<<
>>

ГЛАВА II О СЛУХЕ, ОБОНЯНИИ И ОСЯЗАНИИ, ВЗЯТЫХ ВМЕСТЕ

§ 1. Состояние статуи Наша статуя, как и в предыдущей в тот момент, когда главе, почувствует удивление, буду- мы наделяем ее слухом чи тем? чем она была, ЄСЛИ В ТОТ момент, когда мы присоединим слух к обонянию и осязанию, она снова обретет все привычки, усвоенные ею благодаря первому из этих ощущений.
Теперь она то пение птиц, то шум водопада или шум качающихся деревьев, а через мгновение — раскаты грома или шум сильной грозы. Так как она вся поглощена этими ощущениями, ее осязание и обоняние бездействуют. Если затем последует вдруг глубокое молчание, то ей покажется, что она перестала быть самой собой. Некоторое время она не в состоянии начать пользоваться своими первыми чувствами. Наконец, мало-помалу придя в себя, она начинает заниматься доступными осязанию и издающими запах предметами. V2 Она о к вае находит то' чего не искала> 1себеНорг1ГслВухеаТ потому что, схватив какое-нибудь звучащее тело, она начинает двигать им без всякого умысла; случайно она по очереди то приближает его, то удаляет от своего уха; этого достаточно, чтобы побудить ее несколько раз приблизить и удалить его. Руководясь различной интенсивностью ощущения, она прикладывает рассматриваемое тело к органу слуха и, повторив этот опыт, умозаключает, что звуки воспринимаются в этой части ее тела, подобно тому как она умозаключала, что запахи воспринимаются в другой части ее тела. о л Однако она замечает, что ее ухо § 3. Она заключает, что у ~ звуки находятся в телах модифицируется ЛИШЬ ПОД ВОЗДЄИ- ствием данного звучащего тела. Она слышит звуки, когда приводит его в движение, и не слышит ничего, когда перестает приводить его в движение. Поэтому она заключает, что эти звуки происходят от него, я , ~ Она повторяет это суждение и приу- § 4. Она слышит звуки r J „ в них чается составлять его с такой быстротой, что уже не замечает промежутка времени между моментом, когда эти звуки достигают ее уха, и моментом, когда она заключает, что они находятся в этом теле.
Слуховое ощущение этих звуков и суждение, что они находятся вне ее, становятся двумя операциями, которых она уже не отличает друг от друга. Поэтому, вместо того чтобы воспринимать их как свои собственные состояния, она начинает воспринимать их как состояния звучащего тела. Одним словом, она слышит их в этом теле. § 5. Этот способ слышать Если мы заставим ее произвести этот становится для нее же опыт с другими звуками, то она привычкой составит себе опять-таки те же самые суждения и станет сливать их с ощущениями. В дальнейшем она так привыкнет к этому способу ощущения, что ухо ее перестанет нуждаться в уроках осязания. Всякий звук будет казаться ей приходящим извне, даже в тех случаях, когда она не сможет осязать издающих его тел. Ибо если под влиянием привычки суждение слилось с некоторым ощущением, то оно должно будет слиться со всеми ощущениями того же вида. § 6. Способность ее уха Если одновременно раздается не- различать звуки сколько изученных статуей звуков, , то она станет различать их не тбль$о потому, что ее; ухо способно различать их, не только потому, что оно способно улавливать до известной степени различие между ними, но главным образом потому, что она усвоШїа привычку считать их находящимися в телах, которые она отличает друг от друга. Так осязание усиливает тонкость различения звуков слухом. Следовательно, чем более статуя станет прибегать к помощи осязания, чтобы улавливать разницу между звуками, тем лучше она научится отличать их друг от друга. Но она станет смешивать звуки всякий раз, когда осязание перестанет различать издающие их тела. Таким образом, способность слуха различать звуки имеет свои границы, ибо бывают случаи, когда даже осязание не в состоянии выявить все различия. Я не говорю здесь о границах, объясняющихся недостатком в устройстве органа слуха. § 7. Она судит на слух Статуя начинает производить свои о расстояниях опыты на предметах, доступных ее и положениях руке. Поэтому сперва при каждом поражающем ее ухо шуме ей кажется, будто достаточно вытянуть руку, чтобы схватить вызывающее этот шум тело, ибо она еще не научилась судить о большей удаленности тел.
Но, допустив эту ошибку, она делает один шаг, другой и по мере продвижения вперед замечает, что шум усиливается, пока производящее его тело не окажется настолько близко около нее, насколько это возможно. Опыты эти мало-помалу научают ее составлять суждения о различных удалениях этого тела. Суждения эти, став привычными, повторяются так быстро, что, когда они сольются с самим ощущением, она начинает наконец узнавать расстояния по слуху. Таким же образом она научится узнавать, находится ли какое-нибудь тело по правую ее сторону или по левую. Одним словом, она станет различать на слух расстояние до какого-нибудь предмета и его положение всякий раз, когда и то и другое будут такими же, как и в случаях, относительно которых она произвела многочисленные опыты. Обладая в тех случаях, когда она не может воспользоваться осязанием, только таким средством убедиться в этом, она будет настолько часто пользоваться им, что начнет на основе слуха высказывать иногда суждения с такой же уверенностью, с какой мы сами составляем суждения с помощью глаз. , - , Но она рискует ошибиться всякий раз,.когда воспримет ;В&;?Дух тела, различные положения- и расстояния, которых она еще не изучила. Она должна поэтому приучиться составлять столько же различных суждений» сколько ірщеется видов звучащих тел и сколько существует обстоятельств, цри которых их можно слышать. § 8. Ошибка, в которую Если бы она слышала всегда один можно было бы заставить и тот же звук, дотрагиваясь до одной ее впасть и Той же фигуры, и, наоборот, [услышав определенный звук, всегда осязала бы одну и ту же фигуру], то она стала бы думать, что фигуры обусловливают идеи звуков и что звуки обусловливают идеи фигур, и она не сумела бы распределить между осязанием и слухом идеи, принадлежащие каждому из этих чувств. Точно так же если бы каждый звук постоянно сопровождался определенным запахом, а каждый запах — определенным звуком, то она не могла бы отличить идей, которыми она обязана обонянию, от идей, которыми она обязана слуху. Эти ошибки похожи на те, в которые мы заставили ее впасть в предыдущей главе, и они подготовляют читателя к соображениям, которые мы собираемся высказать насчет зрения.
<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения. Том 2. с.. 1980

Еще по теме ГЛАВА II О СЛУХЕ, ОБОНЯНИИ И ОСЯЗАНИИ, ВЗЯТЫХ ВМЕСТЕ:

  1. ГЛАВА IX ОБ ОБОНЯНИИ И СЛУХЕ, ВЗЯТЫХ ВМЕСТЕ
  2. ГЛАВА I ОБ ОСЯЗАНИИ, СОЕДИНЕННОМ С ОБОНЯНИЕМ
  3. ;/;ї глава vii ОБ ИДЕЕ ДЛИТЕЛЬНОСТИ, СООБЩАЕМОЙ ЗРЕНИЕМ ВМЕСТЕ С ОСЯЗАНИЕМ
  4. ГЛАВА I О ПЕРВЫХ ПОЗНАНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОЩУЩЕНИЕМ ОБОНЯНИЯ
  5. ГЛАВА I ОБ ОЩУЩЕНИИ У ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  6. ГЛАВА IV ОБ ИДЕЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  7. ГЛАВА XII О ЗРЕНИИ В СОЕДИНЕНИИ С ОБОНЯНИЕМ, СЛУХОМ И ВКУСОМ
  8. ГЛАВА V О СНЕ И СНОВИДЕНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  9. ГЛАВА VI О Я, ИЛИ ЛИЧНОСТИ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  10. ГЛАВА XII О ГЛАВНОМ ОРГАНЕ ОСЯЗАНИЯ