<<
>>

Индивидуальная и коллективная идентичность в истории общества: теоретико-культурологический аспект

Понимание человека как самостоятельного, законченного, независимого существа, которое имеет свое определенное место в системе мироздания, появилось достаточно поздно. В дохристианском обществе человек, будучи самим собой, представлялся иначе.
В своей сущности он представлял некоторую незаконченную данность, но вместе с тем являлся посредником между Небом и Землей. Являясь медиатором, он мог выходить за пределы человеческого и воплощать в себе небесные возможности. В определенной степени он мог стать наместником бога на земле, а в дохристианской, точнее, домонотеистической модели мира - он являлся самим богом. Существуют архаические мифы о существе, которое было совершенным и многократно сильнее человека - андрогине, - который предшествовал опыту мужского и женского начал. Он не был следствием рефлексии о разнице между мужчиной и женщиной и необходимости их соединения в единое, совершенное существо. Напротив, андрогин существовал прежде - это нормативное состояние человека. Разделение же человека на два пола требует исправления. В диалоге «Пир» Платона можно найти миф об андрогинах, предках людей, обладавших признаками мужского и женского пола. Подобно титанам, андрогины отличались небывалой силой и представляли опасность для богов, претендуя на их место. Зевс принял решение разделить их, убавив тем самым их могущество и наглость вдвое. Позднее в Библии Адам будет создан андрогином и лишь затем разделен на мужчину и женщину. Андрогин распался на два пола, но этот распад не окончателен. Общество всегда стремиться к слиянию, соединению, символическому воссозданию совершенного человека, подчеркивая наличие мужского начало в женском, женского - в мужском. Идея о более совершенном существе - сверхчеловеке существует и в восточной культуре. В китайской традиции символом андрогина будет «инь-ян». В последующем разработано много концепций, определяющих личность, и все они, так или иначе, сводились к идее дуализма.
Позднее этот дуализм сводится к декартовской идее тела и души, то есть, к христианскому его источнику. Средние века - значительный исторический пласт, захватывающий более двенадцати столетий. Начало западноевропейского средневековья связано с распадом Римской империи. Вместе с гибелью империи происходили серьезные изменения в структуре общества. В это же время цивилизованный мир настиг экономический кризис, а также это время знаменовалось утратой прежних ценностей и ориентиров. В этот период, начавшийся с конца пятого века, на смену рабовладельческому обществу приходит новый жизненный уклад, связанный с зарождением феодальных отношений, оплотом которого стало христианство. Подвижники этого течения отрицали античную культуру как языческую и греховную, отказываясь вместе с этим от прежних идеалов воспитания. Религия первой дала ответ на вопрос об идентичности человека, и ответ этот звучал таким образом: человек был создан Богом по образу и подобию своему. «Человеческое «Я» постоянно соотносилось с Образцом, связываемым с недосягаемо прекрасным Чуждым. Бессмертный, Всемогущий, Всеблагой представал Истиной, обретаемой в откровении, то есть в порядке инсайта, внезапного озарения. Но человек, причем каждый отдельно, должен был стремиться к тому, чтобы приблизится к данному образу, по отношению к которому он по-прежнему оставался лишь слабым подобием»1. Таким образом, в сознании человека происходят существенные перемены, и на место представления о мире и о себе как прямом проявлении первоначала, совершенного человека, посредника между небом и землей, свойственному мифологическому сознанию, приходит креационизм, то есть представление о мире и о человеке как о продуктах творческого акта Божества. И с помощью этого творения возникает нечто отличное от природы самого Божества. «В иудейской теологии утверждается фундаментальное онтологическое различие между Богом и миром. Соответственно, мир становится не проявлением, не манифестацией, а креацией, творением Божества»2. Так складывается новое представление о человеке.
Теперь этот «человек сотворенный», «homo creates», Человек монотеизма уже не является Богом, у него теперь совершенно другие характеристики: он персть («земной прах»), появившаяся благодаря божественному велению извне. В той степени, в которой он сотворен, тварен, он и не является Богом. Человек впервые получает жесткие ограничения, ему говорится: «Ты не просто «персона» («маска»), которая под собой может скрывать неизвестно что... Теперь больше того, что ты есть, тебе не достичь. Ты никогда не сможешь стать Богом, потому что ты - тварь»3. Человек теперь выделен в особую категорию: именно с ним, а не с животными, горами или реками, Бог заключает Завет. Прежде ничто не мешало проявиться Божеству через какое угодно существо - человеческое или нет. Теперь Бог сокрыт, и путь к нему лежит через служение и молитвы. Человек становится уникальным лицом, которое вступает в договорные отношения с трансцендентным Божеством-Творцом. Творец заключает с человеком соглашение, и только человек выносится из всеобщей тьмы вещей, отвечая за себя и за окружающий мир перед своим Создателем. «Что я без Тебя, как не вожак себе в пропасть? Что я такое, когда мне хорошо, как не младенец, сосущий молоко Твое и питающийся Тобой - пищей, пребывающей вовек».4 В рамках этой парадигмы появляются новые нравственные ориентиры, и возникает моральная личность. На основе библейских текстов, трудов богословов и философов были обобщены черты и качества человека, которые помогут ему достигнуть главной цели христианской жизни - духовного совершенства личности. Человек теперь - это личность, персона, созданная по образу и подобию Бога, то есть являющаяся иконой Творца (греч. eikon означает «образ»), духовный путь этого человека - максимально приближен к реальному опыту подражания Христу. «Истинный же посредник, Которого в таинственном милосердии Твоем явил Ты людям, послав к ним, чтобы на Его примере научились они настоящему смирению, «Посредник между Богом и людьми, человек Христос Иисус» встал между смертными грешниками и Бессмертными и Праведными - смертный, как люди, праведный, как Бог.
Как человек, Он посредник, а как Слово, он не стоит посередине, ибо он равен Богу, Он Бог у Бога и единый Бог вместе с Богом»5. В самом широком смысле христианский идеал личности представлен образом сына Божьего Иисуса Христа, знакомясь с его жизнью, христианин стремится развивать в себе такие же качества, приближающие его к Богу и уподобляющие его Ему. К этим качествам можно отнести любовь, милосердие, смиренномудрие, послушание. Для каждого верующего в этой традиции Христос становится Истиной, Откровением, Образцом для подражания. Жития святых несут в себе идеалы христианской аскезы, примером практического духовного воспитания. В христианском сознании святые люди - это не просто особенно добрые, понимающие, принимающие, но прежде всего имеющие духовное единство с Христом. Чтобы стать тем, кем завещал Господь, человеку нужно подражать смирению, кротости Христа, подчинить свою плоть, посвятить себя служению близким, принять на себя скорбь и страдания, а также исполнять Его заповеди. Пребывание на земле - это возможность прославить Господа и обрести вечную блаженную жизнь на небесах. Поэтому каждый христианин стремился и в своей деятельности и труде следовать слову Божьему. Выбирая свой путь, прежде всего, люди заботились о благословении отца в делах. Отношение к труду в Библии, в первую очередь, прописано в одной из заповедей: «шесть дней работай и делай всякие дела свои, а седьмой есть день отдохновения, который посвяти Господу Богу твоему». В течение шести дней творил Господь мир, а в седьмой почил от дел Своих. И также человеку полезно трудится, а после трудов полезно отдыхать. Полезно трудиться, потому что Бог благословил труд, полезно отдыхать, потому что Бог благословил отдых после трудов. Рассматривать труд должно как соработничество Богу, так как человек - это творение Божье, и поэтому в своих делах также должен сотворять, а не разрушать. Но при этом не накапливать сотворенное, и не собирать сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирать себе сокровища на небе.
Лучшим наследством для детей стало бы научение труду, и привычка трудиться, а не богатое наследство, которое делает ленивым тело и развращает душу. В седьмой же день следует отдыхать: думать о Боге, говорить о Боге, читать о Боге, слушать о Боге и молиться Богу. В Евангелие от Матфея так сказано о труде и заботе о вещах насущных: «Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак, не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы»6. Августин Аврелий в своей исповеди признается, как долог был путь его к Г осподу, как много времени он потратил на праздность и науку, но все это было не истинным, поскольку не несло службы Богу. «И какая польза была для меня, что я, в то время негодный раб злых страстей, сам прочел и понял все книги, относившиеся к так называемым свободным искусствам, какие только мог прочесть? Я радовался, читая их, и не понимал, откуда в них то, что было истинного и определенного. Я стоял спиной к свету и лицом к тому, что было освещено; и лицо мое, повернутое к освещенным предметам, освещено не было. Тебе известно, Господи, что я узнал, без больших затруднений и без людской помощи, в красноречии, диалектике, геометрии, музыке, арифметике: и быстрая сообразительность и острая проницательность - Твои дары, но не тебе приносил я их в жертву.
Они были мне не на пользу, а скорее на гибель, потому что я жадно стремился овладеть доброй долей имущества своего, но не сохранил для Тебя своих сил, а ушел от Тебя прочь, в дальнюю страну, чтобы расточить всё на блудные страсти. Какая польза мне была от хорошего, если я не умел им хорошо пользоваться?»7 Таким образом, человек теперь тварен и ничтожен, но может быть спасен через труд и молитву. Таково традиционное сознание, которое формировалось на протяжении многих веков, начиная с возникновения иудейской религии, активно развивалось в средние века, когда весь мир становится не проявлением, не манифестацией, а креацией, творением Божества. Человек сотворенный из ничто (ex nihilo) здесь выделен в особую категорию, и имеет особые отношения с Творцом, отвечая за себя и за окружающий мир перед своим Создателем. Все, что делает человек, должно получить благословение и быть угодным Богу. В средние века люди научились точно измерять время, и в тот же момент научились ценить его. Время отмерялось колокольным звоном с церковной башни, и оповещало о начале рабочего дня и о его завершении, а также о праздниках и основных событиях в окрестностях. Затраченное впустую время становится тяжким проступком, порицается церковью и обществом - потерянное время равноценно потерянному евангельскому таланту, время уже сравнивается с возможным достатком. В конце IX века в структуре общества складываются отношения между тремя сословиями: служителями церкви, воинами и работниками. Первым текстом, в котором озвучена организация общества, представляющего из себя три типа сословий, является трактата Боэция «Об утешении философией», сделанный королем Альфредом Великим в последней четверти IX века. В нем речь идет о портрете идеального короля, а три сословия, выделенные в отдельные категории, являются необходимыми материалами для достижения цели монархии, для создания государства великодержавного. Эти три категории имеют конкретные ценности для общества - духовные, военные и экономические. Идентифицировать работников в одну экономическую категорию довольно сложно. Основной интерес, который работники представляли для государства - это экономический подъем, экономическое развитие. Поэтому далеко не все рабочие профессии относились к этому третьему благословенному сословию. Многие профессии даже, напротив, осуждались и запрещались по разным причинам. Одни промыслы осуждались безоговорочно: ростовщичество, проституция; другие - лишь в определенных случаях, в зависимости от обстоятельств - торговля с целью наживы и работа по воскресеньям. «Попытавшись составить исчерпывающий список, нам пришлось бы перечислить едва ли не все средневековые профессии (сам по себе, впрочем, красноречивый факт), так как обвинения варьируются в зависимости от документа, региона, эпохи. Назовем упоминаемые чаще других: трактирщики, мясники, жонглеры, комедианты, маги, алхимики, врачи, хирурги, солдаты, сутенеры, проститутки, нотариусы, купцы. Далее идут сукновалы, ткачи, шорники, красильщики, кондитеры, сапожники; садовники, художники, рыбаки, цирюльники; бальи, сельские стражники, таможенники, менялы, портные, парфюмеры, торговцы требухой, мельники и так далее»8. Причины запретов таились также в присутствующем мифологическом сознании, и страхе перед кровью (для хирургов, мясников, аптекарей и других), грязью (для красильщиков и поваров и прачек). Также осуждались профессии, занятие которыми приводило к грехопадению. Чревоугодие, например, было поводом для неодобрения трактирщиков, пекарей и кондитеров. Порицанию подвергались содержатели таверн, в чьих заведениях всегда присутствовали греховные вино, игры и танцы. Крестьянство в средние века, конечно, не было под запретом, но в то же время не относилось к сословию рабочих. Крестьяне становились чаще проблемой для государства, поскольку исповедовали язычество и не хотели принимать христианскую веру. При этом они были необразованные и не стремились к улучшению своего положения. Запреты на профессии постоянно пересматривались. В XI-XIII веках на христианском Западе происходит экономическая и социальная революция, которая приводит к стремительному росту городов, и вместе с тем развитию производства и разделению труда. Рождаются и развиваются новые профессии, появляются и заслуживают полноправное место в социальной структуре новые профессиональные категории; новые социально-профессиональные классы разрастаются, приобретают силу и значимость, завоевывают престиж, соответствующий их силе. Они добиваются того, чтобы их уважали и с ними считались. В это время значительно уменьшается количество запрещенных профессий. Причины неуважения к труду постепенно переосмысливаются. Хотя остается неизменным убеждение: человек создан по образу и подобию Божьему и должен в своей деятельности уподобиться ему. Труд Божий - это Творение. Значит, человек своим трудом должен создавать что-либо. Деятельность, которая не приводит к созданию чего-то нового, считается дурной или низкой. Трудом можно обеспечивать урожай, как это делает крестьянин, или из сырья создавать изделия, как ремесленник. Купец вызывает неодобрение за то, что он ничего не создает. В 1351 году Поместный собор Византийской Церкви принимает догмат о Божественных энергиях: он утверждает, что человеку - тварной природе - возможно соединение с Богом по энергии и невозможно соединение по сущности9. Христианская культура утверждает восхождение человека к Богу как способ обретения собственной личности, духовное преображение души, ума и тела. Сопричастность с божественным началом представляет собой высшее духовное состояние, к которому призван человек и которого он может достичь. Церковнослужители находят, что подобное духовное состояние исходит из таинства соединения души человека с Божественной энергией - благодатью. Действие благодати проявляется в виде радости, утешения, доброты, любви, спокойствия, твердости, постоянства, душевной гармонии. Наличие этих состояний не зависит от экономического, социального положения, культурного уровня и физического состояния. Противоположностью этому состоянию станет раздражительность, неуступчивость, агрессивность, жестокость, уныние, внутренней нестабильность. В эпоху Средневековья складывается принципиально новая традиция воспитания. Для нее характерны - особое внимание к личности человека и душе, приоритет веры над знанием и наукой, неразрывная связь образования с нравственным воспитанием, осознание высокой роли труда и трудового воспитания с ранних лет, подготовки к физическому и духовному труду. Средневековое образование, его возникновение и становление, связывают как правило с развитием церковной культуры. «Впервые вопрос о необходимости разработки программы церковного обучения в целях осознания народом христианства был поставлен философом и богословом поздней античности Аврелием Августином (Блаженным), который одним из первых выступил против присутствия языческих начал знания в христианском воспитании... Его образовательная программа предусматривала светские знания, необходимые христианскому полемисту и проповеднику, - изучение языков, истопи, диалектики, риторики, основ математики, способствующих также, по его мнению, углубленному пониманию религии. Эта программа предназначалась как для закрытых, «внутренних» монастырских школ, готовящих учеников для монашества, так и для открытых, «внешних», обучающих будущих священнослужителей и лиц мирской службы. Из философов, заслуживающих изучения в школе, Августин Блаженный рекомендовал произведения последователей Платона как наиболее полно отражающих христианство»11. В начале VII века благодаря активности монашества появляются первые школы при церквях. Эти школы давали возможность классового продвижения даже для людей с низким социальным положением. Вместе с тем, образование служило и средством приобщения человека к общественным нормам, укрепления государственного и церковного порядка. Появление множества текстов и сочинений о воспитании стало предпосылкой для обособления педагогики в отдельную зарождающуюся науку. Помимо распространения множества церковных и нецерковных школ средневековье выработало такую форму обучения, как ученичество. Мастер - ремесленник брал себе в подмастерье одного-двух учеников за определенную плату. Подобное обучение могло длиться от двух до шести лет. По прохождении курса ученик мог самостоятельно зарабатывать себе на жизнь тем видом труда, которому его обучили. Города становились центром образования и культуры. Активная потребность и заинтересованность в знании привела к тому, что в европейских городах стали появляться университеты. Университеты готовили специализированных мастеров, как правило, четырех направлений: артистического, изучающего «семь свободных искусств», а также юридического, медицинского и богословского. Кроме того, в городах стал появляться новый слой общества - буржуазия, который влек за собой формирование нового мировоззрения, в центре которого вставала активная личность. Буржуазная интеллигенция вновь обратилась к античной культуре как к сокровищнице исторического опыта человечества. Сформированный античностью идеал всесторонне развитого человека воспринимается с вдохновением новой эпохой и воплощается в различных формах. «Прогрессивные идеи о миссии человека на земле, которые составили содержание общественного течения Возрождения - гуманизма - оказали революционное влияние на развитие мировой науки и культуры. Неся в себе потенциал светскости и рационализма, они открывали путь научному знанию о природе человека» . Представление о человеке как творении Божьем, соединяющем в себе душу и тело, привело к новому подходу в воспитании. Стали цениться духовное развитие в физически здоровом теле. Физическое воспитание теперь рассматривалось шире, чем в античные времена. Под ним подразумевалась теперь не только гимнастика и военная подготовка, но и закаливание организма и гигиена отдыха, которая содержала в себе эстетический компонент. Один из самых прогрессивных мыслителей Франции шестнадцатого века Мишель Монтень в сочинении «Опыты» очертил образ человека нового времени - достаточно образованного и самостоятельно мыслящего, знания которого в большинстве основывались на собственном опыте. Чтобы человек научился самостоятельно мыслить, он должен наблюдать, сопоставлять, сравнивать, делать из этого выводы. Также значительной личностью среди гуманистов был Эразм Роттердамский, он одним из первых заговорил о народном образовании. Высшей целью формирования ребенка, по мнению Эразма, выступает воспитание у него морального долга и религиозного послушания. Он настаивал также на том, что труд возвышает человека в нравственном значении, что поставило его в ряд самых прогрессивных представителей эпохи. Новое время характеризуется значительными изменениями, происходящими в структуре общества. Возникающая европейская цивилизация распространяет свое влияние на другие части света, формируется европоцентристский мир, «европейское чудо» захватывает значительное число приверженцев. Культура Возрождения повлияла на мировоззрение общества, вернула интерес человека к античному наследию, человеку и наукам. Средневековая идеология, основанная на вере и аскетизме, постепенно пришла в упадок. В данный период времени влияние церковного учения на самоопределение и самосознание заметно снижается, человек ищет объяснение своей сущности в себе, в своем сознании. Человек уже равен самому себе. В процессе образования и воспитания новой личности уже действуют другие стандарты. По всей Европе и в России заботы об образовании переходят в ведомство государства. Философы и просветители этого времени внедряли идеи о том, что образование должно быть обязательным для всех, одинаковым для всех сословий, бесплатным и светским. Однако на осуществление подобных идей повсеместно в Европе понадобилось около двухсот лет, и только к концу XIX века начальное образование стало доступно всем детям, достигшим школьного возраста. Еще одним значительным достижением этой эпохи стало образование на родном языке - взамен механического заучивания псалмов на латыни, чтение, письмо и счет теперь преподавались на понятном и привычном языке. В XVIII веке в школу традиционно допускались только мальчики. Считалось, что девочкам нет необходимости даже в самых элементарных знаниях. Она должна уметь шить, вязать, готовить, петь и танцевать. В девочке приветствовались покорность и смирение. Основой ее воспитания по-прежнему оставались религиозные учения. С детства ее готовили к роли жены и матери, гражданские обязанности полностью возлагались на мужчин. Наибольшее влияние на развитие образовательной системы и методик преподавания в этого время оказали работы Яна Амоса Коменского, Джона Локка и Жан-Жака Руссо. Я. А. Коменский многие годы жизни посвятил созданию «Всеобщего совета об исправлении дел человеческих». В этой работе особое внимание он уделил рассмотрению проблем воспитания, создав собственную педагогическую концепцию и методику развития ребенка. Он обосновал в то время достаточно оригинальную дидактическую систему, теперь мы ее хорошо знаем как классноурочную систему, поскольку она во многих чертах сохранилась и действует в большинстве школ по настоящее время. Эта система настаивает, чтобы дети приблизительно одного возраста и уровня знаний объединялись в небольшие группы - классы, и одновременно стремились под руководством учителя вперед к единой для всех образовательной цели. Целью образования Коменский ставил воспитание человека таким, чтобы он был «1) знающим все вещи, 2) владыкою всех вещей и самого себя, 3) чтобы он себя и все возводил к Богу, источнику всех вещей»13. По-другому, цель воспитания человека Коменский видел в следующем: 1) получении энциклопедического образования, 2) обретении нравственности и добродетели, 3) религиозности и благочестии. Я. А. Коменский признавал значимым познание мира посредством эмпирического опыта, с использованием внешних органов чувств. Поэтому он настаивал на применении наглядности в обучении. Так же он учитывал возрастные особенности ребенка и строил свою систему воспитания и образования исходя из возможностей детского восприятия. Во всех его трудах прослеживается искреннее желание осуществить основную педагогическую идею - в процессе обучения дать реальное и при этом энциклопедическое образование, соответствующее уровню понимания и развития ученика. Заслуги Я. А. Коменского нельзя сводить лишь к систематизации процесса обучения и введению новых методик. Он воспринимал воспитание гораздо шире и видел в нем возможность дальнейшего прогресса человечества. Педагогические идеи Джона Локка тесно связаны с его философскими воззрениями. От рождения до получения собственного опыта ребенок схож с «чистым листом». Во внутреннем строении человеческого опыта Д. Локк выделял два способа получения знаний: первый - получаемые извне внешние ощущения и обусловленные ими элементарные представления и простые первичные идеи. Из них складывается так называемый «внешний опыт»; второй способ получения знаний исходит из «внутреннего опыта». С «внутренним опытом», или «рефлексией», связан акт мышления. В процессе происходит комбинирование простых идей внешнего опыта, их обобщение, абстрагирование. Такой подход предполагает естественное равенство всех детей, задатки и способности мышления которых при рождении - «незаполненный чистый лист» - неизбежно меняются в процессе роста и развития. Также новым для того времени было предложение Д. Локка ввести в процесс обучения чисто практические дисциплины, позволяющие воспитать делового человека нового общества. Он предложил включить в программу изучение естественно-научных дисциплин, а также истории, права, этики, стенографии и бухгалтерии. Для самостоятельного чтения рекомендовал книги по географии, логике, морали, истории, философии, политике и риторике. Воспитывая делового гражданина, Д. Локк кроме физического и умственного развития уделял внимание трудовому воспитанию. Он считал, что трудовые занятия дают возможность отдохнуть от умственного напряжения, стимулируют познавательные силы, укрепляют здоровье. Несмотря на то, что Дж. Локк посвятил свои педагогические труды преимущественно воспитанию детей из высших сословий, его мысли были развиты и обогащены последователями во Франции XVIII века, а также переведены на русский язык в 1759 г. Н.Н. Поповским, одним из первых профессоров Московского университета, и активно использовались в образовательных целях. Педагогическая концепция Жан -Жака Руссо изложена в произведении «Эмиль, или о воспитании». Руссо полагает, что воспитание должно основываться на естественности, природном характере ребенка, в таком случае оно принесет наибольшую пользу и будет побуждать к самостоятельному приобретению опыта и знаний. По мере взросления ребенок становится все более чувствительным, восприимчивым к знаниям, его опыт об окружающем становится шире и глубже, меняется под влиянием взрослых. Такой подход к воспитанию снова озвучивает позицию необходимости опираться на возрастные и индивидуальные особенности ребенка, поскольку современники Руссо, как правило, игнорировали подобный подход. Ж.-Ж. Руссо постоянно акцентировал внимание на значении труда в воспитании. Трудовое воспитание связано с нравственным, умственным и физическим совершенствованием. Труд внушает ребенку чувство долга, ответственность за то, что он делает. Труд - это необходимость каждого человека, таким образом, он оплачивает свое существование в обществе. Познание ремесел не должно быть узконаправленным. Ребенку необходимо научиться работать с инструментами необходимыми в быту, и быть знакомым с основами различных ремесел. Это поможет вести честный и независимый образ жизни. К тому же, трудовая деятельность поможет ребенку разобраться в отношениях между людьми. К прочтению он рекомендовал современное его времени произведение «Робинзон Крузо», по его мнению, демонстрирующее, как общение с природой и труд нравственно совершенствуют человека. Однако, идеал свободной личности Ж.-Ж. Руссо был воспринят современниками критично и враждебно. Работу «Эмиль, или о воспитании» посчитали вредной и пытались уничтожить. Положение о том, что свобода - одно из естественных прав человека, а роль педагога заключается в развитии инициативы ребенка, в тактичном руководстве без принуждения, получило широкое распространение лишь в конце XIX - начале XX вв. Несмотря на то, что это было время гуманизма и изысканности, просвещения и морали, школы были в плачевном состоянии, а труд был изнурительным и низкооплачиваемым. Детский труд, как правило, использовался бесплатно, за еду и ночлег. Можно было увидеть объявления о таких вакансиях как: ловец крыс, поедатель жаб, палач, натурщик, банщик или подносчик пороха. Для того чтобы выказать свою духовность высшие сословия нанимали отшельников - людей из низших сословий - они жили в искусственной пещере и были завершением ландшафтного дизайна сада, в котором гуляли хозяева и гости. В их обязанности входило: ни с кем не разговаривать, не принимать ванну, не стричь волосы и ногти, и не умываться. Оплату он получал только через семь лет работы. На самом деле отшельники символизировали духовные ценности. Богатые представители эпохи любили демонстрировать, что у них есть душа, но сами они были слишком заняты, чтобы уединиться для размышлений. И они для этой цели нанимали разных романтиков, чудаков и неудачников. Художественная культура, обратившись к античности и античным идеалам, перенимала классические черты, считая их образцом совершенства. Чтобы стать художником, нужно было выучиться в академии художеств. Обучение строилось на рисовании с натуры. Для рисования человеческого тела приглашались натурщики. Невзирая на то, что они представляли идеал красоты - Аполлон, Геркулес - отношение к натурщикам было самое пренебрежительное. Часами напролет, не двигаясь, они позировали без еды и воды. Работа натурщиков позволяла выживать беднякам. Для мужчины такая работа не была постыдной. Для женщины подобный вид заработка был хуже проституции - ее падение запечатлевалось на века. И это сказывалось на оплате, женщины получали за такую работу в несколько раз больше мужчин. Работа подмастерья со всеми ее благородными началами - возможностью обучиться профессии, стать мастером и иметь возможность зарабатывать себе на жизнь, часто была изнурительной и травматичной. Подмастерья выполняли самую опасную, самую грязную, и самую неприятную работу. Их рабочий день мог продолжаться до 12 часов в день. Несчастные случаи, травмы и болезни были частым явлением и считались виной самого работника. Но существовали профессии, получить которые считалось большой удачей. Они приносили хороший доход и были престижными в обществе. В XVII-XVIII веках наибольшей популярностью пользовалась профессия военного. Особенно это касалось службы в элитных частях. Примером может стать прославленная А. Дюма личная гвардия французского короля - мушкетерский полк, в который принимали исключительно лучшие шпаги королевства. В России профессия военного оставалась самой престижной на протяжении всего XIX столетия. Дворяне записывали своих сыновей на службу в армию еще при рождении. В то время служба в армии приносила не меньший доход, чем поместье средней величины. В XVIII в. становится популярной та профессия, которую мы сегодня называем художник-модельер. Тогда этих людей звали просто портными, хотя в их обязанности входило создание новых моделей одежды. Сами они практически никогда не брались за иглу - этим занимались их многочисленные помощники. Платья для высокопоставленных лиц служили визитной карточкой, поэтому внешнему виду и одежде уделялось пристальное внимание. Никого не интересовала вещь сама по себе, она должна отражать особенности вкуса и фигуры заказчика, делать его моложе, стройнее, привлекательнее. В то время модельеры готовы были понести убытки, но не допускали, чтобы их клиент появился в неудачном туалете. Несмотря на значительные изменения в воспитании, зарождающийся индивидуальный подход и внимание к возрастным особенностям, подавляющее большинство населения Европы оставалось неграмотным, получая традиционные знания о мире. Возможности получить желаемую профессию также были далеко не у всех. Бурное развитие промышленности требовало привлечения специалистов и внимания к качеству образования. Так экономически развитые страны Европы пришли к необходимости обязательного начального образования, увеличения числа средних учебных заведений ориентированных на практические потребности. Яркими представителями педагогической мысли этого времени стали И. Г. Песталоцци, И. Ф. Гербарт, Ф. А. В. Дистервег, Г. Спенсер, они все чаще обращали своё внимание к идее воспитания согласно личностным особенностям ребёнка, добавляя, что личность педагога в своём воздействии имеет решающее значение. Однако в это же время появляется спрос на неквалифицированную дешевую рабочую силу - женский и детский труд в первую очередь. В Западной Европе начала 19 века возрождались идеи социализма, коллективного труда и коллективной собственности. По мнению К. Маркса и Ф. Энгельса, человек представлял собой деятельное, активное существо с задатками, способностями и влечениями. Общечеловеческая цель воспитания как средство социальной организации заменялось теперь классовой борьбой и революционной практикой. Наличие общей цели - социалистического общества - не противоречило идее индивидуального подхода к воспитанию и образованию, но требовало значительных и в данном случае, излишних усилий. Так, возникает Упрощенная, стандартная схема школьной подготовки, единая для всех. Дух социальной активности и максимальной полезности для общества и для страны проявляется достаточно ярко в истории ХХ века. В европейских странах появляются националистические настроения, нивелируются демократические ценности воспитания. Образование заменяется просвещением и пропагандой. Безусловно, педагогические идеи возникали и внедрялись и в это время, целью их было, прежде всего, воспитание осознанной личности, с четкой гражданской позицией, всесторонне развитой и обладающей трудовой дисциплиной. После Второй Мировой войны система образования требовала значительных изменений и вновь обратилась к демократизации и гуманизации. «Права человека и права ребёнка, признанные международными конвенциями, во всем мире дали толчок развитию таких подходов к образованию и воспитанию, которые ориентированы на максимальный учёт потребностей и возможностей духовного и физического развития личности»10. Эволюция образовательной парадигмы в современной культуре приобрела направленный инструментальный характер. Так, современная общеобразовательная программа становится подготовительным шагом к выбору узкоспециализированного профессионального образования. На сегодняшний день появляется тенденция к непрерывности образования и совершенствования профессионального мастерства.
<< | >>
Источник: Козлова Елена Геннадьевна. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЛИЧНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологи.. 2016

Еще по теме Индивидуальная и коллективная идентичность в истории общества: теоретико-культурологический аспект:

  1. Философские исследования в постсоветский период
  2. 1. Предмет, задачи и функции сравнительной педагогики на современном этапе ее развития
  3. Деконструкция и основные понятия постструтурализма.
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  5. 1.2. Роль образования в возрождении этнической культуры
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. II. Литература
  8. Введение
  9. 3.2. Особенности содержания этнического самосознания. Его структура и уровни
  10. 1.2. Индивидуальное и коллективное сознание
  11. 3.3. Категории и принципы синергетического подхода в социогуманитарном знании
  12. Введение
  13. Индивидуальная и коллективная идентичность в истории общества: теоретико-культурологический аспект