<<
>>

Структурные и функциональные особенности личности как субъекта межличностного взаимодействия

Личность является одной из главных категорий психологии. В силу многомерности и сложности понимания данного феномена в настоящему времени сложилось много концепций теоретического и прикладного характера, нередко принципиально различных в содержательном аспекте.

Зарубежная психология личности, а в дальнейшем и социальная психология, трансформировавшая в себе имеющиеся современные философские концепции, обнаруживает гораздо более богатую и разностороннюю историю

своего становления и развития, отраженную, соответственно, в количестве имеющихся научных школ, нежели отечественная.

Понимание личности, в связи с этим, преломлялось в каждой из школ. Наибольший вклад в разнообразие концепций был внесен З. Фрейдом, А. Адлером, К. Хорни, Э. Фроммом, К. Юнгом, К. Левином, Дж. Уотсоном, Э. Торндайком, Э. Толменом, Б. Скиннером, Г. Оллпортом, Р. Кэттелом, А. Маслоу, К. Роджерсом, Э. Кречмером, Дж. Гилфордом, Г. Айзенком, В. Франклом, Р. Ассаджиоли и др.

При этом, можно выделить два подхода, в рамках которых разрабатывалось понимание личности указанными авторами: биологизаторский и социологизаторский (несмотря на то, что указанные понятия используются в больщей мере в отношении категории психики, однако, личность является носителем сознания, которое априорно есть продукт психического). Безусловно, наиболее ярко абсолютизация биологического начала в человеке проявляется в бихевиоризме, где личность как феномен предельно редуцирована, а также в психоанализе и неофрейдизме. Односторонний взгляд проявляют и социологизаторские концепции, поскольку личность рассматривается исключительно в рамках внешней социально-психологической среды, при этом, природный компонент неоправданно дискриминирован.

Разработанные в отечественной психологии концепции человека, интегрировавшего в себе биологическое, психическое и социальное начало, обозначили дихотомию в терминологическом аппарате между понятиями:

«личность», «индивид», «субъект деятельности» и «индивидуальность» и в дальнейшем, отмечая единство связи всех четырех компонентов и выделяя иерархические взаимозависимости между ними (А.Н.

Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, В.С. Мерлин, А.А. Бодалев, К.К. Платонов, В.Н. Мясищев и тд.).

Леонтьев понимал личность как неотделимую от общества, основанную но несводимую к понятию индивида, отмечал ее как особое качество, которое приобретается только во взаимодействии с окружением, в процессе

интериоризации социальных норм [61] и является высшей ступенью системы общественных отношений.

А.В.Петровский, продолжая мысль А.Н. Леонтьева, говорил о личности как о системном социальном качестве, которое приобретается индивидом в рамках взаимодействия и конкретной деятельности, а также, которое характеризует уровень и качество представленности общественных отношений в индивиде [93].

Авторы отмечали, что уникальность каждой личности проявляется в ее индивидуальных особенностях, таким образом, индивидуальность понималась как одна из многообразных сторон личности.

Иной подход обнаруживается в концепции В.С. Мерлина [70, 71], в рамках которого особенности и свойства личности представлены только лишь одним из компонентов индивидуальности. Индивидуальность есть интеграция, совокупность систем, неразрывная взаимосвязь индивидуальных свойств организма, индивидуальных свойств личности и социально-психологических свойств субъекта деятельности, находящихся в телеологических, равновероятных связях друг с другом. При этом, каждая из совокупностей индивидных, личностных и социально-психологических свойств несводима друг к другу, и не является менее значимой в сравнении с другой. Структура личности не есть система, поскольку аксиоматично не включает в себя, например, темперамент, относящийся к индивидным свойствам, но при этом, содержательно представлена взаимосвязями и уровневой организацией свойств личности – симптомокомплексами.

Теория интегральной индивидуальности В.С. Мерлина позволила впервые объяснить сложные взаимосвязи и взаимозависимости между природными и социальными детерминантами жизнедеятельности человека, и наглядно обнаружить структурные и функциональные особенности реализации активности субъекта как неповторимой индивидуальности.

Б.Г. Ананьев также говорил о личности как об одном из составляющих компонентов индивидуальности, при этом остальной совокупностью определяющих индивидуальность звеньев является индивид и субъект

деятельности. Индивид трактовался Б.Г. Ананьевым как природное существо, носитель совокупности индивидуальных психодинамических, конституциональных и типических свойств. Личность это индивид в совместной деятельности и общении, другими словами это – субъект социальных отношений, социальное существо [5,6]. Субъект деятельности же занимает место между индивидом и личностью и соединяет биологическую и социальную сущность человека. Субъект – тоже понимается как индивид, но представленный как носитель сознанием и способности к деятельности.

Таким образом, совокупное изучение индивидных, личностных и социально-психологических свойств субъекта, реализующегося в деятельности, как было подтверждено Б.Г. Ананьевым, В.С. Мерлиным и др. позволяет анализировать многогранную сущность человека в неразделимой взаимосвязи составляющих звеньев. Такой подход представляется наиболее ценным и информативным с точки зрения изучения взаимосвязи индивидуально- психологических особенностей личности в рамках ситуативного межличностного взаимодействия.

Отметим, что благодаря описанным выше отечественным концепциям в рамках общей психологии и социальной психологии личности, наглядно и четко представляется дихотомия структурных составляющих личности как субъекта ситуативного взаимодействия и функциональных их проявлений. Каждый элемент структуры имеет функциональное в большей или меньшей степени значение и ценность. Структура обозначает интегративную взаимосвязь составляющих свойств личности, а функция – то, каким образом происходит реализация субъектной активности личности в рамках системы взаимоотношений и взаимодействий. Таким образом, исследование только структурных или только функциональных проявлений субъекта представляется однобоким и гораздо менее информативным.

Личность, как и субъект, реализуется только в конкретной деятельности и взаимодействии, социальных отношениях.

Анализ структурно-функциональных характеристик вне отрыва личности от интеракции определяет еще большую

ценность. С.Л. Рубинштейн говорил о том, что «субъект в своих деяниях, в актах своей творческой самодеятельности не только обнаруживается и проявляется, он в них созидается и определяется. Поэтому тем, что он делает, можно определять то, что он есть; направлением его деятельности можно определять и формулировать его самого» [99, с. 438].

Из указанного определения становится понятно, что субъект может развиваться и совершенствоваться только в деятельности, при обязательном учете созидательной, предметной (в смысле субъект-объектных отношений) деятельности.

Остановимся на понимании субъекта С.Л. Рубинштейном. Одним из важнейших свойств субъекта является активность, самостоятельность, стремление к саморазвитию и самоопределению. Активность в данном случае понимается не просто как направленное стремление к достижению определенного результата, сутью является не просто воздействие на окружающие объекты с целью удовлетворения потребности, – это свойственно индивиду. Обобщая изложенное, можно сказать, что субъект – это направленность всех ресурсов личности, гармонично взаимосвязанных между собой, на самосовершенствование и развитие. Центральным свойством субъекта является выраженность саморегуляции [1, 2, 5, 6-9, 16].

Таким образом, субъектно-деятельностный подход позволяет изучить личность в процессе развития, в процессе конкретной деятельности. Противоположностью подхода является когнитивизм, который направлен на изучение отдельных свойств и характеристик, наиболее значимых в реализации активности и деятельности.

Разработанный С.Л. Рубинштейном подход позволил изучить способы осуществления деятельности, причем не только фактического исполнения ее, но особенностей планирования, моделирования и реализации и оценки результатов деятельности при наличии интенциональной активности субъекта.

Продолжение научных идей С.Л. Рубинштейна осуществлялось в дальнейших трудах К.А.

Абульхановой-Славской, Б.Г. Ананьева, А.Г. Асмолова,

А.В. Брушлинского, А.К. Осницкого А.А. Деркач, В.А. Петровского, Т.В. Белых и др., причем осмысление идей происходило в разных направлениях и с разным результатом обобщений.

А.В. Брушлинский выделил еще одну детерминанту в развитии субъекта: смысл жизни. Умение человека обобщать свои возможности, достижения еще не обозначают в нем субъекта. Смысл жизни это краеугольный камень развития, глубочайшее ценностно-смысловое образование, стремление к которому и постижение его обозначает в личности субъекта. Отметим, что именно в концепции А.В. Брушлинского отмечается самое обширное понимание субъекта.

«Субъект-это человек, люди на высшем (индивидуализировано для каждого из них) уровне активности, целостности (системности), автономности. Субъект - это все человечество в целом, представляющее собой противоречивое системное единство субъектов иного уровня и масштаба: государств, наций, общественных классов и групп, индивидов, взаимодействующих друг с другом» [19, с. 4]. Брушлинский называет субъекта высшей системной целостностью всех его сложнейших и противоречивых качеств, в первую очередь психических процессов, состояний и свойств [20].

Б.Г. Ананьев, продолжая идеи С.Л. Рубинштейна, тем не менее, представил понимание субъекта в двух разных плоскостях: субъект познания и субъект деятельности. Он подчеркивал, что индивид как изначально биологическое понятие не может являться носителем высочайших свойств, субъекта. Их полнота раскрывается только в системе общественного взаимодействия, на основании только лишь свойств личности, представленных ценностными ориентациями и ориентированностью на творение деятельности, а субъект деятельности реализует себя не более чем в деятельностях и является носителем свойств исполнителя [6].

А.Н. Леонтьев, в отличие от вышеуказанных авторов, считал, что высшей степенью развития является не субъект, а личность. Под субъектом подразумевается только лишь включенность в деятельность, а личность – это носитель идейно-нравственных ценностей [60].

В противовес этому мнению, К.А. Абульханова-Славская [1,3] (как и В.А. Петровский), говорила о том, что не

каждая личность способна стать субъектом. Личность можно обозначить как инструментальное понятие, она обеспечивает выраженность саморегуляции, контроль за результатами деятельности в соответствии с субъективными ценностно-нравственными ориентациями. Субъект же обозначает способ деятельности и способ познания, в соответствии с морально-смысловой направленностью, это надстройка над инструментальной плоскостью гораздо более высокого порядка.

По В.А. Петровскому, субъект осуществляет, творит деятельность,

«производит новые предметы духовной и материальной культуры» [91, 286], через это осуществляется творческая самореализация.

В.А. Петровский в своей концепции использует новую терминологию: автор говорит о существовании такого понятия как «субъект активности», а также о методе отраженной субъектности. Субъект активности воспроизводит себя в жизни окружения, а также себя самого в своей собственной жизни, в отличие от субъекта деятельности. Происходит отражение себя как в сознании, так и в восприятии окружения. Автор выделял не рассматриваемые ранее особенности, например, когда в присутствии творческой личности человек обретает оригинальность размышления. Таким образом, концепция обрела практическую наглядность.

Дальнейшая разработка субъектно-деятельностного подхода была осуществлена А.К. Осницким и Л.Н. Павловой. В рамках их концепции изучалось понятие субъектности как целостной характеристики активности, которая обнаруживается в результатах деятельности и поведения [87-89].

Понятие субъектности обозначает человека как активного деятеля своей жизни, обладающего ценностными и нравственными ориентирами, с высокой выраженностью целеполагания, руководством процесса деятельности. [87, с. 8].

Л. Н. Павлова, на основании эмпирического исследования пришла к выводу о потенциале субъектности для человека: это значимая познавательная компонента для реализации активности, самопознания и иных проявлений субъекта [91]. Высокую значимость Л.Н. Павлова отводит активности, при этом

под термином активность подразумевается сформированное умение целеполагания, моделирования деятельности и а также умение реализовать саму деятельность.

Однако, К.А. Абульханова-Славская отмечает появившуюся проблему в расхождении двух уровней изучения феномена «субъект»: теоретического и методологического, в утрате собственного единственного обозначения. Это происходило, поскольку обнаружилась тенденция (которая стала отмечаться с Б.Г. Ананьева), к дифференциации категории «субъект». Вторая проблема обнаружилась под влиянием философских тенденций к пониманию данной категории. Категория субъекта в философском понимании – это идеальная форма существования человека, эталон. К.А. Альбуханова-Славская отмечает, что субъект не обязательно должен быть наделен только лишь идеальными и нравственными свойствами. На основании концепции С.Л. Рубинштейна, К.А. Альбуханова-Славская определила основные положения субъектно- деятельностного подхода [3].

Первое: субъект есть целостная система. Принцип жизни живых существ определен природой, а субъект может воздействовать на иные системы и трансформировать собственную. Субъект не идеален, но он является субъектом в том случае, если обнаруживается интенция, цель и определенные действия к самосовершенствованию.

Второе. Сущность субъекта предполагает возникновение противоречий между индивидными, личностными стремлениями/потребностями/целями. Субъект способен к развитию в том случае, если может разрешить возникающие противоречия.

Значит, при таком рассмотрении субъект фактически обнаруживает в себе свойства индивидуальности, а поскольку индивидуальность это многоуровневая иерархичная система, представленная индивидными, личностными свойствами и свойствами субъекта деятельности, развитие самого субъекта в данном случае будет представлять развитие всей интегративной системы.

«Методологическая основа изучения субъектности заложена в концепции С.Л. Рубинштейна и разработана К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинским. В этой концепции определена субъектная специфика человеческого бытия; обозначен общеметодологический принцип изучения субъектности (изучение человека, во всех для него существенных связях и отношениях, в каждом из которых он выступает в новом качестве) и названы условия и механизмы функционирования субъектности (внутренние условия, сформировавшиеся у человека к данному этапу его развития, не только детерминированные внешними причинами, но и сами являющиеся источниками следующего изменения)» [3, с. 126].

Неповторимая особенность феномена субъектности в том, что сам субъект является не только субъектом, преобразующим окружающий мир, но и объектом его. Человек перестает быть связанным нынешним бытием, он способен продолжаться вне себя, «во времени и в пространстве отношений» [3, с. 127]. Если пронаблюдать динамику развития субъектности от юношеского возраста до пожилого возраста, можно обнаружить, что развитие человека идет именно по пути к субъектности и ухода от объектности как зависимости от внешних условий. При этом, с возрастом проявляется ценностный и рефлексивный опыт, опыт сотрудничества. опыт ориентировки в своих возможностях, операциональный опыт [89].

С.Д. Дерябо отмечал, что субъектность представлена в трех главных свойствах. Во-первых это самоупорядочивание. Это способность управлять окружающим миром через организацию пространства и жизни. Во-вторых, это самопричинение, иначе можно назвать это свойство самодетерминацией, самовольностью (подразумевается способность становится причиной в себе и вокруг). И в-третьих, саморазвитие как умение задавать направление движения вовне привычных границ, иначе это свойство можно назвать неадаптивной активностью [36].

В связи с определением феномена, необходимо определить его структуру, провести операционализацию и подобрать инструментарий для его изучения. В

изучении субъектности обнаруживается три основные подхода: структурный с проведением факторизации, функциональный для определения выраженности свойств в конкретном поведении, и структурно-функциональный.

Структурный подход отличается достаточной ограниченностью в связи с тем, что полученные в результате факторного анализа показатели обозначат только совокупность свойств субъектности, однако сам феномен субъектности останется нераскрытым в связи с опорой только на структуру. Функциональный подход представляет интерес, но в рамках него возможно отследить только действительные способы реализации деятельности, зафиксировать свойственные проявления, но компонент внутренней организации субъектности останется неизученным.

В связи с этим, применительно к нашему исследованию представляется возможной реализация третьей стратегии исследования, на основании которой становится возможным определить взаимосвязи структурно-функциональных характеристик личности и особенности реализации ею ситуативного межличностного взаимодействия.

Одним из значимых направлений исследования субъектности, в данное время является определение критериев и изучение становления человека как субъекта, изучение формирования субъектности и изменчивости представленных в ней свойств.

В исследовании Белых Т.В. в рамках субъектно-деятельностной концепции на основании использования системно-процессуального подхода изучалась динамика субъектных свойств в структуре индивидуальности. На основании результатов исследования были введены понятия созидательной и деструктивной субъектности как двух векторов развития. Формирование деструктивной субъектности влечет за собой ограничение развития субъектных свойств на всех уровнях организации субъекта. Субъектные свойства могут проявляться на уровне «индивид», «личность» и «индивидуальность». Механизмом созидательного развития индивидуальности как системы выступает процесс становления субъекта. Становление субъекта происходит за счет развития

способности проявлять инициативу, быть автором своего способа существования (жизнедеятельности) – ценностно-смысловой аспект субъектности; и управлять им (осуществлять саморегуляцию) на всех уровнях – операциональный аспект субъектности. Созидательная субъектность определяет направленность человека в сторону созидательного морально-нравственного, духовного саморазвития. [15, с. 298].

В настоящее время в отечественной психологии исследований, посвященных изучению феноменов «субъект» и «личность» становится все больше, причем обнаруживаются четкие направления их, такие как: субъектность участников образовательного процесса (Е. Исаев, В. Слободчиков, Е.Г. Казак, И.А. Ларионова, Ф.Г. Мухаметзянова, В.А. Боговарова, В.А. Герт, Н.С. Трофимова, В.М. Быков, А.В. Быкова) [23, 30-31, 46, 47, 58, 78, 106],

субъектность и система смыслов (Д.А. Леонтьев, Л.Н. Ожигова) [60, 61, 86, 100], субъект и личность в социальном взаимодействии (И.Р. Сушков, Г.Ю. Фоменко, З.И. Рябикина, Л.Н. Ожигова) [102, 107], психолого-педагогичечские и социально- психологические основы субъектности человека (О.А. Ленглер, С.М. Юсфин, Н.Н. Михайлова, Ю.С. Любимцева, Т.А. Шкурко) [59, 66, 116, 14], формирование и диагностика субъектности личности (Е.Н. Азлецкая, С.Н. Тесля, А.А. Беляев) [4, 104], развитие и оценка субъектного потенциала личности (А.С. Огнев, Т.А. Шкурко, Э.В. Лихачева, Е.А. Могилевкин, П.В. Калюшин, А.Н. Яшкова) [48, 62, 73, 74, 82-85, 115, 117], личностно-типологические особенности субъектной регуляции (Г.С. Прыгин) [95, 96], становление и развитие профессиональной субъектности (И.П. Краснощеченко) [53], субъективность индивидуального бытия человека (В.А. Герт) [30, 31], развитие групповой субъектности (К.М. Гайдар, М.И. Гайдар) [29], особенности взаимодействия личности в интернет-среде (Н.С. Козлова, И.Р. Сушков) [51], особенности реализации личности в деятельности, социальных и профессиональных отношениях (Е.И. Головаха, Т.В. Дробышева, В.А. Зобков, А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко, И.Р. Сушков) [32, 38, 42-45, 102, 103], социально-психологические аспекты активности, адаптации и социализации личности (И.Г. Дубов, Р.М. Шамионов,

М.В. Григорьева, И.Н. Логвинов, С.В. Сарычев, П.Н. Шихирев) [39, 63, 112, 114], особенности межличностного общения и коммуникации личности (А.А. Бодалев, Е.Л. Доценко, Г.В. Дьяконов, Н.Л. Карпова, В.Н. Куницына, В.А. Лабунская,) [17, 37, 40, 50, 56, 57] и т.д.

Подведем итог.

1. Наиболее детальную разработку конструкты «субъект» и «личность» получили в отечественной психологии;

2. «Субъект» и «личность» не является совокупностью ни черт, ни свойств, а является интегративной единой системой со сложной уровневой схемой организации;

3. Терминология «субъект ситуативного межличностного взаимодействия» в субъектно-деятельностном подходе отдельно не рассматривалась;

4. Определена недостаточность применения только структурно- функционального подхода для организации и осуществления предпринятого нами исследования. Наиболее оптимальная стратегия исследования субъектной организации личности – сочетание интегративного и процессуального подходов. Такая стратегия позволяет не только выделить индивидные, личностные и социально-психологические свойства субъекта ситуативного межличностного взаимодействия, но и пронаблюдать их в отношении их изменчивости в моделируемых в ходе лабораторного эксперимента условиях.

<< | >>
Источник: МАЙРАМЯН АНАСТАСИЯ МИХАЙЛОВНА. ВЗАИМОСВЯЗЬ ВЫРАЖЕННОСТИ САМОЭФФЕКТИВНОСТИ И СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА СИТУАТИВНОГО МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. 2016

Еще по теме Структурные и функциональные особенности личности как субъекта межличностного взаимодействия:

  1. 1.1. Проблема оснований всеобщности субъекта в современной философии
  2. 3.1. Виртуальность бытия всеобщности субъекта
  3. § 2. Педагогическое общение как форма взаимодействия субъектов образовательного процесса
  4. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики
  5. Тема 2. Формирование эффективного психотерапевта как развитой языковой системы1
  6. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ВОСПИТАННИКОВ ИНТЕРНАТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ КАК УСЛОВИЕ ИХ УСПЕШНОГО ЖИЗНЕУСТРОЙСТВА
  7. Проблема взаимосвязи индивидуальных стилей саморегуляции, психической напряженности и функциональной межполушарной асимметрии
  8. В.А. Сумин ОЦЕНКА РЫНОЧНЫХ НОРМ ПОВЕДЕННИЯ ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯХ ИНДИВИДОВ
  9. 2.Условия профилактики межличностных конфликтов
  10. ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ НА КОНФЛИКТОУСТОЙЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТИ
  11. Взаимодействие педагога и ребенка
  12. Основные психологические концепции личности
  13. 2.3. Личностный подход как методологический принцип проектирования этнокультурной системы образования
  14. 1.2. Семиотико-функциональный метод исследования языковой категории субъекта
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -