<<
>>

РЕЗЮМЕ ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ

Утверждение, что глаз от природы не видит вне себя окрашенные предметы, вызывает даже у философа возражения против тезиса, противоречащего его предрассудкам 49. Однако в настоящее время все признают, что цвета представляют собой лишь модификации нашей души 50.
Но разве это не противоречие? Неужели, рассуждая последовательно, можно думать, что душа воспринимает цвета вне себя, на том только основании, что она их испытывает в себе? Забудем на минуту все наши привычки, перенесемся мысленно к моменту сотворения мира и предположим, что бог сказал нам: «Я создам душу, которую я наделю некоторыми ощущениями, являющимися только модификациями ее субстанции». Неужели на основании этого мы стали бы утверждать, что душа увидит свои ощущения вые себя? А если бы бог прибавил, что она станет их воспринимать как нечто находящееся вне ее, то разве мы не спросили бы, как это может быть? Но глаз, подобно органам обоняния, вкуса и слуха, есть орган, способный только модифицировать душу51. Осязание — вот учитель всех этих ощущений. Едва только предметы начинают принимать под действием руки "известные формы, известную величину, как обоняние, слух, зрение и вкус начинают по очереди распространять (rependent) свои ощущения на предметы и модификации души становятся качествами всего того, что существует вне ее. Когда эти привычки установились, то трудно разобрать, что принадлежит каждому ощущению в отдельности. Однако их области резко обособлены друг от друга; одно только осязание обладает способностью сообщать душе идеи величин, фигур и т. д.; зрение же, лишенное помощи осязания, сообщает душе только простые модификации, называемые цветами, подобно тому как обоняние сообщает ей лишь простые модификации, называемые запахами. В самое первое мгновение, когда глаз раскрывается для света, душа модифицируется, но ее модификации находятся пока только в ней и не способны еще обладать протяженностью и фигурой. Но вот что-то заставляет нас поднести руку к глазам, тотчас же испытывавшееся нами до того ощущение ослабевает или полностью исчезает. Мы отнимаем руку, и ощущение это возобновляется. Изумленные, мы повторяем этот опыт; мы начинаем относить эти ощущения нашей души к органу, которого касается наша рука. Но относить их к этому органу — все равно что располагать их по всей внешней поверхности, ощущаемой рукой. Таким образом, мы имеем здесь уже простые модификации души, порождающие на поверхности глаз явление чего-то протяженного; в этом состоянии и находился первоначально слепец Числьдена, когда у него сняли катаракту. Под влиянием любопытства или беспокойства мы начинаем держать руку перед глазами, мы удаляем ее, приближаем, и вот поверхность, которую мы видим, начинает как будто изменяться. Мы приписываем эти изменения движениям нашей руки и начинаем думать, что цвета находятся на некотором расстоянии от наших глаз. Вслед за этим мы прикасаемся к какому-нибудь телу, на котором остановился наш взор; я предположу, что оно является одноцветным, например голубым. При таком предположении это голубое, казавшееся прежде находящимся на некотором неопределенном расстоянии, должно теперь казаться находящимся на том же самом расстоянии, что и поверхность, которой касается рука, и этот цвет расположится на этой поверхности, подобно тому как он первоначально расположился на внешней поверхности глаза.
Рука как бы говорит зрению: «Голубое находится на каждой части, которую я осязаю», а зрение, неустанно повторяя это суждение, так привыкает к нему, что начинает ощущать голубое там, куда оно отнесено суждением. Продолжая упражняться, зрение начинает чувствовать себя одушевленным некоторой силой, становящейся для него естественной; с каждым мгновением оно переносится на все большие расстояния; оно начинает охватывать предметы, которых не может достигнуть осязание, и пробегает с изумительной быстротой все пространство. Легко понять, почему из всех органов именно глаз обладает привилегией научиться у осязания сообщать протяженность своим ощущениям. Если бы в одной и той же среде лучи света не двигались постоянно прямолинейно; если бы, проходя различные среды, они не преломлялись всегда согласно постоянным законам; если бы, например, самое легкое дуновение ветра непрерывно изменяло их направление, то лучи, испускаемые различными предметами, соединялись бы между собой, а лучи, исходящие от одного и того же предмета, разделялись бы, и глаз никогда не смог бы судить ни о величинах, ни о формах, ибо он получал бы только хаотические ощущения. То же самое имело бы место, если бы лучи постоянно подчинялись в своем направлении законам диоптрики, но если бы при этом отверстие зрачка было столь же велико, как и сетчатка; действительно, в этом случае лучи, приходящие со всех сторон, падали бы на глаз беспорядочным образом. При этой гипотезе чувство зрения находилось бы в том же положении, что и чувство обоняния: цвета действовали бы на него так, как запахи действуют на нос, и оно узнавало бы от осязания лишь то, что узнает от него обоняние. Мы воспринимали бы все цвета беспорядочным образом, в лучшем случае различали бы наиболее яркие цвета, но мы не могли бы располагать их на поверхностях и даже не подозревали бы, что эти ощущения способны сами по себе представлять нечто протяженное. , Но лучи света благодаря их способу перемещения вплоть до сетчатки относятся к глазу в точности так, как две скрещенные палки относятся к рукам. В силу этого Существует большое сходство между тем, как мы видим, и тем, как мы осязаем при помощи двух палок, и, Следовательно, руки могут сказать глазам: «Поступайте, йодобно нам», — и тотчас те начинают поступать таким образом. Можно было бы выдвинуть гипотезу, при которой обоняние научилось бы в совершенстве судить о величинах, фигурах, положениях и расстояниях. Для этого достаточно было бы, с одной стороны, подчинить пахучие корпускулы законам диоптрики, а с другой — устроить орган обоняния примерно по образцу органа зрения. Тогда пахучие лучи, скрестившись у ноздрей, поражали бы внутреннюю оболочку в таком количестве отдельных точек, сколько их имеется на поверхностях, откуда они исходили бы. В этом случае мы вскоре приобрели бы привычку располагать запахи на предметах, и философы не преминули бы заявить, что обоняние не нуждается в уроках осязания, чтобы воспринимать величины и фигуры. Бог мог бы устроить мир так, что лучи света были бы причиной запахов, подобно тому как они являются причиной цветов. Но, по-моему, легко понять, что в устроенном таким образом мире глаза могли бы, как и в нашем мире, научиться судить о величинах, фигурах, положениях и расстояниях. Способные к самостоятельному рассуждению читатели признают, надеюсь, силу этих последних соображений. Что касается читателей, судящих только на основании своих привычек, то им мне нечего сказать. Они, несомненно, найдут весьма странными сделанные мною предположения. Таковы принципы, на которых построена третья часть «Трактата об ощущениях». Здесь достаточно только вкратце упомянуть о них. Более подробное изложение их и вытекающие из них выводы можно найти в самой книге. В частности, в ней излагаются идеи, формирующиеся в результате совместной работы всех пяти чувств.
<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения. Том 2. с.. 1980

Еще по теме РЕЗЮМЕ ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ:

  1. А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ., 2002
  2. РЕЗЮМЕ ЧЕТВЕРТОЙ ЧАСТИ
  3. РЕЗЮМЕ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
  4. РЕЗЮМЕ ВТОРОЙ ЧАСТИ
  5. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. ВЫВОДЫ ПО ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ
  7. I. Конституционная структура третьей республики
  8. РАЗДЕЛ IV ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ТРАНСПОРТ В ГОДЫ ТРЕТЬЕЙ ПЯТИЛЕТКИ (1938—1941)
  9. 9.3. РАБОТА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА В ГОДЫ ТРЕТЬЕЙ ПЯТИЛЕТКИ
  10. О доказательстве как таковом или о третьей операции нашего разума
  11. ДИСПУТ ТРЕТИЙ. О ТРЕХ СПОСОБАХ ПОЛУЧЕНИЯ ЗНАНИИ В ОСОБЕННОСТИ О ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕ ИЛИ ТРЕТЬЕЙ ОПЕРАЦИИ РАЗУМА
  12. Приложение З Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г.)
  13. Резюме
  14. Составление резюме
  15. Резюме
  16. Резюме
  17. Резюме
  18. РЕЗЮМЕ
  19. РЕЗЮМЕ