<<
>>

ГЛАВА XV О НЕОБХОДИМОСТИ СИСТЕМ В ПОЛИТИКЕ, О ЦЕЛЯХ И ПРЕДОСТОРОЖНОСТЯХ, С КАКИМИ СЛЕДУЕТ ИХ СОСТАВЛЯТЬ

Если существует область, где с предубеждением относятся к системам, то это политика. Публика всегда судит лишь на основании фактов, и так как она часто оказывалась жертвой разных проектов, то она ничего так не боится, как составления проектов.
Однако возможно ли управлять государством, если не охватить с одной общей точки зрения всех частей его и если не связать их друг с другом так, чтобы они стали двигаться гармонично под действием одной и той же пружины? В подобном случае приходится порицать не системы, а поведение тех, кто составляет их. Замыслы министра не смогут быть полезными, они €удут часто даже пагубными, если им не будет предшествовать тщательное исследование всего того, что важно для внутренней и внешней политики правительства; достаточно одного какого-нибудь непредвиденного обстоятельства, чтобы они закончились неудачей 85. Нация представляет собой некоторое искусственное тело. Задача власти, заботящейся о сохранении ее,— поддерживать гармонию и силу во всех членах. Власть — механик, который должен чинить пружины и исправлять всю машину так часто, как этого требуют обстоятельства. Но найдется ли благоразумный человек, который рискнул бы исправлять вещь, не изучив предварительно ее механизма? Не рисковал ли бы тот, кто сделал бы подобную попытку, все более и более портить эту вещь? Таким образом, министр, который не умеет охватить всех частей государства, который не видит их взаимного действия, породит большие злоупотребления, чем те, против которых он хочет бороться. Помогая одной группе граждан, он станет вредить другой. Заботясь о мануфактуре, он забудет о земледелии; помогая дворянству, он погубит купечество. Вскоре равновесие окажется нарушенным, все сословия перемешаются между собой, граждане станут руководствоваться только своим честолюбием, управление государством будет все более и более ухудшаться, и, наконец, государство погибнет. Дворяне, члены магистратуры, духовенство, купцы, финансисты, писатели и всякого рода ремесленники — таковы различные сословия граждан.
Согласно системе того, кто управляет ими, каждый должен быть столь счастливым, как только может, но так, чтобы от этого не страдало общее благо целого. В этом случае государственное устройство будет наиболее крепко. Это предполагает две вещи: подобающее поведение по отношению к народу, которым управляют, и подобающее поведение по отношению к соседним державам. Чтобы руководить народом, надо установить дисциплину, поддерживающую совершенное равновесие между всеми сословиями и заставляющую находить интерес каждого гражданина в интересе общества. Надо сделать так, чтобы граждане, действуя с различными намерениями и составляя себе каждый свои особенные системы, необходимо сообразовывались с целями общей системы. Поэтому министр должен учитывать богатство и деятельность различных классов так, чтобы помогать всем им, не вредя ни одному из них; этим он добьется успеха, если никогда не будет оказывать покровительство лишь отдельным классам. Только от этого зависит единство, которое может поддержать равновесие между всеми частями государства. Установив* таким образом порядок, министр сумеет приблизительно оценить силы и ресурсы государства, но пока еще не будет знать, с какими предосторожностями он должен использовать их против врагов. Могущественным делает народ как слабость его соседей, так и его собственная сила. Учитывая эти вещи, министр узнает, как он должен вести себя по отношению к иностранным державам. Свои расчеты он должен строить не просто на основании естественных богатств соседних стран и промышленной деятельности их жителей, а главным образом на основании природы их правительств, ибо именно это составляет силу или слабость народа. Таким образом, для него необходимо знать планы правителей, их системы, если они таковыми обладают, а иногда даже ничтожные придворные интриги. Часто самые незаметные вещи являются причиной великих переворотов, и если добраться до источника злоупотреблений, приводящих государства к гибели, то обыкновенно можно заметить какой-нибудь пустяк, которого не считали нужным остерегаться, ибо не предвидели всего значения его. Король, получив эти сведения, не должен составлять себе двух разрозненных и как бы отделенных друг от друга систем: одной — по отношению к своему народу, другой — по отношению к чужим странам.
Во всем своем поведении он должен преследовать только одну цель, и его система по отношению к чужим странам должна быть настолько подчинена системе, которую он предписал себе для внутреннего управления, чтобы они обе составляли только одну систему. Благодаря этому он станет настолько могущественным, насколько смогут позволить обстоятельства. Очевидно, что система, составленная согласно этим правилам, полностью соответствует положению вещей. Поэтому если это положение изменится, то придется соответственно изменить и систему, иначе говоря, вводимые изменения должны так удачно сочетаться с тем, что остается в прежнем виде, чтобы между отдельными частями общества продолжало сохраняться равновесие. Это может быть выполнено с успехом лишь тем, кто придумал или по крайней мере в совершенстве изучил эту систему. Но так как правители не всегда обладают всеми необходимыми познаниями, то народ часто страдает от производимых изменений. Поэтому он скоро проникается предубеждениями против всяких нововведений, и, исходя из того; что новые планы какого-нибудь министра готерлели неудачу, начинает думать, что и планы других министров постигнет та же участь. Надо придерживаться, говорят, того, что было заведено нашими отцами; этого было достаточно в их время, почему бы не довольствоваться этим и сейчас? Люди, проникнутые подобными предрассудками, не желают понять, что механизм, достаточный для приведения в движение простейшей машины, уже не годится, если последняя становится очень сложной. Вначале общества состояли лишь из небольшого числа равных между собой граждан. Гражданские и военные власти обладали привилегиями лишь во время отправления своих функций; после этого они возвращались обратно в класс обыкновенных граждан. Таким образом, для граждан не было ничего выше закона. В дальнейшем общества разрослись, число граждан увеличилось и равенство нарушилось. Тогда постепенно возникли различные сословия — сословие военных, сословие гражданских властей, купцов и т.
д., и каждое из этих сословий заняло свое место в соответствии с приобретенным им авторитетом. Во времена равенства у всех граждан был только один и тот же интерес, и для управления ими было достаточно небольшого числа очень простых законов. Когда же равенство уничтожилось, интересы начали изменяться, по мере того как росло число сословий, и первые законы оказались уже недостаточными. Достаточно одного этого соображения, чтобы понять, что невозможно при помощи одной и той же системы управлять обществом в период его возникновения и в эпохи роста или упадка, через которые оно проходит. Поэтому нельзя критиковать тех, кто желает внести изменения в дело управления; но им следует посоветовать приобрести все познания, необходимые для того, чтобы производить изменения лишь в соответствии с положением вещей. Особенно трудное положение создается для какого- нибудь короля или министра тогда, когда после нескольких царствований, ознаменованных дурным управлением, начинает казаться, что уже нет ни какого-нибудь плана, ни даже принципов. В этом случае возникает масса злоупотреблений, и, чем больше стараются найти средства против них, тем больше препятствий приходится преодолеть. Чтобы составить себе в подобном случае систему, не следует искать в своем воображении плана наиболее совершенной системы правления, так можно сочинить только роман. Надо изучить характер народа, исследовать нравы и обычаи, вскрыть злоупотребления. Наконец, следует сохранить то, что будет найдено хорошим, и заменить то, что будет найдено плохим, но это надо делать методами, как можно более согласующимися с нравами граждан. Министр может нарушать последние лишь в тех случаях, когда у него будет достаточно авторитета, чтобы предупредить опасности, естественно порождаемые слишком быстрыми переворотами. Не раз ему придется отказаться от мысли сразу искоренить какое-нибудь злоупотребление; он как будто будет терпеть его, борясь с ним лишь окольными путями. Одним словом, он будет так удачно комбинировать изменения со всем тем, что останется в прежнем виде, и с властью, которую он будет иметь, что они произойдут незаметно или по крайней мере с одобрения части граждан и без риска сопротивления со стороны тех, кто им враждебен. Те, кто не соблюдает всех этих предосторожностей при реформе дела управления, рискуют ускорить гибель государства.
Проекты их, в которых учитывается лишь часть того, на что они должны были бы обратить внимание, неизбежно окажутся ошибочными 86. Но прежде всего необходимо хорошо все видеть, я хочу сказать — видеть без предрассудков; а это трудно, особенно для верховной власти. Ибо в демократии у верховной власти одни лишь капризы; в аристократии носитель верховной власти — тиран; в монархии обычно носитель верховной власти слаб, и его слабость не гарантирует ни от капризов, ни от тирании. Обозрев века истории, вы утвердитесь в той максиме, что мнение правит миром. Но чем же является мнение, как не предрассудком? Вот что руководит верховной властью. Каждое правительство имеет максимы, или скорее каждое правительство ведет себя таким образом, как будто у него есть максимы, а их у него часто нет, или оно не знает, что обладает ими. Оно, не ведая того, следует обычаю и, не отдавая себе отчета в том, что оно делает, поступает так, как поступало прежде. Так получается, что обычно народы обманываются относительно своих подлинных интересов и обрушиваются одни на других. Ничто, таким образом, не может их научить. Я отнюдь не утверждаю, что не следует пытаться их просветить: ибо просвещение всегда приносит какие-то благие результаты. Оно принесет такие результаты по крайней мере тем народам, которые сохраняют благонравие.
<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения. Том 2. с.. 1980

Еще по теме ГЛАВА XV О НЕОБХОДИМОСТИ СИСТЕМ В ПОЛИТИКЕ, О ЦЕЛЯХ И ПРЕДОСТОРОЖНОСТЯХ, С КАКИМИ СЛЕДУЕТ ИХ СОСТАВЛЯТЬ:

  1. ГЛАВА XV О НЕОБХОДИМОСТИ СИСТЕМ В ПОЛИТИКЕ, О ЦЕЛЯХ И ПРЕДОСТОРОЖНОСТЯХ, С КАКИМИ СЛЕДУЕТ ИХ СОСТАВЛЯТЬ
  2. Глава XIX О РАСПАДЕ СИСТЕМЫ ПРАВЛЕНИЯ 211.
  3. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ