<<
>>

ГЛАВА VIII О ЧЕЛОВЕКЕ, ОБЛАДАЮЩЕМ ТОЛЬКО СЛУХОМ

§ 1. Статуя, Ограничим нашу статую ощущением ограниченная чувством слуха и станем рассуждать так, как слуха, есть все то, мы рассуждали тогда, когда она бы- что она слышит ла ограничена только ощущением обоняния. Когда ее ухо подвергается внешнему воздействию, она становится тем ощущением, которое она испытывает.
Она точно эхо, о котором Овидий говорит: Sonus est qui vivit in ilia 10. Таким образом, мы можем превратить ее по произволу в шум, звук, симфонию, ибо она не подозревает, что существует нечто иное, помимо нее. Слух не дает ей никакой идеи о предмете, расположенном на некотором расстоянии. Близость или удаленность звучащих тел вызывает у нее только более сильное или более слабое ощущение звука; от этого она только чувствует более или менее сильно свое существование. Тела вызывают в ухе два вида слуховых ощущений ощущений72: звук в собственном смысле слова и шум. Ухо устроено так, чтобы улавливать определенные отношения между различными звуками, но отношение между шумом и звуком оно может улавливать только смутно. Шум относится к чувству слуха примерно так, как множество запахов к чувству обоняния. § 3. Статуя различает Если в первое мгновение наша статуя несколько шумов услышит одновременно несколько лишь тогда, когда они шумов, то самый сильный из них следуют друг за другом покроет остальные и они так смешаются между собой, что она воспримет лишь простое состояние, в котором они сольются. Если же они следуют друг за другом, то она сохраняет воспоминание о том, чем она была. Она различает свои состояния, сравнивает их, судит о них и образует из них ряд, сохраняющийся в ее памяти в том порядке, в котором она их сравнивала, при условии, конечно, что она воспринимает этот ряд несколько раз. Поэтому, когда эти шумы будут еще раз следовать друг за другом, она их узнает, но она не сможет узнать их, когда они будут раздаваться одновременно.
В данном случае следует рассуждать так, как мы рассуждали относительно запахов. , _ Что касается звуков в собственном § 4. То же самое А ^ Тл смысле слова, то ухо, будучи приспо- относится к звукам ' J ' J r соблено для точного восприятия их отношений, различает их тоньше и лучше. Его волокна как бы распределяют между собой колебания звучащих тел, и статуя может отчетливо услышать одновременно несколько звуков. Однако достаточно по крайней мере принять во внимание, что люди, не занимающиеся музыкой, не обладают такой тонкой способностью различения, чтобы прийти к убеждению, что наша статуя не сумеет различить в первый момент двух звуков, которые она услышит одновременно. Но сумеет ли она различить их, познакомившись с ними порознь? Это кажется мне маловероятным; хотя ее ухо по своему устройству способно чувствовать различия между звуками, последние так похожи друг на друга, что можно подумать, будто статуя без помощи суждений, приучающих ее относить их к различным телам, будет по-прежнему смешивать их. § 5. Она приобретает Как бы то ни было, различные те же способности, степени удовольствия и страдания что и тогда, заставят ее приобрести те же самые когда она обладала способности, которые она приобрета- лишь обонянием - и ла с помощью обоняния. Но здесь надо сделать несколько частных замечаний. § 6. Удовольствия Во-первых, удовольствия от слухо- от слуха заключаются вых ощущений заключаются гла- главным образом вным образом в мелодии, т. е. в смене в мелодии гармонических звуков, которым ритм сообщает различные особенности. Таким образом, желания нашей статуи не ограничатся устремлением просто к какому-нибудь звуку, она захочет стать целым мотивом. § 7. Эта мелодия Во-вторых, эти удовольствия резко вызывает эмоцию, отличаются от удовольствий, доста- которая не предполагает вляемых чувством обоняния. Так как приобретенных идей звуки более способны вызывать эмоции, чем запахи, то они, например, вызовут у нашей статуи такую печаль или радость, которые зависят не от приобретенных идей, а от некоторых изменений в теле 73. e ^ В-третьих, они начинаются, подобно 5 8.
Эти удовольствия - подобно удовольствиям удовольствиям от обоняния, с самого от обоняния, легкого ощущения. Каким бы слабым могут быть ни был первый шум, он доставляет различной степени удовольствие нашей статуе. Если шум усиливается, усиливается и удовольствие, которое прекратится лишь тогда, когда звуковые колебания начнут болезненно раздражать барабанную перепонку. в п „ * Что касается музыки, то она будет § 9. Наиболее сильные J J удовольствия нравиться статуе постольку, по- предполагают скольку ухо приобретет опыт. Перво- опытное ухо начально ей будут нравиться простые и грубые песни. Если затем мы постепенно приучим ее к более сложным мелодиям, то ухо привыкнет к требуемому ими упражнению и статуя получит новые удовольствия § 10. А все они Впрочем, все это под силу только предполагают хорошо устроенным ушам. Если слу- хорошо устроенное ухо ховые волокна не находятся между собой в надлежащих отношениях, слух будет фальшивым, представляя нечто вроде плохо настроенного инструмента. Чем значительнее будет этот недостаток, тем менее чувствительна будет наша статуя к музыке; она сможет даже оказаться не более восприимчивой к ней, чем к шумам. § И. Статуя может В-четвертых, так как удовольствие от научиться различать ряда музыкальных звуков гораздо шум И пение, сильнее удовольствия от непрерыв- раздающиеся ного шума, то можно предположить, одновременно что если статуя услышит одновременно какой-нибудь шум и какой-нибудь мотив, из которых ни один не заглушает другого и с которыми она познакомилась порознь, то она не будет смешивать их. Если бы в первый момент своего существования она услышала их вместе, она не нашла бы разницы между ними. Действительно, по собственному опыту мы знаем, что во впечатлениях органов чувств мы различаем лишь то, что могли заметить в них, а замечаем мы в них лишь идеи, нз которые мы последовательно обратили свое внимание. Но если наша статуя, бывшая поочередно песней и шумом ручейка, привыкла различать оба этих состояния и разделять между ними свое внимание, то ввиду их значительного различия она, по моему мнению, вряд ли смешает их, когда она услышит их вместе, особенно если, как мы предполагаем, ни один не заглушает другого. Поэтому она не преминет заметить, что она есть одновременно и этот шум, и это пение, о которых она вспоминает как о двух своих модификациях, раньше следовавших друг за другом. Принцип, которым я руководствуюсь в этих рассуждениях, получит новое освещение в дальнейшем, ибо я еще буду иметь случай применить его к более убедительным фактам. Мы увидим, что благодаря тому, как мы судим о своих ощущениях, мы различаем в них лишь то, что привыкли замечать под влиянием окружающих обстоя тельств; что все остальное для нас смутно и что мы не сохраняем об этом никаких идей, как если бы мы не испытывали никаких ощущений. Это одна из причин того, что люди, имеющие одни и те же ощущения, обладают столь различными познаниями. Зародыш этих познаний повсюду одинаков, но у одних он остается бесформенным, а у других развивается, питается и растет. § 12. Ряд звуков Наконец, поскольку шумы относятся связывается в памяти к уху так, как запахи относятся лучше, чем ряд шумов к носу, то связь между шумами в памяти будет такой же, как и связь между запахами. Но так как звуки в силу своей природы и в силу устройства органа слуха теснее связаны между собой, память лучше сохранит их последовательность.
<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения. Том 2. с.. 1980

Еще по теме ГЛАВА VIII О ЧЕЛОВЕКЕ, ОБЛАДАЮЩЕМ ТОЛЬКО СЛУХОМ:

  1. ГЛАВА VIII ОБ ИДЕЯХ, КОТОРЫЕ МОЖЕТ ПРИОБРЕСТИ ЧЕЛОВЕК, ОБЛАДАЮЩИЙ ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  2. ГЛАВА XI О ЧЕЛОВЕКЕ, ОБЛАДАЮЩЕМ ТОЛЬКО ЗРЕНИЕМ
  3. ГЛАВА IV ОБ ИДЕЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  4. ГЛАВА I ОБ ОЩУЩЕНИИ У ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  5. ГЛАВА V О СНЕ И СНОВИДЕНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  6. ГЛАВА VI О Я, ИЛИ ЛИЧНОСТИ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  7. ГЛАВА I О ПЕРВЫХ ПОЗНАНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОЩУЩЕНИЕМ ОБОНЯНИЯ
  8. ГЛАВА XI О ПАМЯТИ, ВООБРАЖЕНИИ И СНОВИДЕНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  9. ГЛАВА X ОБ ОТДЫХЕ, СНЕ И ПРОБУЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  10. ГЛАВА VI ОБ УДОВОЛЬСТВИИ, СТРАДАНИИ, ПОТРЕБНОСТЯХ И ЖЕЛАНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ; ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  11. ГЛАВА VII О ТОМ, КАК ЧЕЛОВЕК, ОБЛАДАЮЩИЙ ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ, НАЧИНАЕТ ОТКРЫВАТЬ ПРОСТРАНСТВО
  12. ГЛАВА III О ЖЕЛАНИЯХ, СТРАСТЯХ, ЛЮБВИ, НЕНАВИСТИ, НАДЕЖДЕ, СТРАХЕ И БОЛИ У ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ