<<
>>

ЗНАЧЕНИЯ, ДАННЫЕ СЛОВАМ ЧИСЛО, УМНОЖАТЬ И ДЕЛИТЬ

Почему нужно, чтобы мы были вынуждены брать одно и то же слово в разных значениях? Не лучше ли было бы иметь столько же слов, сколько значений?

Я утверждаю, что, если мы говорим, чтобы нас понимали, мы должны предпочесть язык, показывающий, как мы переходим от одной идеи к другой, потому что хорошо построенный язык должен быть подобен движущейся картине, в которой видно последовательное развитие всех наших знаний.

Мы идем от известного к неизвестному, т.

е. усматриваем неизвестное в самом известном. Значит, неизвестное, которое открывают, является известным, которое видели. Они похожи друг на друга, следовательно, они аналогичны. Таким образом, если вы хотите, чтобы я шел от известного к неизвестному, у вас нет другого средства, как ввести такую же аналогию в вашу речь. Это — язык, которому всех нас обучает природа, но которому мы не учимся или учимся плохо.

Языки имеют слишком много слов, и это главным образом недостаток современных языков, которые, вместо того чтобы формироваться раздельно единственно путем аналогии, сначала заимствовали выражения из различных языков, на которых больше не говорят, а затем позаимствовали выражения друг у друга. Ведь слова не имеют аналогии в языке, для которого они чужие; и так как тогда нелегко дать им различные значения, мы используем все языки и грабим повсюду, как варвары. Наши языки, кажется, представляют собой лишь то, что остается после разгромов и опустошений; они похожи на наши империи. Все плохо, что плохо началось.

289

'/2 10 Кондильяк, т. 3 Самым совершенным языком был бы тот, который, не имея ничего заимствованного, был бы обязан аналогии всеми выражениями, вводившимися в употребление; и я думаю, что этот язык при помощи наименьшего числа слов выражал бы наибольшее число идей. Но так как мы сочли себя более учеными, выражаясь по образцу языков, которые мы именуем учеными, мы принялись за них, как если бы хотели создать жаргоны.

Нам показалось подобающим употреблять в науках слова, не являющиеся французскими, и мы сочли их трудными единственно из-за того, что их трудно выучить. Если вы говорите, чтобы вас поняли, вы делаете это, конечно, не при помощи неизвестных слов, придуманных для выражения новых идей.

Слово естественно становится знаком идеи, когда эта идея аналогична той идее, которую оно обозначало первоначально, и тогда говорят, что оно употреблено в широком смысле.

Но так как эта первая идея не всегда известна и аналогия, ведущая от одного значения к другому, не улавливается, часто считают злоупотреблением использование одного и того же слова для выражения идей, хотя и аналогичных, но аналогичных не во всех отношениях. Иногда ошибаются еще более грубо, ибо, не отдавая себе отчета в том, что означает слово, полагают, будто оно всегда имеет одно и то же значение, и обсуждают нелепые или ребяческие вопросы.

Те, например, кто спрашивал, является ли единица числом, не понимали, что слово «число» имеет два различных значения. В первом значении речь идет лишь о множестве единиц, и тогда очевидно, что единица не является числом, а отличается от него как простое от сложного.

Но так как числа образованы из единиц, аналогия заставила дать простой единице в широком смысле то же наименование, что и нескольким соединенным единицам, и единица стала числом.

Точно так же умножать в первом значении — это брать число несколько раз, и произведение после умножения больше, чем множимое.

Однако, так как говорили умножить на два, на три, являющиеся числами в первом значении слова, говорили и умножить на единицу, не являющуюся числом в широком смысле. Таким образом, слово умножать приняло новое значение, при котором произведение равно множимому или, собственно, нет произведения, потому что в сущности нет умножения.

Мы сделаем такое же наблюдение по поводу слова делить, которое в узком смысле означает разделить на несколько частей; так как говорили разделить на два, говорили и разделить на единицу, хотя, в действительности единица не делит, поскольку два, разделенное на один, дает в частном целое число два.

Ведь так как слово умножать имеет два значения: одно — при котором множимое после умножения становится больше и другое — при котором после умножения оно остается таким же, то очевидно, что мы не поймем друг друга, если захотим придерживаться только одного из этих значений.

Мы еще меньше поняли бы друг друга, если после умножения произведение иногда было бы меньше множимого; это-то как раз и случится.

Следовательно, чтобы создать себе общую идею слова умножать, совсем не нужно принимать во внимание, увеличивается ли множимое, остается тем же или уменьшается; достаточно наблюдать умножение в действии, которое производится, когда говорят дважды три — шесть, единожды три — три.

Так же обстоит дело со словом делить, ибо в самом общем значении делить — это не разделять на несколько частей, а только искать, сколько раз одно число содержится в другом; и поскольку единица есть число, то делят, когда ищут, сколько раз она содержится в трех, так же как когда ищут, сколько раз она содержится в шести.

Значит, рассматривая деление скорее в действии, которое оно производит, чем в первом значении слова, мы имеем его общую идею, применимую ко всем случаям, даже к тем, когда делимое после деления оказывается больше; это еще будет случаться.

291

7а Ю*

Итак, не принимая во внимание, увеличивается ли число, остается прежним или уменьшается, умножить — значит взять множимое столько раз, сколько единиц в множителе, а разделить — значит посмотреть, сколько раз делитель содержится в делимом. Эти понятия, которые являются простыми, и только простыми, и поэтому исчерпывают то, что я ищу, прольют свет [на сущность арифметических действий] и устранят трудности. К тому же наши замечания по поводу слов число, умножать, делить также дают яркие примеры различных значений, которые могут принимать наименования; и моя первая цель в этом сочинении — дать наиболее точную идею аналогии. В особенности я хочу, чтобы обратили внимание на путь, который она намечает, путь, который должен вести нас от одного открытия к другому. Но так как мы находимся еще только в начале, мы можем видеть этот путь лишь смутно. Мы узнаем его хорошо, только когда придем [к цели].

<< | >>
Источник: ЭТЬЕНН БОННО ДЕ КОНДИЛЬЯК. Сочинения в трех томах. Том 3. Мысль - 338 с.. 1983

Еще по теме ЗНАЧЕНИЯ, ДАННЫЕ СЛОВАМ ЧИСЛО, УМНОЖАТЬ И ДЕЛИТЬ:

  1. ЗНАЧЕНИЯ, ДАННЫЕ СЛОВАМ ЧИСЛО, УМНОЖАТЬ И ДЕЛИТЬ
  2. ГЛАВА XIII ОБ ИЗМЕРЕНИЯХ
  3. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  4. ПРИЛОЖЕНИЕ В РЕШЕНИЯ И УКАЗАНИЯ К ЗАДАЧАМ И УПРАЖНЕНИЯМ 1.2
  5. Сколько существует диалектических терминов
  6. 3.2.2. ВЕРБАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИМИДЖА В СМИ
  7. 4. Панини: разделение и связь языковой) и логического пространства
  8. МУЗА АРИСТОТЕЛЯ
  9. КАТЕХИЗИС ПРИРОДЫ, ИЛИ БЕСЕДА ОБ ОСНОВАХ МОРАЛИ2
  10. ИОАНН СКОТТ ПЕРИФЮСЕОН Книга первая
  11. 4. Д. В. ДАВЫДОВ ДНЕВНИК ПАРТИЗАНСКИХ ДЕЙСТВИИ 1812 ГОДА
  12. Дерево решений
  13. КОММЕНТАРИЙ