<<
>>

ГЛАВА XI О ПАМЯТИ, ВООБРАЖЕНИИ И СНОВИДЕНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ

§ 1. Каким образом идеи Ощущения, получаемые посредством связываются между собой осязания, бывают двух родов. К пер- (, в памяти статуи вому относятся протяжение, фигура, пространство, твердое или жидкое состояние, твердость, ййгкость, движение, покой; ко второму — теплота и холод и различные виды удовольствий и страданий.
Отношения между последними, разумеется, неопределенны. Поэтому они сохраняются в памяти лишь в силу того, что органы неоднократно сообщают их мозгу. Что касается первых, то отношения между ними можно узнать более точно. Наша статуя измеряет размеры тел своими руками; пространство она измеряет, передвигаясь с одного места на другое; вид фигур она определяет, пересчитывая их стороны и следуя за контуром их; она составляет себе суждение о сопротивлении, оказываемом твердыми и жидкими телами, о твердости и мягкости, наконец, она находит заметную разницу между движением и покоем, рассматривая, изменяется или не изменяется какое-нибудь тело по отношению к другим телам. Таковы те идеи, которые наиболее прочно и легко связываются между собой в ее памяти. „ 0 „ С одной стороны, она усвоила § I. Все они связываются С идеей протяжения привычку относить все свои ощущения к протяжению, ибо она их считает качествами ощупываемых ею предметов. Все ее идеи представляют лишь теплое или холодное протяжение, твердое или жидкое протяжение и т. д. Благодаря этому как идеи, отношения которых крайне неопределенны, так и те цдеи, отношения которых определяются самым точным образом, связываются все с одной и той же идеей. Одним словом, все ее ощущения оказываются для нее лишь модификациями протяжения. § 3. Воспоминание о ней С ДРУГ0Й с™Роньі, ощущение протя- сильнее И длительнее жения носит такои характер, что наша статуя может потерять его лишь в глубоком сне. Пробуждаясь, она постоянно чувствует, что она протяженна, ибо ощущает все части своего тела, давящие на место, на котором они покоятся, и измеряющие его.
Таким образом, раз она проснулась, она не может быть вовсе лишена каких-либо осязательных ощущений, как это вполне возможно в отношении всех прочих ощущений. У нее всегда остается одно ощущение, с которым связаны все другие и которое я рассматриваю поэтому как основание всех идей, о коих у нее сохраняется воспоминание. Итак, все доказывает, что память об идеях, обязанных своим происхождением осязанию, должна быть сильнее и значительно длительнее, чем память об идеях, имеющих своим источником другие ощущения. Идеи могут вспоминаться с большей § 4. В чем заключается иди меньшей ЯрК0СТЬЮ. Когда ОНИ воображение статуи - ^ пробуждаются слабо, то статуя вспоминает только, что она дотрагивалась до такого-то или такого-то предмета, но когда они всплывают в памяти ярко, то она вспоминает предметы так, словно еще дотрагивается до них в данный момент. Эту яркую память, благодаря которой то, что в действительности отсутствует, кажется данным налицо, я назвал воображением. § 5. К воображению Если мы присоединим к этой спо- присоединяется собности размышление, или опера- размышление цию комбинирования идей, то мы поймем, как статуя может представить себе в каком-нибудь предмете качества, которые она заметила в других предметах. Допустим, что она желает наслаждаться одновременно несколькими качествами, которых до сих пор она еще не встречала вместе; она вообразит их соединенными вместе, ее воображение доставит ей наслаждение, которого она не могла получить при помощи чувства осязания. § 6. О наиболее широком Наиболее широкое значение слова смысле, в котором можно воображение следующее: воображе- употреблять слово ние _ это название способности КОМ- «воооражение» * г бинировать качества предметов, с тем чтобы составлять из них такие совокупности, для которых природа не дает нам образцов. Благодаря этому воображение может доставлять наслаждения, которые в известных отношениях превосходят саму действительность, ибо оно доставляет все желаемые нами качества. § 7. Наслаждение, Но наслаждение, доставляемое ося- получаемое от осязания заниєм, может соединяться с наслаж- и воображения, дением, доставляемым воображени- взятых вместе ем; тогда наша статуя переживает величайшие удовольствия, какие только ей доступны.
Когда она трогает какой-нибудь предмет, ничто не мешает ее воображению иногда представить его обладающим приятными качествами, которых он не имеет, и удалить из него неприятные ей качества. Для этого достаточно сильного желания встретить в нем первые и не встретить вторых. § 8 Излишества Воображение, доставляя ей столько bti в к от орыТ^па д ает удовольствия со стороны предметов, х статуя под влиянием не может не заставить ее часто воображения находить удовольствие в движении Йаже тогда, когда ее усталые члены начинают сопротивляться ее желаниям. Иногда оно даже рисует ей это удовольствие с такой яркостью, что заставляет ее забывать усталость ее органов. Тогда только чрезмерное утомление может побудить ее вкусить отдых. Результатом желания, которому она отдалась с такой неумеренностью, явятся боль и страдание, и если она будет часто повторять этот опыт, то научится не доверять привлекательности удовольствия и будет более считаться со своими силами. Л Л Между бодрствованием и глубоким § 9. Состояние * Л сном мы можем заметить два промеси овидения ^ г жуточных состояния: одно — когда память лишь очень слабо рисует нам идеи; другое — когда воображение вызывает их с такой интенсивностью и составляет из них столь яркие комбинации, что кажется, будто трогаешь предметы, которые в действительности только воображаешь. Уснув в таком месте, в котором она привыкла чувствовать себя в безопасности, наша статуя может вообразить, что оно усеяно колючками, кремнями, что она ходит и на каждом шагу испытывает уколы, падает, ушибается и чувствует боль. Хотя эта перемена удивляет ее, она не может усомниться в ней, и состояние ее точно такое, как если бы она проснулась и это место было в действительности таким, каким оно ей кажется. § 10. Причина сновидений Чтобы найти причину такого снови- и беспорядка, в котором дения, достаточно обратить внимание они представляют идеи На то, что, прежде чем заснуть, статуя имела идею места, в котором она могла прогуливаться без всякого страха, имела, далее, идеи колючек, кремней, уколов, падений, боли и, наконец, имела идею места, в котором она испытала все эти вещи. Но что же происходит во сне? А то, что эта последняя идея совсем не возникает. Идеи колючек, кремней, уколов, падения, боли и места, в котором она не испытала ничего подобного, вырисовываются с такой яркостью, как если бы все эти вещи имелись налицо; а соединение их друг с другом должно заставить статую думать, что место это стало таким, каким его рисует ей ее воображение. Если бы она вспомнила то место, где она укололась или упала, то она не поддалась бы этому заблуждению. Таким образом, в сновидениях происходят столь странные и столь противоречащие истине ассоциации лишь потому, что идеи, которые могли бы восстановить порядок, оказываются устраненными. Не удивительно после этого, что идеи воскресают в беспорядке, сближающем и соединяющем между собой самые далекие друг от друга идеи. Будучи отдыхом тела, сон есть также отдых памяти, воображения и всех душевных способностей, причем отдых этот имеет различ- йые степени. Если эти способности окончательно уснули, мы впадаем в глубокий сон; если же они уснули лишь до известной степени, то память и воображение, достаточно живые, чтобы вызвать некоторые идеи, оказываются недостаточно живыми, чтобы вызвать некоторые другие идеи; поэтому идеи, появляющиеся в сновидениях, образуют самые необычайные совокупности. Ударив статую во время ее сна, § при прядении И я заставляю ее пробудиться. Первое испытываемое ею при этом чувство — страх; едва осмеливаясь двигаться, она недоверчиво вытягивает руки и, пораженная тем, что она не находит предметов, причинивших ей, как ей кажется, ушибы, поднимается и решается начать ходить. Мало-помалу она успокаивается; она не знает, заблуждается ли она в настоящий момент или заблуждалась раньше. Доверие ее возрастает, и она забывает состояние, в котором она находилась в сновидении, полностью наслаждаясь тем состоянием, в котором она находится при пробуждении. § 12. Ее замешательство Однако она снова испытывает непре- относительио состояния одолимую потребность в сне. Она сновидений и состояния засыпает и переживает новые снови- бодрствования дения, сопровождаемые при про- буждении тем же самым удивлением. Действительно, эти иллюзии должны казаться ей очень странными. Она не способна догадаться, что они возникли у нее во время сна, ибо не имеет никакого представления о продолжительности его. Наоборот, она не сомневается в том, что находилась в состоянии бодрствования, ибо для нее бодрствовать — значит осязать и размышлять над тем, что она осязает. Поэтому ее сновидения не могут казаться ей сновидениями и только вызывают у нее большую тревогу. Она не понимает, почему она составляет столь различные суждения об одних и тех же предметах; она не знает, где кроется ошибка, и переходит по очереди от недоверия, вызываемого в ней ее сновидениями, к доверчивости, которую возвращает ей состояние бодрствования. % 13. Почему она одни Она не может помнить всех идей, сновидения вспоминает, которые она имела в состоянии а другие забывает? бодрствования. То же самое можно сказать об идеях, которые она имела во сне. Что касается причины, напоминающей ей некоторые ее сновидения, то вот каковы мои предположения по этому поводу. Если впечатления от сновидений были сильны и если они представляли идеи в беспорядке, резко противоречащем суждениям, имевшимся у нее до того момента, когда она заснула, то тогда ее удивление свяжет эти идеи со всей совокупностью ее знаний. При пробуждении то же самое удивление, продолжаясь, заставляет ее сделать усилие, чтобы вспомнить их со всеми подробностями, и она их вспоминает. Наоборот, у нее не возникнет никакого воспоминания, если промежуток между пробуждением и сновидением был достаточно велик и занят сном, достаточно глубоким, чтобы уничтожить всякое впечатление от удивления, в котором она раньше находилась. Наконец, если по пробуждении ее удивление невелико, то иногда она будет вспоминать лишь часть своего сновидения, иногда же вспомнит только, что имела какие-то очень странные идеи. Таким образом, ее сновидения запечатлеваются в ее памяти лишь потому, что они связываются с привычными суждениями, которым они противоречат, а вспоминает она их под влиянием удивления, в котором она находится при пробуждении.
<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения. Том 2. с.. 1980

Еще по теме ГЛАВА XI О ПАМЯТИ, ВООБРАЖЕНИИ И СНОВИДЕНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ:

  1. ГЛАВА V О СНЕ И СНОВИДЕНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  2. ГЛАВА I ОБ ОЩУЩЕНИИ У ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  3. ГЛАВА X ОБ ОТДЫХЕ, СНЕ И ПРОБУЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  4. ГЛАВА VI ОБ УДОВОЛЬСТВИИ, СТРАДАНИИ, ПОТРЕБНОСТЯХ И ЖЕЛАНИЯХ ЧЕЛОВЕКА, ; ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  5. ГЛАВА VIII ОБ ИДЕЯХ, КОТОРЫЕ МОЖЕТ ПРИОБРЕСТИ ЧЕЛОВЕК, ОБЛАДАЮЩИЙ ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ
  6. ГЛАВА VII О ТОМ, КАК ЧЕЛОВЕК, ОБЛАДАЮЩИЙ ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ, НАЧИНАЕТ ОТКРЫВАТЬ ПРОСТРАНСТВО
  7. ГЛАВА V КАКИМ ОБРАЗОМ ЧЕЛОВЕК, ОБЛАДАЮЩИЙ ТОЛЬКО ОСЯЗАНИЕМ, ОТКРЫВАЕТ СВОЕ ТЕЛО И УЗНАЕТ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ НЕЧТО ВНЕ ЕГО
  8. ГЛАВА XI О ЧЕЛОВЕКЕ, ОБЛАДАЮЩЕМ ТОЛЬКО ЗРЕНИЕМ
  9. ГЛАВА IV ОБ ИДЕЯХ ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  10. ГЛАВА VIII О ЧЕЛОВЕКЕ, ОБЛАДАЮЩЕМ ТОЛЬКО СЛУХОМ