<<
>>

Динамические механизмы семиотических систем

1.

Семиотические системы реально существуют как системы динамические. В этом смысле недостаточно указать на то, что тексты хронологически выстраиваются в диахронную цепочку, а структура реализуется как история структуры.

Необходимо изучение механизмов, которые делают развитие системы неизбежной константой ее существования. Подобное исследование имеет целью расширить не только наши теоретические представления, но и возможности искусственного конструирования саморазвиваю- щихся систем.

Первые шаги в интересующем нас направлении были сделаны Ю. Н. Тыняновым, обратившим внимание на закон структурного различия между ядром системы и ее периферией и механизм периодической замены автоматизировавшихся структур ядра периферийными и наоборот. К сожалению, эти идеи не получили в дальнейшем должного развития. Цель настоящего сообщения — обратить внимание на некоторые механизмы динамики семиотических структур. 2.

Возможность изменения семиотической системы связана с отношением к ней как к изменяемой со стороны использующего ее коллектива. Это означает, что данная семиотическая система воспринимается не как единственно возможная, но как один из потенциально данных вариантов. Такое отношение возможно лишь в результате сопоставления данного языка с другими. Общества, ориентированные на монолингвиальное сознание (например, средневековье с его убеждением, что другие языки — языки неправильные), дают образцы длительной устойчивости языков культуры. Можно было бы высказать и другое предположение: языки культуры, обслуживающие лишь часть коллектива, пользующегося данным естественным языком, а также имеющие более сложную структуру, чем естественный язык, изменяются с большей, чем он, скоростью. Было бы весьма заманчивой задачей определить зависимость периода «снашивания» семиотической системы от тех или иных показателей ее внутренней организации. 3.

Поскольку в основе динамического механизма лежит сопоставление и взаимодействие языков, можно было бы обратить внимание на две стороны этого процесса:

а) сопоставление языка с другими, иначе организованными языками;

в) сопоставление языка с однотипными ему, но находящимися на резко отличной стадии развития.

Вопрос, таким образом, сводится к языковому разнообразию и языковой неравномерности. 3.1.

Первый аспект имеет две стороны: каждая культура имеет механизмы Для выработки «внутреннего полиглотизма» и каждая культура реально суще ствует лишь в контексте других культур, овладение языками которых создает ситуацию «внешнего полиглотизма». 3.1.1.

Внутренний полиглотизм создается уже в минимальной модели культуры, требующей существования не менее двух параллельных языков. В дальнейшем, если, с одной стороны, разнообразие семиотических систем порождает их динамику, то, с другой, само развитие неизменно сопровождается расщеплением языков на всё новые и новые. 3.1.2.

Интересным примером может являться обязательное наличие в системе культуры нескольких видов искусств. Мы не можем назвать ни одного реального общества, в котором эстетическая функция обслуживалась бы лишь каким-либо одним видом искусства. Факт этот исторически очевиден, хотя и затруднителен с точки зрения теоретического объяснения.

Современное искусствознание, оперируя такими понятиями, как «искусство барокко» или «искусство романтизма», гораздо охотнее подчеркивает общность между различными художественными языками одной исторической эпохи. Теоретическая основа такого подхода уходит корнями в известное положение Гегеля, согласно которому «особенное» в каждом искусстве «находит свой определенный характер, в определенном внешнем материале», с чем связан тот «способ воплощения, который диктуется этим материалом». Однако, поскольку в основе всех видов искусств той или иной эпохи лежит определенная стадия в развитии духа, «каждое отдельное искусство представляет в своем особенном способе внешнего формирования целостность форм искусства»87. Различные искусства, как наиболее соответствующие разным этапам развития духа, доминируют в те или иные эпохи, даже становясь их символами. Остальные играют роль аккомпанемента. Однако необходимость одновременного существования разных искусств остается в тени и не получает объяснения. 3.1.3.

Каждое искусство становится самостоятельным, лишь обретая собственный язык, соответствующий его специфическому способу художественного моделирования мира. Так и в исторически обозримое для нас время кинематограф сделался искусством, создав собственную систему художественного языка. В настоящее время мы можем наблюдать, как рождение самостоятельного, отдельного от «фотографического кино», языка мультипликационных фильмов знаменует превращение их из жанра кинематографа в самостоятельное искусство. Однако именно в тот момент, когда язык данного искусства отделился и достиг семиотической самостоятельности, он начинает оказывать трансформирующее воздействие на другие художественные языки. Таково исключительно активное влияние языка кинематографа на семиотику прозы, поэзии, театра XX в. Классическим примером остается исследование Р. О. Якобсона, посвященное влиянию языка скульптуры на поэтические образы Пушкина88.

В результате названных выше процессов может возникать явление двойного кодирования текста. Так, современный мультипликационный фильм дает зрителю текст, принципиально кодированный дважды: как рисунок, карикатура, кукольный театр, во-первых, и как киноповествование, во-вто- рых. Аналогичным образом и русская новелла, и новеллистическая поэма 1830-х гг. (Пушкин, Гоголь) с их анекдотическим сюжетом ориентировались на комедию. Отсюда обилие переодеваний, подмен, неузнаваний. Неоднократно отмечалось воздействие очерка 1840-х гг. на роман и поэзию тех лет. С этой точки зрения периодически возникающее стремление изгнать из художественного текста «художественность» и имитировать его средствами «просто жизнь» может рассматриваться как вторичное кодирование искусства «текстами жизни», воспринимаемыми как зашифрованные «кодом с нулевой условностью» (понижение меры условности сопровождается возрастанием семиотичности текста).

Создание перекрестно кодированных текстов, как правило, приводит к бурно протекающему процессу семиотического новообразования. 3.1.4.

Столкновение культуры с внеположенными ей семиотическими системами также приводит к семиотической переоценке самой себя и создает предпосылки для перехода в динамическое состояние. Следует, однако, иметь в виду, что такое столкновение может производить и обратный эффект: в случае, когда своя культура воспринимается как единственно «правильная», а чужая — как «не-культура», между ними может возникнуть отношение взаимной невосприимчивости, что приводит к замедлению темпа динамики изолированной культуры (случай, характерный для средневековых культур). Сходный — парадоксально — эффект производит сравнительно редкий в истории культуры случай, когда своя культура воспринимается как «не- культура», а чужая — как единственно «правильная» (такой подход свойствен, например, определенным кругам общества в Петровскую эпоху). В этом случае безнадежная попытка создать «совершенно новый» язык культуры также приводит к консервации и стабилизации традиционных семиотических систем. Так, создание «новой», европеизированной культуры во второй половине XVII — начале XVIII в. привело к сверхустойчивости сохранившихся форм древнерусской культуры (старообрядческая традиция) и фольклора, который, видимо, между петровской реформой и 1861 годом не пережил никаких сколь-либо заметных изменений.

Только переживание «своей» и «чужой» культур как разных, но по-своему «правильных» (каждая в своей сфере) систем создает основу для взаимопроникновения. Не случайна лингвокультурная восприимчивость Афанасия Никитина, предлагавшего: «кто хочет поити въ ЫндЬйскую землю и ты оста- ви вЪру свою на Руси да въскликнувъ Махмета да и поиди в Гундустань- скую землю». 4.

Взаимодействие разных этапов одной и той же семиотической системы друг с другом может быть проиллюстрировано воздействием «взрослого языка» на «детский» и обратно. Столкновение систем с относительно большим и малым алфавитами приводит к резкой трансформации усваивающей системы и ускорению темпа развития культуры в целом. 5. Столкновение семиотических систем, являющееся толчком для перехода в динамическое состояние, может иметь двоякий характер: 5.1.

Как акт перевода — между транслирующим и принимающим языками устанавливается соотношение относительной эквивалентности. Одновременно обозначается и поле непереводимости. Усилие, необходимое для его преодоления, становится источником трансформации усваивающей системы. Таким образом, сама затрудненность перевода становится импульсом развития. 5.2.

Транслируемые тексты могут накапливаться в воспринимающей системе в непереведенном виде, сохраняя положение инородных вкраплений, не получающих осмысления в новом контексте или осмысляемых как целостный знак с неизвестным содержанием (сходный процесс может иметь место и внутри одной культуры, когда утрачивается некоторый языковой контекст и вырванный текст попадает в инородное ему семиотическое окружение). Накапливание таких инородных текстов в конечном итоге приводит к семиотическому взрыву, в ходе которого они становятся свернутыми программами новых языков, получающих бурное развитие в теле усваивающей культуры. 6.

Структура культуры как многоуровневой семиотической организации с разнотипным кодированием и разной степенью упорядоченности, с вкрапленными в нее участками относительно автономных конструкций заключает в себе внутреннюю неравномерность, являющуюся источником саморазвития. В этом смысле внешне знаковые вторжения — показатель того, что данная культура перестала быть отдельным замкнутым целым, выступая как элемент внутренней неравномерности более сложного образования.

1974

<< | >>
Источник: Лотман Ю. М.. История и типология русской культуры. — С.-Петербург: «Искусство—СПБ». — 768 с.. 2002

Еще по теме Динамические механизмы семиотических систем:

  1. О редукции и развертывании знаковых систем (К проблеме «фрейдизм и семиотическая культурология»)
  2. 13.9. ДИНАМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЛЕОНТЬЕВА
  3. 1.2. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ И МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ПОДСИСТЕМ ФСЯР В ОНТОГЕНЕЗЕ 1.2.1. Формирование семиотической подсистемы ФСЯР Модели усвоения языка
  4. |10.8. ДИНАМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЛЕОНТЬЕВА
  5. Динамическая модель социально-территориальной системы
  6. § 1.2. СИСТЕМНЫЙ ХАРАКТЕР КОМПЛЕКСНОГО МЕХАНИЗМА. СИНТЕЗ ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА С МЕХАНИЗМАМИ ДРУГОЙ ПРИРОДЫ
  7. Раздел второй Система юридических механизмов защиты прав и свобод человека
  8. Текст как семиотическая проблем
  9. Раздел 5 Семиотический методологический подход
  10. Использование механизмов защиты прав человека Договоры и контрольные механизмы
  11. Семиотика культуры в тартуско-московской семиотической школе
  12. Общая характеристика семиотического подхода к коммуникации
  13. СЕМИОТИЧЕСКИЕ ПЕРЕВОРОТЫ
  14. Методологизация: язык как метод в структурно-семиотической перспективе.
  15. К семиотической типологии русской культуры XVIII века
  16. 8.9. Семиотический анализ медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  17. ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ КАК ОСНОВА ИННОВАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ НАУЧНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ И СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Яскевич Я. С.