<<
>>

Беседа пятая 24.11.67 г. Национальная еда (беседа первая)

Собеседники: Мурат Ауэзов, Борис Гургулиа, Джу-

ра (таджик), Болатхан (казах) и я.

Мурат поставил чай, заварил, набросал хлеба, бара-

нок, сахару и банку варенья поставил.

Мне пиалу дал.

Начали.

Я. Национальная еда - это та часть внешнего Кос-

моса, что переходит к нам внутрь и становится частью

микрокосмоса. Еда - это посредник между внутрен-

ним и окружающим мирами. Так что давайте пригля-

димся, точнее - придумаемся к тому, что выражает

ее состав.

Рассудим. Что из природы может входить внутрь в

готовом виде - не проходя через огонь?

Плоды, фрукты, овощи, корни, ягоды...

Они на деревьях, стеблях, вознесены над землей,

напитаны водой (дождями и соком ствола) и солнцем.

Значит, самой природой проделано то крещение огнем

и водой, которое должно претерпеть всякое вещество,

чтоб попасть к нам внутрь. У врат эдема нашего -

нутра, словно как бы два херувима стоят: один - с

огнем, другой - с водой.

Плоды, фрукты - сладки, а сладость есть огневодй

(сок Эроса).

И если в земле - морковь, свекла тоже: коли слад-

ко - красновато, огненно; а менее сладко - сыро,

водяно - репа, капуста. Корнеплоды, в отличие от

фруктов (притом что и те и другие - огневбды), имеют

крен к воде, ибо в женщине - матери-сырой земле

залегают; а фрукты - более огненны, мужские: в воз-

духе и солнце над землей вознесены - как фаллосы

торчат (тогда как овощи - влагалищны). Очевидно, и

слова, их обозначающие, разный род в языке имеют.

Все, что корнево, - женского рода: морковь, капуста

(лишь хрен - фалл старый - горек).

А фрукты -

лимон, виноград, апельсин, яблоко - der Apfel (нем.

яз.), ie pomme d'or (франц. яз.), помидор - он, бакла-

жан и т.д.

Вознесенное - мужского рода или среднего (яб-

локо).

Но в России - мать-сыра земля, как преобладаю-

щая идея, агрессирует и на сферу мужскую и запол-

няет фрукты женским родом: ягода, груша, земляника

и т.д.

Так что - по языкам надо проследить, и здесь

выявится национальное соотношение мужского и жен-

ского.

Итак, в готовом виде до человека восходит расти-

тельная природа, и человек обнаруживает себя как тра-

воядное животное.

Ну, а из животного мира есть ли что готовое для

нас?

- ? (Думаем.)

- Ведь человек равно ест растительную пищу и

животную - как свинья, которая и картошку, и кури-

цу, и ненароком ребеночка или своего поросеночка

сгрызет. Человек - животное и травоядное, и хищное:

и корова, и тигр одновременно. И отсюда ясно, что у

кочевых народов, поглощающих животную пищу, боль-

ше черт хищных животных: вспыльчивость, рывок, мяг-

кая кошачья походка (даже лицо - прищур косых глаз

и приплюснутый нос), а у северных, русских например,

больше сходства с травоядными, мирными животными:

круглые коровьи глаза, лошадиная голова и терпение,

медлительность.

Болатхан (казах). А молоко! Ведь вот что в готовом

виде из животного мира до нас доходит. Молоко -

мы отбираем питание у животного потомства, и это

русло на себя отводим.

Я. Прекрасно. Но что есть молоко? Это как в яб-

локе сладость - огневода: сквозь туловище дерева

пропущенные и переваренные вода дождей и свет сол-

нца, - так и молоко тоже огневода, эротическая влага,

пропущенная и переваренная за нас в живой топке -

теле животного.

И вот еще сходство: молоко как се-

менная жидкость, и фрукт - плод: в яблоке, в виног-

раде, арбузе - семя.

Значит, в готовом виде для нас из природы доно-

сятся семена всех существ (то есть их идеи - энергии,

кванты). И мы в своем питании как бы перекрываем

плодородящую силу природы, встаем у ее границ и

обрубаем головы гидры-природы, а потом и сознательно

(в земледелии и скотоводстве) оседлываем семяпроиз-

водящую работу природы.

Да, и орехи и ягоды - тоже семена. И семечки

подсолнуха. И зерна злаков - они же семена.

И из рыбы готова в сыром виде к нашему употреб-

лению икра - опять семя.

Итак, на идеях природы мы вскормлены, ибо се-

мя - это потенция формы, энтелехия, но вида не

имеет, а все капли круглы: и икринка, и зерно, и

капля молока.

Или, пожалуй, еще лодочка: семя - это зерно (пи-

рожок), значит, имеет цель: нос и корму - направлены

лучики, и их уже не все равно как сажать: есть верх

или низ - солнечная и земная стороны.

- Ну, а сырое мясо?

Ведь предки ели. Да и сейчас рыбу мороженую

на севере едят. Или соленую: да и свинину посоли

сырую - вот бекон.

- Ого! Значит, соль играет роль обработки сырья

огнем, значит, она - сгусток огненной энергии: не-

даром светла, бела, солнечна, она есть представитель

солнца в земле - <соль земли>. (Недаром и корень

один: соль - солнце.)

- Да, еще кровь - вот что из животного готово

в нас идти, и, когда животное режут, иные присасы-

ваются к горлу и кровь пьют.

- Но кровь - тоже вид огневоды, красная, как

плод.

Итак, везде - даже в естественной пище через

горнило стихии огня - должно пройти вещество при-

роды, прежде чем станет пригодным для вхождения в

нашу нутрь - пищей.

В яблоке, молоке, соли, икре - снизошедший огонь

таится. Естественно поэтому, что, когда сами люди ста-

ли приносить дары основной животворящей силе, пред-

ставляя ее как бога, они предавали даруемое огню:

пропускали через огонь и, когда огонь насытится мя-

сом, например, или клубнем (картошки), то есть бог

возьмет свое, свою долю, огнем обрезанную, тогда уже

может и человек остатки с божьего стола доедать.

Всякая варка, жаренье, печенье (то есть пропуска-

ние через огонь) есть воздание, и это жертвоприноше-

ние мы совершаем в современных газовых и электро-

плитах. Ведь после огня масса уменьшается, и <тук> -

лучшее возносится дымом, паром и чадом в ноздри

богов. Сгорает ведь жир - бело-огненное: богу - бо-

гово, огню - огнево возносится, свое он забирает. Но

зато и боги благословляют, одобряют после этого пищу,

и она, хорошо проваренная и прожаренная, идет нам

впрок: усваивается нашим микрокосмосом как одухот-

воренная, обожествленная материя: в нее вдохнута ог-

ненная душа-луч - то есть то, что и представляем мы

сами собой.

Болатхан (казах). Значит, огонь - это всеединое,

всеуравнивающее для всех народов.

Вообще, начинается питание у всех народов с ма-

теринского молока, и в этом все одинаковы. А потом

начинается дифференциация в пище, в идее и в харак-

тере.

Я. Но в этой дифференциации - через огонь и

выравниваются травоядность и хищность в народах. Ес-

ли бы так и ели сырое: травоядные - овощи, фрукты,

ягоды, орехи, а мясоядные - сырое мясо и молоко, -

то это еще не люди, а лишь человекоподобные суще-

ства разных видов. Лишь начав пропускать сырую ткань

плодов и тел через огонь, травоядные народы обретают

необходимую энергию, огненность-мысль (а не только

рыхлую массу и силу), форму, а бывшие хищные мя-

соядные обретают умиротворяющую кротость, уравно-

вешенность, лишаются ярости и неистовства (что про-

буждает запах сырой крови) и получают мягкость, рас-

судительность, сове(с]тливос1ъ.

И все это дарует огонь: одним уделяет от своей

энергии, жара, другим - от своей светлости, чистоты

и меры.

Но до сих пор (в нашем рассмотрении) люди па-

сутся - как травоядные (бортничество) или хищники

(охота), завися от случайностей и сезонов.

Человечество начинается с обособления и незави-

симости от природы. Переход к управляемому процес-

су создания пищи - земледелие и скотоводство.

И в том, и в другом варианте человек оседлывает

порождающую деятельность природы у ее корней и

плода, встает стражем на двух рубежах: у причин (по-

сев, случка) и целей (жатва, забой). То есть из аморф-

ного потока жизни природы выделен отрезок, форма,

часть, но такая, которая представительствует за целое.

(Ведь именно такими повторяющимися отрезками и

проходит жизнь целого: она не нарушается, как было

бы, если б часть была выделена неверно: ну, например,

не от зерна и до зерна, а от зерна до ростка.) Такая

часть всего есть суть, истина, смысл.

Уловлена закономерность, повторяемость. В созна-

нии возникает идея устойчивости, стабильного, того,

что жизнь не только течет, но и есть - пребывает,

есть <естина> - истина, покой.

В чем отличие пищи как продукта земледелия от пи-

щи натуральной? Сеется зерно. Ждется. Значит, оседлы-

вается время - оно впрягается в работу. Зачем? Чтобы,

собрав зерно (= имея стадо), иметь возможность есть не

когда плод подвернется, а всегда: не по дару извне, а по

позыву изнутри - собственный ритм жизни нашего су-

щества становится законодателем. Зерно лежит сколько

угодно и удобно, и пища всегда под руками. Идея <всег-

да>, вечности. Сначала - в посеве-жатве - работается

на время и через время. В итоге же - завоевывается не-

зависимость от времени. Но важно, что обе идеи: време-

ни и вечности - входят парой.

Вот сколько метафизических идей таится в простом

захоронении зерна - и земледелец их в себе уж имеет

и носит и непрерывно из своего быта получает и уз-

нает.

Зерно, конечно, главное в земледелии. Есть ли на-

роды, без хлеба обходящиеся?

- В Японии мало едят.

- Кочевые - мало.

- В Западной Европе - англичане, германцы.

- Но есть ли народы, которые вообще без злаков

обходятся?

Ауэзов. Даже кочевые - весной сажали, а осенью

возвращались на то же место: ведь были установлен-

ные маршруты.

Я. Хлеб как солнце, скот как планеты, светила пе-

редвигающиеся (недаром созвездия Зодиака - по жи-

вотным, а не растениям названы). Недаром и хлеб пе-

кут круглой формы - как солнце. И колос - лучист,

и солнце колосится лучами.

Зерна на стебле - между небом и землей: как

птицы, плоды и светила. В злаке - белок, огнистое

вещество.

Болатхан (казах). Земледельцы много труда в пищу

вкладывают, а у кочевых - само собой стадо растет,

потому они более ленивы, не энергичны. Чувство соб-

ственности - чувство личное: моя земля - продолже-

ние моего тела.

Борис (абхаз). Зато, когда ударят по лошади, если

человек верхом, - значит, оскорбили его самого.

Болатхан (казах). И в психологии: кочевые не знают

того, чтобы в драке пырнуть ножом, ибо жизнь живого

существа священна.

Я. Но, с другой стороны, в войнах кочевые напа-

дают, а земледельцы держат оборону, то есть блюдут

форму, ограду, <я>, идею границ, пределов, определен-

ностей в мире, покоя и истины; кочевые - идею дви-

жения, перемен, смерти.

Обратимся, однако, к пище, ее составу. Что есть

основная, ординарная еда, а что - праздничная, это

видно по запретам, которые обычно налагаются на то,

без чего, значит, можно обойтись.

Ну, давайте посмотрим кочевую еду.

Ауэзов. Молоко и мясо. Утром выпивают молоко

с лепешкой, в обед - тоже молоко, а основная пи-

ща - ужин - до позднего вечера варят, едят, раз-

говаривают - еда с шуткой и приговоркой, - не

как в России: ем - глух и нем, а как заговорит -

ложкой по лбу. В вечерней еде - сначала кумыс.

- А кумыс как делается?

- Сначала в деревянных кадках кобылье молоко

бродит, потом в кожах в землю зарывается.

- И вина тоже в дереве киснут, а в бурдюках

выдерживаются.

- Значит, и кумыс и вино сначала крещенье рас-

тительным миром проходят: ведь от того или иного со-

става дерева - дуба или бука - особый вкус, в конь-

яке, например; потом в чреве животного, как его новая

кровь, выдерживается.

- После кумыса - мелко нарезанные почки и мел-

кие кусочки мяса - как салат.

- Ага! Значит, хоть состоит вся пища из мяса, но

в теле животного разные места разный вкус имеют. И

как у земледельца на одном участке земли - огород,

на другом сад, на третьем - сенокос, на четвертом -

злак, так и тело животного имеет свою топографию,

и почки подаются как блюдо с огорода - салат из

овощей, филе - как каша, а части головы делятся как

сладкое, на закуску - то, что из сада.

- Ну да: особенно важно распределение головы.

Уши отрезают, дают с шуточками детям, женщинам или

о ком слух какой идет - с намеком. Это веселая часть

еды.

Самое важное - когда глаз делится; но без зрачка:

зрачок нельзя.

- Интересно, почему.

- Очевидно, зрачок - это жизнь, семя - божье

или бесовское. И опять же дурной глаз - в зрачке.

- Народы Севера, делая статую, отказываются ста-

вить зрачок, ибо тогда она оживет и станет опасной.

- Язык тоже, когда делят, кончик нельзя.

- На кончик языка попадать опасно?

- Кончик языка, видно, как зрачок - кончик глаза:

средоточие и истечение, седалище духов.

- Ну, а чем запивают?

- Кумыс, шурпа - бульон с мукой.

- А пьяные напитки?

- Вот кумыс.

Болатхан (казах). Но вообще кочевые не пьют, нет

потребности. Вот у земледельца - другое: тяжелый

труд требует расслабления. И говорят, водка растворя-

ет какие-то соли. Усиливает их обмен. Потому, когда

пьют, закусывают соленым и кислым. И так приводится

в равновесие нарушенный трудом и сверхусилием со-

став. А у кочевника день течет ровно.

Я. Когда больше пили в мире: сейчас или раньше?

- Сейчас.

- Очевидно, городская жизнь, и трудовое и быто-

вое напряжение, и увеличившиеся соли и грязи в че-

ловеке требуют вымывания и растворения...

- А что значил запрет на вино в исламе?

- Мухаммед хотел иметь народ воинов, а вино рас-

слабляет.

- Но почему же так легко привились запреты?

Ведь, может быть, и запрет на свинью привился оттого,

что ее просто нет.

Ауэзов. Ну да, мы и раньше говорили: запрет на

свинью был наложен, чтобы отличить себя от иновер-

ных гяуров (<кяфыров>), просто как знак отличия, что-

бы говорить о других: вон они поганые, свинью, нечи-

стую пищу едят.

- А конь, кстати, очень разборчив в пище и гряз-

ную воду пить не станет.

- Зато свинья на Севере привилась. И вообще жир -

у якутов: из него огонь, свет и тепло. Жир - сгусток

огня в животном (как и соль в земле); то, чего не-

достает северянам в окружающем Космосе неоргани-

ческой природы, они компенсируют поглощением ор-

ганического огня и тепла. И как в огне осуществля-

ется уравнение растительно и животно едящих наро-

дов, так и для северян сало всеядной свиньи есть

уже обожженная, процеженная через огонь природа.

- А как же сохраняется мясо у кочевых?

- Да, не во всякое время можно забивать.

- И молоко сухое, как творог, сбивается и сушится

на солнце. А мясо кусками в кишки набивается, и висят

они над очагом и коптятся - так мясо огнем сохра-

няется.

- Ага! Значит, высушивается. Сырое = живое: моло-

ко, продолжая жить, бродит и уходит за пределы чело-

вечьей съедомости. Чтобы удержать, его убивают, пре-

кращают его жизнь для себя, в себе, но зато сохраняют

вечную его жизнь для нас, как возможность воскрес-

нуть. В самом деле: когда мы оживляем высушенное, мы

его размачиваем, хотя бы только во рту, - и так впуска-

ем. Так же и со злаками. Если хранить в воде зерно -

оно может продолжать жить, прорастать - и стать не-

годным. Тогда его сушат, убивают, растирают - в муку

(м^ку зерно принимает). А когда надо оживить белок,

белый огонь, - смешивают опять с водой, осыряют в

тесто...

- Еще важно: кислое, сладкое, острое.

Болатхан (казах). Острое - огненность, перец...

Человек как сквозная труба, многое сквозь себя

пропускает ежесуточно. Но и сам он - из земли и в

землю. Так вот: если наше тело живет благодаря тому,

что впускает и выпускает, то Земля живет, тоже вы-

пуская в мир и забирая опять в себя людей.

- Да, и постройка городов, цивилизация, промыш-

ленность - это для жизни Земли?

- Это уж, видно, связано не только с Землей, но

и с участием человечества и Земли в жизни Вселенной.

А результаты как мы можем видеть?

Ауэзов. Быть может, к моменту, когда мы убьем

плодородие Земли, человечество призвано изобрести

иную форму Бытия, не Жизни?

- И верно: ведь уже издавна родилась идея вечной

жизни в духе, параллельно телесной: Бог, Царство

Божье, Культура. Всё это копилки вечной жизни.

Я. Вот как через пищу мы к духовности перешли.

Но я еще боюсь за это браться - за национальный

образ Бога. Надо еще закрепиться на анализах мате-

риально-телесных вещей.

В следующий раз продолжим философию еды и

питья.

<< | >>
Источник: Гачев Г.. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. Серия: Технологии культуры. Издательство: Академический Проект, 512 стр.. 2007

Еще по теме Беседа пятая 24.11.67 г. Национальная еда (беседа первая):

  1. Беседа седьмая НАЦИОНАЛЬНАЯ ЕДА (третья беседа) 10.111.67 г.
  2. Беседа шестая НАЦИОНАЛЬНАЯ ЕДА (вторая беседа) 3.111.67 г.
  3. Беседа пятаяО ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТЬЮ, О НЕОГРАНИЧЕННОЙ МОНАРХИИ, О ДЕСПОТИЗМЕ И ТИРАНИИ
  4. Беседа первая ОБ ОБЩЕСТВЕ
  5. Беседа десятая НАЦИОНАЛЬНАЯ МУЗЫКА 14.1V.67 г.
  6. ЭФФЕКТЫ ОТ БЕСЕДЫ/БЕСЕД С СОФОЛОГОМ 1.
  7. Беседы по философии быта разных народов. Уроки чтения национальной предметности 6.Х.68 г.
  8. Беседа девятая НАЦИОНАЛЬНЫЕ ТЕЛОДВИЖЕНИЯ. ТАНЕЦ 31.111.67 г.
  9. §1. Понятие деловой беседы
  10. Беседа
  11. Начало беседы
  12. Беседа
  13. Беседа вторая О ПРАВИТЕЛЬСТВЕ
  14. Беседа третьяО ПРАВИТЕЛЯХ
  15. Беседа четвертаяО ПОДДАННЫХ
  16. Беседа шестаяО СВОБОДЕ
  17. Глава 1 КОНСУЛЬТАТИВНАЯ БЕСЕДА
  18. 3.1. Беседа