<<
>>

ГЛАВА VI СООБРАЖЕНИЯ ОБ АБСТРАКТНЫХ И ОБЩИХ ИДЕЯХ, КОТОРЫЕ МОЖЕТ ПРИОБРЕСТИ ЧЕЛОВЕК, ЖИВУЩИЙ ВНЕ ВСЯКОГО ОБЩЕСТВА

Изложенная нами история образования знаний у нашей статуи ясно показывает, как статуя разделяет вещи на классы в зависимости от их отношений к ее потребностям и, следовательно, как она составляет себе абстрактные и общие понятия.
Но чтобы лучше понять природу ее идей, важно остановиться еще на некоторых подробностях. § 1. У статуи нет У нее нет ни одной общей идеи, ни одной общей идеи, которая не была бы частной. Так, которая не была^бы например, общая идея апельсина прежде частной быда первоначально просто идеей такого-то определенного апельсина. § 2. В чем заключается Частная идея, возникающая, когда .у. ее идея об имеющемся перед органами чувств предстает , налицо предмете один объект,— это собрание нескольких обнаруживаемых одновременно качеств. Идея такого- то определенного апельсина сводится к цзету, . форме, вкусу, запаху, твердости, весу и т. д. Эта частная идея в случае отсутствия § 3. Об отсутствующем предмета заключается в воспомина- предмете г нии, остающемся от того, что мы узнали при помощи зрения, вкуса, обоняния и т. д. Закройте глаза; идея твердости есть воспоминание о сопротивлении, испытанном вами раньше при обращении с телами, и т. д. § 4. Как идеи статуи Станем последовательно заменять становятся из частных наш апельсин другими, похожими на общими него. Статуя будет думать, что она видит тот же самый апельсин, и будет иметь на этот счет лишь частную идею. Если статуя увидит одновременно два апельсина, она тотчас же узнает в каждом из них ту же самую частную идею, и эта идея станет моделью, с которой она будет их сравнивать и которой, как ей кажется, они оба соответствуют. Таким образом она найдет, что эта идея свойственна трем-четырем апельсинам, и она сделает ее настолько общей, насколько это возможно для статуи. Частная идея лошади и частная идея птицы тоже станут общими, если обстоятельства побудят статую сравнить несколько лошадей и несколько птиц.
То же самое относится ко всем чувственно воспринимаемым предметам. Так как статуя не пользуется никакими знаками, она не в состоянии методически классифицировать свои идеи и, следовательно, сделать их столь же общими, как наши идеи. Но с другой стороны, она не может не иметь абсолютно никаких общих идей. Если бы ребенок, который еще не умеет говорить, не имел идей, достаточно общих, чтобы они относились по крайней мере к двум или трем объектам, то его никогда нельзя было бы научить говорить, ибо начать говорить на каком-нибудь языке можно лишь потому, что до этого у нас есть, что сказать, у нас есть общие идеи; всякое предложение необходимо содержит в себе такие общие идеи. Обладая общими понятиями апельсина, лошади, птицы, наша статуя станет отличать их друг от друга на том же основании, на каком она отличает апельсин от птицы, а птицу от лошади. Поэтому она отнесет каждый из этих объектов к общей модели, идею которой она себе составила, т. е. к определенному классу, виду, к которому они относятся. Но подобно тому как модель, соответствующая нескольким объектам, представляет собой общую идею, так и две или три модели, к которым мы относим совершенно различные объекты, представляют различные классы, или, выражаясь языком философов, различные виды общих понятий. § 5. Как она нисходит Взглянув на какую-нибудь равнину, от какой-нибудь общей наша статуя замечает множество идеи к менее общим деревьев, между которыми она не идеям находит еще никакого различия. Она видит лишь то, что у них есть общего; она видит, что каждое из них имеет ветви, листья и что они не двигаются с места, где растут. Такова модель общей идеи дерева. Затем статуя переходит от одних деревьев к другим: она наблюдает различие их плодов; она составляет себе модели, на основании которых станет различать столько же сортов деревьев, сколько она заметит видов плодов; и все это идеи менее общие, чем первая. Таким же образом она составит себе общую идею животного, если заметит в отдалении несколько животных, разница между которыми еще ускользает от нее; она разделит их на несколько видов, когда сможет увидеть, в чем они отличаются друг от друга. § 6.
Она тем более Следовательно, она тем более обоб- обобщает, щает, чем смутнее видит, и состав- чем смутнее видит ляет себе тем менее общие ПОНЯТИЯ, чем больше различий открывает в вещах. Это объясняет, почему так легко составлять себе общие идеи *. 353 12 Кондильяк, т. 2 Так, например, сначала все яблоки кажутся ей соответствующими одной и той же модели. Но в дальнейшем она замечает, что не у всех их одинаково приятный вкус. Тогда желание получить удовольствие и боязнь испытать неприятное чувство заставляют ее сравнивать их под углом зрения тех отношений, которые она может открыть в них. Она приучается отличать их по виду, запаху, на ощупь, она составляет себе различные модели яблок, способные руководить ее выбором, и разбивает их на столько классов, сколько замечает в них различий. § 7. Предметы, о которых Что касается предметов, которые не она не приобретает интересуют ЄЄ НИ С ТОЧКИ зрения никаких познаний удовольствия, ни с точки зрения неприятных ощущений, то они остаются слитыми в одной массе, и она не приобретает о них никаких познаний. Достаточно поразмыслить о себе самих, чтобы убедиться в истинности этого. Все люди обладают одними и теми же ощущениями, но человек из простонародья, занятый тяжелым трудом, светский человек, весь отдавшийся легкомысленным занятиям, и философ с его потребностью изучения природы по-разному реагируют на одни и те же удовольствия и на одни и те же неприятности. Поэтому из одних и тех же ощущений они извлекают совершенно различные знания. § 8. В каком порядке Вот в каком порядке наша статуя она составляет себе составляет себе идеи вида. Сначала идеи вида она замечает лишь наиболее бросаю щиеся в глаза различия, приобретая таким образом весьма общие, но немногочисленные идеи. Если ее особенно поражает окраска, то цветы нескольких видов она отнесет к одному классу; если же ее внимание сосредоточено на размерах вещей, то небольшой заяц и кошка составят для нее лишь один вид животных. Если затем ее потребности станут поводом рассмотрения предметов со стороны других качеств, то статуя классифицирует их, исходя из этих качеств. Из одного общего понятия образуется несколько других, менее общих. Таким образом, она переходит сразу от частных идей к более общим, от которых она нисходит к менее общим, по мере того как замечает различия между вещами. Так, ребенок, назвав золотом все желтое, приобретает затем идеи меди, красной латуни и образует из одной общей идеи несколько других, менее общих. Генезис этих идей показывает, что § 9. Ее незнание они представляют нашей статуе природы вещей лишь различным образом комбинированные качества. Так, например, она замечает, что во всем, до чего она дотрагивается, соединены твердость, протяженность, делимость, фигура, подвижность и т. д., и благодаря этому приобретает идею тела. Но если бы у нее спросили, что такое тело, то она показала бы на какое- нибудь тело и сказала: «Вот это», т. е. то, где вы найдете одновременно твердость, протяженность, делимость, фигуру и т. д. р „ ^ Какой-нибудь философ мог бы отве- § 10. Что общего У статуи с философами ТИТЬ ТаКИМ образом: ТЄЛО - ЭТО отдельное сущее, протяженная, твердая и так далее субстанция. Если сравнить эти два ответа, то легко убедиться, что философ знает природу тела не лучше статуи. Его единственное преимущество, если только это преимущество, заключается в том, что он создал себе язык, кажущийся ученым лишь потому, что он не всем доступен, ибо по сути дела слова «отдельное сущее», «субстанция» не означают ничего другого, чем слово «это». * Отсюда следует заключить, что идеи § 11. Ее идеи статуи о чувственно воспринимае- о предметах смутны j j г мых предметах смутны, ибо я называю смутной всякую идею, не представляющую отчетливым образом все качества своего предмета. Но не существует ни одного тела, относительно которого она обладала бы столь совершенными знаниями; она видит в телах лишь те свойства, которые она заметила лишь благодаря своим потребностям. При большей проницательности она могла бы открыть в них большее число свойств, а если бы она могла проникнуть в природу вещей, то не нашла бы двух вполне сходных предметов. Если же она находит, что некоторые из них не отличаются друг от друга, то лишь потому, что видит их смутным образом. § 12. Абстрактные идеи Что касается ее абстрактных поня- бывают двух видов тий, то они бывают либо смутными, либо отчетливыми. Она знает, например, достаточно дни смутные хорошо какой-нибудь звук, чтобы уметь отличить его от запаха, вкуса или всякого другого звука, но он кажется ей простым, хотя в действительности он содержит множество элементов (multiples) 96. Несколько цветов, смешанных между собой, производят на статую впечатление одного цвета. То же самое относится ко всем чувственным впечатлениям. Таким образом, она не различает всего того, что они заключают в себе; тем менее она способна найти все причины, порождающие какое- нибудь ощущение. Словом, она обладает по этому вопросу лишь очень смутными понятиями. Но эти самые ощущения вызывают Другие отчетливые в ней идеи величины и фигуры, и если она не может ни сказать, каковы в точности величина и фигура тел, ни определить в точности их взаимные отношения, то все же она знает, каким образом какая-нибудь величина может быть вдвое больше или меньше другой величины, и отлично знает, что такое линия, треугольник, квадрат. Таким образом, в этих случаях она обладает отчетливыми идеями. Для этого достаточно, чтобы она рассматривала величины, отвлекаясь от предметов. Из этих двух видов идей получаются § 13. Она знает два вида два вида истин. Когда наша статуя истин утверждает, что некоторое тело тре угольно, то она высказывает суждение, которое может стать ложным, ибо это тело может изменить свою форму; но когда она утверждает, что треугольник имеет три стороны, то ее суждение истинно и всегда будет таковым, ибо три стороны определяют идею треугольника. Таким образом, она обладает истинами, изменяющимися или способными изменяться всякий раз, когда она захочет судить о том, что суть вещи сама по себе; наоборот, она обладает неизменными истинами всякий раз, когда ограничивается суждением об отчетливых и абстрактных идеях, составляемых ею о величинах. Следовательно, благодаря одним лишь ощущениям она обладает познаниями всякого рода.
<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения. Том 2. с.. 1980

Еще по теме ГЛАВА VI СООБРАЖЕНИЯ ОБ АБСТРАКТНЫХ И ОБЩИХ ИДЕЯХ, КОТОРЫЕ МОЖЕТ ПРИОБРЕСТИ ЧЕЛОВЕК, ЖИВУЩИЙ ВНЕ ВСЯКОГО ОБЩЕСТВА:

  1. ГЛАВА VIII ОБ ИДЕЯХ, КОТОРЫЕ МОЖЕТ ПРИОБРЕСТИ ЧЕЛОВЕК, ОБЛАДАЮЩИЙ ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  2. ГЛАВА V СООБРАЖЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО АБСТРАКТНЫХ И ОБЩИХ ИДЕЙ, ИЛИ КАКИМ ОБРАЗОМ ИСКУССТВО РАССУЖДАТЬ СВОДИТСЯ К ХОРОШО ПОСТРОЕННОМУ ЯЗЫКУ
  3. ГЛАВА III О СУЖДЕНИЯХ, КОТОРЫЕ ЧЕЛОВЕК, ПРЕДОСТАВЛЕННЫЙ САМОМУ СЕБЕ, МОЖЕТ СОСТАВИТЬ О ХОРОШЕМ И КРАСИВОМ В ВЕЩАХ
  4. О ТОМ, ЧТО Г-Н ДЕ БЮФФОН, ПРИНИМАЯ ГИПОТЕЗУ, СОГЛАСНО КОТОРОЙ ЖИВОТНЫЕ ЯВЛЯЮТСЯ ЧИСТО МАТЕРИАЛЬНЫМИ СУЩЕСТВАМИ, НЕ МОЖЕТ ОБЪЯСНИТЬ НАЛИЧИЯ У НИХ ОЩУЩЕНИЙ, КОТОРЫЕ ОН ИМ ПРИПИСЫВАЕТ
  5. ГЛАВА IV ОБ ИДЕЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  6. СООБРАЖЕНИЯ О МЕТОДАХ, КОТОРЫЕ МЫ ОТКРЫЛИ
  7. ГЛАВА 21, последняя, которой читатель, за недосугом, может не проглядывать, ибо из нее он не получит новых сведений о Старце Исидоре
  8. ГЛАВА V КАКИМ ОБРАЗОМ ЧЕЛОВЕК, ОБЛАДАЮЩИЙ ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ, ОТКРЫВАЕТ СВОЕ ТЕЛО И УЗНАЕТ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ НЕЧТО ВНЕ ЕГО
  9. Статья 5. Информация, доступ к которой не может быть ограничен 1.
  10. . ИНФОРМАЦИЯ, КОТОРАЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОТНЕСЕНА К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЕ
  11. ИНФОРМАЦИЯ, КОТОРАЯ МОЖЕТ БЫТЬ ОТНЕСЕНА К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЕ
  12. ГЛАВА IV О СУЖДЕНИЯХ, СОСТАВЛЯЕМЫХ ЧЕЛОВЕКОМ, ПРЕДОСТАВЛЕННЫМ САМОМУ СЕБЕ, О ПРЕДМЕТАХ, ОТ КОТОРЫХ ОН ЗАВИСИТ
  13. Статья 238. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать