ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Акцентологические нормы

Ударение — это фонетическое выделение элемента высказывания. Это суперсегментное понятие, соотносящееся с разными структурами языка. Так, ударение может быть словесным (выделяется ударный слог), синтагматическим (слово в синтагме) и фразовым.

Выделение необходимого компонента производится при помощи увеличения интенсивности звучания (динамическое ударение), высоты голосового тона (музыкальное) или выделением долготы ударного слога (количественное).

Акцентологические (связанные с постановкой ударения) ошибки иногда можно исправить, зная лишь ограниченный набор слов, где такие ошибки могут возникнуть как следствие неустоявшейся нормы. Возможность неверного выбора ударения обусловливается и влиянием по- юз

вседневного словоупотребления, связанного с законом экономии речевых усилий и нередко противоречащего принятой норме. Перечень слов с возможными акцентологическими затруднениями приводится в конце параграфа.

Подвижность русского ударения — возможность его постановки в зависимости от словоизменительной парадигмы (нёвости — новостей; стол - столы); разномест- ность — возможность разных слогов и морфем быть ударными, причем даже в структурно одноплановых словах (деревянный — глйняный — стальной). В английском языке ударение стоит обычно на корнях слов, в польском — на предпоследнем, во французском - на последнем слоге.

В сложных словах — тех, которые имеют несколько корней, — в том числе сложносоставных и сложнослитных, выделяющихся особым графическим обликом (постановкой дефиса между компонентами), бывает основное ударение и побочное. В словах самолет, теплоход, газопровод, гермошлем основное ударение падает на второй корень (на последний слог), а побочное — на первый. Изменение написания слова отражает трансформации в его значении и постановке ударения. Так, писалось когда-то «пионер-вожатый», что означало относительное равноправие компонентов (пионер и вожатый в одном лице), а побочное ударение предполагало почти ту же силу звучания, что и основное.

Графический облик изменился: теперь пишут «пионервожатый», первая часть стала усечением слова «пионерский», появилось отношение согласования, что привело к установлению твердого основного и почти не воспринимающегося побочного ударения, которое почти не выделяется звучанием. Не установилось единой орфографической модели слова «скаут-лидер» («скаутлидер»); характер написания предполагает различный смысл (скаут-лидер - скаут и лидер одновременно; скаутлидер — скаутский лидер) и различное соотношение основного и побочного ударения.

Постановка ударения меняется с развитием языка — может быть, более стремительно, чем нормы остальных грамматических уровней. Так, словарь Даля предлагает двоякое ударение в словах конкурс, автограф, библиотека, вшпнёвый. Ударение на втором слоге в слове компас (у

В.              И. Даля — единственно приемлемое, а сегодня — профессиональное) соответствует итальянскому; немецкий канал заимствования предполагает ударение на первом слоге, нормативное сегодня — см. словарь М. Фасмера. В словах блеять, кренить, клеить, кладбище место ударения за прошедшее столетие изменилось. В XVIII веке акцентологические нормы тем более отличались от современных. Чтобы избежать «польского или низкого влияния», А. А. Барсов рекомендует ставить ударение так: страны, сестры (им.п. множ.ч.), общественное, россияне, должны, издал, — ориентируясь на такие факторы, как церковный канон, гражданская печать и имеющиеся словари.

Множество акцентологических изменений произошло и в XX столетии. Несколько десятилетий назад слова доллар (подтверждение — фильм «Начальник Чукотки») и побасенка (см. фильм «Весна», в котором по поводу этого слова происходит интересный диалог на киностудии) произносили с ударением на втором слоге; лыжня имело ударение на первом, теперь эти слова произносят иначе. Д. Н. Ушаков в слове агентство допускает два варианта ударения. В фильме «Дело Румянцева» (1955) произносят с ударением на первом слоге, то есть в английском орфоэпическом варианте, слова шофер и вахтер.

Сегодня французский вариант, а именно из французского было заимствовано слово «шофёр» (перевод — «кочегар»), нормативен, и ударение ставится на втором слоге. Совсем недавние словари (1980-е гг.) давали нормы битум, базилика; последние справочные издания или предлагают два варианта ударения, или фиксируют его соответственно лишь на первом и втором слогах.

За нормами акцентологии также необходимо следить по словарям и справочным пособиям, поскольку существуют лишь тенденции развития ударения (греческая, романская, прогрессивная, регрессивная, ударение в определенных группах звуков), но не закрепленные и системно утвержденные правила. В последние годы на нормы ударения стал оказывать всё большее влияние разговорный язык, расширился круг вариативных форм. И все же ошибки сохраняются, воздействуя негативным образом на точность, ясность, уместность, чистоту, действенность речи.

Одна из функций русского ударения — кульминатив- ная, то есть выделительная. Она обеспечивает целостность единицы, отмеченной тем или иным видом ударения (слог, слово, синтагма). Реализуется она через акцентную силу (русское ударение динамичное, т.е. силовое), в меньшей мере — через долготу ударного слога (ударение квантитативное — ударный слог незначительно увеличивается по продолжительности произнесения). Древнее понятие моры связано именно с количественным выделением слога, когда он мог равняться одной или двум морам. А современные языки Юго-Восточной Азии имеют музыкальное ударение: ударный компонент приобретает специфическую тембровую окраску. Конечно, количественные и музыкальные показатели речи взаимосвязаны: достаточно вспомнить, как изменяется привычный голос на аудиокассете, пущенной в быстром режиме. Н. А. Федянина, уделяющая принципиальное внимание ударению как суперсегментной единице языка в морфематическом, а не смысловом ключе, подчеркивает: «Интенсивность и длительность находятся в состоянии взаимной компенсации: когда интенсивность ударного гласного меньше интенсивности безударного, длительность ударного превосходит длительность безударного» [142.

С.              15]. Следовательно, при разноместном подвижном ударении в русском языке ударный слог (звук) — сильнейший или длиннейший.

При разноместном подвижном ударении русского языка? создающем прекрасные условия для самых разнообразных поэтических вариаций, могут возникать и акцентологические ошибки. На функциональном уровне они предстают как морфологические и стилистические; нередко становятся причиной изменения смысла слова, не позволяющего понять высказывание.

Для различения слов и лексико-семантических вариантов в русском языке ударение приобретает сигнификативную (означивающую; в данном случае — различающую) функцию: хаос (беспорядок) — хаос (вселенское смешение стихий), бачки (бакенбарды) — бачки (ёмкости), наголо (догола) — наголо (наготове — о шашке), характерный (свойственный) — характерный (обладающий сильным характером), бронировать (покрывать слоем стали) — бронировать (закреплять за кем-либо), напоённый (наполненный водой) — напоенный (утоливший жажду), проясниться (стать светлым, прозрачным) — проясниться (стать понятным), ушко (часть тела) — ушко (часть иглы) и др. Не вполне ясно, что имел в виду телекомментатор (1998), сообщая о «бронированном стекле машины датского телевидения». Кем и на кащй срок оно было забронировано?!

При помощи постановки ударения разграничиваются морфологические и стилистические категории: ходите (изъяв, н.) — ходите (повел, н.), полно, вольно (наречие) — полно, вольно (в значении сказуемого), длинно (наречие) — длинно (кр. прилаг.), вырезать (совершенный вид) — вырезать (несов. вид); стилистическая отнесенность слова: лавровый (лист — нейтр.) — лавровый (венок — высок.).

Ударению может быть присуща и экспрессивная функция: влияя на интонацию фразы, ударение обеспечивает её выразительность и содержательную определенность. С этой целью используется особый вид — логическое ударение; оно выделяет важнейшее слово предложения в зависимости от коммуникативной интенции говорящего. Так, в местоименном вопросе обычно выделяется место- имение; синтаксически целесообразно интонационное выделение ремы - новой информации, содержащейся во фразе.

Всегда логическим ударением отмечается слово, содержащее тот смысл, который для собеседника может оказаться наиболее важным. В его потенцируемой реплике будет содержаться реакция прежде всего на слово, логически акцентированное.

Ты принес нам энциклопедию? — задается вопрос.

В зависимости от того, какое слово акцентировано, ответ будет различным, даже при исключительно положительной интенции: Я (если в вопросе выделено слово «ты»). Принес (выделено это слово и в вопросе). Вам (ответ на выделение слова «нам»). Учебник (отрицающая реакция на слово «энциклопедию»).

Неполный ответ — всегда реплика на слово, отмеченное логическим ударением в вопросе, не содержащем вопросительных местоименных слов. Потому школьники часто затрудняются привести полный вариант ответа, что в нем пропадает естественное для речевого потока интонационное выделение, а значит, значительно сокращаются и экспрессивные, и информативные потенциалы.

Очевидна в языке тенденция к устранению нежелательной омонимии, как лексической, так и грамматической. Расширяется круг омографов, произносящихся различно за счет акцентировки, подчеркивающей их семантические расхождения. Именно так различаются слова: броня (документ, закрепляющий право на что-либо) - броня (слой ме- таяла); хлопок (растение; метонимически — растение — ткань — изделие) - хлопбк (удар; звук удара); атлас (сорт ткани) - атлас (сборник информирующих карт или таблиц) и др.

В XIX веке слово «ирис» и в значении «цветок» имело ударение на втором слоге - сегодня ударение в этом слове зависит от значения. Небо может проясниться; дело — проясниться. Поговорка «Гол, как сокол» — не о птице, а о бревне в стенобитной машине, отполированном до блеска. Багрить — работать багром; багрить — красить багряным цветом. Барочный — относящийся к барке; барочный - к барокко. Таким образом, постановка ударения значительно влияет на точность речи, вызывая у реципиента вполне определенный индивидуальный смысловой контекст. Бесспорно, вызывает лишь улыбку сказанное учителем о Риме, рухнувшем под ударами варваров: «Колосс на глиняных ногах».

Возникает нежелательная омонимия, препятствующая пониманию смысла. Неверная постановка ударения, приводящая к грамматическому искажению слова, показывается Ю. Боргеном в романе «Маленький Лорд» при описании школьного занятия: Фрекен, — возбужденно сказал один из мальчиков, подняв грязную руку. — А в нашей Библии с картинками написано, что они бросили его в пропасть ко львам. Не в пропасть, а в пропасть. — Фрекен Воллквартс нервно теребила серебряную цепочку от часов. Да, фрекен, но разве можно бросить кого-нибудь в пропасть?

На нее уставились любопытные, лукавые глаза. Она хотела было растолковать детям, что существительное «пропасть» и глагол «пропасть» это вовсе не одно и то же.

(Борген Ю. Маленький Лорд. Темные источники.

Теперь ему не уйти. - М.: Правда, 1990. - С. 46.)

Омоформы в тексте Ю. Боргена уводят учительницу от важной проблемы урока: кто из пророков изображен на рисунке Доре, кто был сброшен в пропасть. Появилась лингвистическая проблема, становящаяся подобием негативного коммуникативного сценария, и её следовало разрешить.

Современный русский язык располагает и результатами противоположной тенденции — к унификации форм, присущей меньшему кругу слов. Так, в любом значении слово заговор имеет ударение на первом слоге; слово квартал — на втором. Как правило, это не противоречит точности высказывания — одному из качеств грамотной речи, — но несовместимо с её грамматической правильностью, действенностью и чистотой.

Акцентологические формы нередко указывают на стилистическую характеристику слова. Это поэтизированное ударение на втором слоге в словах шелковый, честной; на первом слоге — в слове девица. Ныне нормированный ударный второй слог в словах должны, должно (при категории состояния должно), общественный А. А. Барсов в XVIII веке считал развившимся «при низком влиянии» [5]. К «обычному» слогу, в отличие от «высокого», относит он рецессивное ударение (на предлоге или частице): заморе, до дому, из лесу и др. Рецессивное ударение закрепилось в формах нё жил, не был, имеет профессиональную маркированность в словах за борт, по полю, народно-поэтическую определенность: по морю — по океану, ветер по морю гуляет, с белой зори до ночи (фразы взяты из сказочных строк Пушкина, ориентированных на фольклорную традицию), разговорный характер.

Логично мнение Я. К. Грота о неразработанности систем ударения в русском языке. Ему в XVIII столетии предшествовала позиция А. А. Барсова: «...Особенных же и подробных правил о том, на который точно склад в каждом слове ударение должно сделать,., поныне из российских грамматиков никем не предано, по причине великих и может быть непреодолимых трудностей» [5. С. 79—80]. Сдру- , гой стороны, каждая тенденция должна иметь подчиняющийся ей круг грамматических форм либо свод правил, тогда она станет закономерностью. Так, определен свод словоформ, имеющих тенденцию к прогрессивным перемещениям при постановке ударения (оно устремляется ближе к концу слова у существительных женского рода и во множественном числе у существительных мужского рода — катера, трактора, у прилагательных), к регрессивным перемещениям (к началу слова — у существительных мужского рода ед. ч., у ряда форм глаголов), к продвижению ударения на корневую морфему (отдельные формы глаголов: заиндеветь, ржаветь, но: перчить, солить).

В русском языке существуют следующие тенденции при постановке ударения. Тенденция к словообразовательному и словоизменительному единству, на акцентологическом уровне поддерживающая принцип сохранения морфем. Таковы пары, сохраняющие ударение на одном слоге: грабли —

граблей, тамбур — тамбуры, месяц — месяцы, бампер — бамперы, офицер — офицеры, вечер — вечеря. Ошибочна подвижка ударения по типу красивее, по людям, исчерпал, вечеря и др., поскольку в начальных формах этих слов ударение на другой морфеме: красивый, люди, исчерпать (черпать) , йскриться (йскра). Но сохранение ударения на единой морфеме — лишь тенденция, поскольку многие слова ей не подчиняются: большой — больше, глубокий — глубина, путь — путевой и др.

В русском языке подвижное ударение, оно при формообразовании, тем более при словообразовании может перемещаться с одной морфемы на другую: директор - директора, ученик — ученики, но лектор — лекторы; профессор — профессора, но асессор — асессоры. Приходится признать, что все попытки кодифицировать словообразовательную зависимость ударения приводят к огромному числу правил, из которых не менее велико количество исключений. И все же говорить о деривационной аналогии необходимо, поскольку она соблюдается во многих словах: знахарь — знахарка, клей — клеить, ржавчина — заржаветь, кожаный — кожанка, иней — заиндеветь и др. Нарушение тенденции — в словах иконопись, донёльзя, гербы, балы, в допустимой форме великовозрастный. Тенденция к структурно-семантической (формальной) аналогии определяет единство ударной позиции в одноструктурных словах, имеющих содержательно-смысловую общность. Следует помнить, что тенденция — это предположительное развитие и изменение языкового явления, в данном случае ударения, и присуща она прежде всего разговорной, повседневной речи, которая, на первый взгляд, спонтанно, а на самом деле сообразуясь с интуитивно осознаваемыми законами языка выбирает из множества вариантов наиболее приемлемый. Став достоянием разговорного языка, новая модель соперничает с нормативным вариантом по частоте употребления и нередко оказывается нейтральной, вытесняя предыдущую. Так, слова заговор — заговор объединились в модель с ударением на первом слоге; к этой модели отчетливо стремится и слово договор, имеющее пока нормативное ударение на третьем. В словах манометр, термометр, барометр ударение падает на интерфикс; именно эта модель влияет на произношение слова километр с неверным ударением на

по

втором слоге, проставляемым по аналогии (только структурной, поэтому она неверна).

Среди русских глаголов и существительных в косвенном падеже распространилась тенденция к корневому ударению. В стихах «златого века» русской поэзии встречаются рифмы, указывающие на флексийное ударение: струи — мои, нам — бедам, звездами — водами, крылами; поманишь — замолчишь, становится — хранится (Жуковский); струнами — сердцами {С. Шевырев); устам — струнам — снам, красотам — эпиграмм; ценит — говорит, насладится — продолжится (М. Дмитриев); веками — струнами, славян — граждан, мои — струи (Н. Языков); храм — по стенам (А. Григорьев). В настоящее время такие рифмы оказались бы невозможны даже в возвышенно-поэтической речи, которая маркировала их к моменту создания.

Вот поэтический языкА. С. Хомякова: «Всё в ней к любви и неге нас манит»; «Ничто не привлекает взора и к неге не манит», хотя 3-е лицо слова манить с ударной флексией ныне лишь допустимо (то есть не оптимально) и характеризуется как устаревшее. У него же:

Египт не шлет сюда кораллов,

Китаи фарфора не дарит. —

Форма последнего слова в современном русском языке также рассматривается как устаревшая: тенденция корневого глагольного ударения реализовалась. Было: «Зима катит в глаза»; «Снег кружится, снег ложится»... Сегодня налицо разная постановка ударения — скажем, в словах сверлит — светит; говорит — кружит и др. «Катятся ядра, свищут пули», — пишет А. С. Пушкин; сегодня корневое ударение в глаголах все чаще становится нормой.

Многие делают даже в словах солит, звонит ударение на корне, что уже узаконивается в словарях: первое слово с корневым ударением уже нормировано, второе в ОС-97 «не рекомендуется» вопреки прежним строгим запретам к употреблению. Никто, однако, не усомнится в суффиксальном ударении в инфинитиве названных и многих других глаголов: катить, кружить, светить, крошить, хоть 3-е лицо приобретает ударение корневое. Таким образом, названная тенденция имеет избирательный характер. При соединении парадигм спряжения ударный суффикс в неопределенной форме (блестеть, гореть, шуметь, лететь, сидеть) заменяется ударной флексией третьего лица «-ит»: блестит, горйт, шумит, сидит. Есть в языке и ряд конкретных тенденций, регулирующих постановку ударения в отдельных группах слов; за их счет в основном и образуются формально единые группы. Существуют морфемы, традиционно требующие или не допускающие ударения, например, ударное окончание -ой или безударное -ий в прилагательных. Существительные с финальными -ия получают взамен «греческого» ударения на предпоследнем слоге акцентное выделение корня: нормативны формы кулинария, ветеринария, кардиография, предпочтительны индустрия, металлургия. Греческая тенденция, определяемая К. С. Горбачевичем как актуальная, во-первых, становится фактором образования профессионализмов, во-вторых, устаревает, о чем свидетельствует ударение в слове агония, поставленное И. Анненским в 1904 году и Воспринимаемое сегодня как ошибка:

Давно с календаря не обрывались дни,

Но тикают еще часы с комода,

Л из угла глядит, свидетель агоний,

С рожком для синих губ подушка кислорода.

Утрата актуальности очевидна, невзирая на сохранившееся греческое ударение в словах симметрйя, аритмия и др.

В настоящее время в названиях различных специальностей суффиксоид -лог является безударным — реализовалась и регрессивная тенденция развития ударения у существительных мужского рода, охватывающая значительный круг слов. Иначе обстоит дело с существительными на -ал, где ударение закрепилось на последнем слоге: интеграл, номинал, квартал; однако в последнем слове под влиянием регрессивной тенденции часто звучит ошибочное ударение: квартал.

Существительные на -нин, имеющие во множественном числе финаль -е, как правило, в единственном числе получают ударение на последнем слоге: дворянин, семьянин, христианин и др., образующие структурно-акцентологическую модель. Тенденция к ритмическому равновесию связана с наличием в русском языке «акцентного интервала»: считается, что свыше четырех безударных слогов подряд произнести невозможно или крайне сложно: разыгрываемая мизансцена; мечущиеся посеребренные облака. В силу реальной сложности произнесения многие слова получают срединное ударение сначала в разговорной, а впоследствии в литературно-книжной речи. В соответствии с тенденцией к ритмическому равновесию получили ударение слова: (малая) толика, факсимиле, демаскировать (при первообразном маскировать). Возникает такое понятие, как максимально допустимое количество безударных слогов. Принято считать, что подряд их может быть не более четырех; в остальных случаях произношение фразы встречает затруднения. Так, в словосочетании «оканчивающий университет» между первыми двумя ударениями — 8 безударных слогов подряд, это признается значительным недочетом и усложняет артикуляцию.

Любопытны результаты акцентологического эксперимента. Когда студентам было предложено поставить ударение на названии поселка Радофинниково, находящегося между Новгородом и Санкт-Петербургом, абсолютно все предпочли третий от начала (четвертый от конца) слог. Почему? Слово схоже с одноструктурными, имеющими то же ударение (Овчинников, Линников). Во-вторых, ударение было поставлено «ближе к середине» под влиянием тенденции к ритмическому равновесию. Такие же проблемы возникли при постановке ударения в незнакомых студентам названиях «Чйсмена» и «Курсаковская»: большинство поставило ударение на среднем слоге, а не так, как принято его ставить. Того же происхождения — многочисленные «облегчить» и «углубить» с «южным» ударением на втором (с любой стороны) слоге, столь же ошибочные «диспансер» и «дворянин».

О том, что эта тенденция поначалу проявляется именно в разговорной речи, свидетельствуют многочисленные перестановки ударения к началу слова в словах позвонит, диспансер, искриться (это ударение было присуще слову уже в XIXвеке), избаловать, новорождённый,углубйтьищ). Встречающееся у Пушкина слово мыслитель в силу тенденции к ритмическому равновесию приобрело ударение на среднем слоге; аналогично изменились архаические формы избавитель, наковальня, аккомпанировать.

Существительные на -енщ(е) испытывают колебания в ударении в результате различных причин. Так, в языке сосуществуют формы обнаружение и обнаружение, из которых первая более предпочтительна. Принято говорить «упрочение, обеспечение». Мышление — нормативная постановка ударения; мышление — ударение, характерное для профессиональной речи и являющееся ненормативным. Опрощение — нейтральный общеупотребительный вариант; опрощение — лингвистический термин, имеющий конкретное значение при характеристике словообразовательных процессов. Так называют процесс переразложения структуры слова, в результате которого морфемы становятся более крупными, вбирая в себя располагающиеся рядом и теряя при этом исторические связи слова: не-дел-я («не делать») — недел-я. В словах с элементом -ениКе) ударение переходит на корень, если им соответствуют корреляты, образованные от глаголов несовершенного вида с -ива-, уже имеющие корневое ударение: обнаруживание — обнаружение, но нет «изунивания», а значит, в слове изучение корневое ударение не развивается.

Применительно к последнему случаю интересна закономерность, регулирующая ударения в глаголах на -иро- ва(ть). Ударное -и в глаголах на -ирова(ть) в повседневном употреблении — тоже дань ритмическому равновесию, предполагающему постановку ударения как можно ближе к середине слова.

Глаголы на -ирова(ть) приобретают в повседневной речи, а затем нередко и в нормативном словоупотреблении, ударение на -и. Но в указанных ниже словах нормативно сегодня ударение на последнем слоге: маркировать, пломбировать, нормировать, костюмировать, драпировать, гофрировать. Образованные от этих глаголов причастия имеют ударение на звуке о в форме -ован(ный). Ударное -и, обязанное тенденции к ритмическому равновесию, стало нормой в ряде глаголов: абонировать, апеллировать, вальсировать, инициировать, дискутировать, планировать, аккомпанировать, дирижировать, лимитировать vi др. Оно воспринимается как принадлежность разговорной речи, охватывающая все больший круг слов. Слово бомбардировать произносится с ударением на последнем слоге: взамен акцентологического расподобления, зависящего от различия слов бомба — бомбардир, в нем теперь одно ударение, относящееся к слову, образованному от существительного бомба в связи с устареванием другого. В октябре 2001 года теледиктор сообщил о лодке «Курск», которую «отбуксировали» в док. Но слово образовано от существительного «буксир», поэтому ударение первообразного сохраняется, и диктор допустил ошибку: следовало поставить его на третьем слоге — «отбуксировать». Очевидно, причина телевизионной ошибки — влияние со стороны уже не разговорной, а утрированно воспринятый нормативной модели, по аналогии с которой ударение было поставлено на предпоследнем слоге.

Формы причастий на -енный имеют обычно корневое ударение: позолоченный, раздробленный, захороненный, и это тенденция разговорной речи (в круге глаголов - проявление общей тенденции корневого ударения). Прежнее ударение свойственно словам новорождённый, законнорождённый, заметённый, захламлённый и др.

Аналогичным образом ударение на втором иноязычном корне -лог и -граф, распространенное в первой половине XIX века, стало архаизироваться под воздействием тенденции к ритмическому равновесию. Теперь принято говорить типограф, топограф, библиограф, историограф. У Пушкина в «Послании к Дельвигу» (1827) есть характеристика героя:

Буян задумчивый и важный,

Хирург, юрист, физиолог,

Идеолог и филолог,

Короче вам — студент присяжный...

В.              И. Даль добавляет слово «психолог» с ударением на последнем слоге, объясняя его как «душеслов». Онегин «знал довольно по-латыни, чтоб эпиграфы различать». Та- кое ударение, в том числе в словах «топограф», «гебграф», «типёграф» и подобных (выделено нормативное ударение), сегодня ошибочно, а в словаре В. И. Даля в слове «библиограф» предлагается делать ударение на последнем слоге. А. А. Фет говорит в стихах о «незыблемой мечты иероглйфах» (рифма: «халйфы — иероглйфы»). Можно сделать вывод, что в сложных словах ударение имеет тенденцию перемещаться на интерфикс или сходную с ним структуру. Эта тенденция не реализовалась в слове «километр», уже упоминавшемся; именно поэтому столь часто его называют «километром», ошибочно переставляя ударение на место соединения корней.

При норме заводской слова автозаводский, велозавдд- ский, электрозаводский имеют главное ударение на предпоследнем (корневом) слоге, отражающее устаревшую норму слова «заводский» (так произносили еще в 30—40-е годы). Это не консерватизм, а стремление сохранить ритмическое равновесие в сложных словах.

С течением времени постановка ударения часто меняется. И тенденции, проявляющиеся в разговорной речи, кодифицируются, олучая постоянную языковую «прописку». Русификация заимствованных слов с установлением соответствующих законам русского языка акцентных норм.

Постановка ударения в заимствованных словах зависит от нескольких факторов: Ударение в языке-источнике. Ударение в языке-посреднике (для русских заимствований из европейских языков это чаще всего польский, в котором ударным является предпоследний слог). Тенденции и закономерности постановки ударения в русском языке.

Характер социально-экономического и политического взаимодействия с языками-источниками на определенном историческом этапе. Происходит выбор оптимальной модели, соответствующей этим факторам.

Где ставить ударение в слове «маркетинг»? Очевидно, что вопреки тенденции к ритмическому равновесию, — на первом слоге, как в источнике — английском языке. Это очевидно.

А в слове «кафедра»? Это греческое слово, пришедшее через польский язык, и значит, ударение должно быть не там, где мы его ставим, а на предпоследнем слоге? Так ли? Уже в грамматиках XVI11 века отмечалось, что ошибки могут возникать под влиянием польского языка а) в областях, испытывающих влияние в силу географического положения; б) в полонизмах: грабли, винтовка, полковник, но здесь ударение прочно занимает место на предпоследнем слоге, ср. полонизмы мещанйн, уважать, где ударение перешло к концу слова; в) в словах западноевропейских языков, пришедших в Россию через Польшу с характерным для её языка фиксированным ударением на предпоследнем слоге: документ, кафедра, еретик. Всем знакома устаревшая форма слова «музыка» с «польским» ударением на предпоследнем слоге {«Блатная музыка» — во фразеологизме это ударение сохранилось;.ср.: «Молчит музыка боевая» — А. С. Пушкин)', сегодня это элемент просторечия, а нормативным является ударение на первом слоге. В стихотворении А. Т. Твардовского «Ленин и печник» военный просит взять «инструмент». Слово это немецкое, пришло в русский язык через польский, — естественно, с ударением на предпоследнем слоге. Поэтому в 1940 году, когда написано произведение, это слово могло в устной речи звучать «по-польски», однако уже в словаре В. И. Даля для этого слова допускалось л ишь ударение на последнем слоге. Очевидно, герой Твардовского непреднамеренно стремится реализовать тенденцию к ритмическому равновесию, так и не нашедшую нормативного воплощения в русском языке.

Канал заимствования оказывает значительное влияние на постановку ударения. Если наконечное французское -ёр всегда оказывается ударным, то англоязычное -ер в силу предпочтительности корневого ударения в английском языке — безударное. Существуют, однако, слова, которые обязаны появлением в русском языке различным языкам-источникам (ср. компас — компас), и тогда возникают недоразумения. Так, станцию метрополитена неизменно именуют «Планёрной», от французского «планёр»; остановочный пункт железной дороги, имеющий то же название, объявляют как «Планерную». Кто же прав? Словарь трудностей русского языка 1976 года объявляет более приемлемой слово планёр, в то время как планер именуется разговорным. ОС-97 менее категоричен: «планер» имеет помету «допустимое», а значит, не предпочтительное. В любом случае оптимально французское заимствование. Ударение на последнем слоге присуще и словам киоскёр, коммивояжёр.

Исключительно интересно заимствованное из французского языка слово бистро (небольшое кафе, предоставляющее возможность быстро поесть): во французский язык оно попало в результате заимствования из русского «быстро», затем вернулось в русский язык во французском произносительном варианте. Ударение перешло на последний (второй) слог, наречие стало существительным, и в таком виде вторично адаптировалось русским языком, разноместность ударения в котором позволила сохранить новую норму. Кстати, канал заимствования обусловливает не только акцентологические различия: формы «ноль» и более книжная «нуль» также возникли в результате разных заимствований. Немецкое — Null (латинское — nullis); шведское — Noll. Скажем сразу, что употребление этих слов регулируется контекстом: температура — «ниже нуля», но время — восемь «ноль-ноль»; «нуль» является формой, практически всегда употребляющейся лишь в косвенных падежах.

Речевые ошибки акцентологического характера могут быть связаны с влиянием областной традиции произношения. Так, в переводах драм Шекспира встречаются глаголы с корневым ударением вместо нормативного флек- сийного:

Вы вверх поднялись с низших ступеней, (т. 2, с. 577)

О боже мой, что за толпа собралась? (т. 2, с. 642)

Когда б я это думала, убийца,

Ногтями б эту красоту содрала.

(Шекспир. Поли. собр. сом. в 10 гг. —

М.: Алконост-Лабиринт, 1994. —

1.2. С. 382).

«Она порвала со своим женихом», — сообщают при дублировании фильма «Моя вторая мама» в апреле 1996 года. В указанных случаях акцентологическая ошибка вызвана, помимо ритмической заданности, тенденцией к корневому ударению в глаголах. Это обусловлено и влиянием южнорусских говоров, где ударение по традиции ставится именно так. Однако в литературном языке, не только впитывающем материал многочисленных говоров, но и подобающим образом унифицирующем его, такое ударение ошибочно: «Русское литературное произношение основывается на тех произносительных нормах, которые сложились в период становления русского литературного языка на основе так называемого «московского говора» 130. С. 1, 24]. Слова этого типа создают устойчивую акцентную модель: солгала, воссоздала, отнесла, пришла.

Нередко встречающиеся ударения, характерные для белорусского языка, типа поняла, заняла, в русском литературном языке также недопустимы. Хотя, конечно, следует говорить послала, написала, прочитала. Заимствованная лексика нередко получает новое русское ударение при структурной трансформации слова в разговорной речи. Стремящееся ныне войти в русский язык с правом постоянного «гражданства» слово бутик, имеющее ударение на конце, в силу значения «небольшой магазин» (древнепольское buciti — важничать — не вполне точная этимология), будет осмысляться в разговорной речи как существительное с уменьшительным суффиксом -ик, что может способствовать перемещению ударения в разговорной речи на радиксоид «бут» (в то время как всё слово является корнем, ср.: брелок — брелока — брелоком). Особая группа акцентологических тенденцией связана с воздействием фразеологических (в том числе фольклорных) моделей на стандартное функционирование слова. Так, существует слово деньга (ныне — просторечное); нормативно: о деньгах, — однако во фразеологизме закрепилось иное ударение: «Не в деньгах счастье». Такое ударение нормативно лишь в этом сочитании, но оно обусловлено происхождением: в словаре В. И. Даля фиксируется ударение деньга даже в единственном числе слова. Аналогично: в соснах — но: «в трех соснах заблудился»', четыре стороны света — но: «на все четыре стороны» (в таких формах ударение обусловливается влиянием реликтовых форм двойственного числа); человек идёт — «Бог видит, кто куда идет»;различными судьбами — «Какими судьбами ?» При этом совершенно недопустимо разрушение структуры фразеологизма, производящееся при искажении акцентологического облика слова, нередко влекущем семантические метаморфозы. «Но канула любовь в лета» — песенная строка содержит ошибку: «Кануть в Лету» — в соответствии с античной мифологией исчезнуть в реке Лете, разделяющей мир живых и мир умерших. Разрушение структуры фразеологизма в данном случае привело к его безграмотному и некорректному переосмыслению.

Фразеологические модели вызывают к жизни всё реже встречающиеся случаи рецессивного ударения, переходящего на служебные слова: без году неделя, с ранней зори до ночи, по морю — по океану, выносить сор из дому, сокол по небу летает, задать на дом.

Ошибки акцентологического характера могут быть вызваны следующими причинами: Несоблюдением тенденций литературного языка — или, наоборот, постановкой ударения в соответствии с тенденцией, характерной сегодня в данной группе слов лишь для устной речи и пока не ставшей нормой. Не всегда обусловленным стилистическим выделением слога, формированием облика слова в соответствии с нормами народно-поэтической, архаической или профессиональной речи, а также просторечия. Неверным выбором из слов с сигнификативным ударением (омографов), где оно формирует семантический облик слова. Влиянием диалектного произношения, воздействием фольклорных (паремических) акцентных моделей. Неверной ориентацией на тот или иной канал заимствования слова, на язык-источник.

Студенты, которым было предложено вспомнить педагогов, наименее уважаемых ими, отмечают причины такого отношения к своим наставникам. Среди этих причин: «Это началось, когда она неверно поставила ударение в слове дефис»\ «Она говорит косинус»; «Как можно уважать историка, говорящего акрополь?»; «Что с него взять, если он генезис говорит?» Но очевидно, что даже малая толика уважения исчезнет, если поправивший учителя окажется вовлеченным в необычный по педагогической беспомощности старшего диалог: Извините, но нужно говорить не знамёние, а знамение.. На себя нужно смотреть, а не на других!

Педагог, вольно или инерционно допустивший речевую, в том числе акцентологическую, ошибку, должен иметь смелость и благородство признать правоту оппонента, а подобные процитированному ответы лишь свидетельствуют о несостоятельности учителя, прежде всего педагогической. И весьма вероятно, что вспоминающие его ученики когда-то начнут воскрешать образ именно с безобидной ошибки...

Помещаем список слов, произношение которых часто оказывается затрудненным именно по причинам акцентологического характера. В некоторых из них допустимы разные формы ударения, и тогда выделяется та, что считается предпочтительной:

августовский, абрис, автозаводский,' адюльтер, акафист, акрбполь, алкать, алкогбль, алфавит, анйпест, апостроф, асбест, аудио, базилйка, баловйть, балы — баллы, бармен, бархатка, басенка, басбвый, бездарь, бензопровод, безумолчный, берёста, биржевой, бистрб, бита, битум, благовест, благоприобрётение, благостыня, блокйровать, блуднйца, ббчковый, бббслей, бомбардировать, бралй, бредовбй, бруствер, брала, бряцать, буйволица, булла, бунгало, бутйк, быстрина, вйльдшнеп, вандйл, великовозрастный, вёресковый, вертёп, ветеринария, вёчеря, вйдение - видёние, взбодрйть, взятй, включйт, воздухопровод, волшебство, вперйть, всполох, втрйдорога, гаер, газопровод, галб, галй-концсрт, гёнезис, гербы, глашатай, гнездйться, гордиев (узел), горнозаводский, гофрирбванный, граблей, гравирбванный, граммбвый, грёйпфрут, гренкй, грушевый, гусеница, дййджест, дактилоскопйя, демаскйровать, двйжимый, деньгами, (но: не в дёньгах счастье), дис- пансёр, дбгмат, договор, дозйровать, доклёить, донельзя, досуг, дрёвко, дрёма, дрембта, ёвнух, сдиноврёмснный, еретйк, жалюзй, жерло, завидно, заворожённый, завсегдатай, задешево, заговор, заём, зайндеветь, задешево, задорого, зайскриться, заклёить, законнорождённый, закупорить, занятёй, запертй, запломбировать, заплёсне- велый, запорошйть, заржаветь, заторможённый, за- чсрствёть, звонйт, знамение, знахарка, зубчатый, йвовый, идефйкс, избалованный, издрёвле, изькжи, йконопись, йндеветь, индустрия, йноходь, инсульт, исконй, йскра, искриться, искус, исповёдание, йссиня-черный, йспод- воль, исчёрпать, казакй, камбала, картуш, каталог, кйтар- сис, каучук, квартйл, кедровый, кёта, кетчуп, киоскёр, кйрза, кладовая, клёить, кожанка, койнё, коклюш, коллёдж (США) — колледж (Англия), колёсс, комбййнер, компостйровать, кёновязь, коротковёлновый, корысть, крашение, кремёнь, кулинйрия, курёнь, лассё, логопёдия, лоснйться, лубёк, мальчикёвый, маркировать, маркер, маркетинг, мастерскй, мёльком, мессйя, металлургия, мизёрный, минералёг, мозайчный, мускулистый, мышлёние, набаловаться, набелённый, напёрчить, нарёст, начался, невёсть, недуг, некролёг, ненадёлго, нерёвня, несчастлйвый, нивелйровать, новорождённый, нормировать, нуворйш, обеспёчение, облегчйть, обнаружение (предпочтит.), ободрйть, обьщенный, огнйво, одновремённо, оксюморон, олёнина, ёмнибус, опёшлить, оптёвый, освёдомиться, ёстов, отвар, откупорить, патриархия, перепёрченный, пересолённый, перехёдный, пёрчить, пётля, пиалй, пимы, платё, побасёнка, подрёстковый, пломбировать, подбодрйть, подёгнутый, побелённый, подрёстковый, полчаса, пёрты, празднество, предвосхйтить, премировать, премйнуть, принудить, приободрить, присовокупйть, пристыженный, при- струнйть, прёступ, проторённый, проясниться(о небе) - прояснйться(о деле), прядйльный, пулёвер, пурпур, раджа, разёгнутый, разёмкнутый, разрежённый, рйкурс, ракушка, рассредотёчение, раструб, рёфери, ржаветь, рёв- ня, рёзга, свёкла, сгрудйться, селянйн, сйлос, симметрйя, слйвовый, сметлйвый, снадобье, соглядйтай, соплё, со- средёточение, стартер, столяр, сторйцей (воздать), танцёвщик толйка (малая), творёг, тёфтели, тигрёвый, тёрты, тотём, тётчас, трубчатый, тунйка, туфля, туфлями, уведомить, углубйть, удйть, умёрший, умнё, упрёчение, уставный, усугубйть, факеймиле, феёрия, фенёмен, фетйш, флюорография, фёрзац, фототйпия, фронты, ходатай, христианйн, цемёнт, чёрпать, черствёть, шарфы, шассй, штабы, шавёль, экзальтирёванный, экипировать,

экспёрт, эскорт, юркнуть, языковбй (язык нации) — языковый (язык как орган), яслей. 

<< | >>
Источник: Мурашов А. А.. Культура речи учителя. 2002

Еще по теме Акцентологические нормы:

  1. НОРМЫ ЯЗЫКА. ВАРИАНТ И НОРМА
  2. Орфоэпические нормы
  3. Акцентологические нормы
  4. Арго. Жаргон. Молодежный сленг
  5. ПРАКТИКУМ ПО КУЛЬТУРЕ РЕЧИ
  6. ОРФОЭПИЯ. НОРМЫ ПРОИЗНОШЕНИЯ
  7. ЦИКЛ ТРЕТИЙ
  8. § 1. Нормативность речи
  9. § 3. Акцентологические нормы
  10. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ СЛОВАРЕЙ