то серьезное, то остановит автомобиль и приступит к ремонту.

То же происходит и с регуляцией состояний. Каждый человек достаточно опытен во взаимодействии. Массу вещей здесь мы делаем автоматически. У каждого есть свой стиль общения. Регуляция — это способность вовремя услышать "шум в двигателе", "биение колеса" и осознавать: что я делаю? в каком я состоянии? в каком состоянии мой партнер? Иногда уже только этого этапа — осознавания, слежения за своими состояниями бывает достаточно для изменения как самого состояния, так и, соответственно, хода взаимодействия. Но иногда нужно "сделать остановку" и что-то изменить.

Миф о всаднике. В западной традиции существует общепризнанный символ — всадник, руки которого крепко держат поводья, его ноги в стременах сжимают бока коня, находящегося в полной его власти. Он направляет своего коня куда пожелает, чтобы вершить великие дела и подвиги.

В восточной традиции часто встречается другой символ: повозка, влекомая лошадью, и дремлющий возница, чуть придерживающий поводья.

Эти две "картинки" могут служить хорошими метафорами двух традиций саморегуляции. В западной традиции принято насиловать себя, сдерживать, направлять разумом и волей.

Можно "держать себя в руках", а можно и "отпустить" себя, "пойти вразнос". На Востоке существует старинная поговорка: лошадь сама знает дорогу домой. И больший акцент делается на то, чтобы прислушиваться к себе, больше доверять себе, стараться почувствовать, куда тебя "ведет", что я хочу, что со мной происходит.

И часто те состояния, в которых "ведет" человека их спонтанная, внутренняя динамика, оказываются более эффективными для решения конкретных жизненных задач в этот момент: борьбы, решения сложной интеллектуальной проблемы, общения и др.

С этой точки зрения саморегуляция — это не способ "взять себя в руки", а техника, позволяющая почувствовать собственные внутренние "движения" и последовать в этом направлении. Очень часто, чтобы изменить свое состояние, бывает достаточно просто его вычленить, может быть, назвать каким-то словом и просто последить, "куда" оно развивается.

Миф о навыке езды на велосипеде. Существует два способа овладения навыками саморегуляции. Один предполагает регулярные упорные упражнения и тренировки. Таких тренировок требует, например, классический метод аутогенной тренировки по Шульцу. Человеку даются точные инструкции о том, что он должен делать и в какой последовательности. И чем больше человек повторяет упражнения, тем совершеннее и прочнее будет его навык.

Второй способ основан на том, чтобы найти свой путь достижения некоторого состояния, свою психотехнику. Раз "попав" на этот путь, почувствовав, как это с тобой происходит, можно с легкостью совер

шенствовать эту свою психотехнику, опираясь на свое внутреннее ощущение. Если удается найти свою психотехнику и внутреннюю опору, то этот навык уже не пропадет никогда. В этом смысле такой процесс овладения техниками саморегуляции напоминает овладение навыком езды на велосипеде. Бесполезно объяснять, что "когда надаете влево, поворачивайте руль влево, а когда падаете вправо, то вправо". Пока человек не почувствовал равновесие, он не поедет. Но когда это чувство удалось поймать, человек, можно считать, уже умеет ездить.

Этот навык не исчезает со временем: можно не ездить на велосипеде двадцать лет, а потом сесть и поехать.

Интересно, что обсуждение этих мифов часто воспринимается клиентами как "теория". Но уже здесь появляется эффект узнавания клиентами своих внутренних реалий и возникают зачатки если не общего языка, то контекста. Чтобы дать возможность каждому участнику тренинга включиться в этот контекст и сделать его более личным, вводится дополнительный миф о том, что каждый человек умеет регулировать свои состояния и у каждого для этого существуют свои собственные, стихийно наработанные, излюбленные психотехники.

Для того чтобы создать "банк" таких психотехник, участникам тренинговой группы предлагается начать с самого простого: по кругу рассказать, что каждый из участников делает, чтобы "привести себя в порядок" после трудного и напряженного рабочего дня или в перерывах, когда нужно восстановиться.

Высказываемые способы достаточно разнообразны. Приведем лишь некоторые примеры того, что обычно говорится клиентами на наших тренингах: "поесть чего-нибудь горяченького", "принять душ или ванну", "на несколько минут закрыть глаза и вспомнить что-нибудь приятное", "помыть полы или постирать", "послушать музыку", "включить телевизор, радио, магнитофон одновременно и при этом читать газету — через какое-то время наступает пустота в чувствах и мыслях", "прочесть несколько страниц хорошо знакомой и любимой книги", "уйти в комнату и прокрутить перед глазами весь прошедший день — тогда перестаешь о нем думать", "посмотреть несколько минут на дерево за окном".

Стоит обратить внимание на то, что теперь обыденные способы саморегуляции получают в глазах участников статус "психотехники", где можно различить и психотехническую процедуру, и внутренний процесс изменения состояний, и субъективное описание этих состояний ("миф" того или иного состояния). Не занимаясь теоретизированием на этот счет, мы тем не менее подчеркиваем этот момент, напомнив известную шутку о том, что наконец-то "узнали, что говорим прозой". Когда все участники рассказали про свой личный опыт, в группе возникает гораздо больший уровень доверия, что позволяет двинуться дальше.

В нейролингвистическом программировании (НЛП), авторы которого пытались создать универсальную технологию психотерапии, тренинга, обучения, существует термин инвентаризации [см. (2)]. Речь идет о процедуре, позволяющей человеку оценить свое состояние. И это очень важный этап в саморегуляции.

В русском языке, как, наверное, и в любом другом, не хватает слов для описания состояний, которые к тому же каждый раз меняются, как только им удается подобрать подходящее название. Поэтому, чтобы ориентироваться в этом опыте и иметь возможность менять свое состояние или состояние партнера, приходится опираться не на слова, описывающие то или иное состояние, а на какие-то другие ориентиры, реперные точки, которые в совокупности позволяли бы получить некоторое представление о том, что происходит "внутри" человека в данный момент времени.

Анализ различных традиций саморегуляции (как "научных", так и "эзотерических"), самоотчеты наших клиентов о том. что они чувствуют в тех или иных состояниях, описания их спонтанно сложившихся психотехник позволили нам выделить ограниченное количество таких "реперных точек" и использовать их в качестве языка описания и работы с состояниями в процессе тренинга. Естественно, мы далеки от мысли утверждать, что для описания состояний возможно использовать только те ориентиры, которые мы приведем ниже, или что эти ориентиры описывают состояния во всей их полноте. Однако мы постарались включить в их число все известные нам реперные точки, которые так или иначе используются при работе с состояниями во всех системах и подходах, с которыми нам удалось познакомиться.

Итак, традиционными индикаторами состояний являются: тело (телесные ощущения), дыхание, восприятие пространства, ритм, воспоминания. воображение (порождаемые образы), чувства, мысли (содержание и характер мышления).

Тело. В различных системах саморегуляции этот индикатор или путь вхождения в то или иное состояние представлен по-разному. В директивном гипнозе и аутотренинге обращают внимание на телесные ощущения: легкости—тяжести, тепла—холода, пульсации и другие [см. (8)]. В практической социальной психологии акцент делается на невербальном языке поз, жестов, мимики [см. (6, 7)]. В психотерапии, кроме этого, следят за зажимами и напряжениями в различных частях тела.

В НЛП, в психотехническом тренинге актеров, в практике обучения восточным боевым искусствам используется упражнение, когда человек должен полностью повторять позы и движения своего партнера. Если это делать хотя бы в течение 30 мин., то оба партнера приходят в одно и то же состояние, точнее, проходят и переживают ряд сходных состояний.

Часто бывает достаточно просто обратить внимание на то, как вы сидите или стоите, "прислушаться" к тому, "как это чувствуется в

теле”, и вы уже "понимаете” свое состояние. Достаточно сесть так. как сидит ваш партнер, и вы начинаете лучше чувствовать его состояние.

Существует множество систем, в которых человек, выполняя ряд физических упражнений, проходит ряд психических состояний. Самая известная из таких систем — хатха-йога.

Дыхание. Дыхание широко используется как индикатор состояний человека в обыденной жизни. По характеру дыхания мы можем точно определить спокоен человек или возбужден и взволнован. "Через дыхание” описываются и более сложные состояния души (вспомним хотя бы бунинское "Легкое дыхание”). Существует множество систем, направленных на работу с физическим и психическим состояниями, где дыхание занимает центральное место. Эти системы могут основываться на научной парадигме, а могут следовать из тотальных фило- софски-религиозных или эзотерических доктрин, из практики магии и шаманизма. Самые известные восточные системы психофизической подготовки через дыхание — хатха-йога (конкретнее — система упражнений пранаяма), китайская дыхательная гимнастика Ци-Гун. Станислав Гроф заимствовал из шаманской практики дыхательные приемы и создал целостную психотехническую (психотерапевтическую) систему, основанную на принципе голотропного дыхания [см. (3)]. Присоединение к дыханию считается одним из основных приемов гипноза.

Для нас здесь существенно лишь одно: в разных состояниях человек дышит по-разному. Стоит изменить дыхание и состояние изменится. Если пристроиться и подышать в одном ритме с другим человеком, то можно почувствовать его состояние. Если при этом партнеры дышат с закрытыми глазами, то у них нередко возникают сходные или даже одинаковые зрительные образы.

Восприятие пространства. Чаще всего на этот индикатор обращается внимание в практике гипноза или медитации. В обыденной жизни люди обращают внимание на восприятие пространства и его изменения только в экстремальных состояниях, когда "возникает ощущение, что вокруг меня ничего нет", что "все расплывается перед глазами", "все стало серым и блеклым", или, напротив, "все стало более отчетливым и ясным, цвета стали ярче”, когда "чувствую, что потерял ориентацию, не знаю, где право, где лево". В психопатологии отмечаются такие феномены, как сужение сознания в аффекте, когда резко сужается поле зрительного восприятия при сильных эмоциональных переживаниях. Некоторые феномены восприятия пространства выступают в качестве клинических симптомов психических заболеваний. Например, феномен "дереализации", когда окружающая действительность воспринимается человеком как бы отделенной от него подобием стеклянной перегородки. Определенные "субъективные и объективные операции" с пространством достаточно широко используются и как спонтанные психотехники саморегуляции состояний, и как составные части специально разработанных систем. Многие люди для того чтобы изменить свое состояние, используют такие приемы, как: "посидеть

минутку с закрытыми глазами", "закрыть глаза и послушать музыку", "посидеть, тупо уставившись в одну точку", "уехать в какое-то новое месію", "посидеть на высоком берегу реки и посмотреть на горизонт", "расфокусировать глаза". В любом случае, то кйк воспринимается пространство, является прекрасным индикатором состояний.

Ритм. Известно, что ритм широко используется в качестве инструмента изменений состояний человека. Звук метронома или ритмичная смена зрительных образов (смена цветных пятен на экране, вращающийся шарик, отражающий свет) являются одними из основных приемов гипнотизации. Ритмично повторяющиеся мантры (специальные звукосочетания) являются основой многих систем медитации. Звук шаманского бубна или барабана приводит участников ритуала в измененные состояния сознания. Ритмы джаза, тяжелого рока, латиноамериканских мелодий приводят слушающих и танцующих в совершенно разные состояния.

Однако ритм может служить не только "входом" в те или иные состояния сознания, но и индикатором состояний. То, как человек двигается, постукивает себя по колену или барабанит по столу, ритм его речи — по всем этим признакам можно судить о его состоянии. Обратив внимание на эти признаки в себе самом, можно понять свое состояние. Клиенты и участники тренингов часто говорят об этом: "не могу сидеть спокойно, хочется двигаться", "что-то внутри крутит и вертит", "чтобы успокоиться, мне нужно встать и походить из угла в угол", "мне нужно послушать определенную музыку, чтобы прийти в себя или настроиться на разговор", "мне очень помогает, если я закрываю глаза и начинаю дышать в определенном ритме, на счет". В НЛП есть техника, когда человеку предлагается, стоя с закрытыми глазами, вспомнить себя в ситуации успеха, удачи, где он чувствовал себя комфортно и уверенно. Затем предлагается вспомнить себя в неудачной ситуации. Наблюдатели могут видеть изменение ритма телесных микродвижений вспоминающего, могут увидеть его "удачный" и "неудачный" ритмы. Если в то время, когда человек вспоминает себя в неудачной ситуации, подойти и осторожным покачиванием задать его телу "удачный" ритм, то можно "удалить" из сознания это неприятное воспоминание или, по крайней мере, неприятный эмоциональный фон этого воспоминания.

Если двигаться, жестикулировать, говорить в ритме партнера, можно почувствовать его состояние. Если во взаимодействии обращать внимание на ритм беседы и иметь возможность управлять им, можно менять состояния партнера и свои собственные.

Воспоминание. Еще 3. Фрейд обратил внимание на то, что воспоминания и забывания не бывают случайными. В определенных состояниях какие-то моменты жизни вспоминаются лучше и ярче, чем в других. И наоборот, вспомнив себя в каком-то возрасте, в какой-то ситуации и "пожив" в этом воспоминании, человек начинает испытывать те состояния, которые у него были в то время и в той ситуации

(или, по крайней мере, близкие к ним), появляется склонность к тем же позам, жестам, эмоциональным реакциям, словам.

Клиенты часто жалуются на "застревание" на воспоминаниях, особенно неприятных, травмирующих: "Перед глазами все время вертится ситуация с моим деловым партнером, где я оказался не на высоте. Знаю, что бессмысленно все время думать об этом, что изменить уже ничего нельзя, но все равно, как бы я ни старался, мысли все время возвращаются к моей неудаче. И настроение все больше портится".

Определить, что человек сейчас что-то вспоминает, нетрудно. В НЛП, например, для этого используется наблюдение за движениями глаз человека. Если при этом проследить, а еще лучше, пристроиться к его дыханию, то можно почувствовать эмоциональный тон этого воспоминания, в каком состоянии находится сейчас человек.

Воображение. Этот индикатор и путь вхождения в то или иное состояние или изменения состояния по характеру своего функционирования близок к воспоминаниям, но апеллирует не только к реально происходившим с человеком событиям. То, что всплывает в сознании в форме образов, фантазий или представлений также характеризует состояния человека. Разные состояния порождают разные образы. И наоборот, фантазируя и воображая что-то, можно изменить свое состояние: можно представить себя в удачной ситуации, увидеть, как ты там двигаешься, дышишь, какие эмоции испытываешь, почувствовать свой ритм — и вернуться в "здесь и теперь" в состоянии, "заимствованном" у своего образа.

Чувства. Когда одна подруга жалуется другой на плохое самочувствие, усталость, то нередко слышит в ответ совет такого рода: "А ты влюбись!" Если это "по жизни" удается, то, действительно, состояние меняется.

Чувства, которые переживает человек в обыденной жизни, и являются часто основным индикатором состояния. Состояния часто и называются именем этого чувства: радость, печаль, гнев, страх, раздражение, восторг, чувство одиночества и проч. и проч.

Во многих эзотерических и эмоционально ориентированных психотерапевтических системах часто переживание сильных, даже шоковых эмоций используется как путь изменения состояний. В традиции гуманистической психологии также существуют специальные техники работы с состояниями "через чувства": стоит "озвучить" свое чувство, сделать "Я-сообщение", как меняется состояние; стоит "озвучить" чувство партнера по общению, как изменится его состояние.

Мысли. Человек, поглощенный решением какой-то мыслительной задачи, ушедший в свои мысли, перестает замечать окружащее — он в измененном состоянии сознания, он "не здесь". То, как протекает процесс мышления у человека — "застревает" и "вязнет" на каких-то мыслях, мысли его скачут и "рвутся", или у него ощущение, что "в голове нет ни одной мысли" — все это является индикаторами его состояния.

Во многих эзотерических системах слежение за мыслями, за

переходом одной мысли в другую используется как путь погружения в медитативные состояния. В практике дзен-буддизма используется техника решения мыслительных задач, не имеющих решения в "нормальной" логике — коанов («Что такое "хлопок одной ладонью"», например). 

<< | >>
Источник: Ю.М. Жуков, Л. А. Петровская, О.В. Соловьева. Введение в практическую социальную психологию. Учебное пособие для высших учебных заведений.- М.: Наука, - 255 с.. 1994

Еще по теме 1. Психотехнические мифы и язык саморегуляции:

  1. САМОРЕГУЛЯЦИЯ ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ
  2. 1. Психотехнические мифы и язык саморегуляции
  3. "Плоскости" состояний и "психотехническая воронка"
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -